№4–5 (256–257) март 2015 г.

«Геноцид армян. Полная история» Раймона Кеворкяна: невыученные уроки истории

Просмотров: 3166

10 февраля в Москве состоялась презентация книги известного французского историка, профессора Университета Сен-Дени Раймона Кеворкяна «Геноцид армян. Полная история». Русское издание книги осуществлено при поддержке попечителя и заслуженного строителя России Варткеза Багратовича Арцруни по инициативе арменоведческого центра «Анив» и приурочено к 100-летию первой в истории чудовищной трагедии, спровоцированной фашиствующим национализмом, – геноциду армян в Османской империи. Жертвами этого преступления стали и предки Раймона Кеворкяна: его бабушки и дедушки, уроженцы Харберда, Зары и Себастии, потеряли в результате геноцида свои семьи – трое из них стали сиротами, – и перебрались во Францию в 1922-м.

Книга, русский перевод которой был представлен участникам презентации, написана на обширнейшем и неизвестном ранее фактологическом материале. Исследование Р. Кеворкяна основано на «микроисторическом» методе, исследовании множества отдельных фактов и локальных сюжетов, на основе которых делаются более общие выводы. В центре внимания ученого – институциональные, политические, социологические и психологические механизмы, приведшие в конечном итоге к массовому уничтожению армян в Османской империи. Значительное место в работе уделено также процессу принятия решений функционерами младотурецкого режима.

В своем выступлении в ходе презентации книги и в последующих ответах на вопросы автор, являющийся одним из крупнейших исследователей геноцида, более подробно остановился на методологии исследования и на некоторых фактах и обстоятельствах, зачастую малоизвестных.

Так, ученый отметил несомненные параллели между армянским геноцидом и трагическими событиями в Восточной Европе периода Второй мировой войны. В частности, необходимым и обязательным условием для реализации геноцидных планов является война. Вторым условием является тоталитарный режим, носитель идей национальной либо расовой исключительности. Именно такой была власть младотурок, характерной чертой мировоззрения которых был социальный дарвинизм. Подобного рода человеконенавистнические теории не являлись чем-то исключительным для Османской империи. Националистические идеологии являются продуктом французской революции. Османская империя, встав на путь строительства национального государства, во многом брала пример с Европы. При этом османская «национальная» модель предполагала исключение иных народов и культур, имея целью создание в Анатолии гомогенного в этническом отношении государства.

Характерной чертой Османской империи начала XX века являлась близость турецкой и армянской национальных элит, анализу сложных взаимосвязей которых посвящена значительная часть книги. По мнению Р. Кеворкяна, протоколы младотурецких конгрессов свидетельствуют о постепенном «обезверивании» людей, ранее декларировавших приверженность неким высоким идеалам. Представители армянских политических организаций стремились открыть новое «политическое пространство» и возможности в империи, где армяне и представители иных этноконфессиональных меньшинств столетиями были гражданами второго сорта. Массовые убийства в Западной Армении в 1894-1896 гг. сопровождались экономическим давлением, конфискацией орудий труда, семян и других ресурсов, необходимых для выживания крестьянских хозяйств. Согласно приведенным авторам оценкам, если на 1890 год на территории Османской империи насчитывалось 3 миллиона армян, то через 20 лет их осталось не более 2 миллионов. Подробные статистические данные относительно этнонационального состава населения Турции в отдельных вилайетах в полной мере представлены в исследовании Р. Кеворкяна.

Переход к светской модели государственного устройства, как полагали романтики «оттоманизма», должен был обеспечить представителям национальных и религиозных меньшинств Османской империи подлинное равноправие. Однако у младотурок, быстро эволюционировавших в направлении оголтелого национализма, имелись на этот счет совершенно иные планы, и к задаче уничтожения неугодных народов они подготовились заблаговременно. В частности, оттоманские «либералы» из партии «Иттилаф» уже к 1913 году были полностью исключены из политических процессов и не имели никакого реального веса. А ведь именно среди них было много сторонников децентрализации, предполагавшей предоставление этноконфессиональным меньшинствам некоторых культурных, гражданских и политических прав. Наряду с чередой погромов, наиболее известным из которых стала резня в Киликии 1909 года, это стало тревожным предзнаменованием, из которого, к сожалению, не было сделано должных выводов.

Знакомясь с книгой Р. Кеворкяна, отчасти можно понять, почему это произошло. Отдавая должное внешним факторам, в целом он в своей методологии исходит из того, что геноцид стал внутренним явлением и был обусловлен внутренними факторами. Его фундаментальный и уникальный труд, уделяющий серьезное внимание широким местным наблюдениям, можно охарактеризовать в терминах «историческая география» и «историческая память».

В книге «Геноцид армян. Полная история» рассматриваются региональные особенности геноцида, основной целью которого было истребление определенных национальных групп. От Вана и Эрзерума до Константинополя, от Бурсы и Кютахьи до Мараша и Аданы – по каждому вилайету и отдельной местности даются исчерпывающие данные по численности армянского населения, подробная хронология резни и депортаций, подкрепленная ссылками на армянские, турецкие, европейские источники. Подробно рассматриваются действия как центральных, так и местных властей, что не оставляет места для современных пропагандистов, объясняющих (например, в университетских центрах России, Франции и других стран) депортации армян их сотрудничеством с русскими войсками. Между тем, абсолютное большинство районов массовой резни и депортаций находилось в глубоком тылу, вдалеке от линии фронта. Что касается 75 тысяч османских армян, чей переход к русским и участие в военных действиях на их стороне были объявлены австро-венгерскими источниками в феврале 1915 года, то это оказалось сознательной дезинформацией.

На первом этапе, в январе – феврале 1915 года, были собраны в специальные лагеря, обезоружены и в большинстве своем убиты (в том числе и в процессе использования на тяжелых работах) военнослужащие османской армии армянского происхождения. Затем были арестованы и впоследствии уничтожены представители армянской элиты и интеллигенции. Некоторое время назад достоянием пользователей интернета стали относящиеся к апрелю и маю 1915 года некоторые документы турецкого МВД (в том числе подписанные Талаат-пашой), содержавшие требования массовых облав, обысков с последующим уничтожением взрослых мужчин. При этом есть свидетельства того, что политическое решение о начале истребления армянского населения Оманской империи относится к 22-25 марта 1915 года, будучи, таким образом, прямо синхронизированным по времени с началом Дарданельской операции. Напомним, столетие именно этого события турецкие власти намерены отметить 24 апреля 2015 года, стремясь, очевидно, вытеснить с информационных лент сообщения о траурных мероприятиях в Ереване...

Затем в течение примерно трех летних месяцев 1915 года было организовано около 360 «конвоев смерти» из различных местностей Османской империи к местам депортации на территориях современных Сирии и Ирака. Общее количество обреченных на мучительную гибель беззащитных людей – детей, женщин и стариков – составило около 1,4 миллиона человек. Количество депортированных применительно к отдельным конвоям и даже имена многих жертв можно установить, что свидетельствует в пользу четкой организации депортации. В частности, армяне Восточной Анатолии (Западной Армении) отправлялись по принадлежавшей основному германскому банку железной дороге в Сирию, где многие из них были собраны в специальных концентрационных лагерях. К февралю–марту 1916 года приблизительно 500 тысяч депортированных оставались в живых – несмотря на создание в октябре 1915 года специальной комиссии по управлению этими лагерями смерти. Армянские благотворительные и религиозные организации в Алеппо смогли сохранить значительную часть своих финансовых средств, оказывая на протяжении некоторого времени депортированным помощь через находившуюся там же миссию Джесси Джексона. Впоследствии ЦК младотурецкой партии принимает решение об уничтожении тех, кто остался в живых, но и без этого число ежедневно умиравших от голода и болезней в каждом из сирийских лагерей составляло 200-300 человек. В июле 1916 года прекращают работу благотворительные организации в Алеппо; инспекции младотурок отправляются по всем лагерям, а главой префектуры Дер-Зора назначается родственник Талаата, один из безжалостных проводников идеи ликвидации армянского народа в Турции. Обо всех этих событиях, имеющих жесткую взаимообусловленность, подробно рассказывается в книге Р. Кеворкяна на основе множества документальных свидетельств.

Отдельную проблему представляют судебные процессы над младотурецкими военными преступниками, в процессе подготовки к которым юристы стран Антанты столкнулись с необходимостью криминализации насилия особого типа, связанного с фактами массового истребления мирного населения по факту его принадлежности к определенной национальной либо религиозной группе.

В процессе подготовки мирной конференции в Париже в 1919 году привлеченные международные юристы задались вопросом: можно ли в принципе наказать преступников, повинных в массовом уничтожении людей по национальному признаку, без определения новой юридической категории (положения Гаагских конференций о праве войны этой задаче соответствовали не в полной мере). В предшествующей юридической практике не были описаны случаи массового истребления групп населения, подобные геноциду армян. Примечательны работы этой группы юристов – на 80% они стали основой Конвенции о предотвращении геноцида 1948 года. Таким образом, аргументация о том, что данная конвенция неприменима к геноциду армян, является весьма шаткой. В свою очередь, налицо преемственность событий, связанных с массовым уничтожением людей по национальному и расовому признакам в период Первой и Второй мировых войн, и их квалификация в качестве геноцида – преступления, не имеющего срока давности. Однако у этого вопроса есть и другая сторона – неспособность британских и французских юристов должным образом осудить младотурецких преступников и пассивное поведение некоторых союзных Советскому Союзу держав в деле поиска и поимки беглых нацистских преступников после 1945 года. Следствием чего в известной мере являются неонацистские проявления в ряде стран Восточной Европы и бывшего Советского Союза.

Существует и иной, относительно малоизученный историками сюжет, прямо связанный с правопреемством армянского геноцида и произошедших позже типологически схожих событий. Согласно приведенным Р. Кеворкяном данным немецких исследователей, в османской армии на протяжении Первой мировой войны служило в общей сложности до 17 тысяч германских военнослужащих. Очевидно, что большинство из них занимало далеко не рядовые должности, а некоторые служили в штабах и других организациях, ответственных за военное планирование. Десятилетия спустя многие из них стали видными функционерами национал-социалистической партии Гитлера. Основываясь на опыте младотурок, многие из них сочли массовое уничтожение «неправильных» народов эффективным способом решения проблемы территориального единства, и соответствующий функционал «подкармливал» и подталкивал планы в отношении евреев, славян, цыган и других народов.

Вообще, политическое влияние Германии в Османской Турции было весьма велико, и младотурки, конечно, всячески пытались втянуть «старших товарищей» в свои политические проекты. Иногда им это удавалось: во всяком случае, Германия была той силой, которая могла если не приостановить, то хотя бы уменьшить масштаб преступлений. Тем не менее, германский посол в Константинополе Ваннергейм дает согласие на депортацию армянского населения из приграничных с Россией областей в военных целях. Младотурки, однако, решили, что ими получен «зеленый свет», и, заметим от себя, представляется, что они не слишком-то ошибались. Документы доносят до нас и единичное участие немецких военных в расправах над армянским населением…

После Мудросского перемирия 1918 года, краха младотурецкого режима и частичной оккупации бывших османских территорий формированиями Антанты французы и англичане не имели возможностей подавить выступления иррегулярных местных формирований (с активным участием кавказских мухаджиров). Набиравшее силу кемалистское движение во многом имело под собой прежнюю, младотурецкую основу, что и обусловило его крайне враждебное отношение к уцелевшим представителям нетурецких народов, прежде всего к армянам и грекам. Поддержка турецким националистам реализовывалась через легальные структуры бывшей империи, в частности – через Оттоманский Красный Крест и другие прекрасно

функционировавшие организации, находившиеся под влиянием функционеров бывшего режима. Европейские союзники, очевидно, имея достаточное понимание ситуации, руководствовались в своих расчетах не романтическими, а предельно прагматическими представлениями. Начиная с 1918 года основные военные силы армян были задействованы под Сардарапатом и в других боях на бывших российских территориях Восточной Армении. Что же касается «турецкой» части страны, то англичане и французы своевременно поняли, что здесь они не могут служить территориальными гарантами проектировавшегося армянского государства, и, таким образом, Севрский договор остался не более чем клочком бумаги. Сыграла роли и разнонаправленность интересов союзников: первыми, кто нарушил единство победителей, были итальянцы, затем – французы, заключившие Анкарский договор…

Трагические события последних лет в Сирии, в ходе которых жертвами страшных преступлений стали представители этноконфессиональных меньшинств Ближнего Востока (езиды, сирийские христиане, армяне), лишний раз подчеркивают актуальность темы геноцида армян для современности. Напомним: мемориал в Дер-Зоре был в прошлом году взорван радикальными фанатиками из «Исламского государства», установившими на значительных территориях Сирии средневековые порядки. Однако в защиту истребляемых езидов либо же сирийских христиан не будут созывать многомиллионные демонстрации те, кто громко протестовал в Париже после убийства «карикатуристов». Более того, некоторые европейские «философы» прямо способствовали разжиганию гражданской розни в Ливии, Сирии, а теперь уже и на Украине. По мысли же Раймона Кеворкяна, историков (и, добавим от себя, ученых-гуманитариев в целом) можно рассматривать в качестве врачей-терапевтов, призванных выявлять болезни общества, помогая людям избавиться от своих пороков. Остается надеяться, что подлинно гуманистическое направление европейской научной и общественной мысли в конечном итоге все же возобладает…

20 лет назад Раймон Кеворкян внес значительный вклад в правовую квалификацию событий в Руанде, которые также смело можно охарактеризовать как геноцид. К сожалению, эта позорная практика не искоренена до сих пор, причиной чему в немалой степени – безрассудство и циничный прагматизм политиков. Отсутствие признания геноцида армян турецким государством делает его пособником злодеяния, справедливо полагает исследователь. Однако настроения в современном турецком обществе сегодня далеки от тотального слепого отрицания. Согласно данным проведенного недавно социологического опроса, треть граждан страны от 18 до 30 лет считают политику своего государства в этом вопросе несостоятельной.

И это дает некоторую, пусть и весьма зыбкую, надежду на подлинное, а не фальшивое примирение.

Андрей Арешев

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 20 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты