№4 (291) апрель 2017 г.

Мгер Мкртчян: Весь вопрос в том – это прошлое, о котором ты знаешь, или прошлое, которое ты сам наблюдал…

Просмотров: 6568

До середины марта во всех крупных кинотеатрах Армении шла премьера фильма «Линия-2: 25 лет спустя», который стал продолжением ленты «Линия». Картины сняты кинорежиссером и сценаристом Мгером Мкртчяном.

Фильм «Линия» удостоился приза в номинации «Лучший фильм года» на премии Pan Armenian Entertainment Awards 2016, а на первой армянской кинопремии «Анаит» фильм выиграл сразу в нескольких номинациях: «Лучший игровой фильм», «Лучшая операторская работа» (Ваагн Тер-Акопян) и «Лучшая актерская игра» (Самвел Тадевосян). И еще: было решено, что прибыль от проката фильмов в Арцахе пойдет на развитие кинорынка в НКР.

В «Линии» представлены Ереван 1990-х годов и Арцах в годы войны, и на этом фоне разворачивается драма молодых героев. Это было сложное время внезапных и радикальных перемен, строительство новой независимой страны. Это своеобразная сага о поколении, на юность которого пришелся развал огромной страны. Второй фильм повествует о том, как сложилась судьба героев 25 лет спустя.

С чего все началось? По словам продюсера фильмов Карена Казаряна, идея первого фильма родилась года два назад: «Во время Арцахской войны мы жили в Москве, были членами команды КВН. В Армении почти не бывали. С ребятами мы как-то задумались: а правильно ли мы поступаем, может, надо остаться в Армении? Как бы то ни было, в те годы нам хотелось создать что-то и тем самым выразить свою признательность, увековечить ребят, которые ценой своей крови обрели нашу независимость. Так и возникла идея фильма».

В качестве режиссера фильма продюсер выбрал известного в российском кинематографе Мгера Альбертовича Мкртчяна.

Решение о продолжении фильма возникло 2 апреля прошлого года – в тот день, когда в Арцахе начались военные действия. В это время съемочная группа работала над первым фильмом и должна была выехать в Шуши, но из-за начала войны пришлось перенести съемки. Именно тогда у Мгера Мкртчяна возникла идея снять продолжение фильма. Сегодня можно считать, что он первым отрефлексировал на события тех военных дней в «Линии-2: 25 лет спустя».

Мы познакомились с Мгером Альбертовичем во время съемок готовящегося армянского сериала. Я видела, как он борется с нежеланием отвлечься на интервью и с обязательством: согласие на «небольшую беседу» было дано за день до встречи. Но, должно быть, привычка реагировать на все глубоко и благодарно победила. Устроившись неподалеку от съемочной площадки, мы начали разговор.

– В фильме затронуты важнейшие для нашего общества и нации темы. Мы все по-разному реагируем на понятия «патриотизм», «наследие», «семья» и пр. Почему Вы все же решились на фильмы о Жизни и Борьбе. В силу актуальности тем или по зову души?

– Я никогда раньше не снимал фильмов на эту тему, да и вообще не снимал армянское кино. Мне было интересно вдвойне. Иногда так случается, когда все совпадает: желание, время, возможности…

– Оператор фильма Ваагн Тер-Акопян предложил критериями воплощения фильмов принять эстетику фильмов Довлатяна «Здравствуй, это я» и Леоне «Однажды в Америке». По его словам, по этой установке и началось сближение камертонов... Были ли идеи, которые рождались по ходу работы, вне сценария?

– Невозможно работать, отталкиваясь на сто процентов от сценария. Приходит актер, в котором ты находишь столько неизведанного и интересного – и что, ты позволишь ему просто сыграть свою роль по сценарию, и все? Нет, я начинаю адаптировать уже сценарий под актера, вытаскивая из него все самое необходимое мне и неповторимое. Или же наоборот. Ошибся. Бывает. Ты понимаешь, что не выполнит он задачу. Провалить историю? Нет, меняю по ходу сценарий. Что касается самого Сергеича... Он, безусловно, мой партнер, мой напарник. Он намного больше, чем высококлассный оператор.

– Как Вы думаете, мог бы второй фильм существовать без первого?

– Я думаю, да. Это совершенно другая история, другой по стилистике фильм. Да, в нем есть ссылки в прошлое. Весь вопрос в том – это прошлое, о котором ты знаешь, или прошлое, которое ты сам наблюдал…

– Для меня приятной неожиданностью в фильме оказался образ врага – персонаж, безусловно, интересный, фактурный. Никакого брезгливого лжепатриотизма... Ваши мысли по этому поводу...

– Я не люблю, когда персонаж плоский. Даже если это образ врага. Я не люблю плакатность. Даже само понятие «патриотизм» – для меня это нечто более красивое, личное и эмоциональное, а не громкое и большое. Враг тоже человек со своими – правильными или нет, неважно – мотивами.

– Что для Вас было критерием в подборе актеров?

– Органика. Никакой наигранности, максимально естественные диалоги. Поначалу, когда я попросил предоставить мне список актеров, мне назвали всего пятнадцать имен. Я же поставил перед собой задачу – показать на экране новые лица. И тогда я начал просто покупать билеты на различные спектакли и ходить по театрам. Искал новые молодые таланты и доволен тем, что в итоге нашел. Ни в одной сцене мы не капали в глаза актерам воду – слезы на экране искренние.

– Если будет дана возможность выбирать между профи-актером и человеком, вообще не имеющим никакого отношения к кино, но безумно обаятельным, на ком остановите свой выбор?

– Безусловно, я сделаю выбор в пользу профи. Представьте, есть сто задач, которые нужно решить. Из этих ста за счет внутреннего и внешнего обаяния и органики образов ты можешь решить всего лишь пятьдесят. В этом и разница между профессионалом и непрофессионалом…

– В «Линии-2» полностью изменен актерский состав – как-никак 25 лет прошло. Не рискованно ли было энергетику уже полюбившихся образов менять на новые, повзрослевшие?

– В том-то и весь профессионализм актера, чтобы суметь передать эту самую энергетику и быть убедительным.

– В контексте сказанного: насколько близок Вам образ актера Фрунзика Мкртчяна и насколько его «угадали» в советском кинематографе?

– Я считаю Фрунзика актером, который добился в своей профессии всего. У него были роли и режиссеры, о которых сегодня и мечтать сложно. Его любили и обожали, причем без интернета, гламурных сайтов и журналов. Ему не нужно было сниматься в купальнике, чтобы привлечь к себе внимание. Мог ли добиться большего?

Возможно. Но судить об этом уже поздно

– На пресс-конференции Вы говорили о том, что не делали ставку на «Оскара»… Каким, на Ваш взгляд, должен быть армянский фильм, чтобы его с готовностью пустили в мировой прокат?

– Скажите, а сколько было армянских фильмов, которые были оценены на престижных фестивалях? Я не говорю о «фантиковых», которые созданы и существуют только с целью раздаривания призов. Я говорю о серьезных фильмах. И как Вы думаете, в чем тут причина? В том, что нас не любят? В том, что фильмы армянские? Нет. Отвечая на такой вопрос, всегда буду повторять одно и то же – надо создавать талантливые фильмы.

– Давеча я Вам говорила, что «Линия-1» – это не столько удача, сколько ловушка. Армянский зритель капризный. А если вдруг не удастся удержать планку.... Сериалы-то – вещь опасная.

– Осознаю ловушку. Признаюсь, даже опасаюсь. Но, во-первых, речь не идет о длинном сериале. Я снимаю 12-серийный формат. Во-вторых, постоянное присутствие ловушки помогает никогда не расслабляться. И, самое главное, я не сравниваю это с полнометражным фильмом. Совершенно другой формат. И важно сделать достойную работу именно в этом формате и конкурировать с фильмами данного формата.

– Помимо денежного, что Вы вкладываете в понятие «успех»?

– Наверное, когда продукт, который ты создал в команде, лучше своих конкурентов. И если это мнение зрителей, а не членов семьи или твоих студентов.

Беседу вела Кари АМИРХАНЯН

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 6 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты