№ 10 (240) июнь (1–15) 2014 г.

Грузия – Турция – Азербайджан: укрепление неформального альянса

Просмотров: 3957

В начале мая в Тбилиси прошли мероприятия, имеющие достаточно важный характер для формирующегося в регионе неформального альянса Турции, Азербайджана и Грузии: трехсторонняя встреча президентов Георгия Маргвелашвили, Абдуллы Гюля и Ильхама Алиева, «газовый саммит», бизнес-форум, а также ряд двусторонних переговоров и консультаций.

Несмотря на то, что никаких документов лидерами государств в Тбилиси подписано не было, состоявшиеся встречи могут играть определенную роль в контексте укрепления существующих формальных и неформальных связей. Пафосные заявления трех президентов были призваны подчеркнуть «стратегический» характер сотрудничества и «исторический» характер взаимоотношений трех стран. Как можно понять из высказываний Абдуллы Гюля, основное внимание было уделено обсуждению проектов трубопроводов Баку – Тбилиси – Джейхан, Баку – Тбилиси – Эрзурум, а также железной дороги Карс – Ахалкалаки – Тбилиси – Баку (КАТБ). «Все мы осознаем важность этих глобальных проектов, и три наших страны делают все для того, чтобы обеспечить стабильность и безопасность в регионе Южного Кавказа. Я думаю, что наши действия соответственно оцениваются во всем регионе. Мы не считаем, что высокие горы Кавказа – это стена, которая разделяет. Нет! Фактически мы делаем эти горы связующей дорогой. Это служит интересам нашей страны, наших соседей и усиливает нашу искреннюю дружбу», – подчеркнул президент Турции.

Линия коммуникаций «Восток – Запад», ориентированная на экспорт энергоресурсов каспийского региона в страны Европы и Турцию, явилась лишь одним из факторов формирования азербайджано-грузино-турецкого «сердечного согласия», принимающего самые разнообразные формы. Другим немаловажным обстоятельством стал антироссийский курс официального Тбилиси, ставший «идеей фикс» бывшего президента Михаила Саакашвили. Резкое охлаждение отношений с Москвой в 2006 году поставило на повестку дня поиск альтернативных поставщиков энергоресурсов и, шире, радикальный пересмотр торгово-экономических приоритетов. И неудивительно, что новыми партнерами Тбилиси стали Баку и Анкара, заинтересованные в налаживании сухопутной связи через грузинскую территорию и в максимальном ослаблении и блокировании Армении.

Грузино-турецкие контакты последних нескольких лет имеют весьма интенсивный и диверсифицированный характер. Строительство нефтепровода Баку – Тбилиси – Джейхан было начато в 2002 году в Баку с участием Гейдара Алиева, Эдуарда Шеварднадзе и тогдашнего президента Турции Ахмета Неджета Сезера, а 13 июля 2006 года в турецком порту Джейхан состоялось его открытие. В ходе визита А. Сезера в Грузию 14–15 марта 2006 года было подписано весьма примечательное соглашение об использовании аэропорта в Батуми для внутренних рейсов турецких авиакомпаний и снижении в связи с этим тарифов на двусторонние авиаперевозки до уровня действующих в Турции. В 2007 году уже Абдулла Гюль заключил соглашения о свободной торговле, включая документы, направленные на избежание двойного налогообложения. Витает идея строительства на грузинской территории нефтеперерабатывающего завода, и хотя на саммите этот вопрос не рассматривался, в Грузии говорят об интересе к ней со стороны партнеров.

Еще одним важным проектом стала железнодорожная магистраль Карс – Ахалкалаки – Тбилиси – Баку (КАТБ), начало проектированию которой было положено 7 февраля 2007 года. Тогда же Р. Эрдоган принял участие в трехсторонней (Турция, Грузия, Азербайджан) встрече в Тбилиси, где были подписаны «Тбилисская декларация об общем видении регионального сотрудничества», «Меморандум о взаимопонимании и сотрудничестве в сфере энергетики». Строительство обходящей Армению железной дороги в Турцию через грузинскую территорию неоднократно откладывалось по различным причинам, однако стало известно, что запуск по ней первого поезда в тестовом режиме планируется на конец 2014 года, а начало регулярного сообщения – на 2015 год.

Заметим, что в последние годы Турция закрепилась в качестве одного из ведущих партнеров Тбилиси в военной сфере. Значительная часть предоставляемых Анкарой средств была израсходована на модернизацию и переоснащение аэродрома Марнеули, сил морской обороны Грузии, а также подразделений спецназначения, тылового и инженерного обеспечения. Турецкое руководство оказывало Тбилиси активное содействие в становлении вооруженных сил, поставляя якобы «ненаступательные» вооружения и военную технику, включая крупные партии бронетехники, боеприпасов, стрелкового вооружения. Оказывалась помощь в строительстве военных объектов и в подготовке личного состава. Впрочем, в ходе августовских событий вокруг Южной Осетии все это не особо помогло грузинской стороне. Однако планы по созданию совместных воинских подразделений трех стран в архив не списаны, и военная помощь со стороны Турции Грузии и Азербайджану по-прежнему является серьезным фактором, влияющим на региональную безопасность. Параллельно грузино-турецким контактам развивались связи Тбилиси с Баку, скрепленные опять-таки тесным сотрудничеством в сфере энергетики и военного строительства. Азербайджан стал основным поставщиком нефтепродуктов в Грузию, а компания SOCAR – крупнейшим инвестором в грузинскую экономику. Турция, Грузия и Азербайджан активно сотрудничают также в сфере электроэнергетики. Известный политолог и экономист Тогрул Исмаил напоминает о трехстороннем соглашении по передаче электричества и о перспективных планах по совместной продаже электроэнергии в Европу. По оценке депутата милли-меджлиса Расима Мусабекова, суммарный инвестиционный вес всех совместных проектов Азербайджана, Грузии и Турции приближается к 100 млрд долларов. А автор популярного портала haqqin.az напоминает, что поддержку Азербайджану и Грузии для обеспечения безопасности этих нефтегазовых трубопроводов оказывает, посредством Турции, не кто иной, как Североатлантический альянс.

Смена правительства и президента в Грузии породила предположения о возможной корректировке односторонней ориентации Тбилиси на Баку и Анкару. Однако все оказалось не так-то просто. Пока Тбилиси занимался «битьем горшков» с Россией, западный и восточный соседи приобрели значительные возможности по оказанию влияния на внешнеполитический курс грузинского государства в своих интересах, связанных не в последнюю очередь с максимальной изоляцией Армении. Вполне показательно, как грузинский премьер-министр Ираклий Гарибашвили рассыпался в комплиментах Ильхаму Алиеву, поблагодарив его за визит и заметив, что за последние семь лет официальных визитов президента Азербайджана в Грузию не осуществлялось. Гарибашвили заявил, что между двумя странами сформировались тесные, добрососедские отношения, переросшие в стратегическое партнерство, функционируют режимы свободной торговли и безвизового сообщения, Баку является важнейшим партнером Тбилиси в транспортно-энергетическом направлении. В свою очередь, Георгий Маргвелашвили много говорил об «исторических» связях с Азербайджаном, о стратегическом характере отношений с ним, а также о поддержке турецким коллегой евроатлантических перспектив Грузии и политики «непризнания» Абхазии и Южной Осетии.

Грузинские эксперты надеются даже на скорое оформление военного союза между тремя странами, размахивая жупелом так называемой «военной интервенции» со стороны России. В этой гипотетической конструкции Баку и Анкара видятся некими гарантами безопасности Грузии в случае мифического нападения со стороны «северного соседа». При этом авторы подобного рода построений забывают не только о подлинных обстоятельствах событий 2008 года (нападение на Цхинвал грузинских формирований), но и о современных реалиях. Баку и Анкара ведут с Москвой хотя и непростой, но вполне конструктивный диалог, и вряд ли они намерены усложнять его дополнительными рисками. Конечно, все дежурные фразы были произнесены. Абдулла Гюль сказал, что в ходе обсуждения «украинского вопроса» была высказана единая позиция, которая «заключается в защите и неприкосновенности территориальной целостности. С этой точки зрения мы являемся сторонниками восстановления и территориальной целостности Грузии и Азербайджана». Интересно, что незадолго до встречи в Тбилиси в Баку были десантированы бывшие президенты Грузии и Украины Михаил Саакашвили и Виктор Ющенко, встретившиеся с главой Азербайджана Ильхамом Алиевым. Скорее всего, речь могла идти о попытках воссоздания в какой-либо форме приснопамятного блока ГУАМ. Но на фоне украинского кризиса укрепление связей Баку и Тбилиси именно с Анкарой, а не с теряющим один регион за другим Киевом, выглядит (в том числе и для тех, кто «наблюдает за процессом» извне) куда более логичным.

Некоторые комментаторы в Азербайджане, явно имея в виду украинский «казус», полагают, что трехсторонняя система сотрудничества Турции, Грузии и Азербайджана остается важным фактором для сохранения последними двумя своей «независимости». Делается также вывод о том, что «Москва всегда с недоверием относилась к этому своеобразному союзу трех стран и не скрывала своего недовольства им». Конечно, подобного рода предположения коренятся в искусственно подогреваемых ангажированной прессой страхах и фобиях, а также в абсурдном представлении, что «национальная независимость» означает прежде всего максимальное дистанцирование от Москвы, а в идеале – прямое с ней столкновение. Между тем, именно Россия последовательно проводит политику невмешательства во внутренние дела соседних государств, неизменно уважает сложившиеся там политические системы и специфику местных форм воспроизводства власти (будь она даже от отца к сыну или при помощи «цветных технологий»). Открытые и закрытые семинары и тренинги на тему возможной смены режима в той или иной стране – инструмент из внешнеполитического арсенала вовсе не России, а совсем иных игроков…

Вместе с тем, ни для кого не является секретом тот факт, что различные альянсы, конструируемые с участием трех стран, лидеры которых встречались в Тбилиси, имеют не только антиармянский, но и антироссийский подтекст. И связан он прежде всего со стремлением переориентировать Европейский союз на альтернативных поставщиков энергоресурсов с берегов Каспия. «TANAP, являясь серьезным энергетическим проектом, повышает значение региона», – заявил на пресс-конференции в Тбилиси президент Турции Абдулла Гюль. Напомним, система Трансанатолического и Трансадриатического газопроводов, или так называемый «Южный газовый коридор» (проходящий через Грузию, Турцию, Грецию и Албанию на юг Италии), позиционировалась в качестве проекта, позволяющего Европе «диверсифицировать» источники поставок углеводородов и повысить таким образом свою «энергобезопасность», а Азербайджану – приобрести емкий рынок Старого Света. Однако здесь не все так просто. По словам президента Европейского союза газовой промышленности Жан-Франсуа Сирелли, Евросоюз больше не рассматривает возможность продления так называемого «Южного газового коридора» из Южной Италии в северном направлении. Предназначенный для заполнения данной трубы азербайджанский газ не может стать альтернативой российскому – он может быть всего лишь «дополнительным источником сырья». Между тем, именно на газ с месторождений западного побережья Каспия были рассчитаны все проекты Запада, и прежде всего США, преследующих маниакальную цель «энергетической изоляции» России.

Таким образом, пафосные заявления турецкого лидера о соединении Каспийского, Черного и Средиземного морей если и воплотятся со временем в реальность, то в лучшем случае лишь частично. Трогательная забота Ильхама Алиева об «энергетической безопасности Европы» также может оказаться невостребованной. Более реальным представляется привлечение в Грузию дополнительных турецких и азербайджанских инвестиций, надежду на которые выражает представитель парламентского большинства Манана Кобахидзе. Агентство Anadolu сообщает о планах строительства плотины на Куре на грузинской территории на средства Турции. Интересны данные за первый квартал 2014 года, в течение которого электростанциями Грузии было выработано 2485,23 миллиона киловатт/часов электроэнергии. При этом в первом квартале текущего года Грузия импортировала всего лишь 246,36 миллиона киловатт/часов электроэнергии. Кроме того, в 2014-2015 годах может начаться передача электроэнергии в рамках энергетического моста Азербайджан – Грузия – Турция. Заместитель министра энергетики Азербайджана Натик Аббасов полагает, что «Грузия будет выступать в качестве транзитной страны, а также сама будет экспортировать электроэнергию. Азербайджан же сможет в первую очередь погасить долг перед Турцией за поставленную в Нахичеванскую Автономную Республику электроэнергию, а затем выйти на европейский рынок». Подобная схема погашения энергетического долга перед Турцией позволит полностью загрузить генерирующие мощности прикаспийской республики, что приведет к дальнейшему повышению эффективности производства электроэнергии.

Несомненно, что гидроресурсы Грузии, ее потенциал представляют для Турции и Азербайджана интерес, и не приходится сомневаться в том, что инвестиции эти являются прежде всего инструментом, направленным на упрочение позиций Анкары и Баку на грузинской территории. При этом выгода ряда проектов для Грузии вовсе не так очевидна, как может показаться на первый взгляд. Например, ввод в строй железной дороги Карс – Ахалкалаки – Тбилиси – Баку, согласно мнению ряда экономистов, в том числе грузинских, неминуемо сократит прибыли морских портов Поти и Батуми. На сегодня их пропускная мощность оценивается примерно в 18 миллионов тонн в год, в то время как проектная пропускная способность КАТБ составляет 15 миллионов тонн. Притом что резкого увеличения объема транспортируемых грузов в ближайшее время не произойдет, грузопоток черноморских портов Грузии в значительной мере будет переориентирован на новую железнодорожную ветку, строительство которой ведется во многом на кредитные средства Турции и Азербайджана. Казалось бы, будучи транзитной страной, Грузия обладает некоторыми рычагами давления на соседние страны, однако для диверсификации внешнеэкономических связей, даже после объявленного новой властью курса на частичное восстановление связей с Москвой, делается явно недостаточно. Между тем, дальнейшее увязание в антиармянских и антироссийских проектах лишает Грузию остатков какой-либо внешнеполитической субъектности, ставит ее в прямую зависимость от доброй (или не совсем доброй) воли соседей. Напомним, в 2008 году слепая вера в покровительство со стороны США привела к потере Абхазии и Южной Осетии. Сегодня мы видим, как сдача национального суверенитета украинскими элитами, однозначная ставка на Вашингтон и Брюссель подвели эту страну к грани гражданской войны и территориального раскола. Недавно мы видели замечательную картинку, как вице-президент США Байден, усевшись в кресло спикера Верховной рады Украины, ясно показывая, «кто в доме хозяин», раздавал указания главам парламентских фракций и чиновникам правительства вроде бы другой страны. И если подобным образом руководители из Вашингтона, Баку или Анкары будут давать наставления грузинским чиновникам, это может стать источником множества никому не нужных проблем.

Иные региональные альянсы формируются ?на конъюнктурной, сиюминутной основе и быстро распадаются. Еще быстрее это происходит, когда тот или иной союз пытаются искусственно сколотить на почве неприятия «внешнего врага». Благодаря растущим экономическим связям и проложенным «широтным» коммуникациям альянс Турции, Грузии и Азербайджана пока что выглядит более перспективным. Однако если его участники будут, игнорируя новые реалии, преследовать исключительно собственные интересы, не принимая в расчет интересы других, долгосрочные перспективы подобного объединения вовсе не очевидны.

Андрей Арешев

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 9 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты