№ 18 (201) Октябрь (1–15) 2012 года.

Зачем Азербайджан расшатывает региональную стабильность на Южном Кавказе?

Просмотров: 1567

«Дело Сафарова», стремительно обрастающее массой последствий, еще больше обострило накал дискуссий относительно будущего Кавказского региона. По мере развития ситуации все более рельефно прорисовываются некоторые аспекты этого политико-юридического казуса, который стал важным фактором расшатывания ситуации в регионе. Сложно не согласиться с корреспондентом газеты «Зеркало» Р. Миркадыровым в том, что «прямо или косвенно и убийство армянского офицера, и последующее освобождение азербайджанского офицера в августе 2012 года… стали знаковыми событиями в череде других, отодвигающих процесс мирного урегулирования».

Даже эксперты, склонные объяснять и оправдывать любые шаги официального Баку, сколь бы деструктивными они ни были, на этот раз отмечают, как минимум, многовариантность возможных действий азербайджанских властей, стремившихся любой ценой добиться своей цели. Например, можно было бы запустить, хотя бы для видимости, некую общественную дискуссию относительно возможности освобождения Сафарова, что (пусть с заранее известным результатом), по мысли сторонников этой точки зрения, помогло бы спасти имидж Азербайджана как современного цивилизованного государства. Однако даже этого сделано не было, и строителями позитивного имиджа Азербайджана как «демократического и толерантного государства» из всех возможных вариантов действий был избран наиболее вызывающий и демонстративный.

С одной стороны, очевиден внутриполитический контекст происходящего. В преддверии очередного выборного цикла действующие власти, безусловно, будут играть на патриотических настроениях, пусть и понимаемых столь специфическим образом. Возведение Сафарова в ранг национального героя хорошо ложится на культивируемую в стране атмосферу армянофобии, отмечаемую теперь и многими российскими и западными наблюдателями.

Словом, политический барометр Южного Кавказа медленно, но верно смещается к отметке «буря». Подобный ход событий вызвал беспокойство даже со стороны некоторых американских кругов, которые трудно обвинить в отсутствии симпатий к Азербайджану. Так, бывший посол США в Азербайджане Мэтью Брайза полагает, что «Азербайджан сейчас не сможет завоевать Карабах. С военной точки зрения они не в состоянии сделать это. Я не думаю, что они смогут захватить контролируемые армянами высоты. Это слишком сложно». Впрочем, заявления как господина Брайзы, так и некоторых азербайджанских экспертов противоречат общему мейнстриму, включая заявления официальных лиц и местной прессы.

Еще больше беспокоит и то, что позицией господина Брайзы не исчерпывается весь спектр взглядов американского политического и экспертного сообщества на будущее конфликта вокруг Нагорного Карабаха. Так, американский посол в Баку Ричард Морнингстар по прибытии в Баку сделал ряд демонстративных жестов, которые были истолкованы влиятельной The New York Times как однозначная поддержка правительства Ильхама Алиева. По мнению профессора П. Ратленда, это также является месседжем для Армении и его главного союзника – России о том, что США являются безоговорочным сторонником правительства Азербайджана. Министр иностранных дел Армении, демонстрируя вполне понятный конструктивизм, заявил, что «освобождение Сафарова не заставит Армению выйти из переговорного процесса». Между тем, не все зависит от Еревана. Так, и в Государственном департаменте, согласно заявлению его официального представителя, теперь уже не уверены в целесообразности организации очередной встречи по нагорно-карабахскому урегулированию. «…Можем ли мы оказать поддержку в снижении напряженности в отношениях между Арменией и Азербайджаном?» – задается риторическим вопросом пресс-секретарь Госдепа США.

Нельзя не обратить также внимание на кулуарные разговоры, предсказывающие скорый конец Минской группы ОБСЕ, чуть ли не в ходе осенней сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Утверждения о том, что США в рамках очередного «прорыва» по Карабаху будут якобы добиваться расформирования Минской группы, скорее всего, выдают желания некоторых кругов за действительность. Настораживает, однако, то, что синхронно с Госдепом о ненужности этой институции заявили и некоторые представители армянской оппозиции – до сих пор подобные настроения были по большей части уделом нетерпеливых бакинских политиков и экспертов, однако мы видим, как посредством «дела Сафарова» в соответствующий дискурс вовлекается и армянская сторона. Между тем, наличие Минской группы, при всех претензиях к ее работе, все же лучше, чем ее отсутствие. Некоторые американские авторы пытались начертить приблизительные контуры модели, альтернативной трехстороннему сопредседательству, с упором на особую роль своей страны и блока НАТО. Так, генерал М. Хертлинг в августовской статье в Foreign Policy акцентирует внимание на интеграцию сил Грузии, Армении, Азербайджана и Турции в рамках миротворческих операций НАТО за пределами южнокавказского театра, в частности в Афганистане и Косово. Если продолжить его мысль, следующим этапом может стать создание предпосылок для непосредственного вовлечения альянса в дела Южного Кавказа, ибо «передовое присутствие американских вооруженных сил в различных частях мира имеет решающее значение для расширения сотрудничества в сфере безопасности и укрепления потенциала партнерства».

Потребность в «передовом присутствии», впрочем, может возникнуть гораздо раньше, особенно если учесть, что упоминаемая американским генералом связка GAAT (Грузия, Армения, Азербайджан, Турция) вряд ли когда-либо заработает по причине неестественного включения в нее Армении. Похоже, вольно или невольно, но в Баку решили действовать в унисон с самыми реакционными силами Запада, готовыми сделать Южный Кавказ заложником своих антииранских планов. Сложно предположить, что им неизвестно о неспособности азербайджанской стороны, исходя из сложившегося баланса сил, достичь военной победы в короткие сроки. Судя по всему, примерно к такому же выводу могли прийти участники работ по моделированию вероятных сценариев карабахского конфликта в американском Форт-Ливенворте. Однако политические последствия «дела Сафарова», видимо, были просчитаны достаточно точно.

«…События минувшей недели нанесли этому процессу смертельный удар, – заявил, имея в виду влияние освобождения Сафарова на переговорный процесс по Карабаху, известный британский специалист по Кавказу Томас де Ваал. – По меньшей мере, в обозримом будущем я не вижу вероятность того, что Серж Саргсян согласится вести переговоры с Ильхамом Алиевым с глазу на глаз. Кроме того, существует опасность, что армянская сторона признает Нагорный Карабах как независимое государство. Из моих бесед в Госдепартаменте США я понял, что они считают, что это положит конец процессу Минской группы, и не останется больше ничего, вокруг чего Баку и Ереван должны будут вести переговоры».

Те, кто изначально был в курсе готовящейся экстрадиции Сафарова с его неизбежным помилованием, не могли не отдавать себе отчета в том, что одним из ответных шагов армянской стороны станет повторное внесение в повестку дня Национального Собрания вопроса о признании Нагорно-Карабахской Республики. Рассмотрение этого вопроса в позитивном ключе (а иное решение, по-видимому, не встретит понимания в обществе, чего не сможет допустить накануне президентских выборов власть ни в одной стране), в свою очередь, может быть использовано Азербайджаном в качестве повода к новой волне милитаристской истерии, способной обернуться очередными крупными провокациями. Во всяком случае, высказывания некоторых бакинских политологов наводят именно на эту мысль. Возможное обострение ситуации на границах между Арменией, НКР и Азербайджаном может быть использовано в качестве предлога для переброски в регион «международных миротворческих контингентов» под эгидой США. Но даже если экстремальных сценариев удастся на данном этапе избежать, общее повышение градуса напряженности на Южном Кавказе позволит более эффективно манипулировать элитами как Азербайджана, так и Армении. Вовсе не случайно авторы ряда ангажированных армянских сайтов выступили с завуалированными призывами к отрыву Еревана от «отупляющего, зомбирующего переговорного процесса» и «принятию мер, адекватных ситуации» (правда, благоразумно не упоминая о сути этих «мер»).

Никакие пропагандистские инвективы со стороны прозападных сил в Армении, обвиняющих Россию во всех смертных грехах и живущих в выдуманном ими самими мирке, не способны отменить тревожных тенденций. «Деструктивность азербайджанской стороны – повод, за который пытаются уцепиться внешние игроки с целью продвижения своих интересов», – полагает армянский политолог Манвел Саркисян, по мнению которого, речь идет о том, что «Североатлантический альянс стремится вовлечь Азербайджан в свой региональный сценарий».

Это непосредственным образом затрагивает интересы, прежде всего, России и Ирана. К сожалению, если возвратиться к «делу Сафарова» и его последствиям, то Россия и ее дипломатия оказались в числе проигравших сторон. И причиной тому не только замысловатый характер самой интриги, за которым явно прослеживается почерк мастеров пресловутой «большой игры». Заявления российского внешнеполитического ведомства, помимо общих фраз о приверженности мирному процессу, должны изначально содержать и более конкретную информацию – особенно когда речь идет о знаковых для региона событиях. Информация о возможной экстрадиции Сафарова стала появляться задолго до того, как об этом было объявлено во всеуслышание, и возможно, к ней следовало бы отнестись более внимательно. Ведь официальное заявление со стороны одного из сопредседателей Минской группы ОБСЕ о нежелательных последствиях, к которым может привести подобная акция, сделанное до события, а не по его следам, как минимум, привлекло бы внимание общественности, вызвав широкий резонанс. А заодно и породило бы неудобные вопросы к другим контрагентам, укрепив влияние России как авторитетного внешнеполитического игрока, заинтересованного в мирном продвижении по пути урегулирования конфликта. В отличие от тех, кто сначала придерживал «карту Сафарова», а потом пустил ее в ход, разыгрывая очередную партию неблаговидного геополитического «покера».

Насыщенность начавшейся кавказской политической осени знаковыми событиями не может не обращать на себя внимание. В прошлом номере мы уже упоминали о террористических вылазках – подлинных и мнимых – и об их настораживающем информационном сопровождении. В первой половине сентября, несмотря на «сафаровский» скандал, Азербайджан стал местом интенсивных дипломатических консультаций. Параллельно с демонстративными шагами нового посла, прибывшего к месту несения службы, Ричарда Морнингстара в Габале с участием президента Ильхама Алиева и премьер-министра Турции Р.Т. Эрдогана состоялось заседание Совета стратегического сотрудничества между двумя странами. Согласно свидетельствам некоторых источников, заседание проходило в конфиденциальной обстановке, что, по-видимому, свидетельствует о важности обсуждаемых вопросов. Место проведения встречи было расценено центром политических исследований «Атлас» в качестве адресованного России жеста о необходимости безоговорочного ухода из Азербайджана в 2013 году (персонал Габалинской РЛС уже, впрочем, давно «сидит на чемоданах»). В ходе совместной с Ильхамом Алиевым беседы Эрдоган публично раскритиковал позицию России по Сирии, что было не без основания воспринято как начало конца так называемого «российско-турецкого стратегического партнерства» (существовавшего, впрочем, и так по большей части на бумаге). Одновременно Турция, которая достаточно плотно вписана в орбиту деструктивного американского курса на Ближнем Востоке, все больше предстает важным связующим звеном далекой заокеанской сверхдержавы не только с Баку, но и с Тбилиси. 13 сентября в акватории Батуми начались совместные морские учения сил береговой охраны Грузии и Турции. И это далеко не единственный пример двустороннего сотрудничества в военной сфере.

Все эти события также вряд ли сделают диалог между Москвой с одной стороны и Баку и Анкарой с другой более доверительным. «Дело Сафарова», похоже, стало катализатором процесса геополитического размежевания в Черноморско-Каспийском регионе, которое способно окончательно расшатать и без того хрупкую региональную стабильность.

В случае если Минская группа ОБСЕ будет-таки расформирована, двустороннее военно-политическое сотрудничество между Москвой и Ереваном (а также между Москвой и Тегераном, идея вовлечения которого в формируемый Евразийский союз становится все актуальнее) останется единственным механизмом, посредством которого Россия не даст скатиться Южному Кавказу в пропасть открытой вооруженной конфронтации.

Андрей Арешев

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 9 человек

Оставьте свои комментарии

  1. стабильности на Кавказе нет, но последния события показывают, что армяне скоро покинут Гарабах, это уже видно невооружунным глазом....
  2. Это тебе так кажется. А когда кажется, надо креститься. Скоро ваши покинут святую землю НАХИДЖЕВАНА. Слово даю!
  3. Мир и покой разрушил МИАЦУМ-дыга на Южном Кавказе а не Мриш. МИацум с Ваней играли в Войну в регионе от того и обба просрали-потеряли больше чем приобрели. Так что мутилами являются хачики а не азики.
  4. Ничуть не бывало. Хачиками называют нас, азеров - азиками или мамедами, а дагестанцев - дагами. Это в большинстве случаев. Нас очень даже различают, и очень давно. И отношение тоже разное, оно постоянно меняется, но в основном конечно это неприязнь. Но мы "кладем" на это.
  5. О, недобитые скины сюда тоже заглядывают! А наши русофилы все орут о "вечном стратегическом партнерстве"... Вот увидите, первополосный материал про дебильный и никому кроме Путина не нужный ОДКБ завтра объявят лучшим в номере. Цирк!
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты