№ 6 (212) Апрель (1-15) 2013 года.

Непосильный труд доктора Шпака в Армении

Просмотров: 2228

Промелькнувшее недавно в прессе сообщение о том, что армянские стоматологи присоединились у резиденции главы государства к протестным акциям экс-кандидата в президенты Раффи Ованнисяна, по сути, ничего общего с политикой не имеет. Поскольку природа зубной боли у каждого своя: в одном лагере не хватило голосов, а в другом недосчитались зубоврачебных кресел. Что касается последних, то согласно принятому Национальным Собранием РА в конце прошлого года налоговому пакету, стоматологические клиники должны теперь платить фиксированный налог за каждое кресло. Причем прессинг новой фискальной политики в первую очередь ощутят небольшие лечебницы, где насчитывается не более трех «посадочных мест».

Между тем, обратившись к сайтам многочисленных стоматологических центров и клиник Еревана, можно прочитать горделивую презентацию о себе любимых, а заодно и современных возможностях армянских врачей «по предоставлению на основе самых новейших технологий качественных услуг» страдающему от зубной боли местному населению. Затертый временем экономический постулат «спрос рождает предложение» подкрепляется статистикой о том, что по количеству стоматологов на душу населения не очень большая и не очень богатая Армения лидирует среди развитых европейских стран: «На сегодняшний день у нас действует около 800 клиник, из которых 600 находится в Ереване. А по числу зубных врачей Армения занимает одно из первых мест в мире: если во Франции на 10 тысяч жителей приходится 6 стоматологов, в Испании – 5, то в Армении – 18».

Комментируя данную ситуацию, глава Ассоциации армянских стоматологов Ашот Геворкян, подтвердил факт «открытия в столице по 5–10 клиник ежедневно», но одновременно честно признал, что столь высокий показатель лишь подчеркивает низкий уровень квалификации специалистов. Однако уже в нынешнем январе на очередном брифинге, касаясь темы повышения налога на стоматологические услуги в связи с изменениями в законе РА «О лицензионных выплатах», он сетует: «Нас причислили к разряду таких заведений, как парикмахерские, рестораны или игорные дома». Кстати, сравнение с заведениями специфичных услуг более чем уместно. Во всяком случае, по количественному признаку. Поскольку очень напоминает классический уездный город N, в котором «было так много брачных контор, парикмахерских заведений и бюро похоронных процессий, что казалось, жители города рождаются лишь затем, чтобы побриться, остричься, освежить голову вежеталем и сразу же умереть».

В нашем столичном городе Е чрезмерное множество в пошаговой доступности центров красоты, зубных клиник и цветочных салонов с обязательным ритуальным венком на витрине вызывает у современников почти те же ассоциации: люди здесь рождаются лишь для того, чтобы навести красоту, вставить зубы и умереть с американской улыбкой. Впрочем, эта зарисовка столичной реальности лишь лирическое отступление, потому что дальнейший, почти по-отечески заботливый социальный прогноз господина Геворкяна несколько напрягает и больше смахивает на шантаж: «Из-за данного закона пострадает только народ, поскольку стоимость стоматологических услуг возрастет на 50%. Ведь нам за одно стоматологическое кресло теперь необходимо будет платить налог в размере 80.000 драмов (примерно 200 долларов) в месяц». Но тут стоит уточнить, что указанная сумма распространяется лишь на маленькие клиники, в распоряжении которых находится от одного до трех кресел. Начиная с четырех, сумма составит 48 тысяч драмов. По мнению участников срочно созванного внеочередного съезда армянских стоматологов «мертворожденный закон загубит конкурентоспособную отрасль отечественной стоматологии, как одну из передовых в Европе. При этом 12 тысяч специалистов высокого уровня (а вместе с семьями это 50–60 тысяч человек) вынуждены будут иммигрировать из-за нестабильных доходов и высоких налогов».

Так, владелица частного кабинета из двух кресел (но зато с гордым названием ООО стоматологический центр «N…-дент») Карине Долухчанян считает, что многие из них теперь уж точно уедут из страны. «150 стоматологов обратились в посольство России, 40 уже перебрались… в Турцию, где им предложили лучшие условия. А Армения пусть продолжает свое существование за счет трансфертов из-за границы», – резюмировала она свой гневный спич у стен президентского дворца, забыв при этом добавить, что значительная часть денежных переводов гастарбайтеров (по 200–300 долларов в месяц) оседает и в их стоматологических клиниках. Впрочем, другая часть врачей уезжать из страны не собирается и, желая найти компромисс, предлагает ввести прогрессивный налог. «Это логичнее и понятнее: чем выше прибыль, тем выше налог, – говорит проработавший в отрасли более 40 лет доктор Рафаел Овсепян, но тут же делится сомнениями:

– Хотя не факт, что у многих не появится желание скрыть реальный достаток в тени двойной бухгалтерии». Кстати, в правительстве уверены, что занятые в этом бизнесе люди покидать Армению не собираются, поскольку, со слов премьер-министра РА Тиграна Саркисяна, «имеют серьезную прибыль в данной сфере». Конечно, неприлично считать деньги в чужом кошельке, но когда речь заходит о собственном, то возникает естественное желание напомнить нашим эскулапам, что одно стоматологическое кресло приносит двойную, а то и тройную прибыль только с одного пациента и только за одну конкретную операцию.

«Самое банальное протезирование нижнего ряда зубов мне обошлось в 400 долларов. Плюс еще 300 за многократный рентген, услуги процедурного кабинета и ежедневные рецепты для вечернего приема лекарств. Кстати, они больше похожи на товарно-транспортную накладную провизора с оптовой базы, – иронизирует пациентка очередного ереванского «МММ…дент» тикин Асмик, в итоге оставшаяся недовольной не только стоимостью, но и качеством предоставленных услуг. – За последние пять лет мне пришлось трижды обращаться с одной и той же проблемой к разным врачам. Потому что каждый из предыдущих якобы выехал на ПМЖ в Россию. Но если бы я смогла их найти, то подала бы компенсационный иск в суд за непрофессионализм в работе. Зуб даю, что таких пострадавших, как я, найдется немало».

Сегодня «срок износа» зубных пломб, коронок или протезов в лучшем случае составляет три года. А в худшем они разваливаются в течение 12 месяцев. В отличие от тех ностальгических времен, когда, побывав у врача, наши родители забывали о «зубниках» лет на 10, а то и больше. Нынче же стоматологическая отрасль, видимо, не устояв перед трансконтинентальным влиянием китайского ширпотреба, решила принять за основу принцип одноразовости. Хотя применительно к стоматологической Армении дело скорее не в международной солидарности, а в банальном междусобойчике. Или, если быть более дипломатичным, в принципе неформальной ротации, когда по истечении года ретирующийся дантист создает фронт работ для вновь принятого на его место коллеги, оставляя ему клиентуру для платной переделки своего брака. Армянским стоматологам невыгодно работать с качественной гарантией на 10 лет вперед. При таком энтузиазме уже через год они просто-напросто останутся без дела. В народе этот трюк называют более откровенно – кидалово. «Высококвалифицированный доктор» уезжает, по версии персонала, в Москву, а значит, и взятки с него гладки. Как, впрочем, и с клиники. Правда, Москва может оказаться в стоматологическом кабинетике соседней общины или в чуть отдаленной географии местных марзов, где столичное «светило», продолжает хопанить до очередного часа «Х». То есть до тех пор, пока, как в классике, обладая сверхъестественным чутьем, не поймет, что «сейчас его будут бить, может быть, даже ногами».

«К сожалению, этого и следовало ожидать, – заметил не пожелавший представиться пикетчик у ворот Национального Собрания. – Сейчас после вуза будущий молодой специалист за 1 млн драмов (около 2,5 тысячи долларов) заканчивает ординатуру. После чего приобретает лицензию и открывает стоматологическую клинику. Именно эта категория новоиспеченных специалистов, не особо отягощенная этикой клятвы Гиппократа, портит общую картину благополучия отрасли. Понятно, что в такой ситуации говорить о профессиональном уровне современных стоматологов бессмысленно. Люди просто делают деньги в небольших частных клиниках, где стоимость услуг кажется местному населению если не космической, то уж заоблачной – точно».

Правда, министр здравоохранения РА Дереник Думанян о доступности стоматологических услуг в Армении высказал иную точку зрения: «На цены я жалоб не слышал. И если сравнить с европейскими, то у нас они значительно более низкие. В последнее время даже из Европы специально приезжают к нам для стоматологического лечения». Уже много лет из ближнего и дальнего зарубежья в Армению действительно приезжают наши соотечественники, традиционно полагаясь на дешевый и качественный стоматологический сервис. «10–15 лет назад стоматология в Армении переживала подъем, мы тогда стали импортировать больше высококлассного оборудования, были и хорошие специалисты. Но постепенно данный процесс почему-то стал протекать в обратном направлении», – признается Ашот Геворкян, отметив при этом, что ассоциация не обладает юридическими полномочиями организовывать мониторинг специалистов и не может в случае необходимости приостанавливать их лицензии на работу.

Как бы там ни было, но из лидирующей по европейским меркам армии армянских стоматологов бузить к президентскому дворцу на протяжении нескольких дней приходили всего лишь человек пятьдесят. При этом солидные клиники участия в демарше не принимали. Часть демонстрантов отмечали, что давление началось еще во второй половине прошлого года, когда проводились очень строгие проверки, в результате которых было закрыто несколько частных клиник. Многие усматривали в новом законе происки монополистов, стремящихся прибрать к рукам выгодный бизнес. Назывался даже принадлежащий депутату армянского парламента и олигарху Самвелу Алексаняну некий стоматологический центр «Натали-дент», в случае открытия которого перестанут существовать небольшие частные больнички.

Справедливости ради стоит заметить, что среди зарегистрированных в Армении стоматологических клиник «Натали» обнаружить так и не удалось. Но зато в этой связи вспомнилось, как года два назад аналогичный лозунг выдвигали (хотя и не так интеллигентно) противники цивилизованной городской торговли, гордо именовавшие себя предпринимателями среднего и малого бизнеса. Тогда лоточники тоже пугали нас повышением цен на товары в супермаркетах со стороны все тех же монополистов, а заодно жалостливо обещали пополнить ряды попрошаек. Правда, с того времени новых нищих среди узнаваемых городских клошаров замечено не было. Хотя если честно, то и старых не поубавилось. Но зато город очистился от антисанитарных картонок с сомнительным товаром, разложенным прямо на асфальте придорожного месива. Пена, как говорится, ушла…

Наталья Оганова

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 4 человека

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты