№ 4 (234) март (1–15) 2014 г.

Но настанет день…

Просмотров: 1329

Топор в руках палача Сафарова как символ национального единства

10 лет назад, 19 февраля 2004 года в столице Венгрии Будапеште на языковых курсах НАТО, проводившихся в рамках программы «Партнерство во имя мира», курсант из Баку, капитан азербайджанской армии Рамиль Сафаров зарубил топором своего спящего однокурсника, офицера армянской армии, лейтенанта Гургена Маркаряна.

Эта драма, словно ворвавшаяся в XXI век из далеких времен варварства и дикости, не только стала трагедией для отдельных людей, членов семьи и близких друзей Гургена, но и произвела очень негативное воздействие на общую ситуацию в регионе армяно-азербайджанского конфликта, резко снизила и без того очень невысокий уровень взаимного доверия сторон. Вернее даже сказать, что потрясающее во всех смыслах преступление Рамиля Сафарова надолго перечеркнуло надежды на то, что такое доверие может со временем возникнуть.

Затем был суд, во время которого азербайджанская сторона пыталась представить обвиняемого в самом лучшем свете. Отмечался его «прекрасный послужной список», обучение в двух высших военных учебных заведениях Турции, «добросовестная служба в должности командира подразделения на линии армяно-азербайджанского фронта», наконец, приводились «положительные характеристики, данные сослуживцами». Изначально это показалось несколько странным. Дело в том, что опытные юристы советовали азербайджанцам попытаться представить убийцу психически нездоровым человеком. Это многое могло бы изменить. Однако в Баку предпочли иной образ – «прекрасного офицера, доведенного до аффекта сокурсниками-армянами». Ведь не случайно в ходе судебного разбирательства подчеркивалось, что Сафаров хотел зарубить все тем же топором и другого своего сокурсника-армянина, капитана Айка Макучяна. И только случайность в лице литовского офицера, вовремя закрывшего дверь в комнату на запор, спасла Макучяна. И сразу же стали проявляться кричащие несоответствия в трактовке произошедшего.

С одной стороны, говорилось, что Сафаров не выдержал «издевательств» со стороны сокурсников-армян, которые якобы нелицеприятно отзывались о нем на армянском языке, а он, понимая по-армянски, «не мог этого вынести». Эта версия, сразу скажем, не нашла на суде даже косвенного подтверждения. С другой – выяснилось, что Рамиль Сафаров, уроженец Карабаха, «мстил» всему армянскому народу – за те бедствия, которые армяне-де принесли азербайджанцам. В ходе следствия он показал, что таким образом «отомстил за своих односельчан, убитых 26 февраля 1993 года». И добавил, что собирался отрубить головы армянским офицерам именно 26 февраля, «однако за неделю до этого армянский офицер как-то подозрительно ему улыбнулся, и он решил убить его в тот же день – 19 февраля».

Длившийся два года венгерский суд приговорил убийцу к пожизненному лишению свободы без права на помилование в течение 30 лет. Конечно, для родных Маркаряна это утешением не стало, но к закону в этом случае претензий быть не могло. Увы, «торжество справедливости» оказалось очень недолгим. 31 августа 2012 года, уступив настойчивому нажиму азербайджанской стороны, Венгрия экстрадировала Сафарова на родину, в Азербайджан – «для дальнейшего отбытия наказания». И вот тут-то, на наш взгляд, и начался самый мерзкий, самый подлый этап всей этой истории.

Из приземлившегося в бакинском аэропорту им. Гейдара Алиева самолета авиакомпании «Азербайджан хава йоллары» вышел не преступник, а национальный герой. Ни о каком «отбытии дальнейшего наказания» и речи не шло. Наоборот, он был немедленно помилован указом президента Ильхама Алиева, министр обороны повысил Сафарова в воинском звании до майора и подарил квартиру. Одновременно началась громкая и масштабная кампания по возвеличиванию «героя», тон которой был изначально задан президентским актом о помиловании. По словам руководителя администрации президента Азербайджана Фуада Алескерова, «возвращение Рамиля Сафарова стало возможным благодаря политической воле и личному авторитету главы государства». Со стороны Ильхама Алиева это стало «смелым шагом», демонстрацией того, что «глава государства и Верховный главнокомандующий стоит за каждым гражданином Азербайджана, каждым солдатом и офицером». В свою очередь заместитель председателя правящей партии «Ени Азербайджан» Али Ахмедов назвал освобождение Рамиля Сафарова «торжеством мужества и справедливости», а также «предвестником освобождения Карабаха, потому что в судьбах Карабаха и Рамиля Сафарова есть схожие черты». Последние, оказывается, заключаются в том, что «и Карабах, и Рамиль стали жертвами диверсантов. Первый оккупирован врагами, второй столько лет был лишен свободы. Рамиль вышел на свободу, на очереди – освобождение Карабаха. Дай бог, придет день, когда уважаемый президент, Верховный главнокомандующий Ильхам Алиев объявит об освобождении Карабаха. Одна несправедливость отправлена в архив истории, другая будет также устранена», – заявил Ахмедов. Получается, что несправедливость состоит в том, что жестокому палачу пришлось-таки отсидеть пару лет в венгерской тюрьме, соответствующей, заметим, стандартам европейских пенитенциарных заведений. Но мало этого. «Выход Сафарова на свободу является результатом миролюбивой политики Азербайджана», ибо «в мировой истории не зарегистрировано фактов насилия, несправедливости Азербайджана в отношении какой-либо страны. (Крепко сказано! Мировая история до последнего времени об Азербайджане и знать ничего не знала. – А.Х.) Азербайджан имеет право ждать от других такого же отношения, и очень радует, что Венгрия смогла оценить все это», – сказал Али Ахмедов. Очевидно, что в своем подхалимском рвении видный функционер правящей партии договорился до полного абсурда. И, как нередко в таких случаях бывает, сильно подставил начальство, сам того не желая и не понимая. Процитировав «мудрость» Ильхама Алиева, который как-то заметил, что «когда есть ум, нет необходимости применять силу», Ахмедов расценил освобождение Сафарова как проявление этого самого ума и мудрости.

Вскоре стало ясно, как жестоко он ошибся, но об этом чуть ниже.

Национал-демократическая партия Азербайджана («Боз Гурд») объявила Рамиля Сафарова Человеком года.

На церемонии присуждения этого почетного звания лидер партии Искендер Гамидов сообщил также о награждении «венгерского узника» дипломом «За заслуги в области защиты интересов государства и национальных интересов». А еще он сказал: «Мне все равно, как Рамиль Сафаров убил армянского офицера. Главное, что на одного Гургена стало меньше, и чем больше азербайджанцев будут убивать армян, тем меньше их станет». Высказываний подобного рода, звучавших в Баку в те дни, можно привести немало, но и без того ясно, что история освобождения и особенно возвеличивания Рамиля Сафарова стала толчком к началу очередной совершенно бессовестной, абсолютно оголтелой и до той поры не имевшей по своим масштабам аналогов антиармянской кампании на Апшероне. Однако постепенно фанфары стали звучать глуше, людоедские заявления, которыми, увы, в безудержном стремлении понравиться властям и «попасть в струю» отметились многие представители азербайджанской общественности, начали сходить на нет.

Азербайджанскому руководству пришлось молчаливо признать, что имиджу страны в мире нанесен колоссальный ущерб. И добились этого отнюдь не враги. Это стало неизбежным следствием бездумных (а нередко – и безумных) высказываний официальных лиц и т.н. «простых патриотов». Когда беснование перешло все представимые границы, в адрес Баку, а заодно и Будапешта зазвучали резкие и нелицеприятные заявления со стороны авторитетных политиков и ведущих международных организаций. Общий настрой достаточно емко выразил тогдашний вице-председатель бундестага Германии Вольфганг Тирзе. По его словам, «экстрадировав Рамиля Сафарова, Венгрия совершила огромную ошибку, а Азербайджан, помиловав и героизировав офицера, пошел на скандальный и спорный шаг». При этом Тирзе отметил, что в Европе политика венгерского правительства часто критикуется, а экстрадиция Сафарова сделала ее более уязвимой, действия же Азербайджана говорят «о слабости этой страны, а не о ее мощи». Таким образом, было дезавуировано «мудрое» высказывание Ильхама Алиева «Когда есть ум, нет необходимости применять силу». Стало ясно, что Баку поступает глупо, более того – демонстрирует не силу, а слабость.

Итак, действия азербайджанской стороны стали проявлением слабости и глупости. Чем были мотивированы действия Будапешта, с которым, заметим, Армения приостановила дипломатические отношения, которые до сих пор не восстановлены? Де-юре в основе решения о выдаче Сафарова лежала Европейская концепция «О выдаче осужденных лиц». Однако этот документ гласит, что к экстрадированным преступникам условно-досрочное освобождение не применяется. Азербайджан «изящно» обошел это препятствие путем применения президентского помилования.

Однако даже по местному, азербайджанскому закону, если речь идет о помиловании приговоренных к пожизненному заключению, то ранее чем по истечении 25 лет пребывания в неволе преступник освобожден быть не может. Поэтому венгерская сторона стала настаивать, что была обманута Баку, который якобы обещал, что экстрадированный Сафаров не будет выпущен на свободу. Однако есть все основания считать, что эти утверждения не соответствуют действительности. Появились публикации о том, что Венгрия «продала» Сафарова Азербайджану за 3 млрд евро. На эту сумму Государственный нефтяной фонд Азербайджана обязался приобрести венгерские ценные бумаги либо осуществить иные инвестиции. На официальном уровне эти сообщения опровергались, однако понятно, что дыма без огня не бывает, а проследить ход международных денежных потоков очень затруднительно. Во-вторых, эксперты заговорили о смене европейского внешнеполитического вектора Венгрии на геополитический союз с тюркским миром. «В 2010 году на выборах в парламент националистические партии «Фидес» («Венгерский гражданский союз») и «Йоббик» («За лучшую Венгрию») получили соответственно 54% и 17% голосов. Успех «Фидес», риторика которой соответствует французскому «Национальному фронту», и «Йоббик», которая стоит на позициях третьего пути, находятся за гранью европейской политкорректности, шокировал многих.

Вскоре выяснилось, что венгерские националисты оказались не только антиглобалистами, евроскептиками, ультраконсерваторами, антисемитами и цыганофобами, но и пантюркистами и туранистами. Причем и «Фидес», и «Йоббик» заявили о своих пантюркистских симпатиях весьма откровенно. Они активно поддержали проведение в Венгрии в 2012 году уже третьего по счету и самого представительного за все время курултая тюркских народов», – говорится в статье Вадима Сидорова «Зачем венграм туранизм?» Помимо прочего, это еще одно доказательство того, что «профессиональный национализм» никогда не бывает бесплатным. В данном случае за высокими словами о «возвращении к традиционным духовным ценностям» совершенно явственно проглядывался интерес к азербайджанским нефтедолларам. И переговоры между Баку и Будапештом относительно экстрадиции Рамиля Сафарова пошли как по маслу после того, как большинство в венгерском парламенте захватили представители крайне националистических сил.

Антиармянская кампания в Азербайджане продолжается и по сей день. Она стала привычным явлением, образом жизни миллионов азербайджанцев. Как сказал в своем недавнем выступлении на X съезде Союза добровольцев «Еркрапа» президент Серж Саргсян, руководство Азербайджана делает все, чтобы «сжечь мосты мира, исключить возможности нахождения взаимопонимания между армянским и азербайджанским народами, не позволить, чтобы армяне и азербайджанцы могли искренне здороваться, не позволить, чтобы армянский и азербайджанский народы были готовы простить друг друга, пожать друг другу руки, чтобы они были готовы к миру. Я считаю это самым опасным для наших двух народов». «Деньги и убийства – вот два аргумента, которые приводит противник во взаимодействии с нами и с миром», – подчеркнул Серж Саргсян.

При этом, однако, нельзя не отметить, что армянские СМИ, политический класс страны, подвергая очень острой критике руководство Азербайджана, ни разу не опустились до выпадов в адрес азербайджанского народа как такового. Также следует с удовлетворением констатировать, что и в Азербайджане нашлись люди, которых официальной пропаганде не удалось окончательно оболванить, люди, осознающие всю опасность происходящего в первую очередь для самого азербайджанского народа.

Так, например, на сайте Kultura.az появилась статья бакинского профессора Рахмана Бадалова, который прямо назвал неприемлемой героизацию и реабилитацию преступника, вина которого была доказана в суде. По мнению автора, «Рамиль Сафаров не просто совершил преступление, он переступил границы чести и достоинства офицера. Во все времена, во всех армиях существовали нормы военной этики, нарушать которые считалось постыдным. Необходимо называть вещи своими именами: зарубить топором спящего человека недостойно для любого, тем более для офицера, и подобный поступок требует решительного осуждения, невзирая на обстоятельства, в которых он был совершен. Нарушение этих принципов должно осуждаться жестче, чем нарушение той или иной статьи Уголовного кодекса, поскольку только табу на подобные поступки позволяет обществу не впасть в дикость и всеобщее озлобление… Гнусный поступок должен быть назван гнусным…

Говорят, что эта история возродит угасший в обществе интерес к карабахской проблеме, что она может стать стимулом к подъему патриотизма. Мысль настолько же оскорбительная, насколько кощунственная. Поступок за границами чести и достоинства не имеет никакого отношения к подлинному патриотизму, а способен только провоцировать самые низменные чувства людей… Импульсивные, во многом бездумные действия наших властей (это самое мягкое, что можно сказать по этому поводу) нанесли огромный урон имиджу нашей страны. Потребуются неменьшие усилия всех наших здравых людей, интеллигенции в первую очередь, чтобы мы не выглядели в мире моральными изгоями», – подытоживает автор публикации.

Нельзя не сказать, что сам Рамиль Сафаров тоже стал одной из жертв этой истории. Когда азербайджанское руководство убедилось, что стало объектом самого резкого осуждения во всем мире, а вся эта неприглядная история выставляет Азербайджан в мрачном свете государства-изгоя, была дана команда «забыть и прекратить». И мгновенно тот, кто был «гордостью нации», превратился в ничто. Вот история, приключившаяся с Сафаровым уже после того, как его сбросили с пьедестала. Однажды он направился в какой-то орган местного управления, чтобы оформить документы на дачу. И попросил сделать это побыстрее. Микроскопический провинциальный чиновник холодно предложил ему соблюдать правила и ожидать решения вопроса в общем порядке. Таков был бесславный конец «национального героя», которого грубо использовали и безжалостно выкинули, когда нужда в нем миновала.

Конечно, в Азербайджане не так уж много людей, думающих так же, как профессор Бадалов, и тем более осмеливающихся открыто выражать свои взгляды. Но они есть, и это оставляет надежду на то, что наступит время, когда на смену зоологическому азербайджанскому нацизму и шизофренической армянофобии придут более здравые, ответственные, соответствующие принципам цивилизованного общества подходы. И только тогда наступит момент, когда два соседних народа смогут пожать друг другу руки, смогут простить и понять…

Армен Ханбабян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 20 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Да,Алиев себе испортил авторитет навсегда,возвысив в герои подлого убийцу.
  2. Интересно,если топором зарубили бы дочь Ильхама,как он отреагировал бы?
  3. Мне стыдно за власть.Не подумайте,что я предатель,я патриот Азербайджана и хочу возвращения Карабаха в нашу страну,но пусть этого захотят сами армяне,нужно им это доказать,но не убивать и уничтожать друг друга.Пусть Алиев и его свора захлебнутся в нефти,которую им подарим Аллах.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты