№ 19 (178) Октябрь (1–15) 2011 года.

Проблема войны и безопасности на Южном Кавказе

Просмотров: 3860

На Южном Кавказе произошло знаковое событие: 14 сентября в небе над Карабахом был сбит «неопознанный» беспилотник канадско-американского производства, и Азербайджан отказался признать, что этот самолет принадлежит ему.

Кому бы ни принадлежал этот самолет на самом деле, его появление в карабахском небе преследует, скорее, не разведывательные, а пропагандистские цели. Самолет должен был проверить, насколько ПВО карабахской армии способна решать свои задачи.

Напомню, что во время грузинско-российской войны августа 2008 года российская ПВО не стала сбивать грузинский беспилотник, сочтя это дорогостоящей задачей. В армии НКР придерживаются мнения, что необходимо сбивать любой летающий аппарат противника военного назначения. Это событие подтверждает то, что в регионе Южного Кавказа наращиваются военные потенциалы, армии стран региона преодолели уровень «вооруженной полиции» или «добровольческих отрядов» и вышли на новый уровень развития.

Гонка вооружений продолжается, крупные державы ей активно способствуют. Однако если Армения, наращивая свой военный потенциал, открыто заявляет, что не заинтересована в новой войне, то и Азербайджан, и Грузия пытаются убедить внешний мир, что противостоят реваншистским государствам-агрессорам. И если позиция Грузии более умерена, ограничивая определенные оценки и заявления, то Азербайджан совершенно откровенно и настойчиво признает возможность агрессии в политической перспективе. Политические деятели, политические эксперты, руководители военных и разведывательных ведомств ведущих государств, в достаточно понятной форме, высказали свое неблагоприятное мнение о возможности возобновления войны на карабахской арене. Тем не менее, сами эти государства продолжают поставки вооружений Азербайджану, оказывают ему помощь в строительстве и совершенствовании вооруженных сил.

Ведущими спонсорами Азербайджана являются: Украина, Израиль, Турция, Белоруссия, Россия, которые обеспечили поставки ключевых видов вооружений. США сыграли большую роль в подготовке оборонной инфраструктуры и военно-морских сил Азербайджана. НАТО также играет важную роль в подготовке азербайджанской армии. При этом практически все внешние игроки неоднократно заявляли, что военные способы решения проблем на Южном Кавказе недопустимы.

В чем же тогда смысл поставок вооружений в регион, в серьезной военной помощи странам Южного Кавказа? Здесь возникла ситуация, когда внешние силы ведут борьбу за влияние и доминирование в регионе. Иностранное присутствие укрепляется через поддержку политических партий и групп, культурное влияние, развитие инфраструктуры, инвестиции в наиболее доходные и стратегически важные отрасли, и конечно же, сотрудничество в сфере обороны и безопасности.

Политику «равноудаленности» по отношению к различным странам Южного Кавказа может проводить только такое государство, как США, чей военный, политический, экономический и демократический потенциал позволяет вполне успешно развивать отношения со всеми государствами, иногда игнорируя те или иные интересы отдельных государств, без какого-либо ущерба для своих собственных. Россия и Франция (тем более Европейский союз) не обладают такими возможностями, а возможности Турции и Ирана в регионе довольно ограничены.

Ведущие державы не намерены ограничивать гонку вооружений в регионе - это важный фактор их влияния. В связи с этим вопрос безопасности Южного Кавказа, того, насколько ведущие державы способны согласовать и координировать свои усилия по обеспечению региональной безопасности, остается открытым. Минская группа ОБСЕ давно утратила функции урегулирования карабахской проблемы и превратилась в удобную площадку для согласования политики трех центров силы: США, России и Франции (отражающей, в какой-то мере, позицию Европы). Все три центра силы не очень серьезно относятся к этой структуре, как к инструменту урегулирования, но поддерживают ее, как приемлемую для себя арену для обсуждения и притирок.

Но Минская группа – всего лишь совещательная структура. Конечно, те или иные обмены мнениями и согласование некоторых проблем между США, Россией и Францией имеют место, но можно уверенно утверждать, что это вовсе не тот формат и не тот уровень заинтересованности и обязывающих отношений, которые могли бы обеспечить подлинные условия безопасности для Южного Кавказа.

В настоящее время ни один из мировых и региональных центров силы не заинтересован в согласовании позиций по проблемам региональной безопасности ни на Южном Кавказе, ни в каком-либо ином регионе Евразии и Ближнего Востока. Все понимают, что возникающие новые риски и угрозы на Южном Кавказе достаточно велики и вполне могут привести к возобновлению войны, но считается, что выгоды от напряженной ситуации, от противоборства в регионе настолько значительны, что выгоды способны гасить риски.

Подобная модель поведения применительно к Южному Кавказу была разработана еще в 90-х годах, аналитики компании «Бритиш Петролеум» предложили такую логику формата безопасности: «Мы глобальная компания и добываем нефть во многих регионах, где происходят войны, конфликты. Проблема не в этом, а в том, чтобы получаемая прибыль была настолько высока, чтобы выгоды гасили риски». Эта экономическая логика успешно применяется в политике и геополитике.

США приступили к осуществлению своей стратегии по масштабной экспансии в Евразию, и первым ее этапом стало Черное море, вернее Черноморско-Кавказский регион. Американцы подписали два важных договора с Турцией и Румынией о размещении на их территории систем противоракетной обороны.

Но договор с Турцией имеет совершенно иной вес, нежели очень схожий договор с Румынией. Турция теряет большие политические и стратегические ресурсы, находясь в конфронтации с США. Теперь перед Турцией стоит новая задача – попытаться продолжать экспансию, прежде всего, в ближневосточном направлении, и одновременно урегулировать свои отношения с США. Турция поняла, что она ни при каких реверансах в сторону Ирана не дождется от Тегерана признания ее «заслуг» и благодарности. События в Сирии также продемонстрировали, что Иран был и останется главным геополитическим соперником Турции в регионе «Большого Ближнего Востока». Как ни странно, именно эта крайне неопределенная ситуация в отношениях с Турцией обусловила стратегию США на Черном море, ставку на альтернативных партнеров - Румынию, Болгарию и другие государства Черноморского региона.

Турция будет дистанцирована от задач США по продвижению своих интересов в Евразии, Румыния, напротив, приобретает новую роль на Черном море, став ведущим партнером США, и видимо, будет выполнять не только оборонные задачи в рамках НАТО, но и играть важную геополитическую роль в части сдерживания России, а возможно, и Украины.

Американцы вполне предметно распределили и функции государств Южного Кавказа: Грузия утратила роль ведущего партнера США и из государства, обеспечивающего успешность американской стратегии, стала лишь потребителем безопасности, сохранив второстепенные логистические функции; Азербайджан, видимо, приобретет функции базирования вооруженных сил США; Армения приобрела новые функции – балансира на Южном Кавказе, а также одного из факторов сдерживания Турции.

Оборонный договор Франции и Великобритании и их совместная с США операция в Ливии обусловили новые амбиции и новые цели в регионах. Одновременно Россия, продемонстрировав, по существу, провал своей трехлетней политики в отношении урегулирования карабахской проблемы, утратила многие позиции в регионе и, приняв условия Азербайджана, так и не сумела укрепить свои позиции в отношении его. Сейчас руководство России переживает период прострации и вряд ли в ближайшее время сумеет предпринять новые инициативы в отношении Южного Кавказа. Каким же образом отразится на безопасности в регионе эта новая ситуация?

Прежде всего, США вполне устраивает сложившаяся ситуация на Южном Кавказе. Грузия продолжает находиться в состоянии острой конфронтации с Россией, радикальное решение вопросов Абхазии и Южной Осетии снимает ответственность с США за эту проблему. Россия продемонстрировала деликатное отношение к транзитному коридору на Южном Кавказе, что также устраивает США. Грузинская оппозиция не способна выдвинуть альтернативные решения внутриполитических проблем и не стремится критиковать политику США.

Отсутствие отношений Армении с Турцией стало благоприятным предлогом для давления на Турцию, заметно активизировало «армянский вопрос», что усилило армянский фактор в политике США. В Азербайджане у власти остается более чем удобный правящий режим, зависимый от США. Американцы убедительно продемонстрировали Азербайджану, что гарантом его независимости и безопасности являются вовсе не Турция, а только США.

Какая-либо агрессия России в отношении Грузии или Азербайджана исключена, Иран находится в региональной изоляции, и было бы несерьезно подозревать Иран в намерениях совершать агрессию или в инициировании военного конфликта на Южном Кавказе. Главной целью США по ограничению внешнего влияния является Турция, и если сейчас, по выражению одного видного европейского дипломата, турецкая агрессия является «гипотетической», то это вовсе не исключает возникновения таких намерений у Анкары в обозримой перспективе.

Азербайджан никогда не начнет войну с Арменией без согласования, санкции и при непосредственной поддержке Турции. Однако Турция преследует сейчас совершенно иные геополитические и геоэкономические цели и находится в зависимости от США и НАТО. Нельзя сказать, что Турция пересмотрела свою доктрину «неоосманизма», но она не смогла достигнуть успехов в условиях изоляции в регионе.

Турция добилась от России всего, чего хотела, был подписан новый принципиальный договор 16 марта 2011 года (в день 90-летия раздела Армении по Московскому договору 16 марта 1921 года), практически не предложив России ничего. Конечно, Россия — сдерживающий фактор по отношению к Турции, в особенности в вопросах безопасности, но Россия не сумеет ограничить региональную экспансию Турции. Несмотря на активизацию многих государств, включая Иран, Саудовскую Аравию, Египет, противостоящих влиянию Турции, дирижером при решении этой задачи должны стать США.

Большинство государств Балкан и Южного Кавказа (включая Грузию и Азербайджан) весьма опасаются перспективы формирования турецко-российского альянса. Тесные отношения этих двух держав отнимают у стран региона внешнеполитическую перспективу и свободу. Даже дружественно расположенные к России Болгария, Греция, Кипр, Сербия и Армения понимают, что дальнейшее сближение Турции и России приведет к «разделу» влияния. В этой ситуации их надежды - на появление «третьей силы» в Черноморско-Кавказском регионе, которую, прежде всего, представляют США, которая должна сбалансировать ситуацию и не допустить создания турецко-российского альянса.

Государства Южного Кавказа очень хорошо понимают, что возникновение «третьей силы» в Черноморско-Кавказском регионе так или иначе приведет к усилению конфронтации в регионе, но вынуждены принять ее как фактор их политического существования, даже в условиях усиления напряженности, на грани войны. Более того, различные разговоры о том, что в конфронтации и в войне не будет победителя - всего лишь разговоры. Победитель будет, и победа будет убедительной. Победителем будет тот, кто активно примет участие в развертывающихся стратегиях. Пока что в наиболее благоприятной ситуации продолжает находиться Армения.

Игорь Мурадян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 16 человек