№4–5 (256–257) март 2015 г.

Медиаэксперт Тигран Кочарян: То, что творится в армянском медиаполе, можно назвать словом «хаос»

Просмотров: 1371

Политическая осень в Армении прошла тихо и спокойно, но начало года оказалось жарким. В социальных сетях порой разворачиваются нешуточные баталии между сторонниками разных политических лагерей. Сегодня именно соцсети отражают все разнообразие настроений в армянском обществе. О том, как и чем живет сегодня виртуальный мир Армении, рассказывает эксперт по информационной безопасности Тигран Кочарян.

– Господин Кочарян, действительно ли сеть является точным индикатором настроений в обществе?

– Социальные сети, вернее, их уже можно назвать «альтернативные СМИ», становятся не только индикатором настроений, но и сами могут формировать повестку дня. Очень часто информационные поводы создаются именно в сети за счет интересных статусов, трендов и акций, поддержанных определенным количеством людей. Попадая затем в традиционные электронные СМИ, эти новости способны формировать политическую, социальную, бизнес-повестку дня, недели или месяца. Это вполне действенный механизм, если учитывать, что из 400 тысяч человек от 50 до 100 тысяч занимают активную позицию и способны генерировать различные медиасобытия. То есть не считаться сегодня с фейсбуком уже сложно.

– Правильно ли считать, что фейсбук и другие социальные сети в целом – потенциальные разносчики призывов к революциям?

– В принципе да, поскольку до сих пор главная функция фейсбука заключается в распространении информации и частичной мобилизации пользователей сети. Однако организовать «цветную революцию» посредством фейсбука пока трудно. Когда, например, говорят, что «арабская весна» была организована через фейсбук – это неверно. Она была сделана в мечетях через проповеди-наставления имамов, а уже потом начала очень быстро распространяться в обществе.

В отношении Армении следует учитывать, что армянский сегмент ФБ не отражает мнения большинства населения. Если говорить в цифрах, то на регионы приходится всего от 10 до 15% пользователей, у которых совершенно другие заботы, больше связанные с фермерством.

– Тем не менее организованная через соцсети прошлогодняя акция против повышения тарифов за проезд в общественном транспорте показала поразительный результат.

– Действительно, требования, гражданские инициативы зачастую формулируются через фейсбук, поскольку это очень удобно и быстро. Но в данном случае результат принесло то, что проблема касалась не чего-то абстрактного (например, какого-нибудь водопада в глубинке), а карманов обычных потребителей. Поддержку акции оказали публичные люди и звезды отечественного шоу-бизнеса, организовав на своем личном автотранспорте бесплатную перевозку пассажиров. Важно отметить, что не было ни закулисного финансирования, ни лидера, дирижирующего этой акцией. Конечно, были политические партии, которые пытались влиться в процесс под собственными девизами, но их в буквальном смысле просто выкидывали: основной массе людей было неинтересно стоять под партийными флагами.

– Какая из соцсетей сегодня более популярна в Армении? Помнится, было время, когда «Одноклассники» произвели бум в нашей стране.

– Можно сказать, что фейсбук и «Одноклассники» пользуются практически одинаковым вниманием, хотя в последнее время наметился довольно мощный отток пользователей из «Одноклассников» в ФБ. И хотя в «Одноклассниках» тоже сложился свой интересный мир, политическим партиям или структурам неинтересно там, где 30-40% аудитории представлено возрастом от 12 до 18 лет. Это те, кто еще не участвует в выборах, а следовательно, тратиться на них с партийных позиций нет резона.

Фейсбук интересен тем, что там значительно больше электората и, скажем так, он всегда был «продвинутей» своего «конкурента». Есть еще социальная сеть «В контакте», русифицированная версия которой позволяет общаться армянам диаспоры. Она была востребована, например, во время гюмрийских событий, когда потоки информации в основном шли на русском языке.

Возвращаясь к теме интереса различных организаций и структур к социальным сетям, нельзя не отметить и различные НПО… Эти структуры очень активны в соцсетях, в том числе в ФБ, так как при финансировании НПО всегда учитывается медиасоставляющая. Практически у каждой НПО есть свой сайт, страничка в ФБ, где освещаются все их мероприятия. Даже самый маленький грант так или иначе находит свое отражение в медиасфере, так что со стороны тех, кто финансирует НПО, это очень правильная политика.

– Год в Армении начался с череды трагических событий. Какое отражение они нашли в социальных сетях и медиаполе?

– Турция очень активно работает в армянском медиаполе. Не только в Армении, но и за ее пределами. Во многом я связываю исходящий оттуда «информационный шум» со столетием геноцида армян. В интернете Турция активно работает над тем, чтобы представить Армению нестабильным государством, где власть и церковь не пользуются авторитетом. Еще в позапрошлом году турецкое правительство выделило на эти проекты сотни миллионов долларов. Срок грантов заканчивается в апреле 2015 года – эта информация не скрывается и неоднократно обнародовалась турецкой стороной.

С одной стороны, турки пытаются представить дело так, что они изменились, стали просвещенным народом, рассказывают нам, что нельзя вечно враждовать друг с другом. Организовывают (в основном в рамках НПО) различные армяно-турецкие кинофорумы и форумы, где встречается интеллигенция, прощая друг друга и извиняясь друг перед другом. Недавно, например, привезли внука одного из палачей – Джамала Паши. Он формально попросил прощения у армян, что было больше похоже на фарс.

С другой стороны, в армянском медиаполе появился опасный тренд – в сознание армянских пользователей вбивается негативная информация от своих же. В частности, инцидент с членами Предпарламента (или Учредительного собрания) очень хорошо иллюстрирует эту ситуацию. То, как поступили полицейские, не делает им чести. Но сравнение инцидента, произошедшего у Бердзора, с Сумгаитом, а властей Карабаха – с Талаат-пашой считаю опасным. Как мы можем называть турок палачами, если сами друг друга называем турками. На мой взгляд, сравнение бытового насилия с геноцидом ведет к умалению самого факта трагедии.

– Возможно, властям захочется каким-то образом отрегулировать информационную сферу?

– Армянские журналисты работают в райских условиях, в отличие, например, от украинских или белорусских коллег. На Украине доминирует официальная точка зрения. В Белоруссии, где я проводил мастер-класс, выяснилось, что даже безобидный твиттер не что иное, как проявление западного зла. А вот то, что творится в армянском медиаполе, можно назвать словом «хаос». Управляемый он или нет – не знаю. Хотя, вполне возможно, что у государства есть какие-то свои внутренние рычаги регулирования на этом рынке.

– Вы поддерживаете мнение, что в скором времени электронная продукция вытеснит печатные СМИ?

– Действительно, во всем мире основная тенденция – к сокращению тиражей печатной продукции. В нашей стране первое место среди источников массовой информации занимает телевидение – даже несмотря на его низкое качество, затем идут интернет и социальные сети. Третье и четвертое места делят печатная пресса и радио. Но печатная пресса, особенно информационные издания, сегодня сильно теряет в рейтингах. Из интернета, ТВ, радио идет постоянный мощный поток информации. Вот и получается, что читатель утром покупает уже неактуальные вчерашние новости. Однако газеты, которые представляют авторские материалы, интервью, очерки, будут пользоваться спросом у тех, кто любит провести час-два с газетой в руках.

– С января Армения вступила в Евразийский экономический союз. Нашла ли новая страница нашей истории отражение в массмедиа?

– Единой информационной политики на данном этапе не существует. У жителей Армении как части Евразийского союза пока нет информации о том, что происходит в Белоруссии или Казахстане, и наоборот. Хотя я думаю, что обмен информацией был бы взаимно интересен. Но эти потоки, по сути, отключены. Единичный случай присутствия в армянской новостной ленте стран-партнеров был связан с разногласиями Назарбаева и Лукашенко по поводу вступления Армении в ЕАЭС. По большому счету наше население воспринимает новую структуру, как союз Армении с Россией, и основные претензии к Москве, чем усиленно пользуются западники.

Занимаясь мониторингом медиасферы, могу сказать, что сегодня у наших пользователей среди российских изданий наибольшей популярностью пользуются оппозиционные «Дождь», «Сноб», «Новая газета», предоставляющие информацию, которая совершенно не укладывается в рамки официальных российско-армянских отношений. Возможно эффект заключается в том, что домен .ru дает повод считать их мнением официальной Москвы. Этим пользуются наши западники. Когда Россия ввела временные санкции для мигрантов, они представили дело так, что главный стратегический союзник не хочет принимать к себе представителей союзнической страны. Однако когда Россия упростила миграционное законодательство для армян, то те же прозападные СМИ заговорили о том, что политика России усиливает и без того неблагополучный миграционный фон.

На мой взгляд, уже сегодня назрела необходимость в разработке единой информационной концепции, поскольку речь идет о национальной безопасности страны, где наряду с политической, экономической, энергетической должна учитываться и информационная составляющая.

Беседу вела Наталья Оганова

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 10 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты