№ 15 (174) Август (1–15) 2011 года.

«Не навреди!»

Просмотров: 2275

«Noli nocere!» – «Не навреди!», гласит один из важнейших постулатов медицины. Реставрация памятников чем-то сродни медицине. Почти все памятники архитектуры «больны», и надо точно знать, какое именно хирургическое вмешательство необходимо для их спасения. Очень важно также осознавать, что их основной ценностью является уникальная биография, а хорошая реставрация – такая, которую почти незаметно. Увы, бывает и такое вмешательство, после которого постройка превращается в чистенький новодел, не представляющий более ни культурного, ни исторического интереса.

В советское время к реставрации относились серьезно, существовали многочисленные комитеты по охране памятников и специальные проектные институты. Сейчас же часть памятников перешла от государства в частные руки или Церкви. Бюджетных денег хватает только на незначительную часть работ. Остается надеяться на добрую волю и тугой кошелек частных лиц – меценатов или благотворительных фондов. И тут начинаются порой неразрешимые противоречия. Благотворительность – довольно азартное занятие, оно требует грамотности, особой культуры, умения прислушиваться к советам и т.д. К сожалению, есть очень много примеров, когда люди, жертвующие свои кровные средства на какую-нибудь программу, уже не считаются ни с требованиями закона, ни с мнением специалистов.

Последний громкий случай подобного рода произошел в Арцахе, в монастыре Гандзасар. Реконструкция Гандзасара началась давно благодаря Левону Айрапетяну, российскому бизнесмену и здешнему уроженцу, который известен очень важными и серьезными благотворительными проектами. Но как признался брат мецената, Владимир, руководивший строительством, с самого начала работы велись без единого плана (при том, что довольно подробный и приемлемый проект реставрации существует еще с советских времен). Несомненно, участок стал благоустроенным, проведена новая дорога, все освещено, чисто, и за это нужно только благодарить, однако самодеятельные постройки и неоправданные вмешательства, черепичная крыша довольно сильно режут глаз и мешают восприятию. Что же касается самой облицовки, то, конечно, утверждение строителей, что она нужна для укрепления стены, несерьезно – кладка кустарная, каменщики облицевали стену, сделали «красиво» без исследования, без проекта.

Оказывается, до того, как была начата облицовка стен каменными плитами, Министерство культуры НКР категорически запретило это делать. Однако на запрет не обратили внимания, и работы начались. И благополучно завершились бы без лишнего шума, если бы не гражданская активность. И получилось, что роль государства ограничилась лишь заявлениями, оно абсолютно не следит за выполнением работ, более того, никто не хочет обижать благотворителей, которые могут взять и свернуть свои программы.

Если подытожить, то вот несколько факторов, которые вредят благородному делу восстановления и защиты памятников архитектуры.

Во-первых, частное финансирование – палка о двух концах. С одной стороны, оно необходимо как воздух, но с другой – благотворители зачастую руководствуются принципом «кто платит, тот и выбирает».

Во-вторых, формальные хозяева памятников часто подходят к ним чрезмерно утилитарно, и тогда на средневековых церквях появляются несуразные кровли, «евро»-двери и окна, кондиционеры. На территории монастырей или рядом с ними строятся композиционно чуждые им постройки, даже рестораны и магазины.

В-третьих, государство не справляется с возложенной на него функцией по защите памятников. Необходимо найти новые действенные механизмы по контролю, однако функция государства не должна сводиться к запрещающей, наоборот, нужна готовая проектная база, планы работ, чтобы при желании вложить средства людям предлагалось на выбор несколько проектов, где они могли бы принести пользу. Необходимо всячески помогать благотворителям, однако при этом строго контролировать выполнение условий и не поддаваться на шантаж, даже если это приведет к прекращению финансирования.

Кроме того, нужен особый подход к каждому памятнику. Не все следует восстанавливать, иногда правильным решением является консервация руин. В мире давно уже сосуществуют несколько устоявшихся подходов, школ. Но главное – это только, и только профессиональный, взвешенный подход перед хирургическим вмешательством, которым, несомненно, является любая реставрация.

Нельзя не отметить активность гражданского общества. Это новое явление. Несколько фотографий, выложенных в социальных сетях, вызвали бурю протестов, к которым уже не могли не прислушаться в бюрократических кабинетах. Можно уверенно утверждать, что механизм общественного контроля за принятием и выполнением решений начинает действовать. Поднятая гандзасарским случаем волна не стихла, возникли несколько групп, которые, воспользовавшись вниманием людей, переключились и на другие памятники, находящиеся под угрозой, такие как монастырский комплекс Санаин, на кровле которого уже вырос целый лес; или Агарцин, который отреставрирован на деньги арабского шейха до состояния «только что с конвейера». Появились также фотографии арцахского Дадиванка, который отреставрирован крайне небрежно и некачественно.

Одним словом, бесчисленным памятникам архитектуры, разбросанным по всей Армении, нужны не только наши финансы, но и бережное, трепетное отношение. Выдержав испытание временем, они в одно мгновение могут быть уничтожены или безвозвратно испорчены нашим дилетантизмом, гордыней и упрямством.

Арсен Карапетян, архитектор

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 15 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Лучше не споры вокруг Гандзасара ведите, а возьмитесь за Санаинский монастырь. Он просто разрушается. А наш католикос сказал, что монастырями в горах он не интересуется. Спасите Санаин!!!
  2. полностью согласен с рассуждениями автора.
  3. "Консервация руин" - далеко не для всех памятников нашей архитектуры. Многие надо как можно скорее спасать.
  4. консервация, как раз и есть действенный способ "спасти" памятник архитектуры.
  5. Говорить мы все умеем. Все свои претензии - к государству, которое абсолютно безразлично к состоянию памятников архитектуры! Спасите лучше конкретными делами САНАИН, а не болтологией занимайтесь. А уважаемому Левону Айрапетяну - низкий поклон!
  6. это не болтология, а формализация рассуждений, наброски методологии, очерчивание тактики и стратегии и ещё много чего, что отличает архитектора от штукатурчика.
  7. чуточку бы вам самоиронии в комментариях, и вы стали бы просто класс!
  8. Шотландец возвращается домой послешестимесячного путешествия по Европе. По приезде он попадает в объятия двух бородатых мужчин, в которых узнает родных братьев. - Что это вы так обросли? -Ты уехал, Джонни, и забрал бритву!
  9. Два джентльмена разговаривают после званого обеда: -Скажите, Cэр, почему сегодня во время обеда вы постоянно целовали руку той даме, что сидела от вас слева? - Понимаетели, Cэр, мне забыли положить салфетку.
  10. А вас не беспокоит плачевное состояние всех остальных наших монастырей? Да, не навреди, но и спасать надо, иначе в руины все наши памятники превратятся...
  11. Согласен, брат, пусть лучше Санаин спасают, а не трепом тут занимаются. Демагоги несчастные!!!!!!!!
  12. А сколько еще таких "бесхозных" монастырей и храмов на территории Армении!!!!!!!! Просто душа болит. А у иерархов ААЦ, наверное, не так сильно болит. Вот и не восстанавливают эти бесценные памятники мировой архитектуры. Зато в самом центре Еревана строят новую резиденцию католикоса. Эчмиадзин теперь "не актуален"?
  13. а кто оставлял надписи на стенах "бесхозных" памянков?! священники и вардапеты, да? нет! это наш бедный простодушный народ оставлял автографы красками на памятнках 5-20 вв.! нечего всё на духовенство сваливать! каждый должен беречь наследие предков! хоть цент на сохранение памятников пожертвовали церкви?
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты