№ 13 (196) Июль (16–31) 2012 года.

Армянский вопрос в региональной геополитике

Просмотров: 3931

Сегодня представляется важной модернизация стратегии Ай-дата с учетом происходящих трансформаций в армянской политической жизни и актуальной региональной политике ведущих держав на Ближнем Востоке и Южном Кавказе. В этих условиях субъекту армянской национальной политики (то есть армянскому государству в лице Республики Армения и мировой армянской диаспоре в лице представительных политических организаций) необходимо, на мой взгляд, выработать новые формы и содержание доктринальной стратегии решения армянского вопроса, включая проблемы Нагорного Карабаха, Нахичевана, Джавахка и территорий Западной Армении.

События 2000-х гг., связанные с инициированием ведущими державами турецко-армянского диалога и подписанием Цюрихских протоколов, позволяют отметить, что армянский вопрос приобретает новое значение в мировой геополитике, в том числе как один из эффективных инструментариев сдерживания амбициозных региональных устремлений Турции с элементами политики неоосманизма и неопантюркизма. Идея «турецкого глобализма», то есть создания турецкого глобального государства с опорой на историческую общность этнически и духовно близких народов и стран, вряд ли сочетается с геостратегией Запада, России и Китая. В этой связи армянский геополитический фактор может приобрести новое звучание и содержание в среднесрочной и долгосрочной перспективах, к которым надо быть готовыми в плане выдвижения собственных проектов будущей Армении.

Тотальное турецко-армянское примирение, как показал опыт международной дипломатии рубежа ХХ–ХХI вв., не может иметь место из-за полярности интересов Турции и Армении и уходит в прошлое. Турция не может претендовать на роль «патрона» в Центральной Азии и не имеет значительных шансов восстановить былые стратегические отношения с США.

Армянский вопрос в понимании Вашингтона, Парижа и Лондона все больше приобретает характер политики сдерживания амбициозных устремлений Турции на Кавказе, а в отдаленной перспективе, очевидно, и в Малой Азии с учетом возможного изменения конфигурации государств Большого Ближнего Востока и смещения современных правящих режимов. Например, обострение ситуации в Сирии и сирийско-турецких отношений в той или иной степени будет затрагивать проблему бывшего Александреттского санджака (современного турецкого района Хатаи), переданного в конце 1930-х гг. Турции при участии Великобритании и Франции. Сегодня данный регион, куда входит и часть Южной (Киликийской) Армении, представляет повышенный транзитный интерес с учетом его превращения в один из крупных энергетических терминалов с центром в порту Джейхан.

Сбитый в небе над Сирией турецкий истребитель F-4 может спровоцировать региональный конфликт с участием НАТО, последствия же данного инцидента далеко не ясны и для самой Турции. Современные франко-турецкие отношения, мягко говоря, далеки от совершенства, особенно в части контроля над ситуацией в Сирии. Армянский вопрос в определенной степени становится активным политическим инструментарием в региональной политике Парижа по оказанию выгодного воздействия на ситуацию в Турции. И такая политика Запада может иметь более рельефное развитие, поскольку рост геополитических и геоэкономических амбиций Турции не входит в их планы.

Иными словами, Вашингтон может не исключать реанимацию геополитического проекта по созданию в Передней Азии нового армянского государства. Арбитражное решение президента США Вудро Вильсона от 20 ноября 1920 г. по созданию большой Армении, видимо, приобретет реальную геополитическую перспективу.

Какая форма конфигурации границ новой Армении может быть предложена в долгосрочной перспективе – это сложный вопрос. Конечно, для армянской стороны идеальным является возвращение этнических территорий, удерживаемых Турцией и Азербайджаном, в состав единой и независимой Армении и образование тем самым на Южном Кавказе и в Малой Азии большой Армении. Однако подобный «армянский проект» Запада (США, Франции и Великобритании) может не устраивать, прежде всего, Россию, поскольку в таком случае новая Армения окажется прозападно ориентированным государством со всеми вытекающими отсюда последствиями (включая вывод российских войск, полную потерю влияния на Кавказе). В то же время Россия и США, видимо, вряд ли согласятся на совместное военно-политическое и экономическое присутствие в Армении.

Так, в ответ на обращение в 2002 г. академика Сурена Айвазяна к президенту России Владимиру Путину «О недействительности Московского договора» (от 16 марта 1921 г.), по условиям которого армянские территории Карса, Ардагана, Артвина и Сурмалинского уезда были переданы Турции, а Нахичевань на правах автономии – в состав Азербайджанской ССР, 7 февраля 2003 г. советник посольства России в Армении законные требования армянского народа о пересмотре решений печально известного договора назвал «территориальными претензиями Армении к Турции». Москва считает, что поднятый армянами «вопрос не имеет отношения к компетенции Российской Федерации как правопреемника СССР», так как Советская Россия не ратифицировала Лозаннскую конвенцию 1923 г. (в том числе в части, касающейся отмены решений Севрского договора от 10 августа 1920 г. по Армении).

Что из этого официального документа российского посольства в Армении следует? Это может означать, что современная Россия не считает возможным защищать интересы своего «стратегического партнера» в отношениях с Турцией по вопросу территорий. Данный вопрос, по мнению российского дипломата, «должен быть адресован, скорее, государствам, ратифицировавшим Лозаннскую конвенцию», то есть к странам Запада. Мол, ребята, идите к Западу и требуйте свои земли, Севр, Арбитражное решение президента США В. Вильсона. Стало быть, гипотетически любое решение тех же США по судьбе новой Армении не будет иметь ничего общего с Россией. Это станет новой Арменией с отношениями стратегического партнерства (союза) с США. Тем более власти нынешней Армении присоединились к договору о невозможности размещения на территории государств – членов ОДКБ военных баз иностранных государств (кроме русских, конечно).

Получается, что Россия не только не признает свои геополитические ошибки, допущенные в 1921 г. по судьбе армянских территорий, не только позволила осенью 1920 г. аннексировать значительные территории Армении, не только без армянского представителя (Александра Бекзадяна) решала судьбу армянских территорий с кемалистской Турцией, не только просчиталась с идеей перманентной пролетарской революции в мусульманской Турции, не только выступала против решений Севрского мира по независимой Армении и передала Турции часть Русской Армении, но и рассматривает нынешнюю малую Армению всего лишь как базу размещения своих войск в плане утверждения национальных интересов в регионе Южного Кавказа.

А есть ли у России другие возможности по данному вопросу? События 2000-х гг. показали, что с приходом к власти администрации В.В. Путина Россия стала постепенно набирать обороты, восстанавливать утраченные позиции на внешней арене, развивать экономический потенциал и оборонную мощь государства. Тенденции мирового экономического кризиса негативно отражаются и на ситуации в России, Турция сегодня выступает важным региональным партнером для транзита российского газа по проекту «Южный поток» в Европу, расширения двустороннего энергетического сотрудничества. Сказанное не означает отсутствия проблемных ситуаций в отношениях между Москвой и Анкарой. Так, Турция и ее партнеры по НАТО обвиняют Россию в поставках вооружения Сирии, что позволило сирийцам сбить турецкий фантом. Позиция Анкары по Сирии контрастирует с подходами Кремля по урегулированию данного внутриполитического конфликта. В недалеком прошлом Турция оказывала косвенное содействие эскалации военно-политической напряженности на Северном Кавказе, ведет активное соперничество с Россией в каспийских нефтегазовых проектах. Однако ни Россия, ни Турция сегодня не могут быть заинтересованными в дополнительном обострении двусторонних отношений в части, касающейся армянского вопроса. Для Москвы принципиальным остается необходимость военно-политического присутствия в Армении и на Южном Кавказе.

Перспектива западного проекта по Армении может усложнить отношения Тегерана и Еревана, так как диктат Запада в столь важном для Ирана регионе расширит горизонты внешней изоляции иранского государства. Вместе с тем, появление нового армянского государственного (политического) образования в регионе будет иметь в перспективе и положительное воздействие на Иран в плане объекта коммуникаций с Западом при содействии армянской стороны.

При подобном развитии ситуации можно предположить, что Армению в ее многотысячелетней истории в очередной раз будет ожидать новый раздел на Западную и Восточную части, где условно Западно-Армянская Республика окажется под протекторатом США с вводом на ее территорию американских военных сил, а Восточно-Армянская Республика – под протекторатом России и с российской военной базой.

Загадки мировой и региональной геополитики преследуют судьбу Армении с древних времен, когда армянское государство в силу своего географического положения и цивилизационного развития оказывалось между Западом и Востоком. С V в. Армения была разделена на Западную и Восточную части в составе соответственно Византии и Сасанидской Персии. И сегодня тень истории сопровождает армянскую государственность и нацию, когда на территориях Западной и Восточной Армении могут образоваться два новых армянских государства с разными политическими векторами, но обеспечивающих региональную безопасность и баланс национальных интересов между ведущими мировыми центрами.

Оппоненты могут возразить, что в армянской истории не было государств с названием Западная и Восточная Армения, это чисто географический термин. История знает Великую и Малую Армении, Киликийскую Армению и Армянскую Республику. И с этой точкой зрения трудно поспорить. Но справедливо и то, что после каждой трагической страницы потери независимости Армении возрождение армянской государственности происходило на армянской этнической территории. Однако данное возрождение не всегда позволяло включить в границы нового армянского государства все ее этнические территории.

Например, те же армянские князья Рубениды, как известно, основали в XI в. на Средиземноморском побережье Киликийскую Армению, то есть на южной части Армении. В XVIII в. Нагорный Карабах и Сюник стали центрами армянского национально-освободительного движения с идеей обретения от Сефевидской Персии независимости Восточной Армении и образования Армянской Республики с Конституцией 1773 г. В том же 1918 г. провозглашение независимости Армении происходило на части территории Восточной Армении. А на рубеже ХХ–ХХI вв. карабахское освободительное движение позволило армянам Арцаха провозгласить Нагорно-Карабахскую Республику.

Так что возрождение армянской государственности на разных исторических этапах происходило по-разному, в разных границах и формах, но всегда являлось отражением политического самосознания армянского народа и заинтересованности в независимой Армении ведущих сил мировой политики.

Армения может быть разделена на Западную и Восточную части со стратегическими отношениями соответственно с США и Россией. Именно такая форма решения армянского вопроса станет наиболее оптимальным вариантом ликвидации последствий геноцида армян. Последующий процесс поступательного развития армянской цивилизации (государственного и диаспорального, политического и экономического, культурного и демографического, научного и технологического) позволит реализовать идею единой и независимой Армении.

Геополитические трансформации на Большом Ближнем Востоке, возможное изменение сложившейся конфигурации субъектов данного региона под воздействием внешних и внутренних процессов уже сейчас позволяют политическому классу Азербайджанской Республики (включая правящую партию «Ени Азербайджан») выдвигать идею Северного и Южного (то есть иранского) Азербайджана. А некоторые депутаты Милли меджлиса даже поставили вопрос о возможном переименовании названия республики в Северный Азербайджан. В этой связи отмечаются примеры одновременного существования в мировой практике двух национальных государств: ФРГ и ГДР, Северной и Южной Кореи.

Понятно, что Баку надеется на возможное военно-политическое поражение соседнего Ирана и развал территориальной целостности иранского государства под ударами США и Израиля. Азербайджан и Турция, конечно же, мечтают о таком повороте событий и образовании тюркоязычного государства Южный Азербайджан, или Боюк Азербайджан, в качестве награды Азербайджану за поддержку США и Израиля в предстоящей военной операции против Ирана путем предоставления своей территории для размещения, прохождения и нанесения ударов войск коалиции по Ирану.

Проект «Боюк Азербайджан» существует с первой четверти ХХ в. Но все инициативы пантюркистов и большевиков в годы Первой и Второй мировых войн завершались провалом. Иран вряд ли позволит сбыться пантюркистским идеям бакинских мечтателей. Даже если предположить поражение Ирана от сил Запада и Израиля, что весьма проблематично, богатейшую и стратегически важную иранскую территорию Атрпатакана (то есть истинного Азербайджана) США вряд ли согласятся передать под контроль Баку и усилить Турцию в регионе. Запад, если и решится когда-нибудь на военную конфронтацию с Ираном, больше всего будет надеяться на смену режима и установление собственного контроля в столь важном регионе Среднего Востока. На Ближнем и Среднем Востоке имеется серьезная угроза противостояния между суннитами и шиитами, и в этой связи также искусственный проект Южного Азербайджана не имеет перспектив в Иране.

Азербайджанский пример геополитических проекций в значительной части используется в пропагандистских целях давления на Тегеран. В то же время «азербайджанский проект» позволяет думать и предлагать альтернативный «армянский проект» Восточной и Западной Армении. Последний гораздо больше имеет прав и перспектив, поскольку, во-первых, связан с решением армянского вопроса и проблемы ликвидации последствий геноцида армян, а во-вторых, более соответствует интересам обеспечения региональной безопасности и баланса интересов ведущих держав в Малой Азии и на Южном Кавказе.

Актуальные армянские территориальные проблемы позволяют ведущим мировым акторам (Западу и России) рассматривать Армению в качестве реального геополитического фактора для установления контроля над Южным Кавказом и Малой Азией. Мир может оказаться на пороге новых геополитических трансформаций в данном регионе. Но для этого армянам необходимо иметь эффективную программу решения армянского вопроса в новых реалиях, где внешняя конъюнктура международных сил и отношений должна будет считаться с армянским фактором и политикой.

Александр Сваранц, доктор политических наук

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 12 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Яшасын Боюк Азербайджан!!!Всстановим империю Сефевидов с президентом Исмаил III Азери!
  2. Да, азерам там надо пасти баранов. Их уровень :)))
  3. Мы не жадные, определим и место где вам ужиться в пределах империи Боюк Азербайджан.
  4. Нет уж, спасибо.На Алтае жить не намерены.Нам чужого не надо.Мы же не турки! Мы как-нибудь у себя на Армянском Нагорье проживем, как и жили последние 4000 лет.
  5. А нам лучше без Вас на Армянском Нагорье.
  6. "Идея «турецкого глобализма», то есть создания турецкого глобального государства с опорой на историческую общность этнически и духовно близких народов и стран"/ Очевидно, что эта бредовая пантюркисткая идея, не может "опираться" на, то, чего объективно не существует в природе (историческую общность). Даже империя Чингисхана, созданая методами форсированного геноцида (на крови примерно 50 млн. уничтоженных людей), распалась спустя десятилетия. Куда там Анкаре, с её микроскопическими ресурсами и возможностями замахиваться на глобальные задачи, пытаясь повторить "подвиги" таких нелюдей, как Угэдэй или Мангу-хан!?
  7. А армяне с их великим несуществующим потенциалом пытаются создать великую Армению со сроком выдержки всего 36 лет....Вы сможете,вы же чудотворцы, мышку превращать в слона вам не задача.
  8. если бы все армяне были "лгуны, обманщики, предатели", то давно бы создали Армению от Каспийского моря до Мраморного.
  9. судя по твоей писанине ище и шизофреники......
  10. Султан, чудотворец хорошее слово, оно не подходит для армян! армяне лгуны и обманщики!
  11. тогда, Османскую империю создали шизофренники.
  12. Очередная статья д-ра Сваранца имеет важное значение для развития армянского вопроса и политики. Он каждый раз предлагает нечто конкретное и содержательное. Тот же Модест Колеров справедливо отмечает, что армяне все говорят о каком-то Ай-Дате, но нет конкретики - в чем эта политика должна выражаться, нет ясности чего хотят сами армяне и их политики. И он прав. А вот Сваранц отвечает и Колерову и всем остальным что нужно. Сваранцу надо не только статьи писать, а реальной политикой заниматься в коридорах армянской власти. Очередной респект автору. А редакции следует убирать глупость турецких писак на ваших страницах. Это не обсуждение статьи, а какая-то параноя.
  13. Сирии скоро конец. Потом возьмутся за Иран. Блокада Ариении усилится. Отток населеня станет неуправляемым. Ведь наступит голод. И тогда Азербайджан бескровно вернет свои земли. А заодно и накормит хлебом изголодавшее население. Это простой сценарий. Но так примерно и будет.
  14. ты ошибочно представляешь перспективу: если падёт Сирия, то начнётся дестабилизация ТР и ее расчленение. Армения - остров спокойствия в этом море.
  15. неужели, остров спокойствия,прав Вагиф, свя мировая политика складывается против армении, а турция превращается нетолько в регионального лидера, но становится одной из сильнейших стран мира!
  16. продолжай самобманываться. Мировые центры силы сделали ставку на Армению. Посмотри на нынешнее состояние ТР.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты