№5 (373) май 2024 г.

Леонид Решетников: История учит только одному: врага надо добивать в его берлоге

Просмотров: 3654

Артур Согомонян: Мы обязаны уважать и защищать свою историю, именно это и есть генофонд нашей нации. Наследие, без которого невозможно построить успешного будущего!

Героическое участие армян в СВО. Часть третья

Владимир Хомерики: Надеемся, что Армения и Грузия будут в стратегическом партнерстве с Россией

На Пискаревском мемориальном кладбище прошла памятная акция в честь 80-летия полного освобождения Ленинграда от блокады

Нерадостные итоги шестилетнего правления «бархатной» власти

Необыкновенные патриоты приближали День Победы советского народа над фашизмом – и на поле боя, и в тылу

Арутюн Сурмалян: На Донской земле мы достигли взаимопонимания между народами

Стихийных революций нет, есть подготовленные спецоперации

Леонид Решетников: История учит только одному: врага надо добивать в его берлоге

С праздником Победы!

Очередное интервью газете «Ноев Ковчег» дал Леонид Петрович Решетников – генерал-лейтенант, бывший сотрудник Службы внешней разведки России, историк, публицист, российский общественный деятель, руководитель Российского института стратегических исследований в 2009–2016 годах.

– Леонид Петрович, сейчас много говорят о «повороте России на Восток». Здесь у нас есть ШОС и БРИКС. Каковы наши перспективы сотрудничества с ними? И являются ли они противовесом той западной политике, где после развала СССР «мировым жандармом» фактически стали США? Насколько нам важна в этой ситуации дружба с Китаем?

– Я поддерживаю тот тезис, который, который выдвинул В. Путин: «Россия – это не просто страна, это действительно отдельная цивилизация». Нам надо меньше говорить о «поворотах». Мы самодостаточные. Мы не Запад и не Восток. Россия – это третья огромная сила. Да, у нас демографический кризис, мы сами себя подкосили за последние 100 с лишним лет, но мы остаемся этой третьей силой! У России, безусловно, должны быть хорошие и перспективные отношения с Востоком, который заинтересован в актуальной роли России на международной арене. Наша идея, что мир многополярен – она рабочая, этого многие хотят.

– Какие есть перспективы у ОДКБ, есть ли они вообще? В чем сложности с ОДКБ?

– Сложность с ОДКБ в том, что вся ОДКБ – бывшие советские республики, которые сейчас в той или иной степени проводят политику дистанцирования от России. Белоруссия – исключение. Остальные нередко демонстрируют свою заинтересованность в равноудаленных отношениях и с Россией, и с США, и с Европой. Поэтому и ОДКБ недостаточно эффективна.

– Насчет Армении. Вы упоминали в одной из Ваших книг, что Вы жили какое-то время с семьей в Армении. На Ваш взгляд, как бы Вы могли охарактеризовать русско-армянские отношения на данный момент и к чему они могут привести в том ключе, который есть сейчас?

– Значительная часть армянского народа, я не говорю – большая, но значительная, особенно городское население, в какой-то степени избрала путь Украины. Ей очень захотелось «как на Западе». Своего рода психоз, который распространяется очень быстро – им очень хочется пожить, «как на Западе». Он одолел многих армян. На этой почве Пашинян и вырос. И наверное, армянскому народу придется и пережить потерю территорий, которая не ограничится Карабахом, и учитывать интересы Азербайджана, Турции, а они отнюдь не исторические друзья армянского народа. Армянам придется за «увлечение» Западом испить горькую чашу.

– Турция довольно длительное время проводила политику «мягкой силы» в отношении Армении. А на днях появилось сообщение, что Азербайджан начнет войну с Арменией до конца недели, если Ереван откажется идти на компромисс по вопросу приграничных сел-эксклавов. Об этом заявил премьер-министр Никол Пашинян. По Вашему мнению, с какой целью продолжается данная эскалация? Какова конечная цель Азербайджана?

– Азербайджану нужен прямой выход на Нахичевань – так называемый Зангезурский коридор. Поэтому Азербайджан настаивает на передаче Арменией целого ряда сел, что обеспечит ему требуемый прямой выход. Но при этом Армения теряет немалую часть своей территории. Думаю, Баку добьется своего, потому что Ереван, обратившись к Западу, потерял поддержку России. Запад не будет ругаться с Азербайджаном из-за Армении. Французы? Да нет! Пашинян рассчитывает на Францию из-за влиятельного армянского лобби в Париже. Однако у Франции столько внутренних и внешних проблем, что она вряд ли реально станет спасать Армению. Так что на перспективу Армения сама себя загоняет в очень тяжелую ситуацию.

– Представители армянского народа очень часто говорят, что Россия не оказала им поддержку и помощь, Россия виновата в событиях, которые произошли в Арцахе. Как Вы это можете прокомментировать?

– Если бы армянский народ поднялся как один на защиту Арцаха, то и Россия помогла бы. А так – друзья, если вы не поднялись, то и Россия не должна воевать. Русские не должны быть бoльшими армянами, чем сами армяне. Я очень симпатизирую армянскому народу. Он внес большой вклад в строительство Российской империи, много выдающихся армянских деятелей корнями вросло в Россию. Мы даже не догадываемся, что они были армянами, потому что фамилии русифицировались. Но сейчас сделан неправильный, ошибочный шаг, и за это придется платить.

– Как Вы в целом оцениваете события вокруг Арцаха? Кто был заинтересован именно в таком развитии событий и на что они повлияют в итоге?

– В итоге повлияют так, что Армения потеряет свой авторитет и свои территории, свой дух и свою идею на ближайшие годы – это минимум. В этом, конечно, был заинтересован и Запад, активно способствовавший нарушению равновесия, которое Россия стремилась обеспечивать между Азербайджаном и Арменией по вопросу Карабаха, оставляя возможность для нахождения компромиссного решения. Запад провернул разрушение этого равновесия с помощью Пашиняна, который, по моему убеждению, является его давним агентом. Он эту задачу выполнял и выполняет уверенно. Проблема Армении в том, что она перестает быть Арменией.

– Как Вы считаете, почему Армения за все эти годы так и не признала Карабах? Они говорили, что это наша территория, что там живут граждане Армении, но при этом сами эту территорию не признали своей.

– Да, более того, Пашинян заявил, что это – территория Азербайджана. До этого была попытка каким-то образом, сохраняя баланс, договариваться с Азербайджаном. Эта попытка была и наша – мы стремились к тому, чтобы не нарушать этот баланс, но в результате его разрушили другие. А армяне согласились с этим.

– Расскажите о Вашей общественной деятельности в России на данный момент.

– Мы зарегистрированы как Межрегиональное общественное движение за возрождение исторических традиций «Наследие Империи». У нас более 20 региональных отделений. Мы занимаемся в основном историко-просветительской работой. В России огромная проблема с памятью нашего народа. Например, смотрите: 31 марта 2024 года – 210 лет со взятия Парижа и капитуляции Франции. Мы как-то отмечаем этот славный подвиг? Никак! Сейчас французы обнаглели до предела – собираются свои подразделения направить на Украину. А мы даже не замечаем этот такой выдающийся день. Кстати, Париж ведь дальше Берлина, который мы брали три раза, а туда дошла русская армия! Я считаю, что невозможно воспитать гражданина нашей страны без знания истории, без гордости за историю, без понимания трагедий, понимания ошибок. Нельзя начинать историю страны только с 1917 года, а еще, не дай бог, только с 1941-го. У нас великая история, а мы ее знаем очень плохо.

Поэтому наше общественное движение и занимается историческим просвещением. Лекции, реконструкции, выставки, памятники, мемориальные доски, работа с молодежью, с кадетскими корпусами, с юнармейцами и так далее. Это важно и для наших бойцов и офицеров, воюющих в рамках специальной военной операции. Ведь когда мы пришли на освобожденные территории, то мы стали размахивать красным флагом. И враги сразу же этим воспользовались: «Идут коммунисты!» Не работает коммунизм среди молодежи на Украине, вообще нигде не работает. Да, левые среди молодых всегда были, есть и будут. Но в массе они – подавляющее меньшинство! На Украине проведена такая декоммунизация на основе трагических страниц нашей истории 1920–1930-х годов и более позднего периода, в своем большинстве украинцы крайне негативно реагируют на коммунистические идеи. Бандеровцы вопят: «Коммуняки возвращаются! Они хотят вернуть голодомор, чистки, расстрелы!» – все на мове, конечно, говорят. Россия должна идти под государственным флагом. Очень важно, чтобы все понимали, что идет борьба за воссоединение русских земель, единого народа, а не за установление идеологического режима. У меня на Украине родственники, могилы предков – и так у трети населения нашей страны!

Мы боремся за восстановление единой неделимой России, которой тысяча лет. Вот это надо нести нашим бойцам, офицерам, и особенно – регулярной армии, где очень слабо поставлена историческая и просветительская работа. И конечно, нести дух нашей веры.

Движение работает в этом направлении. С первых дней мы стали помогать бригаде «Дон» – тогда еще отряду «Дон». Так как я являюсь членом правления Союза казаков-воинов России и зарубежья, членом высшего совета СКВРиЗ, сразу все наши возможности – наших меценатов, спонсоров – мы направили на отряд «Дон». Кстати, на недавнем Большом казачьем круге в храме Христа Спасителя выступал верховный атаман Николай Дьяконов, заместитель командира Добровольческого штурмового корпуса. Он публично выразил благодарность «Наследию Империи», потому что нам удалось ощутимо помочь в обеспечении «Дона». Сейчас помогаем добровольческому штурмовому корпусу. Мы не ездим по конкретным подразделениям, все передаем в штаб в Новочеркасске, а они уже сами распределяют. Посильную помощь оказываем и некоторым другим батальонам, которые курирует «Русский Союз» Кочеткова, и другим. В немалой степени это связано с БПЛА, с тепловизорами, с антидроновыми ружьями.

– Недешевые очень вещи.

– Недешевые, но очень нужные. Между прочим, те люди, которые помогают нашему движению уже десятилетие и вкладываются в серьезную помощь в зоне СВО, часто не хотят, чтобы их имена упоминали, Я-то раньше думал, что они, зажиточные или богатые люди, чего-то боятся – нет, они просто по-настоящему верующие люди, и им не нравится, когда их начинают славить. Я иногда им говорю: «Давайте мы напишем, что вы вот это сделали!» «Не надо, – отвечают. – «Ну, напишите, что один из членов вашего попечительского совета помог – и все».

– Вы являетесь председателем попечительского совета фонда «Надежда, Вера, Возрождение». Расскажите, пожалуйста, о направлениях работы фонда, о Вашей деятельности как председателя попечительского совета.

– Этот фонд реально гуманитарный. И самое главное – если мы просто находим средства и покупаем различные очень важные вещи, то они мобилизуют в основном наших русских женщин, чтобы они делали что-то своими руками. Все эти маскировочные сети, сухие души, свечи, носилки, волокуши… Это тяжелее, а в чем-то и важнее, чем то, что мы делаем – найти средства и приобрести. Здесь уже физический труд, трата своего свободного времени, а иногда и вообще всего времени на помощь фронту. Я просто преклоняюсь перед этими женщинами, их руководителем Мариной.

Как председатель попечительского совета, помогаю в основном административно и морально, разными нужными звонками. Возникают различные проблемы – стараюсь их решать.

– Вы говорили насчет увековечивания памяти. Но почему-то опять – либо участников СВО, либо исторической памяти. А ведь у нас очень много ребят, кто пошел на Донбасс в 2014–2022 годах, защищал интересы нашей страны за рубежом, во внутренних конфликтах, миротворческих операциях. Что Вы делаете для увековечивания их памяти, оказания помощи этой категории людей? Ведь они с очень большим количеством проблем сталкиваются, в том числе на законодательном уровне.

– Наше движение направлено на историческое просвещение – кстати, согласно своему уставу. Людей, которые работают в движении каждый день, не общественников, всего шесть человек. Поэтому работы очень много. Конечно, не можем брать всё на себя. Но я хочу сказать про Донбасс и про Луганск. Вот они восстанавливают советские названия, убирая украинские. Зачем они это делают? У вас столько героев, у вас столько людей, у вас столько подвигов! «Улица Обороны Донецка» – такие названия должны быть! Есть герои, награжденные орденами, совершившие подвиги – называйте улицы их именами!

Я считаю, что в России должны появиться таблички на школах, на домах, где жили, учились наши герои. Не только времен СВО, но и до СВО, других военных конфликтов – тот же Афган, Сирия. Например, мы сейчас отправили письмо губернатору и мэру Ростова-на-Дону. Сын нашего представителя ростовского отделения Фофанова, награжденный орденом Мужества, погиб в бою. Предлагаем: «Назвать улицу в районе Ростова-на-Дону его именем». В том районе, где он жил. Есть улица Ивана Каляева, убившего великого князя Сергея Александровича. В. Путин несколько лет назад, открывая памятник Сергею Александровичу в Кремле, сказал: «Это преступление, которому нет оправдания, а убийца – преступник». Давайте как раз и уберем этого Каляева, которого даже президент назвал преступником, назовем эту улицу именем героя, кавалера ордена Мужества, погибшего в боях за Россию! Проблема. А в чем, собственно, проблема?

– Как Вы в данный момент оцениваете ход специальной военной операции?

– На мой взгляд – она затянулась. Выбрана, наверное по объективным причинам, тактика позиционной войны, которая, с одной стороны, дает определенные преимущества, а с другой – как и всякая позиционная война, несет и значительные риски. Во-первых, в нынешних условиях враг получает хоть и уменьшающуюся, но постоянную поддержку внешних сил, что продлевает его живучесть, а во-вторых, противнику дается время в ходе позиционной войны все-таки выбирать слабые места (а они всегда есть, во всех войнах) у нас и наносить болезненные удары. Мне кажется, что настало время все-таки перехода от позиционных военных действий к маневренным. Конечно, наверняка в Генштабе есть аргументы и какие-то обстоятельства на продолжение нынешней тактики.

– Скажите, пожалуйста, по Вашему мнению, каково сейчас экономическое положение и людские резервы противоположной стороны? Ведь не зря же говорят, что война – это деньги, деньги и еще раз деньги.

– Состояние там тяжелое, сложное. И это притом что киевскому режиму помогают 54 страны. На днях я прочитал, что даже Косово отправляет им помощь, включая какие-то броневики, которые Запад поставлял Приштине. Видимо, чересчур много поставлял в свое время. Старые, конечно, им лет по 30, но сейчас они будут использоваться против нас. Нельзя забывать – как бы ни ослабевала внутренне, морально и экономически нынешняя Украина, но 54 страны, объединенные в помощи киевскому режиму – это серьезная сила, очень серьезная. И это сказывается на ходе нашей специальной военной операции. Думать, что они вот-вот рухнут – не стоит. Есть признаки, что не так мотивированы приходящие у них на фронт бойцы, как раньше. Но все равно такое впечатление, что ядро ВСУ – злобное, русофобское – еще достаточно для ведения боевых действий против нас.

– Кто, на Ваш взгляд, изначально курировал АТО на Украине и организовывал сам Майдан, в 2013 году?

– Есть такая позиция, что политическими вопросами занимались американцы – организацией Майдана, переворотом и формированием правительства, а спецоперациями – англичане. Я думаю, что так там все и остается до сих пор, хотя англичане пытаются повысить свою роль в политической части работы на Украине.

– У Вас же огромнейший опыт работы, причем довольно специфической. По Вашему мнению, по каким методичкам сейчас работает Украина, военнослужащие Украины, их спецслужбы?

– Имеются данные, позволяющие говорить, что ГУР – Главное управление разведки ВСУ – работает исключительно под контролем англичан, МИ-6. По методам, по приемам, которые используются, по действиям – и террористическим, и диверсионным – все говорит о том, что они находятся не только под контролем, но и многие операции разрабатываются при непосредственном участии англичан. Возможно, что и какую-то часть агентуры по России и по странам вокруг России им предоставили англичане.

– А какова их конечная цель? Ведь спецслужбы любой страны, когда вкладываются в действия в каких-то других странах, имеют свою конечную цель.

– Конечная цель одна – нанести как можно больший ущерб России, взорвать ситуацию в России, вызвать недовольство, смуту. У них всегда одна и та же цель. Они действуют по своей методичке столетнего опыта. Они понимают, что Россию прямым ударом взять очень сложно. Хорошо, Украина подвернулась, они очень ловко сделали так, чтобы она стала крайне враждебной России. Но основная ставка – путем нанесения ударов Украиной по России вызвать внутреннюю сумятицу, недовольство, разногласия, мятежи, путчи в самой России. Это – их стихия, они в ней плавают прекрасно. Конечная цель Запада всегда одна и та же – поставить Россию на колени, а лучше всего – вообще раздербанить, расколоть.

– Часть источников сейчас говорит, что ожидается повышение террористической активности со стороны тех или иных сил на территории России. А часть источников – наоборот, о том, что террористическая активность сейчас будет снижаться, потому что у них выбыло довольно большое количество специалистов в данной сфере. По Вашему мнению, как будет?

– Противник будет пытаться повысить напряженность, и мы это видим не только по террористическим актам, но и по их диверсионной деятельности. Но так как сейчас нашим президентом поставлена, причем публично, задача активизации работы Федеральной службы безопасности и других спецслужб по предотвращению террористических и диверсионных действий, движение противника будет встречать активное противодействие с нашей стороны. Полагаю, что после чудовищного теракта в «Крокусе» добиться значительного повышения террористической и диверсионной активности им все же не удастся. Но схватка будет.

– Как, по Вашему мнению, сложится судьба Украины в ближайшем будущем?

– Нынешней Украины просто не должно быть. Потому что это анти-Россия. И она будет максимально использоваться Западом как анти-Россия, даже если останется без Донбасса, Луганска, части Запорожья – тех районов, которые сейчас находятся под контролем России. Если Москва возьмет передышку, Украина продолжит работать на них, на наших врагов. Наша задача – свести так называемую Украину до возможного минимума.

– Сейчас идет эвакуация детей с территории Белгородской области. В сетях очень у многих это вызывает панику. Как Вы считаете, для чего проводится данная эвакуация и как остановить либо уменьшить количество обстрелов Белгородской, Курской, других наших приграничных областей?

– Все это результат нашего просчета. Просчет в том, что мы стояли на окраинах Харькова и в Сумах и ушли оттуда. Не вследствие провала, подобного тому, что произошел под Балаклеей, под Изюмом. Мы сами ушли оттуда. И встали за границей, посчитав, что противник по каким-то причинам не будет ее переходить. Я еще года полтора назад начал это говорить и на телевидении тогда активно выступал. Повторюсь: это очень опасно, мы создаем большой соблазн для противника для его наступления на доэсвэошную территорию России.

Необходима буферная зона, для начала 30–35 километров. Таким образом исключались бы наземные операции, ведь ДРГ пройти 30 километров до границы очень сложно, не говоря уже об операциях масштабов роты или батальона. Но это почему-то не было сделано. Позиционная тактика ведет к тому, что враг имеет время находить слабые места, готовить удары. Получается, что сейчас Белгород, значительная часть Белгородской, Курской областей стали театром военных действий. Началась эвакуация. Правильно, надо эвакуировать детей, если город обстреливается. Остановить врага мы можем только двумя путями: разгромом противника на границе и созданием буферной зоны с выходом к окраинам Харькова и Сум. А также ударами с направления Купянска, где мы застряли с начала октября. Иначе как остановить? Какое бы ПВО мы ни выставляли, все равно прорывы будут.

– Как Вы считаете, есть ли у России в целом возможности улучшить отношения с некоторыми странами, которые сейчас входят в список недружественных?

– Да, в случае победы.

– Все упирается именно в результаты СВО?

– Конечно. Даже если будет какой-то средний результат, полукомпромиссный, то это не победа – тогда шансов у России не будет. С чего тогда отношения будут улучшаться? Сейчас идет процесс смены гегемона. Есть такая версия, что глобалисты меняют США на Китай. Об этом еще лет 20 назад шел разговор. Они посчитали, что США исчерпали свои возможности, и, чтобы удержать мир под контролем, надо сменить гегемона.

Насчет первой части я согласен, насчет США – судя по всему, они в состоянии 80-х годов Советского Союза находятся. Там может произойти действительно очень серьезный кризис – он в общем-то начался очевидно. А насчет смены гегемона… Ну, во-первых, Китай без России в ближайшее десятилетие не выдержит ничего, потому что без такого тыла, как Россия, им сложно будет бороться за первенство в мире. Хотят – не хотят, а они должны дружить с Россией, если действительно собираются играть какую-то роль значительно выше нынешней. Им Россия просто необходима.

Очень многое зависит от того, как закончится СВО: на полушаге – это очень опасно. Мы можем утратить все, если остановимся и начнем процесс каких-то разговоров, соглашений – пусть это останется у вас, а это у нас. История учит только одному: врага надо добивать в его берлоге, а если мы это не сделаем, отложим развязку на год-полтора – они просто подкачаются и начнут снова.

Беседу вела Мария Коледа

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 10 человек

Оставьте свои комментарии

Ваш комментарий

* Обязательные поля