№1 (276) январь 2016 г.

Кавказ в фокусе турецко-российского противостояния

Просмотров: 3065

Обострение российско-турецких отношений после уничтожения 24 ноября турецким истребителем российского бомбардировщика над территорией Сирии не могло не вызвать осложнения дел в Закавказье, включая и нагорно-карабахский конфликт. После жесткой реакции Москвы на агрессивное поведение турецкой стороны у Анкары существенно сократились возможности безнаказанно хозяйничать на сопредельных территориях Сирии.

В частности, после размещения на авиабазе Хмеймим близ Латакии зенитно-ракетных комплексов (ЗРК) С-400 нарушения турецкими самолетами сирийского воздушного пространства практически прекратились.

Турецкие СМИ, заметно нервничая, перечисляют российское вооружение, находящееся на авиабазе: более 55 истребителей, включая Су-30, Су-24, Су-25 и Су-34, самолеты дальней и стратегической авиации, вертолеты Ми-8 и Ми-24. База защищена различными системами ПВО – зенитно-ракетными комплексами малой, средней и большой дальности.

В ноябре в районе проведения боевых действий была развернута объединенная система ПВО в составе зенитных ракетно-пушечных комплексов «Панцирь-С1», ЗРК среднего радиуса действия «Бук-М2Э», ЗРК дальнего радиуса действия ЗРС С-200, ЗРК малого радиуса действия С-125 «Печера», ЗРК большой и средней дальности С-400, ЗРК «Оса». В конце месяца на авиабазу Хмеймим была переброшена зенитно-ракетная система С-400 «Триумф», предназначенная для поражения средств воздушного нападения и разведки (в том числе летательных аппаратов, выполненных по технологии «стелс») и любых других воздушных целей в условиях интенсивного огневого и радиоэлектронного противодействия. Кроме того, под Латакией был развернут комплекс радиоэлектронной борьбы «Красуха», а также находится около 15 танков и 30 бронетранспортеров.

Также Россия направила в Средиземное море, где у нее есть военно-морская база в Тартусе, подводную лодку «Ростов-на-Дону», оснащенную крылатыми ракетами «Калибр». До этого еще две подводные лодки и ракетный крейсер «Москва», оборудованный системой ПВО, сходной с системой С-300, также взяли курс на Восточное Средиземноморье.

11 декабря в ходе заседания коллегии Минобороны Владимир Путин приказал в случае угрозы российским военным в Сирии действовать предельно жестко. «Любые цели, угрожающие российской группировке или нашей наземной инфраструктуре, подлежат немедленному уничтожению», – подчеркнул президент России.

Очевидно, в качестве своеобразной «компенсации» турецкое руководство, обуреваемое экспансионистскими амбициями, пошло на частичный ввод своих войск в Ирак, на территорию провинции Нанайва, что вызвало резкую реакцию официального Багдада. Формальным поводом для неприкрытого вторжения в соседнюю страну стало обучение бойцов курдских военизированных формирований, однако в реальности речь может идти об установлении зоны влияния в Северном Ираке.

Одновременно турецкие лидеры активизировались в Закавказье, стремясь открыть здесь дополнительный политико-дипломатический, а вполне возможно – и военный фронт против России. Противостояние Армении и Азербайджана предоставляет турецкой стороне возможность опробовать так называемую «опосредованную войну» в отношениях с Россией, полагают армянские эксперты.

В начале декабря премьер-министр Турции, автор актуальной внешнеполитической доктрины этого государства «Стратегическая глубина» Ахмет Давутоглу побывал в Баку. Накануне визита он выступил с провокационными заявлениями, пообещав сделать «все возможное, чтобы оккупированные территории Азербайджана были освобождены». Уже находясь на берегах Каспия, Давутоглу повторил свои воинственные призывы о том, что «оккупированные территории Азербайджана должны быть возвращены вплоть до последнего сантиметра. Анкара продолжит оказывать посильную помощь Баку в достижении данной цели». Не были забыты и апелляции к тюркскому этническому братству – в отличие от переговорного процесса по карабахскому урегулированию, который в Анкаре, похоже, стремятся всеми силами торпедировать, равно как и едва начавшийся крайне хрупкий диалог по Сирии в «венском» формате.

Со своей стороны, азербайджанский лидер Ильхам Алиев подтвердил, что «…сегодня Турция и Азербайджан, как два независимых государства, очень тесно сотрудничают друг с другом. Турция была первой страной, признавшей независимость Азербайджана. С того дня наши связи стремительно и всесторонне развиваются». Накануне визита заместитель руководителя администрации Алиева Новруз Мамедов сказал о том, что «Турция является нашим близким союзником. Россия тоже является близкой и дружественной для нас страной. Азербайджан объединяют исторические связи с обеими странами. Связи с обоими государствами находятся на самом высоком уровне». Стремление официального Баку пройти «по лезвию бритвы» между Анкарой и Москвой вполне понятно, однако тональность комментариев азербайджанских средств массовой информации не оставляет сомнений, кому на самом деле принадлежат их симпатии. После введения Россией экономических санкций против Турции в Баку поспешили объявить о том, что помогут ей с транзитом грузов в Казахстан и далее, что может привести к проникновению в Россию турецкого контрафакта под маркой третьих стран.

Вряд ли можно считать случайностью и то обстоятельство, что интенсификация контактов по линии Баку – Анкара сопровождается очередной эскалацией напряженности вокруг Нагорного Карабаха. Дополнительным очагом дестабилизации может стать и Нахичеванская автономия Азербайджана, имеющая с Турцией общую границу. В ночь на 9 декабря азербайджанские формирования впервые после окончания военных действий в 1994 году применили при обстреле карабахских позиций в южном направлении танки. По данным оборонного ведомства Нагорного Карабаха, противоположная сторона также применила крупнокалиберное стрелковое оружие, минометы, ракетные комплексы TR-107 турецкого производства.

«Действительно, степень напряженности достигла своего пика. Они стреляют не только из стрелкового оружия, но и из минометов. Было много выстрелов. В юго-восточной части Арцаха стреляли из танка, однако выстрелы не были меткими. Это тактика дестабилизации со стороны противника», – заявил 9 декабря министр обороны Сейран Оганян. «Ситуация контролируется благодаря самоотверженным действиям наших пограничников. Я хочу, чтобы наш народ был уверен – мы разработали механизмы сдерживания», – подчеркнул министр, добавив, что этот шаг азербайджанской стороны может быть связан не только с внешнеполитическими вопросами, но и с внутриполитическими.

Действительно, социально-экономическая ситуация в Азербайджане далека от идеала; растут протестные настроения на религиозной почве, пример чему – события в поселке Нардаран в конце минувшего ноября. Обострение внутренних проблем вызывает у властей соблазн усиления псевдопатриотической антиармянской риторики, что увеличивает риски полномасштабного открытого военного противостояния в регионе…

Еще одним направлением азербайджано-турецких переговоров стало ускорение строительства Трансанатолийского газопровода (TANAP), который позволит Турции увеличить закупки азербайджанского газа на шесть миллиардов кубометров в год и даст возможность Баку ежегодно экспортировать в Европу 10 миллиардов кубометров газа. «Речь идет о взаимном инвестировании на сумму $9 млрд со стороны Турции и $4 млрд со стороны Азербайджана... Наша цель заключается в доведении в кратчайшие сроки этих инвестиций до $20 млрд, а нынешнего товарооборота в $5 млрд – до 15 млрд», – уверен Давутоглу, также надеющийся на ввод TANAP в строй раньше первоначально заявленного 2018 года. Конечно, подобного рода намерения следует рассматривать в контексте попыток Анкары ослабить свою зависимость от российских энергоресурсов. Это дало бы «горячим головам» в Турции повод думать о том, что они могут шантажировать Россию по широкому спектру направлений – от Босфора и Дарданелл до Крыма и Кавказа. Однако попытки Турции найти замену российскому газу, по крайней мере, в краткосрочной перспективе вряд ли увенчаются успехом.

Политика Анкары, направленная на сколачивание альянсов и поддержку тюркоязычного населения на сопредельных территориях, проявившая себя в Сирии, может иметь продолжение и на Кавказе. Пример Аджарии в этом отношении далеко не единственный. «Можно допустить, что Анкара в ответ на свою помощь Баку по Карабаху попросит или потребует от Азербайджана предоставить ей территории для коридора к Каспию», – полагает главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» Аждар Куртов. Турецкое присутствие на Каспии создаст дополнительные проблемы не только российской Каспийской военной флотилии, участвующей в антитеррористической операции против так называемого «Исламского государства» (запрещено в РФ. – Ред.), но также и Ирану.

Параллельно можно ожидать интенсификации взаимодействия по линии Тбилиси – Баку – Анкара с целью коммуникационного отсечения России от Армении и Ирана. Взаимодействие между Турцией, Азербайджаном и Грузией достаточно продвинуто, причем не только в политико-дипломатическом, но и в военном отношении. На ближайшее время в Тбилиси намечена очередная трехсторонняя встреча глав внешнеполитических ведомств Азербайджана, Грузии и Турции, и там Анкара собирается призвать партнеров к неким консолидированным действиям.

Список проведенных в последние годы мероприятий по линии военного сотрудничества между Турцией, Азербайджаном и Грузией весьма впечатляющ. Напомним, в конце мая на территории Турции прошли совместные военные учения «Кавказский орел» с участием вооруженных сил трех государств. Остается надеяться на то, что, несмотря на серьезную зависимость от турок, грузинские руководители все-таки не пойдут в фарватере одиозных инициатив своих непредсказуемых соседей. Ибо следование этим инициативам создаст серьезные проблемы прежде всего для самой Грузии. Напомним, некоторое время назад было объявлено о создании трехсторонних воинских формирований, призванных охранять неизвестно от кого железную дорогу Баку – Тбилиси – Карс – Ахалкалаки, ввод которой в постоянную эксплуатацию планируется в конце 2016 года.

«Протяженность турецкого участка дороги увеличилась с 76 до 79 км, причем 8,5 км приходится на тоннели», – сообщил в ходе встречи с азербайджанским консулом в Карсе инженер Кайгершах Эрдем, руководящий строительными работами в районе реки Арпачай. По его словам, несмотря на наступление зимы, строительные работы активно продолжаются. Завершено строительство большинства тоннелей, при этом одного из основных – в районе турецко-грузинской границы – в начале года.

По прогнозам, первоначально по линии Баку – Тбилиси – Карс – Ахалкалаки будет транспортироваться до 3 млн тонн грузов в год, однако в более отдаленной перспективе этот показатель достигнет 16,5 млн тонн. Сомнительные (в силу комплекса факторов) попытки подключения к проекту Китая и некоторых других стран, как представляется, не вполне учитывают риски в сфере безопасности. Ведь по этой дороге будут перевозиться не только мирные грузы. В условиях увеличивающихся рисков в сфере безопасности магистраль вполне может стать дополнительным каналом распространения трансграничного терроризма, острие которого будет направлено через Кавказ в сторону России. Заметим, ситуация отнюдь не новая; нечто подобное уже имело место в середине 1990-х годов, в период активных боевых действий на Северном Кавказе. Не исключена и вероятность прямых провокаций в отношении, например, армянского населения Джавахетии по технологии, неоднократно отработанной в прошлые годы на Балканах или в той же Сирии. Дополнительными адресатами враждебных действий могут стать и Армения, и Россия (вплоть до попыток блокирования 102-й базы в Гюмри). Однако вряд ли в Москве будут отстраненно наблюдать за превращением коммуникационных магистралей по линии Запад – Восток в орудие геополитического противоборства.

Уже сегодня Российская Федерация усиливает возможности своей военной базы в Армении, переправив туда семь ударных и транспортных вертолетов. На базу в Эребуни, «воздушный компонент» российской базы в армянском Гюмри, уже доставлены Ми-24П и Ми-8МТ, однако этим российская сторона вряд ли ограничится. «До конца текущего года будет поставлена еще одна партия вертолетов. Вертолеты размещены на приспособленных стоянках, рядом с истребителями МиГ-29 российского авиационного соединения. Сборка авиационных средств будет проведена в течение месяца, после чего пилоты начнут плановые полеты», – сообщили в пресс-службе Южного военного округа.

Некоторыми экспертами высказываются и более смелые предложения, например создание в составе 102-й российской базы отдельного подразделения, включающего по меньшей мере дивизион ракетных комплексов «Искандер» (в базовой версии с дальностью до 500 км). Ранее было достигнуто соглашение о создании Объединенной региональной системы противовоздушной обороны в Кавказском регионе коллективной безопасности, включая Армению (как региональный центр) и сопредельные страны. Формирование объединенной системы ПВО РФ и Армении позволит серьезно модернизировать имеющиеся у армянской армии силы и средства ПВО, увеличить ареал контролируемых целей.

Речь идет об адекватном и упреждающем реагировании на угрозы, возникающие со стороны соседнего государства, так или иначе конфликтующего почти со всеми своими соседями. Дислокация на территории Республики Армения зенитно-ракетных и радиолокационных систем, а также истребительной авиации увеличит покрытие воздушного пространства на сопредельных территориях (включая восточную часть Турции с дислоцированными там силами третьей полевой армии и военными объектами США и НАТО в Эрзуруме, Диярбакыре, в районе горы Арарат и др.).

Согласно оценкам западных экспертов, военное планирование Москвы концентрируется на совершенствовании деятельности недавно сформированных Воздушно-космических сил во взаимодействии с другими видами войск на основе современных систем управления. Немаловажное значение придается совместным операциям с зарубежными союзниками, направленным на обеспечение совместной безопасности, в том числе на удаленных театрах военных действий. Сложные передовые системы вооружений (включая современные средства противовоздушной обороны и радиоэлектронной борьбы) размещаются на военных объектах от Арктики до Крыма, от западных рубежей до Тихого океана, а также к югу от российских границ. Последние месяцы 2015 года прошли под знаком усиления военной активности не только на Ближнем Востоке, но и в Кавказско-Каспийском регионе. Очевидно, данная тенденция – всерьез и надолго, и вероятность одновременного обострения у границ России в Крыму и Новороссии, в Нагорном Карабахе и Центральной Азии на фоне продолжающегося вооруженного противостояния в Сирии исключать нельзя. Стимулирование трансграничного терроризма как инструмента «гибридных войн» на постсоветском пространстве является важным элементом агрессивного внешнеполитического курса не только многих западных стран, но и их регионального союзника Турции.

Андрей Арешев, специально для «Ноева Ковчега»

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 18 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Статья действительно умная и правдивая,а единицы ставят враги России и Армении.Пусть читают и умнеют.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты