№2 (289) февраль 2017 г.

Лакмусовая бумажка для режима в Белоруссии

Просмотров: 2131

В ночь с 14 на 15 декабря 2016 года в столице Белоруссии по запросу Азербайджана был задержан за «незаконное» посещение Нагорного Карабаха журналист Александр Лапшин, гражданин России и Израиля. Он был объявлен Азербайджаном в международный розыск за нарушение закона о государственной границе и миграционного кодекса. Азербайджанские власти требуют экстрадиции Александра Лапшина.

Между тем никаких официальных обвинений журналисту предъявлено не было, утверждают его коллеги. Кроме того, заявления Александра Лапшина в консульства Израиля и РФ в Минске с просьбой посетить его в СИЗО не были переданы адресатам.

МИД Израиля обратился к властям Белоруссии с просьбой разрешить Александру Лапшину встретиться с представителями израильской дипломатической миссии в Минске, а также не допустить выдачи журналиста Азербайджану.

Заместитель генерального прокурора Белоруссии Алексей Стук, рассмотрев просьбу генеральной прокуратуры Азербайджана о выдаче гражданина России и Израиля Александра Лапшина для привлечения к уголовной ответственности, постановил удовлетворить просьбу азербайджанской стороны. Армянские адвокаты окажут журналисту профессиональную помощь (информация «НК»).

В первой половине декабря 2016 г. в Белоруссии были арестованы сразу три журналиста – Дмитрий Алимкин из Бреста, Юрий Павловец и Сергей Шиптенко из Минска, – работавших с российскими изданиями, в том числе с ИА REGNUM. Всем им предъявлено обвинение по ст. 130 Уголовного кодекса Республики Беларусь – разжигание межнациональной розни в составе организованной группы. Это грозит белорусским журналистам уголовным сроком от 5 до 12 лет.

Это событие стало лишним подтверждением того, что профессия журналиста является одной из самых опасных в мире. Оказывается, это опасно – быть журналистом российских изданий в Белоруссии, критиковать местные власти за их политику так называемой «многовекторности», показывать примеры сращивания прозападной оппозиции и власти республики на антироссийской почве, а также показывать, что республика семимильными шагами идет по пути украинского сценария. И если на Украине оппозиция при поддержке Запада и серьезных упущениях самого Виктора Януковича пришла к власти в результате государственного переворота, то в Белоруссии, похоже, власти, видя опасность этого сценария, решили сами переобуться в прыжке и быть одновременно и властью, которая остается у власти, и той оппозицией, которая ее берет.

Суть этого «переобувания» заключается в том, что сегодня официальный Минск в своей внутренней и внешней политике берет на вооружение, по сути, те лозунги, которые все годы после распада СССР использовала прозападная оппозиция: надо идти на Запад, использовать бело-красно-белый флаг (символика белорусских полицаев во время Великой Отечественной войны), серьезно сокращать зону употребления русского языка и наращивать употребление белорусского и так далее.

Фактов, говорящих о том, что власть в Минске все более и более тесно сращивается с прозападной оппозицией на единой идеологической платформе, стало слишком много, чтобы их можно было замалчивать. Именно об этом и писали в своих публикациях указанные эксперты.

Так, в частности, Дмитрий Алимкин в одной из своих публикаций отмечал следующее: «Чтобы вести гибридную войну, нужно обладать своей концептуальностью, своим представлением о мире, своим образом будущего. Ничего этого у «белорусской элиты» не только нет, они даже не могут себе это представить. Когда они получили в свои руки кусок русской земли с русским населением, они думали, что сорвали хороший куш. В их средневековых представлениях обладания какой-то территорией с населением и остатками промышленности достаточно, чтобы стать страной. Да, в XVI в. этого было бы достаточно, но в наше время, чтобы быть субъектом политики, надо иметь культуру, образование и науку, высокие технологии и контроль над собственными рынками».

Как выяснилось, единственный ресурс, доступный «белорусской элите», – геополитическое положение. Страна у дороги. Этим и торгуют. А когда денег стало не хватать, то пошли по пути всех лимитрофов (согласно Малой советской энциклопедии, этот термин означает следующее: государства, образовавшиеся из окраин бывшей царской России, главным образом, из западных губерний: Эстония, Латвия, Литва, отчасти Польша и Финляндия) и начали кормить народ сказками о 1000-летней Белоруссии с «мовой», лаптями, вышиванками, соломенными шляпами и «российской угрозой». Ровно по тому же пути, по которому пошла десять-пятнадцать лет назад Украина. Но это не поможет. Пора посмотреть правде в глаза и разобраться, «с какой стороны у вас братья, а с какой действительно монстры, для которых вы только клетка на шахматной доске».

По мнению же Юрия Павловца: «Белорусские власти окончательно решили использовать внешнеполитическую ситуацию вокруг республики для отвлечения простых граждан от грядущей в стране экономической катастрофы. И вышеуказанный доклад (речь идет о докладе прогосударственного белорусского Центра стратегических и политических исследований: «Беларусь в контексте противостояния Россия-НАТО: Угрозы и вызовы для суверенитета, независимости и национальной безопасности. Стратегические выводы и рекомендации»), как и ряд подобных ему, должен постепенно, капля за каплей, формировать в массовом сознании простых граждан новое чувство страха, в основе которого заложена идея о возможности военных действий на территории республики. Если местным властям это удастся, то нынешний политический режим Белоруссии будет чувствовать себя в относительной безопасности, так как белорусы будут обеспокоены несуществующей внешней угрозой и окончательно перестанут обращать внимание на проблемы в экономике и свое обнищание».

Может быть, что-то антизаконное писал Сергей Шиптенко? Приведу и одну из его цитат из статьи «Вышиваночное безумие в лимитрофном угаре»: «Сегодня политоним «белорусы» настойчиво меняют на этноним, все русское последовательно уничтожается, а сепаратистский проект возводится до уровня национальной идеи. Вполне закономерным шагом стал госзаказ на синтезирование новой, постмодернистской, целиком искусственной идентичности белорусов. Осуществляя ревизию официальной историографии, возрождая старые националистические мифы и всей мощью госаппарата насаждая новые, неуклюжие строители постсоветской Белоруссии с нуля создают новую матрицу, на основе которой пытаются обосновать свое исключительное право на власть».

Каждый может сам составить свое мнение о том, есть ли в данных взглядах состав уголовного преступления. В любом случае арестом журналистов власти Белоруссии показали, что они не хотят и не могут вести корректный, содержательный диалог в защиту своих взглядов. Они могут только сажать несогласных в тюрьму. И это печально, так как такого рода тоталитарные тенденции не красят руководство страны, которое находится с Россией в Союзном государстве.

Что арест журналистов стал именно политической акцией устрашения со стороны официального Минска, не имеющей никакого отношения к журналистике, к тому, о чем писали задержанные, в России сегодня практически одинаково оценивается экспертным сообществом. Так, директор Института стран СНГ, первый заместитель председателя комитета Госдумы по делам СНГ, евразийской интеграции и связям с соотечественниками (от фракции «Единая Россия») Константин Затулин отметил, что арест пророссийских журналистов в Белоруссии имеет предвзятые мотивы, возникновение которых должно стать предметом серьезного размышления не только для российского гражданского общества, но и для руководства Российской Федерации.

Он продолжил: «Я отношусь к этой ситуации с осуждением. Я не считаю, что следовало применять эту меру по отношению к журналистам, к какой бы национальности и к какому бы гражданству они ни принадлежали. Зачастую даже к журналистам, допускающим гораздо более серьезную критику, не принимается никаких мер. И это вполне естественно, потому что между критикой и свободой слова существует принципиальная взаимосвязь. Коль скоро Союзное государство у нас основывается на нормах демократии, то мы должны уважать и свободу слова».

С арестованными публицистами можно было бы спорить, используя те же средства, что использовали они, то есть вести полемику, дискутировать в СМИ, но уж точно не прибегать к уголовно-процессуальным мерам. «Несогласие с ними могло бы выражаться в соответствующей форме. Можно публиковаться, отстаивать свою позицию, но прибегать к административным, уголовно-процессуальным мерам для того, чтобы заставить этих людей замолчать, категорически неправильно» – подчеркнул Константин Затулин.

О том, что задержание в Белоруссии пророссийских журналистов – тревожный звонок, и России необходимо на него отреагировать и на дипломатическом, и на общественном уровне, заявил сопредседатель Общероссийской общественной организации «Юристы за права и достойную жизнь человека», член Совета при президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека, директор Московского бюро по правам человека Александр Брод.

«Стоит с сожалением отметить, что подобные инциденты происходят в Белоруссии, которая является частью Союзного государства, в близком и дружественном нам государстве. Я считаю, что и российским правозащитникам, и Министерству иностранных дел нужно задаться вопросом, почему это происходит, добиться внятных ответов от белорусских властей, которые должны объяснить обоснованность или необоснованность действий своих правоохранительных органов. Если у журналистов не будет возможности высказываться, если не будет свободной дискуссии, то все это может привести к негативным последствиям, социальной напряженности. И этим могут воспользоваться силы, стремящиеся развязать в Белоруссии украинский сценарий. Эти аресты– тревожный звонок», – отметил Александр Брод.

По сути, белорусские власти перешли к политическим репрессиям в отношении журналистов, работавших на СМИ Союзного государства Российской Федерации и Республики Беларусь. Это весьма симптоматично и говорит не только о том, что на уровне содержания у официальных белорусских СМИ нет никаких аргументов, чтобы оспорить озвучивавшиеся авторами позиции, но и о том, что курс на союзную с Россией интеграцию, курс на евразийскую интеграцию стал подвергаться в Минске серьезным рискам.

В заключение все же хочется выразить надежду на то, что в Минске возобладают благоразумие и понимание того, что с идеями, даже теми, которые кому-то не нравятся, можно бороться – никто ведь не предлагает поднять лапки кверху и сдаться. Но бороться надо – конечно, если есть аргументы – в публичном пространстве, чтобы люди сами могли составить представление о том, кто прав, а кто ошибается. В нашем же случае мы имеем отчетливый феномен борьбы с правдой, которая колет глаза.

Юрий Баранчик, старший научный сотрудник отдела Белоруссии и Прибалтики Института стран СНГ, кандидат философских наук

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовал 1 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты