№11 (286) ноябрь 2016 г.

Может ли Турция иметь двух духовных лидеров?

Просмотров: 872

Драматическое развитие российско-турецких отношений достойно, несомненно, и глубокого осмысления, и подробного описания. Но в этой статье хотелось бы остановиться на вопросе, который для многих читателей оказался новым и непонятным.

Напомню: после уничтожения в сирийском небе российского бомбардировщика в ноябре 2015 г. последовало резкое ухудшение торгово-экономических отношений двух стран, прекращение научных и культурных связей.

В результате пострадала экономика России, но в большей степени – экономика Турции. Падение туристической отрасли, трудности в сельском хозяйстве, лишившемся российского рынка, в легкой промышленности, строительной отрасли.

Необходимость восстановления отношений была очевидна. К тому же и внешняя политика Турции оказалась в сложной ситуации. Ухудшились отношения практически со всеми соседями, да и с западными союзниками отношения разладились. В этой ситуации Эрдоган в очередной раз разворачивает внешнюю политику страны – замиряется с Израилем и официально извиняется за инцидент с самолетом.

Казалось бы, отношения начинают налаживаться, но тут новая беда – попытка военного переворота 15 июля 2016 г. Пусть и странная, на редкость непрофессиональная – никогда турецкие военные не действовали столь непрофессионально… Только крови пролили на редкость много. Десятки тысяч турок, заполонивших улицы и площади той ночью, оказали поддержку своему президенту, и путчисты проиграли вчистую. Такова внешняя канва событий.

Однако для нашей темы важно другое – Эрдоган обвиняет в попытке переворота известного мусульманского проповедника, более 15 лет проживающего в США, в штате Пенсильвания, Фетхуллаха Гюлена.

Между тем до 2013 года Эрдоган и Гюлен были важными политическими и идейными союзниками. В период, когда Эрдоган занимался созданием Партии справедливости и развития (ПСР), он нуждался в серьезной поддержке крупных религиозных авторитетов, прежде всего в самой Турции. Уже тогда фигура Фетхуллаха Гюлена представляла для Эрдогана особый интерес. Создавая будущую ПСР, Эрдоган фактически шел на раскол сложившегося тогда религиозно-политического крыла в среде политизированного исламизма и фактически подрывал политическую монополию исламистской Партии благоденствия, или «Рефах», как называли ее в Турции.

Именно в рядах Партии благоденствия начинал свою карьеру молодой Эрдоган. Сам Эрдоган родом из религиозной, благочестивой семьи. Его дед и отец по своим взглядам относятся к почитателям идеологии суфийского тариката «Накшбандийя», он получил духовное образование в школе имам-хатибов. В соответствии с законами республиканской Турции в школах имам-хатибов изучается практически полный набор светских дисциплин и по программам, обязательным для турецких школ.

Политически и духовно Эрдоган вырос в рядах молодежной организации Партии благоденствия «Акинджи» и вполне отчетливо осознавал, что создание новой партии фактически означает удар в спину своим воспитателям и духовным вождям. В то же время политический тупик, в котором оказались турецкие исламисты, требовал новых подходов к организации политического поля страны, выдвижения новых целей и приоритетов, способных мобилизовать старый электорат и существенно расширить его через мобилизацию религиозно ориентированной молодежи, получившей современное образование и ориентированной на динамичное развитие страны с ориентацией в том числе и на «европейские ценности» или хотя бы на часть этих ценностей, не расходящихся с базовыми основами исламского вероучения.

Обратимся к свидетельству одного из ближайших соратников Фетхуллаха Гюлена – Османа Шимшека: «В 2000-х годах, во время подготовительного этапа учреждения Партии справедливости и развития (ПСР), Реджеп Тайип Эрдоган также приезжал в Пенсильванию; видел где мы живем, пил наш кофе. Даже получилось так, что в этот день у нас сломались краны, поэтому он вместе с нами брал омовение во дворе из шланга». Подробности, сообщенные Шимшеком как непосредственным участником встречи, заставляют верить его свидетельствам – очень уж убедительно звучат его слова, снабженные такими деталями, которые вряд ли бы подметил и сообщил посторонний.

Фетхуллах Гюлен, похоже, увидел в молодом Эрдогане потенциал политического лидера и поверил в искренность его убеждений в необходимости построить то, что позже Эрдоган назовет «Новой Турцией». Однако эти положения можно применить к поведению новой генерации политиков. Гораздо серьезнее звучат цели, которые, по мнению Гюлена, стоят перед ними. В этой части наставлений мы встречаем то, что внешне выглядит как некое пропагандистское клише, под которым готов подписаться практически любой политик в своей предвыборной программе: «Для процветания и светлого будущего нашей страны он (Ф. Гюлен. – Прим. авт.) подчеркнул необходимость демократии c духовным измерением, открытость всему миру вместо закрытости в себе; обращая лицо к Западу, находиться в тесных отношениях с регионами, где живет большинство мусульман; укрепить понятие прозрачного и способного отчитываться государства и создание конституции, предельно уважающей права человека».

Программа, предложенная Гюленом, казалось бы, включала некие общие слова и понятия, которые характерны практически для любой светской политической партии, однако Гюлен настаивал на совершенно адекватном ее восприятии и соответствии политического курса программным установкам. Впрочем, именно это оказалось самым сложным для Эрдогана в практической политике.

По отношению к своему основному идеологическому союзнику – Гюлену – Эрдоган был далеко не так открыт, как надеялся Гюлен. По утверждениям сторонников Гюлена, Эрдоган после прихода к власти и укрепления своих политических позиций начал готовить мероприятия против своих союзников. Уже в 2004 году Эрдоган и его министры направили в Совет национальной безопасности «План мероприятий по ликвидации нурджизма, а также Фетхуллаха Гюлена в Турции». Министерство юстиции приступило к разработке закона, в котором содержались такие положения, как «индивидуальный террор» и «невооруженная террористическая организация».

Процесс был остановлен только в результате интенсивного общественного давления, и ПСР отозвала законопроект. Таким образом, отношения союзников были далеко не идеальными. Эрдоган, похоже, не доверял своему духовному учителю. Почему?

Движение «Хизмет»

Как турецкие, так и зарубежные политологи отмечают, что именно Фетхуллах Гюлен оказал наибольшее влияние на формирование взглядов лидеров Партии справедливости и развития – Эрдогана и Гюля. Под руководством движения «Хизмет» основана и действует огромная сеть лицеев и университетов в 70 странах мира. К этой же структуре относится и разветвленная сеть коммерческих фирм, мелких и средних предприятий, обеспечивающих финансовую сторону деятельности движения. В Турции принято называть эту сеть «нурджулар» (нурсисты). При этом как «Хизмет», так и сам Фетхуллах Гюлен отрицательно относятся к такому названию. Сами же нурсисты называют свое движение «Нур» («Свет»).

Ф. Гюлен начинал свою деятельность как проповедник, в том числе в мечети города Измир (Турция). Суть его учения – возврат к религиозным ценностям, но, в отличие от, например, саудоаравийских идеологов, Гюлен выступает за адаптацию исламского вероучения к современности. Турецкие обозреватели считают, что именно Гюлен развил учение Саида Нурси с его пониманием места и роли ислама в современном мире. Сам Гюлен заявляет, что не является последователем Нурси, и подчеркивает, что даже не был знаком с последним.

Фетхуллах Гюлен заслужил большую популярность своими проповедями, а его учение приобрело самостоятельность и в некотором роде новаторство. Гюлен проповедует диалог цивилизаций, гуманизм в исламе, сотрудничество с другими религиями. Например, в 2010-2011 годах он выступил против организации «Флотилии свободы», направленной на прорыв блокады сектора Газа. Поскольку это «нарушало суверенитет государства Израиль». Эта позиция привела к резкой реакции «правоверных» исламистов, для которых сама постановка вопроса о суверенитете Израиля была категорически неприемлема. Соответственно и критика последовала со всех сторон, включая сторонников движения «Нур».

Впрочем, критика в адрес Гюлена последовала после того, как он был принят папой римским Иоанном Павлом II. Во время приема поцеловал ему руку, что не могут ему простить другие исламские лидеры, включая российских. Однако в рамках диалога цивилизаций Гюлен пошел дальше. Он присутствовал на свадьбе мусульманки и католика, что было воспринято крайне отрицательно самыми широкими кругами мусульман, в том числе и российских.

Ф. Гюлен категорически отрицает, что руководит движением «Нур», или нурсистов. Вместе с тем часть нурсистов считает Гюлена своим духовным лидером. Считается, что Гюлен возглавляет т.н. турецкие лицеи, несколько тысяч которых разбросаны по всему миру. Тысячи лицеев и университетов по всему миру действуют одновременно с турецкими компаниями, обеспечивающими их финансовые потребности. Влияние Гюлена настолько велико, что одно его пожелание пожертвовать на ту или иную школу или университет находит массу желающих внести пожертвования.

В Турции, по данным СМИ, через систему Гюлена, через школы и лицеи, готовящие к поступлению в университеты, проходили до нескольких сот тысяч учащихся в год. Последствия работы движения весьма значительны. За последние двадцать лет в Турции выросло новое поколение приверженцев «нового ислама».

Получив образование, эта молодежь постепенно стала во главе турецкого бизнеса, заняла ответственные посты в системе органов государственной власти, силовых структурах, полиции, жандармерии. Именно эти структуры и оказывают влияние на формирование политики страны. Официально вся образовательная структура «Хизмет» вроде бы не делает упора на религиозное образование. Однако, по многочисленным свидетельствам выпускников школ, вся работа по воспитанию слушателей в «традиционном духе» проходит в общежитиях, где проживают слушатели. Этому способствует и строгий распорядок, и авторитет наставников, и жесткая дисциплина для всех слушателей. В результате выпускники «дерсханелер» («дома уроков». – Авт.) не только обрастают деловыми связями, впоследствии формируя новую элиту страны, но и приобретают соответствующее корпоративное сознание, наполненное как стойкими религиозными убеждениями, так и глубоким уважением к своему духовному лидеру.

Армию – в казармы!

Однако, несмотря на недоверие Эрдогана к Гюлену и его сторонникам, общие цели у них были. Главным противником как один, так и другой считали армию.

Законодательная система Турции в значительной степени была ориентирована на сдерживание исламистов, а основой сохранения европейской и светской ориентации страны традиционно считалась турецкая армия. Исламисты сумели начать судебное преследование военных, раскрутив так называемое дело «Эргенекон» – о якобы разоблаченной террористической организации. По этому делу были арестованы несколько сот человек: политические и общественные деятели, журналисты, адвокаты, преподаватели вузов, отставные и действующие военные, полицейские.

5 августа 2013 г. турецкий суд вынес приговоры обвиняемым по делу «Эргенекон», из них 19 пожизненных приговоров. Бывший глава Генерального штаба ВС Турции генерал Илкер Башбуг в числе прочих обвиняемых также получил пожизненный срок.

Борьба против сторонников светского развития страны объединяла гюленистов и ПСР. Разногласия между ними проявились во время подавления выступлений противников сноса парка Гези в Стамбуле летом 2013 г. Фетхуллах Гюлен выступил против силовых методов подавления недовольства, отметив, что если есть недовольные, то с ними нужен диалог. Такую критику в свой адрес Эрдоган не стерпел и начал свою пропагандистскую кампанию против сторонников Гюлена.

Однако и движение «Хизмет» не собиралось терпеть наступления властей и нанесло хорошо подготовленный удар по позициям ПСР. Наиболее серьезное обострение внутренней обстановки в Турции началось 17 декабря 2013 г., когда турецкие правоохранители начали расследование сразу трех дел о коррупции в рамках операции «Большая взятка».

В организации удара по позициям правительства сторонники Эрдогана, как и следовало ожидать, обвинили Ф. Гюлена и его движение. Начались массовые увольнения полицейских чинов, проявивших «нелояльность» по отношению к правительству. От исполнения своих обязанностей были отстранены четыреста полицейских из департамента полиции Стамбула. А по всей Турции кадровая чистка затронула более 500 полицейских чинов. В общей сложности число уволенных и перемещенных в провинцию полицейских чинов достигло нескольких тысяч.

Со своей стороны исламский богослов отверг причастность движения «Хизмет» к инициированию расследований коррупции в высших эшелонах власти.

Новый этап противостояния богослова и Эрдогана начался после уничтожения российского бомбардировщика в небе Сирии. Гюлен однозначно назвал эту акцию Турции ошибкой. Между тем, в Турции развернулась антироссийская кампания, но объективные интересы страны, оказавшейся в международно-политической изоляции, диктовали другое – необходимость восстановления отношений. Так появилось письмо с извинениями Эрдогана перед семьей погибшего летчика, и российские власти приняли эти извинения.

А затем – попытка военного переворота, неуклюжая и крайне непрофессиональная. Россия поддержала законную власть в Турции и, по ряду свидетельств, даже успела предупредить турецких партнеров о готовящихся событиях. Эрдоган сумел мобилизовать своих сторонников на массовые акции протеста. Призывы собраться на улицах и площадях турецких городов звучали с минаретов мечетей, и десятки тысяч людей вышли на площади. Путчисты были вынуждены отступить, и началась массовая охота, как на участников попытки переворота, так и на подозреваемых в лояльности к его организаторам. Основной фигурой, которая стала главной мишенью для обвинений в подготовке и «режиссуре» действий путчистов, стал Фетхуллах Гюлен.

Поводом к таким обвинениям послужило участие в попытке переворота военных летчиков, якобы сторонников Гюлена, в том числе и с военной базы Инджирлик, на которой базируется авиация США и возглавляемая ими коалиция против ИГИЛ. Конечно, версия выглядит фантастической… Однако совсем недалеко Хмейним, где базируются военно-космические силы РФ и откуда ведется контроль над воздушным пространством региона. Отсюда и версия, по которой именно отсюда были перехвачены переговоры путчистов и российские военные якобы предупредили сторонников Эрдогана о подготовке мятежа, а это в свою очередь заставило путчистов выступить преждевременно. Отметим, что российская сторона не подтверждает данной версии.

Но почему летчики? Какое отношение имеет «заокеанский сиделец» к ВВС Турции? Здесь тоже не все так просто. Кто такие гюленисты и движение «Хизмет»? У движения нет партбилетов, никто и никогда не писал о каком бы то ни было руководящем органе движения. Но каким образом осуществляется руководство сотнями лицеев, курсов, школ, десятками университетов по всему миру – сведений нет. Кто составляет программы обучения, ведет финансовые дела всей системы и ее отдельных заведений, тоже неизвестно. Ничего не известно и о жертвователях на многочисленные проекты движения. Впрочем, десятки из них уже вычислены и вполне конкретно пострадали.

Сторонники Эрдогана, похоже, заблаговременно подготовили списки сторонников «Хизмет», и репрессии развернулись вслед за разгромом путчистов. Более ста тысяч человек было уволено из госорганов, закрыто более тысячи частных школ и 15 университетов, уволено более 20 тысяч преподавателей частных школ.

Кампания по «чистке» госорганов и системы образования от сторонников Фетхуллаха Гюлена затронула не только армию – несколько тысяч уволенных офицеров, полицию – более 12 тыс. сотрудников. Было уволено 2200 судей гражданских судов. В этой сфере крайне сильны позиции сторонников Фетхуллаха Гюлена, высокий уровень подготовки которых превосходит возможности среднего турецкого специалиста. Интересно, что один из этих судей умер за три месяца до переворота. Это позволяет вычислить время подготовки списков сторонников Гюлена. Недаром Эрдоган сказал, что переворот – это «подарок аллаха», чтобы расправиться с врагами страны. Осенью 2016 г. под арестом находилось 32 тыс. человек, а в отношение еще 70 тыс. проводилось расследование по подозрению в связях с Ф. Гюленом.

В свою очередь Фетхуллах Гюлен неоднократно заявлял, что не имеет никакого отношения к перевороту. Более того, Гюлен открыто обвинил турецкого президента Реджепа Тайипа Эрдогана в организации попытки июльского госпереворота:

«В последние дни обнаружено так много доказательств, что это станет достоверностью». Гюлен утверждает, что Эрдоган заранее спланировал путч: «Он ждал лишь подходящего момента». Впрочем, по опросам, в это верит и тридцать процентов турок.

Таким образом, отношения двух бывших союзников стали отношениями двух злейших врагов. Однако не стоит сводить весь конфликт только к критике Гюленом внешней и внутренней политики Эрдогана. Главная цель Эрдогана после неудавшегося переворота в Турции – отсечь от движения Фетхуллаха Гюлена как можно больше сторонников.

Это дает возможность Эрдогану утвердиться в качестве единственного идеолога всего турецкого государства, властителя дум турок. Он испробовал и пантюркистские идеи, объединяя тюркский мир, в чем ему и помогал Гюлен, попытался сделать ставку на неоосманизм – идейное детище экс-премьера Давутоглу, но этого было мало. Слишком велика была популярность «Ходжа-Эфенди», как почтительно называли в Турции Гюлена. Эрдоган не мог похвастаться ни 80 книгами проповедей, философских трактатов и стихов, как Гюлен, ни таким глубоким знанием ислама, ни такой огромной популярностью среди последователей.

Но в активе Эрдогана – огромная политическая популярность и стремление стать властителем умов современных турок. Однако может ли быть у нации два духовных лидера, да еще в период «турецкой перестройки» – ломки старых принципов, завещанных вождем турецкой нации Кемалем Ататюрком, в судьбоносный период построения «Новой Турции»? Наверное, сам конфликт двух претендентов на умы и сердца турок дает однозначный ответ на этот вопрос.

Не каждой стране удается пережить «перестройку», а как переживет Турция свою, покажет время.

Виктор Надеин-Раевский, директор Института политических и социальных исследований Черноморско-Каспийского региона, кандидат философских наук

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 15 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты