№4–5 (256–257) март 2015 г.

Трагедия Гюмри: грустные размышления

Просмотров: 1464

События той январской недели стали настолько трагическими для всей Армении, что нет дома, нет человека, кто бы не обсуждал и не переживал кошмар семьи Аветисянов. Гибель практически всей семьи – страшная трагедия, а гибель от руки российского солдата перекрывает все разумные объяснения.

Эту трагедию обсуждали и со мной. Да, нет никакого оправдания этому подонку, этому выродку, посмевшему поднять руку на другого человека. И этот человек смеет себя называть верующим во Христа? Я не знаю, где находится в настоящее время этот солдат, но он обязан предстать перед судом там, в Армении – на месте своего преступления. И обязанность российской военной прокуратуры совместно с военной прокуратурой Республики Армения серьезно заняться расследованием этого страшного дела. Повторяю, не самостоятельно, а обязательно с армянскими коллегами.

Перед следствием уже сейчас встало большое количество вопросов, на которые нет ответа. Да, в СМИ чего только не пишут, но они ничего на самом деле не знают, а пользуются только той отфильтрованной информацией, которая им подается. Правдивого ответа, что же на самом деле произошло в Гюмри, нет, вернее, ответы есть у тех, кто все это организовал. Нет никакого сомнения, что все это был старательно и намеренно срежиссированный жуткий спектакль. Почему, спросит читатель? Да потому, что слишком много несуразицы в этом деле. Давайте вместе попытаемся разобраться в содеянном, тем более что этим вопросом уже занялась независимый ереванский журналист и главный редактор MediaLab.am. Марианна Григорян.

Первое. По словам армянских следователей, Пермяков покинул 102-ю базу в Гюмри в 4 утра 12 января, имея с собой только автомат AK-74. Сам Пермяков якобы заявил, что «вышел погулять». Но у многих возникает вопрос, почему он покинул свой пост без припасов, взяв лишь автомат и патроны. По информации армянского Гидрометцентра, температура воздуха 12 января упала до 17-20 градусов ниже нуля, что очень холодно даже для сибиряка Пермякова.

Не странно ли поверить в то, что этот солдат вышел посреди ночи прогуляться по Гюмри, забрел в случайный дом и затем расстрелял всех находившихся в доме людей и заколол шестимесячного младенца… И никто из соседей ничего не слышал…

Второе. Каким образом Пермяков оказался в доме своих жертв?

Аветисяны жили в огороженном забором частном доме в центре Гюмри, примерно в 3-4 километрах от 102-й армейской базы. Соседи сообщили журналистам, что семья обычно оставляла ворота незапертыми. Так, кстати, оставляют входные ворота незапертыми во всей Армении. Служба специальных расследований Армении утверждает, что Пермяков попал в дом, разбив окно. Обвиняемый говорит, что он просто хотел напиться воды. Он утверждает, что никогда не был знаком с этой семьей. Родственники Аветисянов также подтверждают, что им неизвестно о каких-либо связях между жертвами и Пермяковым.

Третье. Если Пермяков хотел напиться, почему просто не попросил воды?

В Гюмри принято хорошо относиться к российским военным. Местные жители не только угощают их едой, сигаретами, но и запросто по-дружески общаются с ними. Это я сам видел несколько раз, находясь здесь. О гостеприимстве жителей Гюмри по отношению к российским солдатам много хорошего написано и на странице 102-й базы «В контакте». Пермяков прибыл на базу недавно и пробыл на ней всего месяц, и, как стало известно, он сам просился на службу в Армению.

Но до сих пор нет информации о мотивах преступления. Версия про «стакан воды» появилась только через несколько дней после события, и выглядит она крайне неубедительно...

Четвертое. Было ли оказано сопротивление Пермякову Аветисянами?

В интервью изданию Aysor.am армянский адвокат Тамара Яйлоян, присутствовавшая на допросах Пермякова, утверждала, что, по словам солдата, первого Аветисяна, мужчину, он застрелил, когда тот проснулся, увидел его, закричал и потянулся к телефону.

На вопрос о том, как Пермяков объясняет мотивы убийства, Яйлоян ответила: «В основном на все вопросы он отвечал «не могу сказать». Когда его спрашивали, почему ты убил, почему убил ребенка, он также отвечал, что не может сказать».

Услышав голоса в соседней комнате, Пермяков, по его утверждениям, вошел в нее и убил находившихся там двух человек. Потом он якобы прошел в третью смежную комнату и застрелил еще двоих, но затем автомат дал осечку и еще двух детей он заколол штыком. Все три комнаты соединяются коридором. Поэтому многие считают, что люди в других комнатах проснулись бы от шума выстрелов и попытались бы остановить злоумышленника, который в темноте в чужом доме не знал, куда ему идти.

По другой версии, Пермяков якобы вначале наткнулся на женщину: «Застигнутый врасплох хозяйкой дома, которая (из материалов допроса подозреваемого) «что-то сказала по-армянски, потом взяла телефон и хотела куда-то позвонить» (т.е. спросонья человек, услышав, что в дом кто-то влез, сразу ищет телефон, а не будит мужчину, например, и с телефоном идет проверять – кто это забрался в их дом? Или человек уже не спал и телефон был рядом?..). Пермяков испугался (с его слов), что его сдадут обратно в часть, и застрелил сначала хозяйку, потом всех спящих в доме».

Однако на видеозаписи места преступления видно, что шестеро из семерых членов семьи лежат убитыми в своих кроватях. По идее женщина должна была лежать вовсе не в кровати, а где-то на полу. Вот тут и появились версии, что Пермяков действовал не один.

Пятое. Почему никто не слышал выстрелов?

Аветисяны жили в центре Гюмри, городе с населением 146.355 человек, на улице, расположенной недалеко от городской администрации и железнодорожной станции. Дома соседей находились всего в нескольких метрах. Тем не менее, что удивительно, следователи утверждают, что опросили 30 свидетелей, но ни у кого нет информации о том, что кто-то слышал звуки выстрелов или другой шум.

В стране, где люди живо интересуются тем, что происходит у соседей, подобное вызывает подозрения. По оценке армянских следователей, убийства произошли около 6 часов утра, т.е. в такое время суток, когда слышно даже, как у соседей падает на пол булавка, сказал на пресс-конференции 14 января криминолог Сергей Галоян. Живущая в соседнем от Аветисянов доме Рита Петросян, родственница семьи, обнаружила их убитыми лишь около полудня, когда по обыкновению зашла выпить с ними кофе. В официальных отчетах нет никаких упоминаний о глушителе.

Шестое. Подвергались ли вещественные доказательства на месте преступления манипуляциям до прибытия следственной группы?

Согласно данным официального отчета, на месте преступления были найдены военные ботинки Пермякова с его именем, автомат AK-74 с 5,45-миллиметровыми патронами, рожок с 30 патронами и еще один со всего одним патроном. Также в доме была найдена аккуратно сложенная военная форма Пермякова. По официальной версии, Пермяков вышел из дома Аветисянов, облачившись в одежду сына хозяина дома, Армена. Как мог человек, совершивший такое злодеяние, оставить практически все сведения о себе. И никто не может найти объяснений тому, почему подозреваемый так неосторожно оставил после себя столько улик.

Большая странность заключается и в том, что убийца спокойно расшнуровывает свои армейские ботинки, ищет подходящую обувь, верхнюю одежду, после чего оставляет все свое, пьет... и спокойно уходит. Можно предположить, что военную форму лучше всего оставить, автомат тоже вроде не нужен – но ботинки? Какой смысл при бегстве оставлять свои, по размеру, ботинки и брать неизвестно какого размера обувь хозяев, когда любой солдат знает, что обувь важнее всего. Но вот что интересно, про эти оставленные ботинки с фамилией пишут все журналисты, но фотографии ботинок нет ни одной. А не может быть так, что версия с ботинками кем-то придумана. Журналистами? Или теми, кто сливал нужную информацию журналистам… То, что поведение убийцы было неадекватным, ни у кого не вызывает сомнения. Так может вести себя человек, находящийся или «под веществами» (во что мало верится), или в состоянии сильного душевного расстройства… Но отчего? Девушки у него дома не было, а учитывая, что в Гюмри он находился всего месяц, то весьма сомнительно, что за столь короткий срок он мог найти себе подружку. Каков же повод для расстройства?

Седьмое. Почему никто в Гюмри не заметил, как бежит Пермяков?

Хотя в столь ранний час на улицах Гюмри немноголюдно, русский мужчина, пешком идущий по сельской местности в направлении турецкой границы, должен был привлечь чье-то внимание. Однако пока не сообщалось, где конкретно был арестован Пермяков, как российские пограничники его опознали или откуда недавно приехавший сюда солдат так хорошо знал местность, чтобы самостоятельно добраться до границы. В Армении, где при документировании места преступления широко используется видеосъемка, подобная ограниченность информации является аномальной.

И вот тут появляется официальная информация, которая заставляет очень серьезно задуматься. «За два часа до задержания Валерия Пермякова мы получили информацию о том, что он находится на армяно-турецкой границе. Об этом 17 января в беседе с журналистами заявил начальник полиции Республики Армения Владимир Гаспарян». Естественно, хочется знать, от кого из Гюмри узнали в Ереване о том, где конкретно находится предполагаемый убийца? Да еще с уточнением, что он находится на армяно-турецкой границе? Да еще за два часа до его задержания? Получается, что кто-то знал, что он идет к границе… Кто этот всезнайка? А учитывая, что при его задержании он был не совсем адекватен, то снова вопрос: а смог бы человек, находясь в таком состоянии знать, куда он идет?

Восьмое. Почему Пермяков ранее не прошел проверку на наличие у него психических заболеваний?

Российское новостное агентство Интерфакс сообщило 24 января со ссылкой на неназванный источник, что «в ближайшем будущем» будет проведена проверка на наличие у Пермякова психических заболеваний, а также будет проведен ДНК-анализ образцов. Все будет проводиться на 102-й военной базе, сообщил источник. Не объясняется, почему проверки будут проводиться более чем через две недели после ареста подозреваемого и кто будет их проводить.

Подобные невнятные объяснения вызывают немало вполне законных вопросов. Всем известно, что любой российский призывник в течение нескольких лет проходит обследование практически у всех врачей, в том числе в обязательном порядке и у психиатра. Как Пермяков, если у врача были основания в чем-то сомневаться, ставить под сомнение его нормальное психическое состояние, вдруг оказался все-таки призван в ряды Российской армии?

Все эти и многие другие вопросы пока остаются безответными, теории конспирологические уже появились. Естественно, они политические и в первую очередь направлены против русско-армянских отношений. Вот что, например, говорит 18 января в интервью радио «Свобода» Игорь Мурадян: «Россия понимает, что она теряет Армению. Она это понимает лучше, чем мы, не потому, что она обладает большей информацией, большей осмысленностью ситуации. Она понимает, что Соединенные Штаты, НАТО и Евросоюз постепенно берут нас под опеку и, абсолютно не обращая внимания на желание нашего руководства, в котором пребывают «временщики», интегрируют в западное сообщество. Мы долгое время были верным и послушным союзником России, а сейчас, если этот союзник станет не союзником, а будет играть в другую игру... Россия не боится, что Армения может иметь другую позицию, она опасается, что Армения будет использована в чужой игре. Так и происходит. Антирусские настроения в Армении возрастают – это факт. Почему это происходит, есть много вопросов. Может ли Россия быть союзником Армении в нынешней ситуации? Она находится в изоляции и блокаде и ищет возможных союзников в лице других стран, в том числе в лице Турции и Азербайджана, и для нее сейчас очень ценны эти два платежеспособных государства».

Мурадян ни больше ни меньше требует «отменить договор» о российской военной базе в Гюмри. Он утверждает, что «договор совершенно нелепый, он несколько раз подвергался изменениям. В нынешней ситуации, когда очень многое меняется в мировой политике, подписывать договор до 44-го года, или что-то в этом роде, безответственно».

Я уже писал полтора года назад, что в Армении приходит к власти антироссийский парламент и пусть никто в России не удивляется, когда в парламенте будет поставлен на голосование законопроект о выводе с территории Армении иностранных военных баз, а такая база там только одна – российская. И когда я впервые 23 июня 2008 г. написал, что с уходом из Армении Россия никогда больше не вернется в Закавказье, помню, как глава тогдашнего 4-го департамента МИД РФ г-н Келин прислал в МГИМО ругательное письмо, в котором требовал объяснить Захарову, что МИД РФ делает все для упрочения российско-армянских отношений. Ну и что, г-н Келин, кто из нас оказался прав? Политика МИД РФ в отношении Армении требует немедленной реструктуризации. Неужели не видят чиновники МИД, что идет украинизация Армении, подготовка «ереванского Майдана»? Там вовсю для этого стараются «чикагские мальчики», сидящие очень крепко во властных структурах. Счет идет не на годы или месяцы, а на недели.

* * *

Трагедия в Гюмри – происшествие, из ряда вон выходящее. И ему необходимо дать объяснение. Для этого должна слаженно работать следственная группа, обязательно состоящая из специалистов Армении и России.

Мне звонили из разных мест России, из республик Северного Кавказа, из Петербурга, Пятигорска и Армавира, Ставрополя и Ростова-на-Дону, Тамани, Краснодара, даже из Крыма. И все в один голос выражают тревогу и вопрос, как могло оказаться оружие в руках личности, способной поднять его на безоружного человека, на женщину, на ребенка. Даже в кошмарном сне такое не привидится. Все без исключения выражают соболезнования и просят обязательно помянуть убиенных, помолиться о них. Все просят передать армянскому народу свои извинения.

Нет слов, чтобы выразить всю боль, постигшую жителей не только Гюмри, а всех армян, как в самой Армении, так и за ее пределами. И мы, русские, солидарны с вами. Виновный или виновные должны понести законное наказание.

В. А. Захаров, кандидат исторических наук, профессор

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 14 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты