№ 11 (194) Июнь (16–30) 2012 года.

Фейс-контроль

Просмотров: 2828

Девушка на сайте «Ноева Ковчега» заметила по поводу меня: «Хлопотно жить на два города». Ваша правда, хлопотно. Но не скучно. Я, если честно, предпочел бы жить на три города. Но, увы, жизнь бесстыдно коротка, а здоровье обратно пропорционально желаниям: чем меньше первого, тем больше второго. И это, как мне объяснили, симптом тревожный, потому что психика нормального человека устроена так, что когда не можешь, то уже и не хочешь. Становишься философом. «Зачем мне это? – говоришь себе. – Везде та же суета. Разве что съездить, одним глазком глянуть…»

Глазок – это объектив фотоаппарата. Старики во всем мире, отработав положенное, ходят под конец жизни, крутя головами, по улицам Парижа, Барселоны, Каира или Рима. Наденут шорты, выставят на солнце свой целлюлит, и запечатлевают жизнерадостные улыбки на фоне пирамид, Триумфальной арки, Пизанской башни или венецианских каналов. Не зря прожили, ничего не упустили, мир познали. Молодцы, что и говорить. Мир так мал, почему бы не познать? Нашим старикам до них далеко. Говорю о российских. Об армянских молчу, им бы до Севана доехать – уже молодцы. В Армении туристические путевки недешево стоят. От Еревана до Турции плюнешь-достанешь, а экономнее съездить куда-нибудь в Саратов и там приобрести путевку в Анталью. Нет своего моря. А будь оно, легче было бы отдохнуть на море Лаптевых.

Вообще, как наши дорогие соотечественники наловчились друг с друга три шкуры драть – разговор особый. Я сейчас о другом. О том, что на бегу видишь целое, но не имеешь возможности всматриваться в детали. Ведь сколь романтичны наши представления о Париже, например. Отметился в Лувре, взобрался на Эйфелеву башню, погулял по Монмартру, посмотрел канкан в «Мулен Руж» – и считай, видел Париж, тот самый, по Хемингуэю, праздник, который всегда с тобой. А вот и нет, видел витрину, и в этом смысле нет существенной разницы между просмотром открыток и альбомов и пробежкой по парижским улицам с сумкой через плечо. В Париже надо пожить. Человеку творческому – особенно. Хемингуэй не был туристом, и Генри Миллер не был туристом.

Один мой парижский друг рассказывал, как в тяжелейшей депрессии стоял на станции метро, готовый броситься под приближающийся поезд. И бросился бы, наверное, там более, что такие случаи в парижском метро известны, но тут молодая женщина подошла и что-то спросила – ангел-хранитель, должно быть, – и страшное мгновение, когда ты на самом краю платформы, а поезд в двух шагах, мгновение это пронеслось, обдав могильным холодом. Прошло несколько лет, он жив-здоров, а историю эту рассказал мне только потому, что однажды я, закатив глаза, мечтательно произнес: «Ах, этот Париж!» И Париж бывает разным. Равно как и Рим, Лондон, Берлин… О чем туристу не расскажут. Да и зачем ему это, не для того он раскошеливается. Вообще, всякий большой город вначале предстает мифом, как всякая женщина – загадкой. Пока на ней не женишься.

Ереван–Москва и блаженный Августин

На Москве я женат давно. Наша совместная жизнь порой напоминает мне взаимоотношения пожилой супружеской пары из романа Сименона «Кот». Если роман не читали, то, быть может, фильм видели с Симоной Синьоре и Жаном Габеном. Ну, а Ереван для меня – как тетя Поли для Тома Сойера: то достает так, что «караул» кричи, то хоть и непонятлива, но терпима и ласкова. На то и тетя. Мой старый московский приятель, писатель Эдуард Геворкян, переехавший в Москву еще в семидесятые, часто недоумевал, чем это я в Ереване так долго занимаюсь. Теперь сам застревает там на пару месяцев. Ничего не попишешь, возраст, и как прямое его следствие – усталость. Не физическая – есть еще порох в пороховницах – иная. Не хочется из кожи вон лезть, скакать, прыгать, кому-то что-то доказывать. Знаешь себе цену, знают те, кому надо, – и ладно. А тужиться, соответствуя меняющемуся миру – зачем? Давай, говорит Эдик, купим на старости лет домик на двоих где-нибудь в Испании, на берегу моря, будем мирно жить, писать книги, гулять по пляжу, любоваться нимфами. Другой мой друг, художник и режиссер Геннадий Тищенко, которого я всегда называл многоножкой (одна нога здесь, другая бог знает где), сегодня общается со мной исключительно по скайпу, лежа на диване. Живем мы оба в Северном округе, но доехать – день терять. Зачем? Был бы еще проект.

В мегаполисе все упирается в проекты. Есть проект – двигаешься, нет – лежишь на диване. Оно, конечно, некоторые вечно в проектах, из проектов не вылезают, в проектах купаются, честь им и хвала. Куда потом эти проекты деваются, не знаю – в эфир, в космос – и вспомнят ли их авторов в недалеком будущем, не важно. Важно движение. А движение, как известно, жизнь. Но движение также деньги, что гораздо актуальнее. Немного я знаю москвичей, довольствующихся малым. Минималист в мегаполисе – это патология, это как целлюлит, который надо прятать. В Ереване думают, что я богат, потому что живу в Москве, а в Москве убеждены, что упакован, потому что армянин. Ни тех, ни других разубеждать не собираюсь. Двигаюсь себе по собственной траектории. Иным кажется, лечу. Со стороны вообще все видится не так, как есть, на том и строится пиар. Всему этому есть и другое название – востребованность. Она не валится как снег на голову. Востребованность создаешь себе сам. Тут не опоздать, там успеть. Я прежде никуда не опаздывал, а сегодня – скажу по совести – не рвусь.

Вот и теперь приехал в Москву с опозданием. Не успел поучаствовать в грандиозном проекте, в шествии писателей по центру города, от Пушкинской площади до Чистых прудов. С Акуниным, Шендеровичем, Быковым, Улицкой… Кто там еще был из литературной элиты? Прошелся бы рядом, плечом к плечу, глядишь, заметили бы. Их там было с десяток человек и тысячи сочувствующих. Чем я хуже? Пусть и мне посочувствуют. А как еще светиться – лампу на шею вешать? И не в том дело, демократ я или наоборот, левый или правый, за или против, ликую или протестую. Лучше, конечно, протестовать, оно уместнее. Но и это не важно. Важно лицо показать. Пусть даже пришел на данное мероприятие, чтобы заявить, что к нему отношения не имеешь. Истина – штука ускользающая. Как деньги. При том, что идут они совсем не рука об руку, и поймав одно, не поймаешь другого. Но опять же не о том речь. Быть в нужное время в нужном месте – об этом толкую. Вот смотрите. Мне товарищ один, влиятельный человек, сказал: «Приезжай, пока я в Москве, и все в издательстве будет тип-топ». Приехал – а он уже не в Москве, уехал сердешный, а в издательстве том новая дама в духах и туманах, прозой заведует. «У меня, – говорит, – на ваш счет указаний не было. У нас нынче проекты зависают. А роман ваш, – говорит, – интересен, но сложен для массового восприятия». Это мой-то роман сложен? Куда уж проще? Вам что, «Колобок» нужен или «Курочка Ряба»? Я ей говорю. А через минуту выясняется, что дамочка роман и не читала. Я, гражданочка, между прочим, не ком с горы, говорю, я, коли на то пошло, вошел в сотню известных армян Москвы. Не поленился, перечисляю ей эту сотню, а она из всего списка одного только Джигарханяна знает. Остальные литературной фее по барабану. И что тут делать? Попросить разве что великого актера: скажи, дескать, дорогой Армен Борисович, в каком-нибудь крупнокалиберном интервью слово обо мне. По доброте душевной, вскользь, невзначай. Упоминают же другие своих. Там и сям, к месту, не к месту. Еще как упоминают. И вроде как объективно, не поспоришь: известный, талантливый, великий, гениальный. Чем чаще упоминают, тем больше веришь. Почему соотечественники этого не делают? Объективно, не на пустом месте. И не между собой, не на пиру за столом, а, как говорится, городу и миру. Увы, наши о ком угодно скажут, кого угодно процитируют, но не своего, рядом живущего. Может, комплексы какие? Давайте уж начистоту: «ян» – это как бирка на большом пальце ноги. Знаете, вешают такие в больницах, не приведи Господь. Смешно не то, что другие к «яну» скептически относятся, смешно, что сами «яны» зачастую к себе так относятся. Мне девушка одна, из породы «янов», недавно призналась: «Когда мы еще не были с тобой знакомы, заинтересовалась в магазине твоей книгой, но увидела «ян» и не купила». Сейчас бы, конечно, купила. Сейчас она читает все, что я пишу. Но не могу же я со всеми лично знакомиться? А может, думаю, вернуться к псевдониму Сагарус? Или, как мне советовали, Сагов. Или того круче – Сагман, Саглер… Я, дорогой читатель, прикидываюсь, будто не понимаю, что почем. На самом деле понимаю. Но упрям и своенравен. Гордость лелею. Ну и наконец, биологический комфорт предпочитаю социальному. К чему тогда эта исповедь? Оттого что Блаженного Августина читал, его знаменитую «Исповедь». Августин в той исповеди признается, что долгие годы искал правду во внешнем мире, в то время как надо было искать ее в себе. Ведь как просто.

Пальто Ильича

Вот вы говорите «национальное самосознание». Сейчас все на нем повернуты. Раньше, дескать, себя не сознавали, теперь будем сознавать на всю катушку. Лицо свое трепетно ищут, будто потеряли в одночасье. А мне почему-то кажется, что этого самого лица раньше было даже чуть больше, нежели теперь. Я не о понятии «советский человек», а о каждом из составлявших это понятие народов. Интернационализм при всей своей неустойчивости, так или иначе, совмещался с интересом к традициям и культуре каждого этноса. Вот вам театр, вот вам киностудия, вот издательства, газеты, журналы, радио, телевидение, университет, галерея, консерватория… Берите, развивайтесь. Боже сохрани, ничего не имею против независимости. Человек я политически малограмотный и всякое явление рассматриваю субъективно, с точки зрения отдельно взятой личности. С этой точки зрения кажется мне, что, если человек в душе своей вассал, он им и останется, при любом раскладе. Может разве что хозяина сменить, а хозяином может стать кто угодно – власть, партия, президент, оппозиция, олигарх, чиновник, евро, доллар и даже жена родная… Дело не в хозяине – в тебе.

Был неплохой фильм конца пятидесятых – «Лично известен». О революционере Камо, Симоне Тер-Петросяне. Помню эту ленту с детства. Этот самый Камо был крутой парень, ловкач, крепкий орешек. Кучу подвигов совершил – для Ленина и революции. Не знаю, был ли он столь же обаятелен, как актер Гурген Тонунц, изобразивший его на экране, но не в этом дело. Есть в фильме такой эпизод, когда отсидевший в тюрьме Камо незадолго до Октябрьской революции приходит к Ленину в гости, и Надежда Константиновна угощает кавказского гостя то ли миндалем, то ли фисташками. Она еще осведомляется у него: «Как поживает ваша сестра Джаваир?» Можно допустить, что жена вождя мирового пролетариата помнит имя Камо, ограбившего для нужд большевиков тифлисский банк, но что она могла запомнить экзотическое имя его сестры, – в это трудно поверить. И все же эпизод получился трогательный. Но это еще не все. «Как вы зиму здешнюю переносите? – спрашивает Ленин и, видя смущение гостя, говорит супруге: – Принеси-ка, Надя, мое пальто». И Надежда Константиновна, вручая Камо презент вождя, говорит: «Это пальто подарила Владимиру Ильичу его мать, а материнский подарок лучше всего греет». Тут железный рыцарь революции, вконец растроганный, отворачивается, слезу вытирает, а вождь замечает, что революционер не должен быть столь эмоционален. Или что-то в этом роде. Теперь Камо не страшны ни эсеры, ни меньшевики, ни анархисты, теперь ему по плечу любой банк, любое задание партии, в чем зритель убеждается в последующих сериях трилогии. Я грешным делом продолжил мысленно этот замечательный эпизод с подарком Ильича. После того, как Камо откланялся, Ленин деловито осведомляется у Надежды Константиновны: «Кто там у нас на очереди? Мясникян? Зови. И приготовь следующее пальто…»

Молодцы советские кинематографисты. Умели создавать мифы. Профессионалы, что и говорить. Больше чем полвека прошло, но ленты эти и сегодня смотрятся с интересом. Взять хотя бы «Коммуниста» с Урбанским. Шедевр. Я его на днях смотрел. Там, кстати, тоже есть трепетный эпизод с «человечным» Лениным. Попробовали бы сегодняшние киномаги создать на экране миф о деятелях нового времени. Ничего не выйдет. Тут дело не только в таланте. Произошло повсеместное и повальное разрушение мифов, и процесс этот оказался неудержимым, необратимым. Сейчас спохватились, поняли, что обществу не обойтись без мифов, но переделать циника обратно в романтика непросто. Вот и призвали на помощь «национальное самосознание». Однако вместо него получили самосознание этническое. А это явление совсем другого сорта.

Психогенератор и космический мусор

Из всех фильмов о Белокаменной по-прежнему предпочитаю классическую ленту Данелия «Я шагаю по Москве». Нет в ней умозрительного авторского куража, а есть простой и добрый на все времена рассказ о хороших людях. На втором месте – «Покровские ворота». То же самое: узнаваемые человеческие характеры и естественная атмосфера доброты. Миф? В известной степени. Но в той же степени действительность. Как и дружба народов. Была она? В известной степени. Интерес и снисходительность, уважение и ирония, гостеприимство и высокомерие здесь соседствовали друг с другом, друг другу, однако, не мешая. Жили мирно, бочку на соседа не катили. Наведывались, не «понаезжали», и если бы в каком-нибудь издании появилось выражение «лицо кавказской национальности», то главного редактора, скорее всего, уволили бы. Впрочем, сегодня обсуждают новые «лица», сегодня больше говорят о таджиках. О ком-то надо говорить. Разумеется, в Москву приезжают не сплошь ангелы, и даже большей частью не ангелы. Но если приезжают китайцы и африканцы, которые не были частью империи, то бывшим советским гражданам сам бог велел. Одна пожилая москвичка в седьмом поколении заметила на днях: не то плохо, что понаехали, а то, что понавезли. Понавезли боль, обиду, неустроенность, и все это зависло отрицательной аурой над городом. Что делать, если на местах худо, а рекламные слоганы настаивают «поймай удачу», «не упусти шанс»? Вот и не упускают. Вспомните, продолжает пожилая дама, была ведь другая Москва. Как не помнить? Нет такой улицы, такого переулка, где я не ходил бы, нет такого кинозала, где я, неизлечимый киноман, не сидел бы, нет такого парка или сквера, где не гулял бы, нет такого района, где не снимал бы квартиру, нет такой редакции, где меня не знали бы. Вот общежитие, в котором жил, вот дом, куда поселился с женой, вот здание, в котором работал, вот больница, где оперировался, вот гастроном, где отоваривался, вот здесь, напротив Пушкина, была столовая, которой уже нет, вот Дом литераторов, где чего только не было, вот Дом кино, где было не меньше, вот Черняховского, вот Усиевича, вот Беляево, Чертаново, Бескудниково, Текстильщики, Измайлово, Медведково, вот Тимирязевская, вот шоссе Энтузиастов, вот улица Правды и Бумажный проезд, Огарева и Герцена, Ленинградка и Смольная, Водный стадион, Речной вокзал… Это не просто названия, это череда моих историй. Москва большая, я маленький; у нее много жизней, у меня одна; она легко забывает, я обречен помнить…

А дама между тем рассказывает мне городские новости. Приезжие сперли банкомат с деньгами – оторвали с мясом, погрузили в машину и увезли. Племянник купил с рук иномарку, почти новую, а через месяц выяснилось, что она из двух автомобилей собрана, практически сварена: зад от одной, перед от другой. Символично, говорю, что еще? Ходят слухи, продолжает она, будто установили в разных точках города психогенератор и будто от него у людей страшно голова болит. Нужно – включают, не нужно – выключают. Чтобы, значит, народ не слишком резвился. А зачем – голова и без того болит? То, говорит, процесс не стихийный, а тут по команде, когда надо. Фантастики, что ли, начиталась тетенька... «Так ведь не я же придумала, – угадывает она мою мысль, – слухи упорные ходят». Не знаю, как насчет психогенератора, но чудных проектов в Москве и без него хватает. Кстати, о проектах. Друг мой – астрофизик, директор Бюраканской обсерватории Айк Арутюнян незадолго до моего отъезда из Еревана рассказал мне о совместном российско-армянском научном проекте (в рамках международного). На орбите Земли много мусора скопилось – запущенные когда-то спутники, станции, обломки космических аппаратов. Нынче они представляют серьезную опасность. Мало того что падают на Землю, с ними могут столкнуться действующие корабли и орбитальные станции. Назрела необходимость срочно очистить космическое пространство. Для этого надо вычислить траекторию каждого из множества обломков, летящих, между прочим, со скоростью пули. Хороший проект, обнадеживающий. Очистят космическое пространство и возьмутся за земное. Может ведь такое случиться?

Руслан Сагабалян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 22 человека

Оставьте свои комментарии

  1. К чему весь этот полубред подуставшего обрусевшего армянина занимает изрядное место на полосе "НК"? Только потому, что автор - СВОЙ в газете?
  2. От таких, как вы, Самвел, он и сбежал. И не только он. Чтобы вы там спокойно ели свой кебаб и плясали свои пляски.
  3. Девочка (или бабуля?), уважаемый вами автор "сбежал" из Армении еще тогда, когда в Ереване все "цвело и пахло" при советской власти, и мы ели не ненавистный вам почему-то кябаб (видно, в России вам подсовывали его всегда из собачатины или конины!), а натуральный шашлык из нежной баранины, а потом и из вошедшей в моду свинины, а запивали нормальным, а не фальшивым коньяком... Впрочем, все это в натуре есть и сейчас в Армении у очень многих гурманов... Чего и вам желаю в далеких "московиях"...
  4. Подозреваю Самвел испытывает личную неприязнь к автору. Возможно, и зависть. Довожу до сведения Самвела, что Р.Сагабалян уехал из Армении в начале 90х, если верить его же официальному сайту. Надо просто внимательнее читать информацию о человеке, о котором имеете смелость столь топорно отзываться.
  5. Сагабалян - прекрасный культурный мост между Ереваном и Москвой. Самвел зря на него наезжает. Тут есть другие авторы, над которыми не грех поиздеваться. А Сагабалян - мастер своего дела.
  6. Вы весьма проницательны - я действительно знавал Сагабаляна когда-то "шапочно", как довольно активного завсегдатая питейных заведений Еревана и любителя "девочек"...
  7. но и вы, поди не ангел; расскажите о своих грехах - форумчанам будет интересно.
  8. По-моему, ничего особенно предосудительного и тем более оскорбительного в адрес Руслана здесь не было сказано. Да, я тоже, зная его по нередким его "посиделкам" в кафе Союза писателей Армении, считаю, что он "добрый малый" из категории тех, кто всегда "чужой среди своих" - и в Ереване, и в Москве... Да, жил всегда "враскорячку", одна нога - у нас, другая - в России, на "два дома", менял женщин, как перчатки, пописывал и у нас, в Армении, и в Москве. Кто-то читал его, кто-то презрительно усмехался его опусам... Ну а с кем не так из "пишущей братии"? Да, в трудные годы "сорвался" в благополучное и теплое местечко, пригрелся в Москве - это неоспоримый ФАКТ... Но читать его "размышлизмы" можно - порою доставляют даже удовольствие своей прямотой и искренностью. Другой вопрос, что, действительно, как заметил выше Самвел, не будь он членом редколлегии "НК", написанное им, возможно, не печатали бы в других московских изданиях...
  9. Недавно,приобрел книгу Сагабаляна "В поисках Эдема",под рубрикой Библиотека газеты Ноев Ковчег.Внимательно и с интересом прочитав,понял,что Руслан человек незаурядный,он отличается своей искренностью и честностью.А любовь к женскому полу-это большой плюс,правда нынче в моде геи и женообразные молодые люди.Но,извините!...
  10. Вам действительно не нравится как пишет Сагабалян или вы ревнуете? Вы тоже пишите?
  11. Уверена, Самвел тоже пишет(или писал), иначе откуда такое категорическое неприятие другого автора. Об этом как раз и говорит Сагабалян в этой статье - о неприятии армянами друг друга. То есть получается, что народ в целом супер, но каждый в отдельности - ничего особенного, "полубред". Слава богу, Сагабалян известен не только в армянском культурном пространстве.Что касается того, как он "сорвался в трудные годы в благополучное и теплое место", прочтите интервью с ним. Стыдно, господа армяне!
  12. Автор сам подставился, он слишком открыт, а в большую и открытую мишень хочется пострелять.
  13. Руслан Сагабалян безусловно талантливый писатель и журналист,но сюда,на открытый форум газеты заходят как добрые и отзывчивые,так и злые и завистливые.Иногда доходят до оскорблений.И спасибо модератору,который вовремя убирает откровенную грязь и подлые высказывания.Я также прочел книгу Руслана "В поисках Эдема",читается легко и даже хочется перечитать.А ведь книга составлена из статей,опубликованных в "НК".
  14. Собственно, я случайно попала на форум газеты, просматривая материалы о национальных автрах. Руслан Сагабалян импонирует мне не откровенностью, которая в наше время лезет в глаза как наряд "голого короля", а свежестью и абсолютной пародоксальностью анализа проблемы. Зачастью газеты национальных диаспор не отличаются широтой проблем и оригинальностью авторской мысли. Главное, что они несут миру - МЫ ЛУЧШИЕ в мире (Америке, Греции, Швеции и т.д.), что и является главным условием пропуска в тупик. Местечковое мышление, местечковые идеалы. По-моему, "Ноев Ковчег" выгодно отличается от них присутсвием в нем Руслана Сагабалена и мудростью главного редактора. Единственно, что хочется посоветовать автору, так это помнить любимое изречение москвичей - Москва слезам не верит. Она любит того кто любит ее. Ей все равно - бабник он, гей, или просто хороший человек.
  15. Уважаемый Самвел, кажется, не знает, что Руслан Сагабалян живёт в Ереване. А уважаемый Собутыльник, видимо, не представляет, что значило раньше, да и сейчас значит - "пригреться" в Москве без связей, денег и поддержки соплеменников. Уважаемый Собутыльник называет холод и голод 90-х годов - "сорваться в тёплое местечко", да ещё пишет слово "факт" большими буквами. Неумный выпад уважаемого Собутыльника, к счастью, не может затенить того действительного факта, что Сагабалян пишет блестяще, чего нельзя не видеть и чему превосходным подтверждением является данная статья в газете "Ноев ковчег". Искренне желаю Руслану найти своего издателя, который выпустит его "Избранное", а также собрание сочинений. Всех сочинений - и прозу, и публицистику, и сценарии. Всего доброго всем читателям Сагабаляна!
  16. Мне нравится, как уважаемые москвичи оценивают Руслана Сагабаляна, хотя это должны были делать ереванцы. Но что поделаешь, если он не пишет о турках, азерах и грызне армянских политиков. В одном правы критики, он не был равнодушен к женщинам но покажите мне нормального армянина, равнодушного к ним. Просто у одних любовь безответная, у других взаимная, и те, у кого безответная, завидуют тем, у кого взаимная, вот и весь секрет. А ругающие тех, кто уехал в "теплое местечко", представления не имеют о том, какие трудности испытывают уехавшие, особенно первая волна в начале 90-ых.
  17. недавно вернувшись из Парижа - ( именно о моей поездке , думаю , пишет Руслан вначале статьи )заметил своему другу - взрослому человеку из семьи ереванских врачей той самой хорошей эпохи...да, так вот заметил ему , что каким бы мы "продвинутыми" себя не самоощущали ( Ж. Вартанов "СЕВКАВ ТВ) мы от езди народ такой - типа нас в Париже ))недалеко ушли. большинство комментариев только подтверждает это досадное откровение. А бабник Руслан или нет - ну это и вовсе личное его дело и баб его! Самвел врёт грязно и гнусно - Руслан не пьёт практически и не пил. а стало быть активным завсегдатаем питейных заведений быть попросту не мог, тем более, как любитель девочек! Самвел заказной персонаж - вот и мутит ...стучал бы в КГБ да вот досада! конторку прикрыли для самвелов.
  18. это снова я Гарик, не спится )) хочу как гурман-гурману сказать: ес ми пажаковэ узумем ми пан асел ми пан эл лсал. менк эт дмакавор вочхари хороваци ехэ ден чеинк ацум- наабарот! эт матнернеровс мичумэ татахумеинк у лпсторум! у эт канякнел тхти пажаков хмелэ - схала! тоЛко гранёни! Де Русланэ ен ветерокнерумэ хмай клни ! манекац тхая! тех карелиер тхти бажаковэ арах хмац у кнаники ворнерэ кмчтел - Самвел знает! чувствую, сам любил "ми бртуч пттцнер у эт уборщицеки тмбл ворнерэ кмчтелов кеф анер!" де ов вор сирум чи сенц па-гурмански родинумэ апри - пажалэстэ - тох ве кенан у прямой масква - давай дасвиданья! ай шахов шухов кефи ерка!
  19. Всегда читаю Руслана с удовольствием.Открывая "НК",сначала ищу статью Сагабаляна,затем Мирзояна,иногда что-либо новенькое из политики и в конце смотрю рекламу.Редко захожу на сайт,но прочитав комментарии читателей не сдержалась,захотелось сказать.
  20. "Дама в духах и туманах" не знала никого из списка известных армян, кроме Джигарханяна. Сказано в шутку, но у Сагабаляна нет ни одной случайной фразы. Вместо того, чтобы заниматься мелкой грызней, доказывая дуг другу, кто из нас настоящий армянин, подумаем, как сделать так, чтобы нас знали.
  21. Какой кошмар, если мы "тужимся" перед русичами и вообще перед кем бы то ни было, чтобы они, видите ли, "знали нас", армян... Во-первых, цивилизованные народы знают армян как культурный народ с великой историей еще со времен Древней Греции и Римской империи (и даже раньше), во-вторых, нынешний уровень российского разлагающегося морально и физически общества, в основном наркоманов, алкашей и геев, вряд ли нуждается в "познании добродетелей и высоких качеств" какого-либо иного народа... Перед кем "бисер мечем"? И что за болезнь "армянская", что надо обязательно доказывать всем другим народам, что мы "хорошие, умные, добрые и честные"? Пусть они нам еще нам докажут, что сами из "цивилизованного племени"...
  22. Какой кошмар, если мы "тужимся" перед русичами и вообще перед кем бы то ни было, чтобы они, видите ли, "знали нас", армян... Во-первых, цивилизованные народы знают армян как культурный народ с великой историей еще со времен Древней Греции и Римской империи (и даже раньше), во-вторых, нынешний уровень российского разлагающегося морально и физически общества, в основном наркоманов, алкашей и геев, вряд ли нуждается в "познании добродетелей и высоких качеств" какого-либо иного народа... Перед кем "бисер мечем"? И что за болезнь "армянская", что надо обязательно доказывать всем другим народам, что мы "хорошие, умные, добрые и честные"? Пусть они нам еще докажут, что сами из "цивилизованного племени"...
  23. Респект армянину "Со стороны"! Браво за горькую правду!
  24. Все верно, и Россия пребывает в моральном упадке, однако мы толпами рвемся к ним, а не они к нам. А раз рвемся, то придется "тужиться", чтобы нас не воспринимали только как торгашей и лавочников. Не случайно автор шутя переиграл свою фамилию на Сагмана и Саглера. Что касается Великой Армении, существовавшей наравне с Римской империей, то и тут вы правы, но сравните сегодняшнюю Италию с ее культурой с сегодняшней Арменией, и станет ясно, что гордится мы можем разве что только древностью происхождения "И что за болезнь "армянская", что надо обязательно доказывать всем другим народам, что мы "хорошие, умные, добрые и честные?.." А такая болезнь, что 70 процентов народа рассыпано по миру, а на исторической родине идут грызня за место под солнцем. Подробности: http://www.noev-kovcheg.ru/mag/2012-11/3288.html#ixzz20E9zVQxS Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на сайт газеты Ноев Ковчег
  25. Руслан Сагабалян одарённый журналист, очень своеобразный, его слог ни с каким другим не спутаешь - вот я только 2-3 строчки сверху прочла и решила, что это он, дай зайду:-)) Это очень интересный собеседник, мудрый, но с ним можно поспорить, разносторонний, но у него можно поучиться, на что обратить внимание. Я его знаю исключительно по статьям, и всегда интересно посмотреть, что он на этот раз вынес. Самвела могу понять: пили, наверное, вместе, а теперь кто кем стал. Пригрелся в Москве! Я бы не смеялась, если б не знала, что Ковчег не особо щедр на гонорары. В последние годы уровень газеты резко пошёл в гору, и как раз благодаря таким качественным авторам, как Сагабалян. Радоваться надо! А насчёт баб... К сожалению или к счастью, жизнь через них познаёшь глубже, нет? :-))
  26. Дорогой мой, Вы рассуждаете о нынешних армянских реалиях, простите, как наивный человек, совершенно не сведущий в истории... Как можно сравнивать геополитическое и географическое положение современной Армении (от которой турки, европейцы, наши "русские друзья" и все соседи оставили после перекройки карты мира на Парижской конференции 1919 года и Генуэзской конференции 1923 года "рожки да ножки", чем и об'ясняется то, что, как вы пишете, "70% армян рассыпано по миру") с прогрессом многомиллионной европейской страны Италии, находящейся в окружении нормальных, цивилизованных государств и наций, не вырезавших и не изгонявших людей, не претендовавших на земли Италии? И естественно, энергичный, здоровый, трудолюбивый и предприимчивый народ, который вынужден был ютиться на 30 тыс.кв.км каменистой земли под названием Армянская ССР, а теперь Республика Армения, не мог "развернуться" на этих крохах, оставшихся от великой Армянской страны... Мы ведь умны, расторопны, созидательны и темпераментны, чтобы "успокоиться" на земле, которая слишком мала во всех отношениях для процветания и прогресса, для достижения высот во многих сферах материального и духовного... Вот и "оккупируем" невольно иные пространства - российские, американские, европейские... Умных и предприимчиваых армян пруд пруди, а РА и Ереван не безразмерные - хороших должностей, "об'ектов", сельхозугодий и производств на всех не напасешься... Вот и рвут в Россию и иные места... Кстати, рвутся именно туда в основном люди простого или малообразованного "сословия" - ремесленники, строители, разнорабочие, "торгаши и лавочники" всех мастей, у которых "не задалось" на родине, и это в основном жители армянской провинции, горных районов... Так что за пределами Армении в основном находятся или очень шустрые и богатые армяне, или, наоборот, очень бедные и прозябавшие здесь из-за отсутствия работы и перспектив. Конечно, есть определенный процент амбициозных и весьма образованных и успешных армян, которые уехали отсюда в поисках обретения более высокого статуса - в жизни, в творчестве, в карьере в целом. Средниий же армянин, при всех недостатках действительности РА, неплохо чувствует себя на Родине.
  27. С Вами, дорогой профессор, я так же согласен, как и с "армянином со стороны". Ну да,с соседями не повезло, земля не та, условия не те... Хотя в семидесятые-восьмидесятые Армения была, кажется, в лучшем состоянии, чем теперь, через двадцать лет после обретения независимости. Ясно, что если бы Армения находилась где-нибудь в центре Европы, ее судьба сложилась бы иначе. Как и судьбы многих других народов неудачно расположившихся на карте мира. Речь не об истории, а о том, что нельзя говорить "мы лучшие и пусть другие у нас поучатся" и при этом из кожи вон лезть, чтобы получить то или иное гражданство. Лучшие - так возводите свой дом. В советские времена вынуждены были это делать, и население тогда перевалило за 3 миллиона. Теперь в республике осталось меньше 2 миллионов человек. Целые селения пустуют. А вы говорите о территории. Вы правы, теперь в Россию уезжают в основном рабочие и мастеровые. В 90-е уезжала русскоязычная интеллигенция. Кто остался? Остались самые незащищенные, старики, которых кормят родственники-гастарбайтеры. Остались те, кто сумел распределить меж собой крохотные зоны труда, и те, кто дорваться до больших денег. Это положение вещей характерно в целом для всего постсоветского пространства ( а я по нему поездил, и по Европе тоже). Не та ситуация, чтобы бить себя в грудь и говорить о своем (или о чьем-либо) величии.
  28. Уважаемый соотечественник, мне понравилась Ваша фраза: "Лучшие - так возводите свой дом. В советские времена вынуждены были это делать, и население тогда перевалило за 3 миллиона". Понравилась потому, что, во-первых, я сам трубил "на весь армянский мир" об этом в своей статье "Где хлеб, там и дом?", опубликованной почти десять лет назад в армянской печати (журнал "Литературная Армения", 2003, N 1. Кстати, эта моя статья доступна всем на моей странице в Фейсбуке - см.Заметки, а также на сайте Проза.Ру). Увы, статья осталась "гласом вопиющего в пустыне"... Во-вторых, в вашей фразе невольно оказалась и "разгадка феномена" массового исхода армян из Армении, начиная с 90-х годов. Ведь тогда Армянская ССР была одной из самых промышленно развитых, богатых и благополучных республик Союза не "сама по себе" (природно-сырьевых ресурсов и тогда "кот наплакал"!), а в силу того, что была связана крепкими торгово-экономическими связями с огромной страной и "обслуживала" интересы этой страны - здесь и военно-промышленный комплекс,и космос, и энергетика, и т.д. и т.п., и все на самом высоком уровне! Москва "взаимообразно" обеспечивала Армению практически всем необходимым для жизни и расцвета армянского народа! И когда патриоты в те годы "заикались" о территориальных претензиях и ущемленных национальных интересах, в том числе и о Карабахе и Джавахке, Кремль накладывал твердое "табу" на подобные "разговорчики" и "резкие телодвижения" армян, взамен еще щедрее снабжая Армению всем необходимым и даже излишним, дабы экономически "задобрить" армян, "заткнуть им рты" (сытые и обеспеченные люди обычно не агрессивны - революции ведь обычно делали и делают голодные!) и не допускать разжигания национальной розни между народами темпераментного и буйного Кавказа... Я немало поездил в советские годы по стране в командировках (Москва, Ленинград, Киев, Новосибирск, Харьков, Ростов, Симферополь, Сочи, Тбилиси и др.)и мог сравнивать с Ереваном. За исключением Москвы, Ленинграда и Киева, во всех остальных местах Союза народ жил намного хуже и беднее, чем в Армении... Так, например, в 80-е годы в Новосибирске я был свидетелем поразившей меня до глубины души извивающейся на две улицы километровой очереди за дешевой вареной колбасой, которую продавали уже взвешенной по полкило в руки, в то время как Ереван тогда ломился от разнообразия продуктов питания вообще и мясных деликатесов в частности, и причем везде, во всех магазинах, без всякой очереди... Приезжавшие в Ереван в командировки русские, да и "нацмены" разевали рты и поражались, говоря: "Да ведь у вас коммунизм! Чего же вам еще надо?" и забирали с собой чемоданами и в багажниках машин ящики тушенки, сгущенного молока и прочих лакомств, недоступных у них... А ларчик открывался просто: общеизвестное армянское трудолюбие, высокое чувство собственного достоинства, талант, неиссякаемая энергия и оптимизм масс вкупе с довольно щедрой дотацией финансов и иных средств, выделяемых Центром,обеспечивали Армении и армянскому народу этот "подлинный коммунизм". Не секрет, в 60-80-е годы мы жили намного лучше россиян, и чуть хуже прибалтов... Менталитет каждого уважающего себя армянина тогда включал в себя, помимо трех основных целей в жизни (построить дом, посадить дерево и вырастить сына)и наличие автомашины... Что в итоге успешно и реализовывалось! С распадом СССР развалились и все связи - торгово-экономические, промышленные, а на сохраняющихся худо-бедно" культурных связях между армянами и русскими далеко не уедешь... Ведь главное для благосостояния народов и государств - Его Величество Экономика и Финансы! Но ныне и то, и другое "завязаны" на далеко не бескорыстной помощи Запада или России, соответственно на условиях, диктуемых ими! А между нами, "мужиками-армянами", говоря, НИКТО в мире не заинтересован в существовании СИЛЬНОЙ АРМЕНИИ - всем нужна робкая и скромная страна, безропотно исполняющая волю "сильных мира сего". Вот и вся сермяжная правда!
  29. Машины в те годы покупали большей частью люди, имеющие нетрудовые и не совсем честные доходы... Вы не знали этого?
  30. Почему же не знаю... Я имел в виду ту небольшую часть общества, которая зарабатывала на машину честным трудом на советских заводах и фабриках или подрабатывала в двух-трех местах ради этого средства передвижения, а не роскоши... Ваша ирония и даже ехидство (мол, небось, сам из тех, кто подворовывал и брал взятки)совершенно не уместна и даже бестактна. Мои комментараии совершенно о другом и в абсолютно иной плоскости!
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты