№ 17 (176) Cентябрь (1–15) 2011 года.

Новая историческая доктрина Азербайджана – угроза существованию армянской нации

Просмотров: 8786

В последнее время заметно обострилась дискуссия по поводу исторических аспектов принадлежности Нагорного Карабаха. Однако, в отличие от прошлых времен, в этой дискуссии наметилась новая тенденция. Речь идет о мощном идеологическом наступлении именно азербайджанских историков.

Раньше они в основном вели оборонительные бои, поскольку исторические права армян на землю Нагорного Карабаха в целом не подвергались сомнению. Обосновывалась лишь законность инкорпорации этого армянского анклава в азербайджанское государство на правах автономии.

Сейчас фокус дискуссии сместился. Азербайджанская историческая наука стала делать основной упор на обосновании незаконности пребывания армян в Нагорном Карабахе вообще. На этом поприще азербайджанские историки менее чем за полгода смогли совершить определенный «прорыв». Им удалось поставить под сомнение некоторые, казалось бы, незыблемые и устоявшиеся представления, связанные с историей армянского народа. Они создали определенный плацдарм для написания новой истории Закавказья, той истории, в которой армянам вообще не отводится места в этом регионе.

Данный «прорыв» в азербайджанской исторической науке произошел не случайно, не спонтанно и не стихийно. Он явился итогом государственных усилий бакинских властей, направленных на изменение общественного мнения за рубежом относительно сути и истоков нагорно-карабахского конфликта. Ведь действительно, решить данный конфликт в пользу Азербайджана фактически невозможно, пока в мировом общественном мнении утвердился взгляд на то, что исторически Нагорный Карабах – армянская территория.

Конечно, бывают случаи, когда исторический аспект игнорируется. Последний пример – это сдача Косово албанцам под диктовку НАТО. Сделано это было в угоду военно-политическим интересам западных держав. Но в случае с Нагорным Карабахом такой номер не пройдет, так как Армения находится в военном союзе с Россией. Поэтому для азербайджанских властей важно переубедить не столько западное общественное мнение, сколько российское. Если в России перестанут считать, что армяне имеют исторические права на Карабах, то и поддержка Армении в этом вопросе мгновенно улетучится.

Поэтому-то некоторое время назад президент Азербайджана Ильхам Алиев призвал азербайджанских историков начать активную работу по обоснованию принадлежности Нагорного Карабаха Азербайджану. Причем, он даже пообещал авторам удачных разработок солидные денежные премии. Видимо, эта работа дала определенные результаты, которые мы имеем возможность наблюдать в настоящий момент. Характерно также, что сам Ильхам Алиев и дал команду о наступлении на историческом фронте. Новая историческая доктрина была изложена им 21 апреля сего года на встрече с представителями молодежных организаций Азербайджана. Там он заявил, что «нынешняя Армения возникла на азербайджанской земле».

«В Ереванском ханстве жили в основном азербайджанцы, Зангезурский край силой отторгнут от Азербайджана для того, чтобы расчленить тюркский мир, так оно и случилось. Но настанет время, когда эта несправедливость будет устранена. Не сомневаюсь в том, что мы восстановим нашу территориальную целостность», – подчеркнул президент Азербайджана. Таким образом, Алиев не только подтвердил свои претензии на территорию собственно Нагорного Карабаха, но и фактически поставил под вопрос само существование Армянского государства в Закавказье. А это уже – посыл с далеко идущими последствиями.

Вслед за этим выступлением последовал ряд статей азербайджанских авторов, обосновывающих данную историческую концепцию. На одной из них я хочу остановиться подробнее. Речь идет о статье Джамиля Гасанлы «Присоединение Карабахского ханства к Российской империи: Исторические реалии и мифы», которая была опубликована информационным агентством «Регнум» 31 июля сего года. Обращение именно к этой статье не случайно. Во-первых, в ней, как в капле воды, отражено существо новой азербайджанской исторической доктрины. Автор спокойно, без надрыва, сухим научным языком на основе вполне достоверных источников обосновывает тезис о том, что армяне в Закавказье – посторонние люди, пришлые чужаки, заселившие исторические азербайджанские земли при помощи правительства Российской империи. Во-вторых, в статье приведены те же самые аргументы, которые изложил мне недавно при личной встрече один азербайджанский историк. Причем наша с ним дискуссия пошла несколько глубже и затронула вопросы, которые Гасанлы в своей статье изящно обходит. Поэтому я решил продолжить эту дискуссию заочно и воспроизвести свою аргументацию на страницах печати.

Начнем с названия статьи. Автор рассматривает вопрос о присоединении Карабахского ханства к России, но сразу же сползает на тему о численном соотношении азербайджанского и армянского населения Закавказья в тот период. Это и становится для автора основным вопросом анализа. В таком случае не совсем логично, что Гасанлы назвал свою статью так, как он это сделал. Было бы более правильно назвать как-то так: «Об этническом балансе Закавказья в XIX веке». Но автор этого не делает. И причина более или менее понятна. При таком названии у читателя возникнет естественный вопрос: а почему, собственно, автор ограничивает свой анализ XIX веком? Ведь было бы логично проанализировать динамику изменения этнического баланса в Закавказье в более длительной исторической ретроспективе. Но тогда Гасанлы пришлось бы отвечать на ряд неудобных вопросов. А так, начав отсчет времени с выгодного для себя момента, он выстраивает достаточно стройную систему аргументации в поддержку основного тезиса своей статьи. А тезис этот довольно прост: армянское население закавказских ханств составляло меньшинство по сравнению с мусульманским населением. А потому все эти территории должны рассматриваться как исторически азербайджанские.

Первым аргументом автора является ссылка на этническое происхождение правителей Карабаха. Он ссылается на то, что ханами Карабаха начиная с XVIII века являлись представители «знаменитого тюркского племени Джаванширов». «Ведь в истории нет тому аналогий, чтоб три процента населения могли построить свою государственность над девяносто семью процентами остального населения», – утверждает он.

Выдвигая данный аргумент, как якобы серьезное доказательство своей точки зрения, Гасанлы забывает некоторые общеизвестные исторические факты. На самом деле все колониальные империи мира представляли из себя господство незначительного меньшинства над громадным большинством. Достаточно сослаться на опыт Британской империи, где несколько миллионов человек осуществляли владычество над половиной мира. А губернаторами различных районов Индии были этнические англичане, принадлежащие к христианской церкви. Поэтому если следовать методологии Гасанлы, то Индия должна считаться второй Англией и ее борьба за национальное освобождение была полным абсурдом. Таким образом, данный аргумент Гасанлы нельзя считать убедительным. Правители-тюрки вполне могли властвовать над покоренным коренным населением Закавказья.

Следующий аргумент автора также базируется на явной передержке. Он изящно смешивает этнический подход с религиозным и на этом строит свою дальнейшую аргументацию. Со ссылкой на письмо генерала Паскевича он утверждает, что в 1828 году, когда в пределах Ереванского и Нахичеванского ханств была создана «Армянская область», три четверти ее населения составляли мусульмане. Гасанлы приводит еще несколько цифр, подтверждающих этот факт. Например, в документе, подготовленном для министерства внутренних дел России 19 июля 1811 года, указывалось, что в Карабахской области проживают 12 тысяч семей, из которых 2500 – армянские, а остальные мусульманские. А в «Описании Карабахской провинции» 1823 года, составленном царской администрацией, отмечалось, что в Карабахе имеется 600 селений. Причем, 450 из них – мусульманские и только 150 армянские. Количество мусульманских семей также значительно превосходило армянские. Первых насчитывалось 15.729, вторых – 4366.

У меня нет оснований не верить этим фактам, взятым из русских источников. Но с моей точки зрения, они доказывают нечто совершенно отличное от того, что пытается обосновать Гасанлы. Прежде всего, эти факты не доказывают численного преобладания этнических тюрков над армянами. А ведь нынешняя официальная доктрина Азербайджана исходит именно из того, что азербайджанцы принадлежат к тюркскому этносу. Неудивительно поэтому, что Гасанлы легким движением руки объявляет все мусульманское население Закавказья тюрками. А с другой стороны, приписывает всех тамошних армян к христианской конфессии. Такое упрощение не выдерживает научной критики.

Проблему следует рассматривать либо под религиозным, либо под этническим углом. А смешение этих двух подходов по сути является фальсификацией. Закавказье было и остается полиэтническим регионом. В XIX веке, помимо тюрков, там проживало множество других этносов, исповедующих ислам – персы, курды, талыши, лезгины и др. С какой стати всех их записывать в тюрки? С другой стороны, известно, что Турция и Иран, которые контролировали этот регион, активно поощряли религиозную ассимиляцию местного населения. В итоге часть армян приняла мусульманство. Когда же стало безопасно быть христианином, то они вернулись к своей изначальной конфессии. Поэтому дать объективную оценку соотношения тюркского и армянского населения региона на основе данных, приводимых Гасанлы, не представляется возможным. То есть выложенные им факты никак не подкрепляют исторические претензии нынешнего Азербайджана на Нагорный Карабах. Автору следовало бы поработать с документами именно об этническом составе региона того периода. Но существуют ли они вообще в природе?

Другой связанный с этим вопрос – это появление тюрок в Закавказье. Общепризнанно, что они не являлись автохтонными жителями этого региона и пришли туда как завоеватели. Вторжения турок-сельджуков в Закавказье начались в XI веке. Надо отметить, что Армения к тому моменту, выйдя из-под опеки соседних империй, уже почти два столетия существовала как суверенное царство. Таким образом, турки-сельджуки захватили не какую-то отдаленную провинцию некой империи, а вполне себе независимое государство. С этого момента и начался многовековой процесс вытеснения армянского населения тюркскими племенами.

Тюркская захватническая политика строилась на насильственной ассимиляции покоренных народов и истреблении тех из них, которые такой ассимиляции не поддавались. Если при строительстве империи древние римляне действовали по принципу «разделяй и властвуй», то стержнем тюркской политики стал принцип «истребляй и властвуй». Именно благодаря крайней жестокости в подавлении национального самосознания других народов тюркский этнос смог сохранить контроль над обширными районами Евразии даже в условиях значительного отставания от уровня технологического и культурного развития соседних стран.

Учитывая это обстоятельство, совершенно неудивительно, что численность армянского населения на собственно армянской территории оказалась ниже, чем численность завоевателей. Но можно ли рассматривать этническую чистку коренного населения той или иной страны как справедливую основу для исторических претензий завоевателей на данную территорию? Думаю, что такой подход не выдерживает критики ни с гуманитарной, ни с правовой точки зрения. Поэтому даже если в XIX веке тюркское население мусульманских ханств Закавказья и превышало армянское, то это нельзя считать историческим основанием для претензий Азербайджана на данные территории. Напротив, вся история появления тюрок в Закавказье являлась основанием для того, чтобы заставить их подвинуться и высвободить территорию для автохтонных народов региона. Это касается, кстати, не только армян, но и других этносов, завоеванных тюрками.

Джамиль Гасанлы этот аспект проблемы в своей статье, естественно, не рассматривает. Но в дискуссии с азербайджанским историком, о которой я упоминал выше, мы его затронули. На мой аргумент, что тюрки завоевали Закавказье и установили свое господство над коренным армянским населением, мой оппонент высказал совершенно сногсшибательную версию. Мол, армяне в Закавказье вообще никогда не проживали. А жили они в нынешней Турции вокруг озера Ван. Что касается территории Карабаха и нынешней Армении, то проживали там древние албаны. Такое игнорирование известных исторических фактов меня просто поразило. Ведь большинство древнегреческих и древнеримских источников, включая официальные документы Римской империи, указывают на границу между Кавказской Албанией и Арменией по реке Кура. Таким образом, вся территория современного Нагорного Карабаха находилась в составе Армении, не говоря уже о Ереванской области. Правда, в 387 г. н.э. во время раздела Армении между Персией и Римом персы передали своим албанским союзникам области Арцах и Утик. Тогда Нагорный Карабах, действительно, оказался в составе Албании. Но армянское население региона ведь никуда не делось. Это подтверждают антропологические исследования, проводившиеся в СССР в конце 40-х годов прошлого века. Они показали, что современные карабахские армяне являются прямыми физическими потомками древнего населения области.

Конечно, можно утверждать, что в незапамятные времена армяне покорили племена, проживавшие на правобережье Куры, и ассимилировали их. Однако каких-либо научных данных, подтверждающих принадлежность этих племен к албанскому этносу, просто не имеется. Но даже если теоретически предположить такую возможность, то встает вопрос: какое отношение имеют албаны к тюркам? Ведь албаны – автохтонный кавказский народ, и только официальные азербайджанские идеологи пытаются, вопреки всякой логике и фактам, приписать албанам тюркское происхождение. Благо, мой собеседник не опустился до этого уровня дискуссии. Когда я спросил его, не являются ли нынешние азербайджанцы наследниками православного албанского народа, он сразу же отмежевался от этой версии. По его словам, потомки албанцев, конечно, присутствуют в нынешнем азербайджанском обществе, но его костяк составляют этнические тюрки. В итоге дискуссия вернулась на круги своя. Обосновать принадлежность нынешней армянской земли тюркам оказалось для моего оппонента затруднительным.

В этой связи совсем по-другому видится политика массового переселения армян в Закавказье, проводившаяся русским правительством. Гасанлы считает, что это была политика искусственной христианизации региона. «Видимо, чрезвычайно было сильно желание полностью христианизировать Закавказье. Но своеобразие обстановки побуждало русских действовать осторожно», - отмечает он. В подтверждение своей точки зрения Гасанлы приводит следующие факты: за период 1823-1832 гг. пропорция армянского населения Карабаха выросла с 21,7% до 31,6%. А в Шуше этот рост был еще больше – с 27,5% до 44,9%.

Со ссылкой на русского военного историка В.Потто Гасанлы отмечает, что первое большое переселение армян в Карабах состоялось в 1828 году. Если перед присоединением к России в Ереванской области проживали 49.875 мусульман и 20.073 армянина, то немедленно после образования «Армянской области» из соседних стран сюда переселили 45.200 армян. Также приводятся данные из книги русского исследователя Н.И.Шаврова, изданной в 1911 году. Шавров, опираясь на документы, отмечал, что в 1828-1830 годах в Закавказье переселились 40 тыс. армян из Ирана и 84,6 тыс. – из Турции. Их расселили в Елизаветпольской и Ереванской губерниях. А в общей сложности из 1,3 млн армян, проживающих в Закавказье, более миллиона были переселенцами.

Я опять-таки не буду ставить под сомнения факты, приводимые Гасанлы. Однако мое понимание политики русского правительства принципиально отличается от его интерпретации. Россия видела свою задачу не в «христианизации» региона, а в восстановлении исторической справедливости. Конечно, это касалось и религии. Ведь до арабского завоевания Закавказья эта территория всегда была христианской. Поэтому важным элементом политики православной Российской империи было возрождение христианства в этом районе мира. Однако главным был не столько религиозный, сколько этнический момент. Выражаясь современным языком, Россия устраняла последствия этнической чистки, которую провели в Закавказье тюркские завоеватели. Похожая политика проводилась Россией и на Балканах. Будучи в прошлом сама жертвой монголо-татарского ига, Россия последовательно вела линию на освобождение европейских наций, порабощенных в свое время тюркскими оккупантами. И эта программа была в целом выполнена.

Современные изыскания азербайджанских историков вполне вписываются в логику активизации тюркского реваншизма. Именно поэтому я посчитал важным написать комментарий к статье Гасанлы. Как я уже отмечал, мы имеем дело с формированием новой государственной идеологии Азербайджана. Идеологии – которая, как это ни прискорбно, имеет своим истоком практику средневековых тюрок. По существу, эта идеология закладывает основы масштабной этнической чистки, нового геноцида армян в Закавказье. Очень печально, что нынешнее руководство Азербайджана и его президент Ильхам Алиев, закончивший, кстати говоря, МГИМО, не нашли ничего лучше, как взять на вооружение именно эту идеологию.

С другой стороны, нет никаких оснований полагать, что власти Азербайджана намерены скорректировать свой подход, привести его в соответствие с уровнем современного развития мировой цивилизации. Поэтому существует опасность, что данная доктрина прочно утвердится прежде всего в самом Азербайджане. А это может дать такой же эффект, какой в свое время возымела на немцев идеология нацизма. Тогда уничтожение расово неполноценных людей не только не рассматривалось как преступление, но, наоборот, считалось почетным. А в нынешнем Азербайджане, видимо, не будет считаться преступлением уничтожение «чужаков», «армян-переселенцев», якобы захвативших «исконную» тюркскую землю. Ну, а про международные аспекты новой азербайджанской доктрины уже говорилось выше.

По этим причинам оставлять без ответа новые изыскания азербайджанских историков являлось бы верхом легкомыслия. И это касается не только этнических армян, но и всех людей доброй воли, не желающих появления в Закавказье нацистского государства. А ведь все условия для возникновения такого государства в Азербайджане уже есть. Это прежде всего политический режим полудиктаторского типа, отсутствие политических и гражданских свобод, политической конкуренции, жесткий контроль государства над СМИ и многое другое из того же репертуара. Не хватает только соответствующей идеологии. Но вот она, похоже, появилась. Между тем, исторический опыт показывает, что нацистские государства являются источниками внешней агрессии и развязывания мировых войн. Поэтому нынешние тенденции в Азербайджане представляют угрозу не только для самих граждан этой страны, не только для их соседей-армян, но и для международного мира и безопасности.

Впрочем, на аргументы Гасанлы могли бы лучше ответить сами армянские историки. Но от них не исходит скоординированной реакции на идеологическое наступление Азербайджана.

Проигрывая Азербайджану в демографическом и экономическом плане, Армения до последнего времени могла выравнивать баланс за счет морального и идеологического превосходства. Однако сейчас это преимущество может быть легко утеряно. В мировом общественном мнении начнет формироваться проазербайджанская моральная позиция. Этот процесс неизбежно затронет и Россию. Ну, а в такой ситуации сохранение армянского контроля над Нагорным Карабахом будет становиться все более проблематичным. И в конечном итоге дело может не ограничиться только потерей Карабаха. Под угрозой окажется само существование армянского национального государства.

Михаил Александров, политолог

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 37 человек