№10 (309) октябрь 2018 г.

Дорогами жизни домой – к Богу

Просмотров: 2667

В 2018 году в ростовском издательстве «Мини-Тайп» вышла в свет книга кибернетика-экономиста, журналиста, путешественника и художника Давида Андраниковича Вартаняна – «Дорогами жизни домой – к Богу».

В 1977 году о Давиде Вартаняне и его друге Мехаке Микаеляне писали многие советские газеты. И почему – понятно. Два молодых инженера-электронщика (Давиду было 29 лет, Мехаку – 31 год) совершили длительный мотопробег: сев в обычные мотоциклы с коляской («Днепр МТ-10»), они отправились в путь из Еревана и, преодолев Среднюю Азию, горы Памира, Восточную Сибирь, добрались до… Магадана. Оттуда спустились южнее – до Владивостока. И через Урал, Башкирию, Москву вернулись в Ереван.

Пробег длился 202 дня. Друзья проехали более 40 тысяч километров. К слову, настолько сложный и дальний мотопробег с тех пор не совершил ни один житель бывшего Советского Союза.

В начале 90-х годов Давид Вартанян перебрался в Ростов-на-Дону. Свои впечатления от уникального путешествия он изложил в путевых очерках, собранных в книге «На край света под крылом ангела» (2012 г.).

Свою новую книгу (вернее – семейную сагу) «Дорогами жизни домой – к Богу» Давид Вартанян предваряет словами:

«Одним из поистине волшебных инструментов нашей бессмертной души является память. Благодаря ей мы можем в нужное время вернуть в свое сознание переживания о событиях даже давно минувших дней, должным образом их проанализировать, используя наработанный опыт, и вынести правильные выводы, которые, как дорожные вехи, будут помогать нам при выборе направления, чтобы не сбиться с избранного судьбою пути. В этой же памяти, как далекое, смутное воспоминание, есть щемящее сердце чувство давно утраченного Отчего дома, который мы покинули перед рождением на Земле.

И это воспоминание будет нам помогать идти, одолевая все трудности на непредсказуемых дорогах земной жизни. А в конце ее, как нить Ариадны, эта смутная память даст нам возможность найти обратный путь – Домой – к Богу!

Древняя мудрость гласит: «Бог – один, а дорог к нему – тысяча!» И в этой книге описываются наиболее яркие эпизоды одной из них, по которой, с Божьей помощью, посчастливилось мне пройти».

Один из моих приятелей – философ, прочитав эти строки, произнес следующее: «Жизненное шествие всякого человека преисполнено загадочным томлением, направляющим и придающим сил. И нелегко в одиночку вслушаться в него и понять как сокровенный зов судьбы, что исходит из небесных чертогов. С помощью тех, кто сумел различить знамения в тихом шепоте, человек научается видеть связанность всех событий и испытаний, уже произошедших и грядущих, в единую нить, ведущую к первоначальной чистоте».

Эту удивительную книгу я прочел на одном дыхании. Без преувеличения могу сказать, что она написана сердцем. Пером автора водила любовь к своему роду, своим корням.

Хочу пожелать книге счастливого пути к читателю. Надеюсь, она не только вызовет интерес к чужим судьбам, но и поможет каждому, кто ее прочитает, задуматься о судьбе своей семьи и найти повод гордиться жизнью своих предков и учиться у них мудрости и стойкости.

Предлагаю вниманию читателей газеты «Ноев Ковчег» два отрывка (с сокращениями) из книги Давида Вартаняна «Дорогами жизни домой – к Богу».

Бабушка Нушо и дед Давид

Еще в совсем юном возрасте, всего лишь в 17 лет, она (Нушо, будущая бабушка автора. – Г.М.) уже успела стать вдовой, похоронив молодого любимого мужа и оставшись с годовалой дочуркой Сирануш на руках… Через два года вдовства ее приметил и взял себе в жены мой будущий дед – Давид, который был старше своей избранницы на 16 лет. Но он был крепким, стойким и мужественным человеком, и за его спиной бабушка чувствовала себя защищенной, как за каменной стеной.

…К тому времени дед уже прошел через многие тяжкие испытания. Он был одним из активных участников народно-освободительного движения в султанской Турции, за что был схвачен и вместе со своим отцом Вартаном и младшим братом Данелом осужден на 101 год лишения свободы. Брат его от невыносимых условий умер в тюрьме, а деду со своим отцом удалось бежать. Но во время погони погиб и мой прадед Вартан. А по возвращении в родное село Щерванщех в Мушской губернии дед узнает, что уже нет в живых ни его троих сыновей, ни жены…

Поселились Давид и Нушо недалеко от Александрополя (ныне Гюмри. – Г.М.), в глухой горной старинной деревушке Бабрлу, в нескольких километрах от государственной границы России с Турцией…

20 апреля 1921 года бабушка родила мальчика… Дед нарек его именем своего кумира – национального героя Армении, одного из спасителей нации, легендарного генерала Андраника, одним из верных соратников которого являлся и он сам. А после этого бабушку как «прорвало» – за 10 последующих лет она родила пять дочерей.

Наверняка могла бы и больше, если бы не одно печальное обстоятельство… Во все времена и среди всех народов жили и живут (к сожалению) такие особые существа: зовут их прохвостами или прихвостнями… И в один из дней эти бабрлулинские «дальтоники» сообщили «куда надо» (а вернее, куда бы лучше не надо), что в их деревне обитает настоящий враг народа, который ездит на своем великолепном скакуне и носит с собой маузер…

Но кто бы тогда, в 1932-м, в НКВД (Народный комиссариат внутренних дел СССР. – Г.М.) долго копался бы в биографии простого деревенского человека в поисках истины?.. И дед вынужден был скрываться. Благо, местность, примыкающая к деревне – пустынная, каменисто-скальная… Днем дед скрывался среди этого огромного разнообразия больших и малых скал самых причудливых очертаний и оттенков… Иногда, темными ночами, приходил дед навестить родных и детей, благо, дом его находился на самой окраине села… В один из его ночных визитов «дальтоники» выследили Давида и… донесли на него. А через час деда схватили…

Его безо всякого суда и следствия заключили в темный, мокрый и холодный карцер Александропольской тюрьмы… Правда, через 40 дней его, постаревшего, до предела замученного и уже харкающего кровью, выпустили на свободу…

В последние минуты его жизни, сидя у постели умирающего мужа, моя милая бабушка, вся в слезах, умоляла его: «Давид джан, родной, не умирай! Как же мы будем жить без тебя?» А дед уже слабеющим голосом утешал свою подругу, прошедшую с ним через все тяготы жизни: «Не плач, моя милая Нушо, все будет хорошо! Господь всегда нам помогал и впредь не оставит тебя без внимания…»

И Бог призвал его к себе – туда, где воистину, а не на бумаге, царят свобода, равенство и братство…

Но бабушка была совершенно безутешна. Что же доброго в том, что она опять стала вдовой, и на этот раз уже с шестью малолетними детьми, старшему из которых – моему будущему отцу Андранику – всего 11 лет, а младшенькой дочке Эрикназ только исполнился годик?

Улыбка мамы

В руках у меня – старая черно-белая фотография. Ей уже свыше 70 лет. На ней изображены двое: тот, что помоложе – это я, мне всего лишь несколько месяцев, а симпатичная женщина с обаятельной улыбкой, которая держит меня на руках – это моя мама. Она тоже не сильно стара – ей всего лишь 24 года.

Но, несмотря на свой еще юный возраст, она успела многое повидать и пережить в жизни: уже потеряла свою мать и младшего братишку, побывала в оккупации – ведь родом она из Дебальцева (город на Украине). Потом служила во фронтовом госпитале, где познакомилась с моим раненым и контуженым отцом, который уже после выздоровления дважды спасал ее от смерти.

И, видимо, это обстоятельство тоже сыграло какую-то роль в том, что осенью 44-го в Чехословакии, недалеко от линии фронта, они сыграли между боями скромную фронтовую свадьбу, связав свои судьбы друг с другом навсегда. Тогда они уже оба, вместе, служили в контрразведке.

Звали до этого мою будущую маму Антониной Пичугиной, а после такого знакового события – опять же Антониной, но уже Вартанян…

Когда после войны отец привез маму в затерянную в горах армянскую деревушку Бабрлу, в которой он родился и провел свое детство, односельчане были ею просто очарованы. Еще бы – такую статную, симпатичную, светловолосую, голубоглазую, застенчиво улыбающуюся девушку, да и к тому же в военной форме и с медалями на груди, они бы и во сне никогда не увидели…

В детстве маму дома ласково называли Тала, Талочка. Моему отцу тоже очень нравилось это имя, и иначе как Талочкой он ее не называл…

А какие она готовила различные блюда по старинным армянским рецептам – ну просто объедение.

Гамлет Мирзоян, член редколлегии газеты «Ноев Ковчег»

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 47 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Прошу сообщить, где можно приобрести книгу Давида Вартаняна "Дорогами жизни домой - к Богу", о которой так восхищенно написал постоянный автор "Ноева Ковчега" Гамлет Мирзоян.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты