№ 18 (201) Октябрь (1–15) 2012 года.

Перспективы российско-армянского сотрудничества в рамках интеграционных проектов

Просмотров: 2269

В июле 2012 г. в ходе рабочего визита в Ереван глава Федерального агентства Россотрудничество и спецпредставитель президента России по связям с государствами–участниками СНГ Константин Косачев, касаясь перспектив развития российско-армянского сотрудничества, сказал о возможности проведения в столице Армении Второго Российско-Армянского межрегионального форума. И вслед за завершением отпускного периода принято решение о проведении данного мероприятия 12–13 октября с.г. Формальным организатором форума выступает фонд «Институт евразийских исследований», основными же инициаторами являются администрации глав государств России и Армении.

Форум посвящается обсуждению достаточно широкого спектра актуальных вопросов российско-армянских отношений и, несомненно, будет способствовать активизации двустороннего межрегионального сотрудничества в контексте развития интеграционных процессов на евразийском пространстве.

В России, видимо, стали ощущать активность США по оказанию выгодного воздействия на политику Армении, возможные перемены во внешней политике администрации Сержа Саргсяна в плане смены стратегического вектора от Москвы в пользу Вашингтона. Стереотипный подход (типа «куда Армения денется без России»), видимо, перестал работать в преддверии возможных осложнений на Большом Ближнем Востоке.

Россию не может не беспокоить устойчивое молчание руководства Армении по вопросу участия в евразийских интеграционных проектах (Таможенном и Евразийском союзах), инициатором которых выступил в начале 2012 г. Владимир Путин. Мнение отдельных экспертов о том, что данная идея В. Путина о евразийской интеграции всего лишь копия прежних инициатив президента Казахстана Н. Назарбаева, вряд ли состоятельно. Назарбаеву, равно как и любому другому лидеру государства постсоветского пространства, не под силу реализовать данный проект без решающего участия России, ее экономического, научного, культурного, военного и политического потенциала.

Президент С. Саргсян накануне очередных президентских выборов в 2013 г. нуждается в политической поддержке Кремля, в выгодных российских кредитах для поддержания непростой социально-экономической ситуации в Армении. Однако такая формула диалога имеет свои границы, Москва не может долго терпеть неопределенность политической ориентации одного из кандидатов на пост главы союзного государства.

Второй Российско-Армянский межрегиональный форум является весьма своевременным с учетом происходящих событий вблизи региона Южного Кавказа и актуализации геополитической роли Армении. Россия и Армения традиционно стремятся к созданию стабильной и мирной обстановки на Кавказе. Именно этим обуславливается многолетняя политика поиска мирного и долгосрочного решения проблемы Нагорного Карабаха, укрепления региональной безопасности и развития взаимовыгодного экономического партнерства.

Россию и Армению исторически связывают союзнические, партнерские и дружественные отношения, наши государства и общества имеют широкий спектр взаимных интересов. Как показала практика прошедших 20 лет, особенно продуктивными российско-армянские отношения оказались в военно-политической сфере. Активное сотрудничество в рамках ОДКБ и на двусторонней основе является свидетельством, что Россия и ОДКБ – важнейшие составляющие национальной безопасности Армении.

Москва и Ереван достаточно успешно координируют свою внешнюю политику в рамках деятельности международных организаций. Однако Армения так и не стала одним из участников образования Союзного государства Россия – Беларусь, хотя и заинтересована в развитии активного политического и экономического партнерства со всеми славянскими государствами постсоветского пространства – Россией, Украиной и Беларусью. Чем это объясняется? Нежеланием современной властной элиты терять формальную независимость, воздействием Запада, неопределенностью геополитической ситуации в регионе, неурегулированностью карабахского вопроса и нежеланием Москвы признать Нагорный Карабах как независимое от Азербайджана образование, отсутствием общих границ с Россией? Очевидно, все эти вопросы, так или иначе, преследуют политику современной Армении.

В 1990-х гг. я встречал в Москве армян с опытом государственной деятельности в определенных структурах и вне мира бизнеса, которые не исключали возможность прихода во власть в Армении лидера с главной политической платформой присоединения Армении к Союзному государству. Но эти люди так и остались в тени российской и армянской политики. В то же время за прошедшие 20 лет руководство Армении сталкивалось с ситуацией, когда отдельные формальные лидеры армянской общины России (типа Сержа Джилавяна и Аркадия Варданяна) не исключали для себя возможность занять главное кресло на пл. Баграмяна, 26. Но они не имели грамотной политической программы, их интересовал всего лишь процесс и собственное возвышение, нежели судьба Армянского государства в столь непростое время.

Взаимовыгодное российско-армянское сотрудничество наблюдается также в культурной, образовательной, гуманитарной и научно-инновационной сферах. В Ереване довольно эффективно работает Российский центр науки и культуры, Центр изучения русского языка, Славянский университет, представительство Россотрудничества, Центр коллективного доступа к российским образовательным и информационным ресурсам и др. Гуманитарное сотрудничество способствует укреплению дружбы и взаимопонимания между двумя странами и народами.

Вместе с тем, перспективы укрепления российско-армянских отношений во многом зависят от углубления экономических и, соответственно, политических интеграционных процессов. Свидетельством позитивной динамики развития отношений между нашими странами является тот факт, что кризисный период в части торгово-экономического сотрудничества между Москвой и Ереваном преодолен. Он был, как известно, связан с объективными обстоятельствами и последствиями глобального экономического кризиса.

Внешнеторговый оборот между странами в 2011 г. составил 1,1 миллиарда долларов, что на 11,9% больше, чем в 2010 г. И это не есть предел наших возможностей. Российские инвестиции составляют фактически половину всех иностранных вложений в Армении. При этом армянские власти создали благоприятный климат для российских инвесторов, оказывают им необходимую административную поддержку.

Как известно, экономические и политические интеграционные процессы на постсоветском пространстве протекают неравномерно с учетом ряда объективных и субъективных причин, наличия политических, экономических и коммуникационных разночтений и проблем. В середине 1990-х гг. в той же Армении от советского времени еще сохранялся серьезный промышленный, технологический и образовательный потенциал, заинтересованный в хозяйственной кооперации с Россией, в создании зоны свободной торговли на постсоветском пространстве. Но в тот период в России были другие проблемы, экономический кризис оказался настолько значительным, что Москва не была готова открывать свой рынок партнерам по СНГ.

Некоторые эксперты отмечают, что упущенное время 1990-х гг. для Армении обернулось серьезной проблемой в 2012 г., поскольку теперь она отделена от границ Таможенного союза проблемной для России Грузией и враждебным для себя Азербайджаном. Иными словами, участие Армении в евразийской интеграции (в Таможенном союзе и Евразийском союзе) увязывается с проблемой отсутствия общей границы с государствами Таможенного союза (Россией, Белоруссией и Казахстаном).

Однако страны Таможенного союза, как отмечает президент Российской Федерации Владимир Путин, намерены развивать сотрудничество с Арменией, и в этих целях создается смешанная комиссия для изучения соответствующих возможностей.

Так или иначе, осенью 2011 г. Армения подписала весьма выгодное для себя Соглашение о зоне свободной торговли, которое, надеемся, вскоре будет ратифицировано в парламенте. То обстоятельство, что между Россией и Арменией нет общей границы и соответствующих транспортно-коммуникационных возможностей, конечно, усложняет процесс углубления интеграционных экономических связей, оказывает определенное воздействие на военно-политическое положение Армении. Однако данная реальность вовсе не исключает, во-первых, поиска новых возможностей обеспечения транспортно-коммуникационного коридора для устойчивой связи между нашими странами, во-вторых, самого непосредственного и активного участия Армении в евразийских интеграционных процессах.

Да, Армения не имеет общих границ со странами Таможенного союза, но Армения не имеет также общих границ со странами Европейского союза, хотя и стремится туда. Более того, процессы глобализации, объективная заинтересованность Европейского союза в соединении технологий и ресурсов с природными богатствами и научным потенциалом евразийского пространства могут только стимулировать участие Армении в Таможенном и Евразийском союзах.

Участие малых стран в интеграционных объединениях экономически оправданно и выгодно. В чем же вероятная выгода для Армении в случае вступления в Таможенный союз, а в перспективе и Евразийский союз? В частности, это зона свободной торговли, исключение таможенных пошлин, общий рынок, экономический союз, свободное передвижение товаров и рабочей силы, унификация пенсионной системы, в перспективе валютный союз, полная экономическая, политическая и, соответственно, военная интеграция.

Двигаясь на пути к возможной интеграции с Европейским союзом, Армения, так или иначе, обречена на региональное партнерство с Грузией, которая имеет общее Черное море со странами Европейского союза (Болгарией и Румынией). Соответственно, полноценное участие Армении в евразийских интеграционных проектах (Таможенном союзе и Евразийском союзе) во многом будет зависеть от урегулирования российско-грузинских отношений и регионального партнерства с Ираном, который имеет общее Каспийское море со странами Таможенного союза (Россией и Казахстаном).

Наличие политической воли в Ереване, Тегеране и Москве по созданию устойчивого транспортного коридора для связи России и Армении через Каспийское море и Иран предполагает развитие сети коммуникационных проектов (морских, железнодорожных, автомобильных и энергетических коммуникаций). Транзитный транспортный коридор из России в Армению через Иран, понятно, требует политического решения Москвы и Тегерана. Но в сложившихся условиях другого обходного пути в направлении Армении практически не существует.

Происходящие перемены на военно-политическом и экономическом поле в зоне карабахского конфликта и соседнего с Арменией Ближнего и Среднего Востока могут создать новые вызовы интересам безопасности России и Армении. Уже сейчас в отдельных экспертных кругах и СМИ появляются версии о том, что в случае нападения Запада на Сирию и наплыва огромной армии беженцев Россия вынуждена будет для укрепления своей военной базы в Армении временно установить военный контроль над Южным Кавказом (включая Грузию и Азербайджан). Возобновление военного конфликта в Нагорном Карабахе потребует от России и ОДКБ принять меры для обеспечения безопасности Армении. В случае же нападения и сухопутного вторжения США в Иран, возникновения угрозы перехода Ирана под контроль Запада, что создаст стратегическую угрозу российским национальным интересам, Россия вынуждена будет воспользоваться статьей 6 действующего договора между РСФСР и Персией (Ираном) об установлении дружественных отношений от 26 февраля 1921 г. и ввести на иранскую территорию свои войска, как это было сделано в августе 1941 г.

Иранская проблема достаточно широко обсуждается в экспертных кругах. Одним из поводов эскалации военной напряженности в регионе может стать возобновление военного конфликта в Нагорном Карабахе. Вся антиармянская истерия и активное вооружение Азербайджана предполагают очередную агрессию против Карабаха. Предварительный анализ истинных причин венгерской провокации по передаче преступника Р. Сафарова, отбывавшего пожизненное тюремное заключение за жестокое убийство армянского офицера Г. Маргаряна, властям Азербайджана и последовавшие за этим помилование и героизация головореза позволяет предположить, что истинным мотивом данного политического решения властей Будапешта являются все же не обещанные официальным Баку 2–3 млрд долларов за венгерские гособлигации, позволяющие мадьярам плавно пережить кризисную волну, охватившую Европу. Такие сделки вряд ли могут оставаться без внимания международных институтов. Венгрия, будучи членом НАТО и не исключающая возможность размещения на своей территории системы американской ПРО, скорее всего, получила негласную санкцию сил, стоящих за проведением американской военной операции против Ирана. Иными словами, освобождение Р. Сафарова должно стать неким поводом для начала войны в зоне карабахского конфликта и его последующей интернационализации. Предвидя это, президент Армении Серж Саргсян совершенно справедливо и уверенно заявил о готовности Армении к началу новой войны и новой борьбы за победу.

Конечно, сейчас трудно предположить, как поведет себя современное российское руководство в случае эскалации военной напряженности в Сирии, Нагорном Карабахе и Иране, возникновения угроз региональным и стратегическим интересам России. Вряд ли можно допустить военное противостояние между Россией и США на Южном Кавказе и Ближнем Востоке, что, однако, не означает молчаливое согласие Кремля и сдачу собственных интересов на южном стратегическом направлении. Каким будет ответ Москвы – покажет время, но в том, что он последует – сомневаться не приходится. Путин достаточно яркая политическая фигура, характер и почерк которого вряд ли сопоставимы со слабыми и безвольными мировыми и национальными лидерами.

Так, в ответ на безосновательное требование Азербайджана о повышении в семь раз платы за аренду Габалинской РЛС Россия заняла достаточно принципиальную и резкую позицию. Армения может стать южным Калининградом в системе обеспечения региональной безопасности и разворачивания асимметричных ответов России по размещению стратегических сил сдерживания. В принципе анклавность Калининградской области и Республики Армения достаточно схожи, с той разницей, что в случае с Калининградом у Москвы нет столь острой проблемы в логистике, в армянском же направлении проблема непростая и потребует определенных нетрадиционных решений. Все это говорит о необходимости создания устойчивого транспортного коридора для связи между Россией и Арменией через Каспийское море и территорию Ирана.

В 2012 г. значительно активизировался формат политических, военных и экономических контактов между Москвой и Ереваном (визиты секретаря Совета безопасности Н. Патрушева, главы ОДКБ Н. Бордюжы, спикера Государственной Думы С. Нарышкина, главы Россотрудничества К. Косачева, российского генералитета и мн. др.). Россия заинтересована в укреплении собственной военной базы, дислоцированной в Армении, в расширении экономического сотрудничества между нашими странами. Безусловно, последнее во многом зависит и от эффективного межрегионального партнерства с учетом хозяйственной специализации отдельных регионов, географической близости южных субъектов Российской Федерации к Армении, а также других направлений двустороннего сотрудничества (миграционных потоков, инновационного партнерства и т.д.).

Активность Москвы по расширению диалога с Ереваном является знаковым свидетельством укрепления геополитического присутствия России в регионе. Либерализм армянской внешней политики в сторону Запада может привести к смене политического лидера дружественной страны. Слишком высоки ставки, что не может не осознавать Серж Саргсян. Однако если за этим решением не последуют практические действия России по оказанию соответствующей экономической и иной помощи Армении, ситуация может измениться и вне зависимости от политической приверженности политического деятеля.

Александр Сваранц, доктор политических наук

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 9 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты