№8 (295) август 2017 г.

Новолиберализм и глобализм… родные сестры

Просмотров: 5070

В век глобализации мирового сообщества, его объединения с помощью телекоммуникационных технологий, международной финансово-банковской системы и трансатлантических компаний происходит тектоническое переселение из голодного, агрессивного юга на богатый север с желанием найти хлеб и крышу над головой. Народы, очень непохожие друг на друга, раньше встречавшиеся друг с другом только на торговых путях и в пограничных зонах, вдруг оказались согражданами Евросоюза или США, России, Австралии и т.д., обязанными жить в рамках одной, одновременно отличной друг от друга демократической юрисдикции.

Европейская демократия и толерантность – самая разобщенная и рыхлая среди других аналогичных политических культур – оказалась перед жесточайшим испытанием. Демократия как чудотворное универсальное средство от всех политических невзгод вдруг, к великому удивлению либералов, оказалась в этих условиях бесполезной. Диалог народов и культур, к которому призывали европейские феминизированные правительства, в силу их огромной несхожести не состоялся. Последовали взрывы, убийства, изнасилования, массовое неподчинение существующим порядкам и правилам жизни. На что европейские новолибералы ответили театрализованными миллионными маршами в обнимку с руководителями разных стран, слезливыми речами и возложениями цветов на могилы погибших по причине их недальновидности и глупости жертв.

Сегодня пришедшие к власти на волне популизма, феминизма, толерантности и пр. новолибералы начинают понимать, что для диалога нужны равнокультурные или хотя бы терпящие и слушающие друг друга стороны, тогда как ислам начисто отвергает все базовые ценности христианской культуры и демократии, такие как светское государство, свобода совести, равноправие полов, равенство мусульман и не мусульман, отказ от применения насилия и многое другое. Следовательно, о чем гуманитарная мысль догадалась, но стыдливо молчала: демократия оказалась вовсе не глобальным явлением и не для всех населяющих планету народов и населения. К этому выводу после ряда «цветных» революций и пролития моря крови пришел и американский истеблишмент. Комплекс полицейских и гражданских институтов, находивших благодатную почву в странах иудейско-христианской, конфуцианской, индуистско-буддистской цивилизаций, в исламском мире был полностью или частично отвергнут. «Частично» – это касается таких государств, как Турция, Алжир, Марокко, Албания, Азербайджан, Казахстан, Киргизия и т.д., в которых многие демократические институты в половинчатом или усеченном варианте нашли применение. Это чисто юридическое, но не реальное отделение религии от светской жизни, имитация выборности власти, существование квазиоппозиционных партий, таких как ЛДПР, КПРФ и СР в России и других постсоветских «демократических республиках», ограниченное участие женщин в общественно-политической жизни и многое другое. Но, тем не менее, опасность возврата к радикальному исламу, как в 70-80-е годы в Иране, Турции, странах Ближнего Востока и Средней Азии, всегда остается. Более того, даже в этих сравнительно более продвинутых в сторону демократии государствах в повседневной жизни остаются многие положения шариата и многочисленные запреты и табуированные области жизни. Мусульманин не может себя объявить неверующим или отрицающим существование Бога атеистом, требовать реального равенства мужчин и женщин, мусульман и не мусульман, ограничения роли религии и духовенства в политической и общественной жизни и многого другого.

Одной из главных причин падения Римской империи было чудовищное демографическое давление соседних варварских народов, их бесконтрольная миграция в пространство империи и обоснование в ее пограничных зонах. В современном лексиконе европейских новолибералов это не что иное, как глобализм, взаимопроникновение народов и культур. Однако неясным остается, куда проникает собственно население Европы и с какой целью.

Первая арабская волна исламской экспансии прошлась по Северной Африке и Южной Европе, докатилась до Франции и была остановлена Карлом Мартеллом в 732 году в битве при Пуатье. Отступив назад, арабы обосновались на обширных пространствах Северной Африки, где находятся и поныне, и на Пиренейском полуострове, который покинули только в конце XVI века благодаря усилиям Карла Великого, Фердинанда Кастильского и Изабеллы Арагонской.

Второе исламское нашествие предприняли турки-османы, которые, разгромив оставшуюся в одиночестве Византию, захватили Константинополь, чуть позже – Балканы, Сербию, Болгарию, Румынию и были остановлены под Веной только в 1683 году. Главный христианский город с прилегающими на юге Европы территориями остался под владычеством мусульман. Выход России в 1917 году из Антанты и большевистская революция спасли Турцию от полного разгрома и захвата Константинополя. Чудесным образом Турция спаслась от разгрома и после Второй мировой войны, когда советские войска были полностью готовы к нападению и возврату большой территории Армении и Грузии, находившихся до этого в составе царской России и отошедших туркам по идиотской доверчивости большевиков и лично Ленина, верящих, что скоро там победит пролетариат.

Третья исламская волна – уже не воинство, а огромные потоки жалких голодных людей (в основном женщин, детей и подростков) – особенно усилилась после проведения США и союзниками «цветных» революций в арабском мире и продолжается в настоящее время.

Что останется в руках мусульман на этот раз, трудно сказать, но благодаря США на территории Сербии после непрерывной 78-дневной бомбардировки Белграда было создано маленькое исламское квазигосударство Косово (10 тысяч квадратных километров).

Чем закончится новое проникновение мусульман в Европу, где их насчитывается уже более 60 миллионов, трудно сказать. Какую часть Европы (или уже весь материк) завоюют они просто своей демографической сверхактивностью и неспособностью интегрироваться в сложную для них более высокую культуру? С другой стороны, такого желания большинство из них и не проявляют. После появления группы мусульман тут же начинается строительство на деньги, посланные Турцией, Саудовской Аравией, Катаром и другими, мечетей, и туда отправляются со средневековым мировоззрением имамы, потом уже – группы боевиков для поддержания мусульман вокруг созданной мечети и направления их политической и общественной активности в нужное этим исламским государствам русло. Это известная схема, и феминизированные правительства Европы об этом хорошо знают. Огромное количество исламского населения, оказавшись в Европе, из поколения в поколение не работают, и единственное усилие, которое они прилагают – это демографическая активность для получения по числу детей большего объема субсидий. Сегодня вся Европа покрыта, наподобие разъедающей тело раковой опухоли, живущими по законам шариата маленькими исламскими поселениями, которые отдельные авторы метко называют «точечными халифатами».

Устоит ли современная демократия, ослабленная новолиберальным радикализмом пришедших на волне всеобщих выборов к власти политиков-популистов с идеологией приоритета прав личности и разных меньшинств над обществом, перед мрачным натиском ислама – большой и трагичный вопрос.

За многие тысячелетия цивилизация в разных частях планеты развивалась нелинейно, с разными скоростями и успехом в зависимости от природно-климатических условий, геополитического местоположения, антропологических, религиозных факторов, уровня культуры и качества производимых знаний проживающих там народов.

Почти два века назад русский философ Петр Чаадаев отметил, что каждый народ живет в разных историко-временных измерениях – в прошлом, в настоящем и в будущем. Такая картина становится несравненно пестрой, если рассмотреть ее уже в планетарном масштабе, где бок о бок сосуществуют народы и общества, одни – с культурой XV века или даже начала Средневековья, другие успешно покоряют XXI век.

Только в XX веке человечество увеличилось почти на 3 миллиарда человек, достигнув черты 7,5 миллиардов, тогда как в 1500 году на планете проживало примерно 500 миллионов человек. И такой громадный рост идет именно за счет жителей бедных стран, не имеющих возможности прокормить себя и своих детей. Только благодаря международной, преимущественно западной гуманитарной и медицинской помощи существует огромная масса этих людей, которые и сегодня с удвоенной силой продолжают рожать, оставляя все проблемы мировому (западному) сообществу.

Такой недальновидный гуманизм сегодняшних новолибералов, не стремившихся взаимообусловить гуманитарную помощь и рост населения бедных стран, например, под угрозой прекращения любой помощи обязав правительства этих стран упорядочить демографию своего населения, является главной причиной появления сотен миллионов полуголодных, обреченных на нищету и иммиграцию, пополняющих международные террористические организации людей. Почему великий Китай путем жесточайших мер смог ограничить свою опережающую рост экономики демографию, а исламские, африканские страны этого не могут, а, скорее, не хотят? Ведь турок-исламист Эрдоган без малейшего стеснения многократно призывал живущих в Европе на европейскую помощь и субсидии турецкие семьи, и в первую очередь турчанок, рожать не менее пяти детей для склонения демографической чаши весов в Европе в сторону исламского населения. А вот вопрос, что будет с Европой, кто будет производить, кормить, лечить, обучать этих людей, ему и его пакистано-саудовским единомышленникам и в голову не приходит. Им нужно распространение границ ислама и власть любой ценой. А сегодняшние новолиберальные руководители что противопоставляют мечтающим восстановить Великий халифат исламистам?.. Отвлеченные мысли о гуманизме, толерантность, уступчивость во всем? Может, желают убедить свой народ беспокоиться о будущем страны, родить детей? Не странно, что вечно стремящиеся к власти Ангела Меркель, ее коллеги француз Эммануэль Макрон, англичанка Тереза Мэй, премьер Нидерландов Марк Рютте, председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер, премьер-министр Италии Джентилони Сильвери и многие другие евролидеры не имеют детей и нормальных семей, более того, не стремятся брать на воспитание чужих детей из сиротских домов и приютов? Случайность? Конечно, нет, скорее это закономерность для представителей глобализма… Жить сегодняшним днем, эгоизм, жесткий индивидуализм…

Как таких людей избиратель приводит к власти, ведь в каждом из них он хочет видеть свой идеал, добропорядочного семьянина, гражданина своей страны? Может, поэтому они так легко идут к разрушению семейных традиций, с таким упорством продвигают идею равенства традиционных естественных семейных пар и гей-лесбиянского сообщества? Эти люди, разумеется, должны иметь равные юридические права со всеми остальными, но природа обделила их возможностью иметь детей, быть такими, как подавляющее большинство страны. Однако стремление новолибералов уравнять всех во всем не только идет вразрез с естественной логикой, но и ставит большинство в неравное положение с меньшинством. Сегодня общественная политическая жизнь в странах с новолиберальной идеологией перевернута в обратном направлении: большинство стало подавляемым «меньшинством». Любая несхожесть превращается в привилегию, нежелающий работать наркоман или совершивший преступление иммигрант получает денежную субсидию и льготы, превышающие доходы тяжело работающих налогоплательщиков. Можно ли считать такое состояние нормальным? Вряд ли, ведь новолиберальная идеологическая программа расслабляет народ, делает его инертным и безразличным настолько, что в итоге это может сокрушить великую христианскую цивилизацию, как в свое время болевшие схожими недугами Римская и Византийская империи саморазрушились и пали в итоге не столько под напором варваров, сколько вследствие внутренних противоречий.

В бешеном ажиотаже всеобщих выборов сегодня избиратель не доходит до обсуждения морально-семейного облика своего кандидата. Он занят обсуждением предложенной им экономико-политической программы, с обостренным вниманием следит, чтобы кандидат на должность не покушался на общеказенные деньги, имеющие прямое отношение и к нему. При многоступенчатых выборах, обсуждая кандидатуры претендентов на власть, вряд ли выборщик пройдет мимо таких важных фактов, как семейное положение, физическо-психологическое состояние и бездетность своего кандидата.

Развитие транспорта и коммуникаций, открытость границ благополучных западных стран, их мягкое иммиграционное законодательство, возможность получения образования и ежемесячных субсидий, многократно превышающих среднюю зарплату работника страны, безнаказанность за многие преступления заманивают туда молодежь, и не только исламских и африканских стран. Происходит интенсивное общение различных цивилизаций. Но если в прошлом их общение проходило в основном на территориях колонизированных стран, куда колонизаторы, помимо получения выгоды путем эксплуатации местных ресурсов и рабочей силы, приносили еще и порядок, просвещение, производство, профессиональные навыки и культуру, то обратный ход исторического маятника – приход в таких масштабах в метрополию многомиллионных необразованных, без профессиональных навыков толп иммигрантов – ни тем, ни другим ничего хорошего в будущем не сулит. Такая масса людей не может в новых условиях полностью интегрироваться, станет обузой для местного населения, материалом для пополнения криминала и международных террористических организаций, что и происходит на самом деле сегодня. Обстановка, связанная с иммигрантами в странах Запада, с каждым годом ухудшается, и это очевидно. Но любое новолиберальное правительство, отлично понимая краткость своего пребывания у власти, всячески старается дотянуть его и переложить ответственность на плечи нового правительства. Разумеется, все это не может закончиться добром: не сегодня завтра новолибералы-популисты потерпят крах и к власти придут правые, возможно, радикально-правые силы, что уже происходит в Европе. Не начнутся ли процессы реконкисты, что уже имело место в Европе при царствовании Изабеллы Арагонской и Фердинанда Кастильского в конце XV века?

В настоящее время под названием демократического, народно-национального существуют совершенно разные политические режимы – от правоцентристского (большинство стран Латинской Америки, ряд постсоветских республик) до либерально-демократического со своими более радикализированными вариантами (Франция, Бельгия, Голландия, Швеция и т.д.) и ярко выраженного авторитарного (Белоруссия, Россия, Казахстан) или кланово-олигархического, теократическо-олигархического (Туркмения, Азербайджан, ОАЭ, Катар, Иордания, Таджикистан) режимов. С одинаковыми научными критериями трудно в разных странах рассмотреть современную демократию. Их может чисто объединить, как уже сказано выше, наличие одного-двух схожих фрагментов из общей комплексной системы демократии без ее базовых ценностей для прикрытия далеко не демократической, авторитарной сущности таких государств. В постсоветском пространстве к их числу можно отнести большинство бывших советских республик – Азербайджан, Казахстан, Туркмения, Таджикистан, Узбекистан, Киргизия, Россия, Белоруссия, Грузия, Армения, Молдавия соблюдают многие параметры демократических институтов, но по свободе волеизъявления народа, безопасности граждан и их экономических прав, соблюдению всех выборных демократических процедур заметно отличаются от своих бывших друзей по соцсодружеству, так называемых новых демократий восточноевропейских стран, таких как Польша, Чехия, Словакия. Венгрия и т.д., уже не говоря о странах старых традиционных демократий – Великобритании, Франции, Германии, Нидерландах, Швеции, Дании, США и т.д.

К демократии народы двигаются веками. Это большой системный процесс, затрагивающий все стороны общественно-политической и социальной жизни конкретной страны и, самое главное, самого человека-инвидуума, его психологию и мировоззрение; для того чтобы бывший раб, холоп, подданный стал самоуважающим себя гражданином, нужно огромное количество времени и соответствующая социально-политическая среда, цивилизационная приверженность. Ведь не секрет, что страны исламской цивилизации несравненно более невосприимчивы к демократическим ценностям, чем другие. Попытки ускорить общий цивилизационный процесс исламских регионов, как в свое время жестким насилием и пропагандой пыталась делать советская власть, закончились неудачей.

Главная проблема мусульманских стран, как и прежде, фактическая вмонтированность государства и религии. Юридически о разделении церкви и государства объявляют большинство исламских стран, но фактически это далеко не так. Приведу пример из нашей недавней истории. В разгар азербайджано-армяно-карабахской войны тогдашний президент Азербайджана, бывший генерал КГБ Гейдар Алиев торжественно объявил: «Я вам обещаю: ислам непременно вернется на земли Карабаха». Обратите внимание: бывший чекист, по-видимому, наказавший в свое время не одного исламиста, не говорит о возвращении одной территории в состав Азербайджана, а ведет речь о возвращении ислама. Не отстает получивший власть по наследству от отца Ильхам Алиев, нынешний президент Азербайджана, объявивший 2017 год годом исламской солидарности, что не сфера деятельности политического руководителя светского государства. Поверить в мгновенное обращение отца и сына Алиевых к исламу трудно. Одновременно автор понимает, что нарушает одну из главных «ценностей» новолиберальной этики – политкорректность. Ведь согласно этой концепции нельзя говорить правду, чтобы вдруг не обидеть кого-либо, тем более правоверного, готового за свою веру нести лишения, ходить в страшную жару в хадж в Мекку, оголяться до пояса и часами самозабвенно молиться.

Политкорректность предполагает использование языка «новояза», упомянутого назабвенным Джеймсом Оруэллом, или просто ложь и умалчивание того, что очевидно. Сегодняшняя политическая культура новолибералов повсеместно заменяет ложь правдой. Нельзя сказать «отец» и «мать», надо их заменить словом «родители», ведь обидятся гей-пары, нельзя сказать «негр», «мусульманин» и т.д. Но оскорбить Христа и христианство, образовывающее и кормящее их белое население – пожалуйста, ведь никто за них не выступит, тем более не нападет и не убьет.

Роберт Енгибарян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 6 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Надо, на мой взгляд, четко и однозначно заявить, что т.н. государство "Азербайджан" является незаконнорожденным новообразованием, созданным в 1918 году благодаря союзу российских большевиков с османскими младотурками и английскими колониалистами . и сегодня это образование управляется фашистской авантюрной и преступной алиевской кликой, ведущей войну за уничтожение армянского Арцаха и осуществляющей геноцид коренных народов, проживающих на своих исторических территориях. И не о каких "двух-трех схожих фрагментах из общей комплексной системы демократии" по отношению к этому образованию говорить в принципе не приходится.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты