№ 5 (235) март (16–31) 2014 г.

Секты как инструмент политического влияния

Просмотров: 1834

Секта, согласно большинству трактовок, – это религиозная группа, отколовшаяся от основной религии. Но сегодня многие секты так далеко ушли от «основной религии», если не на словах, так на деле, что назвать их просто «отколовшимися» становится невозможным. Понятие «свобода совести и вероисповедания» обрело такую широту, что в него стали помещаться как сама совесть, так и полное ее отсутствие.

Дошло до того, что даже склонный ко всяческим гедонистическим свободам Европарламент в 1996 году постановил, что свобода религии не должна нарушать прав человека, и было рекомендовано в определенных случаях отзывать статус «религиозное объединение» у нетрадиционных сект деструктивной направленности. Правда, с понятиями «деструктивная» и «тоталитарная секта» как не имеющими никакого правового содержания категорически не согласен российский омбудсмен Владимир Лукин. Они не предусмотрены законом, а значит, «недопустимы в публичных выступлениях должностных лиц и в официальных публикациях государственных органов». Получается, что должностным лицам заказано обсуждать деструктивные культы, а нам – нет, вот и воспользуемся этим правом и поговорим на эту тему, становящуюся все более тревожной в Армении, в первохристианской стране, в которой еще не так давно примат Армянской Апостольской Церкви (ААЦ), казалось, не вызывал никакого сомнения.

Александр Амарян, руководитель Центра помощи и реабилитации жертв деструктивных культов, член высшего совета Международной ассоциации блогеров:

– В широком смысле секта – понятие территориальное, это религия или верование, отличающееся от исторически сложившейся на данной территории господствующей религиозной концессии. Даже классические направления христианства могут считаться сектами, например ААЦ на Украине. Понятно, что подобные секты никакой опасности собой не представляют. Все направления классического христианства пользуются убеждением, ораторским искусством – это нормально. Проблемы начинаются, когда секты для привлечения прихожан начинают пользоваться манипуляцией сознания, «ловлей душ», в крайних проявлениях – с переходом в зомбированное состояние без признаков духовности. Практика прозелитизма (обращения в свою веру) применялась всегда, и не всегда с соблюдением принципов христианской любви и свободы личности. Но сегодня на сцену вышел агрессивный прозелитизм, использующий специальные методы воздействия на сознание. Как для вовлечения в секту, так и для удержания в ней, что означает прямое нарушение права человека на выбор, ограничение его свободы и, в конце концов, лишение ее. При этом культом в сектах может быть как Иисус, так и просто руководитель секты. Эти секты, разрушающие личность, мы называем деструктивными. Равно как и культы, исповедуемые ими.

– Помнится, как перед развалом Союза в Армении люди тоже пытались понять Библию, неведомо как добытую, собираясь кружками. Но в секту это не превращалось и КГБ несильно будоражило…

– Взрыв сектантства в Армении начался после землетрясения, на сломе эпох. Границы открылись, и множество религиозных организаций под видом благотворительных оказались здесь. Надо сказать, что и подавленный психологический фон немало способствовал их популярности. Сегодня в деструктивные секты вовлечено более 200 тысяч человек. Верующих вне ААЦ более 300 000 человек, разница в 100 000 приходится на классические и национальные культы, исповедуемые нацменьшинствами Армении. Это немцы, евреи, езиды, мусульмане классических направлений. Они манипуляциями не занимаются и опасности не представляют.

Хуже всего то, что количество деструктивных сект растет, чему способствует отсутствие закона по контролю над религиозными организациями. Это позволяет нечистоплотным организациям заниматься вдобавок к «ловле душ» и финансовыми преступлениями. Отсутствие законов, регулирующих деятельность сект, приводит к тому, что и религиозные преступления трактуются как бытовые – нет ни специалистов, ни практики отслеживания механизмов преступлений именно на религиозной почве.

– Все, что Вы говорите, это всего лишь проблема политической воли. Нужно будет – появятся и специалисты, и соответствующие поправки в закон.

– Безусловно. Но не будем забывать, что политическая воля в Армении – это во многом отражение политической воли держав. Как что не так – нарушение прав человека, в то время как на вопиющее нарушение прав человека в сектах просто закрываются глаза, и здесь работает сомнительный тезис о свободе любого вероисповедания, хоть сатанизма. Правда, для других, но не для себя. У себя на родине фанатичные приверженцы прав человека не столь демократичны и жестко фильтруют деструктивные культы от прочих, сознавая их дестабилизирующую роль.

– На сегодня, говорят, существуют и целиком местные культы типа «Церкви Герасима из Сисиана» или «Вруйра с третьего участка».

– Культ конкретного Агаси или Седрака отсутствует, в Армении очень сложно добиться самозабвенного поклонения реальному человеку, по крайней мере, в глазах других это будет выглядеть несерьезно. Другое дело, если пастор – представитель Бога, тогда могущество Господа распространяется и на него. Есть некоторые смеси церкви «New age» («Новая эра») с местными культами, но в подавляющем большинстве секты – это просто филиалы зарубежных организаций, с различной историей. Если большинство сект имеет зарубежное происхождение и были внедрены в Армении в новейшей истории, то Армянская евангелистская церковь, например, откололась от ААЦ в 1846 г. в Турции и не так давно стала инструментом американского влияния в Армении. Законодательство способствует комфортному существованию сект, и они уже взялись за долгосрочные программы, например скупают земли под свою собственность, что является нарушением закона – в Армении представителям зарубежных организаций запрещено покупать землю. Но секты научились обходить закон с помощью как юридических проволочек, так и элементарной коррупции. И деньги, которые приходят в секту, расходуются на подкуп госорганов для покупки земли, «охранные грамоты», пересечения таможни и др. Под лозунгами служения высшему благу они увеличивают масштаб коррупции в стране, где и так не все ладно в этой области.

– По Вашим описаниям получается разгул сектантства в Армении. Не означает ли это, что ААЦ просто не способна справляться со своими функциями и быть пастырем для своего народа ?

– Виноваты все. И Церковь, и государство, и сами люди, прельщающиеся подачками и теряющие в итоге все, согласно пословице о сыре, который бывает бесплатным только в мышеловке. И виновато социальное положение. Будь у людей работа – на секту бы оставалось существенно меньше времени, правда, и занятый, и обеспеченный человек тоже может попасть в ловушку. И при лучшем социальном устройстве, но при наших законах секты, безусловно, существовали бы, но не в таком количестве.

– То есть технологии работают, но с меньшей эффективностью. И как это выглядит? Вот идет по улице обеспеченный, самодостаточный человек, и тут к нему подходят сектанты…

– Лучше без подробностей, технологии доработаны до такой рутины, что могут быть использованы сразу и во зло. Используется и техника – типа акустического оружия, волновые излучения которого подавляют волю. Но можно обойтись и без нее, если вербовщик – хороший психолог и знает, на какие точки нажать в данный момент и в данном месте. Самодостаточного человека трудно завербовать, да и времени уйдет существенно больше. Зато человек неустроенный гораздо более уязвим, и вербовщики умеют выделить таких даже в толпе. Тут нет никаких научных открытий, технологии те же, что и у спецслужб, с совершенно жуткими последствиями их применения. Это, например, массовые самоубийства, самое громкое из которых произошло в ноябре 1978-го в Гайане, где переселившиеся из США адепты секты «Народный храм» по приказу ее руководителя и основателя Джима Джонса выпили отравленный цианидом напиток, а несогласные были застрелены. Итог – 909 мертвых, треть из которых – дети. Следующий результат – Уганда, где были найдены останки приблизительно 700 самосожженных – это несколько захоронений от секты «Восстановление десяти Божьих заповедей». Лидеры секты убедили этих людей продать имущество и готовиться к смерти, потому что скоро грядет конец света. И так далее. В этих сектах настолько сильно влияние лидера, что люди добровольно отказываются от своей жизни по его приказу.

Шахидизм взялся не на пустом месте и, не будучи популярным в христианских странах, бурно расцвел в исламской среде. Начинается все с комплекса сверхполноценности – только мы правы, остальные – нет. Среди остальных – враги, которых следует уничтожать даже ценою жизни. После чего – рай. В мужском варианте с обилием гурий, в женском – не знаю. Причем теракты шахидов направлены как против христиан, так и мусульман – достаточно вспомнить Ирак. Так что и тут – ставшие рутинными технологии манипуляций, которыми хорошо владели некоторые работники спецслужб, перешедшие с развалом СССР в коммерческие структуры. Про промывание мозгов сегодня есть и книги, и фильмы – одним словом, под «манипуляции» подложен не только технический, но и культурный блок, в том числе и «история вопроса» – медицина III рейха с доктором Менгеле, исследования на военнопленных милитаристской Японии, карательная медицина у нас и др. Сегодня ящик Пандоры открыт. Можно быть абсолютно уверенным в том, что к этому по-крупному приложили руку американцы…

– Они не боятся, что это может сработать против них, как это уже бывало?

– Бен Ладена готовили против СССР, а сработало это против них. И тут обвинить именно американцев в легкомыслии довольно сложно, потому что никогда не знаешь, кто стоит за конкретным действием – само государство или частная группа, имеющая влияние на принятие решений. Надо устроить дефолт или кризис – они устраивают. Во всех сложных ситуациях выясняется, что есть большая сила, нежели президент или Конгресс.

– Боюсь, что мы глубоко ушли в конспирологию…

– Не исключено. Но давайте вспомним «оранжевую революцию» на Украине, активными участниками которой были около 50.000 сектантов харизматического «Посольства Божьего». В Грузии тоже сектанты не остались без дела в «розовой революции». Везде в переворотах и революциях сектанты играют большую роль. Тут главное не их отношение к событиям, а позиция лидера, приказы которого не обсуждаются. При этом секты стремятся к укрупнению, надо полагать, так ими станет еще легче управлять. В 2008 году все секты христианского толка объединились и создали ассоциацию – Совет евангелистских церквей. Туда входят харизматические, основанные на харизме лидера, и церкви типа неопятидесятников, возглавляемые пасторами. И лидеры, и пасторы – «посланники Божьи», и им можно все. У нас, слава Богу, до массовых самоубийств не дошло, но сектант, потерявший собственную волю, опасен. Это нерассуждающий инструмент, и только от лидера секты зависит, как он будет применен.

– У них строгая иерархия, необсуждаемая воля лидера, с такими вводными – или на войну, или в политику.

– Конечно, и это уже происходит не только в Армении, но и везде, где ничто не препятствует буйному разгулу сектантства. Секты обязательно связаны с политикой, это инструмент воздействия на страну, в которой они функционируют. И потому фанатики от демократии навязывают развивающимся странам представления о свободе совести, облегчающие работу деструктивных сект. На любых политических и иных выборах члены сект, голосующие по приказу лидера, способны сыграть и играют довольно существенную роль. Можно по активности сектантов в пользу того или иного кандидата понять, на кого ставит «демократический Запад».

При этом в своей деятельности деструктивные секты практически ничем не гнушаются. Тут и финансовые махинации, и коррупция. И даже благотворительные цели сект весьма сомнительны. Из $3 миллионов, якобы потраченных сектами на благотворительность в Армении, по нашим данным, реально только $800 000 заслуживают такой оценки. Куда ушло остальное – неизвестно. Идет усиленное отмывание средств, полностью эту технологию отследить сложно, заметим только, что деньги на благотворительность не облагаются налогами.

– Зомбированием занимаются люди. Где-то они подвержены чувству долга и зомбируют хорошо, где-то – спустя рукава, и человек получается недозомбирован, т.е. сохранившим остатки собственной воли. Когда-нибудь у такой личности начинается кризис, и возникает вопрос – как лечить и что делать? Заняться экзорцизмом – изгнанием дьявола?

– В системах спецслужб существуют технологии депрограммирования, выводящие человека из состояния зомбированности. Это сложные технологии, специалистов по ним в Армении нет, но даже там, где они есть, их помощь не всегда эффективна. Грубо говоря, если человека зомбировали хорошо, то тут уже ничего не поделаешь. На Западе вывод из состояния зомби длится от 5 до 7 лет и обходится в $900.000, само зомбирование обходится на порядки дешевле. Кто в Армении даст столько денег на одного человека? У кого были крупные спецслужбы, у того и успехи на пути дезомбирования. Исключение – Украина, и то потому, что там в Крыму функционировали спецсанатории под надзором спецслужб. Истории с золотом партии, художественно обработанные, тем не менее, во многом имеют документальную основу, достаточно просмотреть самоубийства партийных бонз.

– И все-таки об ААЦ. Священники у нас долгое время специализировались на ритуалах, проповедь не так давно вошла в инструментарий священника и пришла в основном с Запада и Ближнего Востока – Церковь в эмиграции вынуждена быть гибкой...

– Приняв Конституцию, мы отделили Церковь от государства. И потому деятельность Церкви с оглядкой на права европейского человека будет восприниматься как подавление духовной свободы свободных граждан свободной Армении. А ЛГБТ-пропаганда, как вы понимаете, в европейском же понимании, способствует свободе, а никак не подавлению ее у сексуального большинства. И несмотря на то, что в последнее время ААЦ стала активнее и интерес к ней усилился, бороться с сектами ААЦ сегодня просто не имеет права. Правда, может быть, что у нас в ближайшее время будет запущен в оборот документ о духовной безопасности и ситуация начнет меняться.

– Считается, что и Россия испытывает те же сложности, что и мы.

– Да, общего много. Но у них занимается сектами не только Православная Церковь, но и государственные и общественные структуры. Есть подразделение при МВД, занимающееся религиозными делами, проблемами вторжения в психику человека. В России есть профессиональное противодействие деструктивной деятельности сект, у нас – нет. Надо полагать, что и ФСБ занимается сектами в связи со шпионажем против России. Временами разоблачительные материалы против мормонов, «Свидетелей Иеговы» и других харизматических организаций попадают в СМИ. Не надо обладать воспаленным воображением, чтобы догадаться, что за этим стоит ФСБ. Секты влезают во все, вспомним сайентологов, которые похищали военные секреты США, Америки, за что и руководитель секты, и его супруга были осуждены. Это, может, и есть один из примеров того, как оружие, разработанное против других, стреляет в тебя. Сегодня сайентологи обходятся в своей деятельности без патриотических чувств и занимаются сбором секретов со всего мира.

– За рубежом секты в принципе должны рассматриваться как инструмент воздействия на другие страны и не будить по отношению к себе особого негатива.

– Ничего подобного. Призыв Европарламента 1996 года о том, что свобода религии не должна нарушать прав человека, выполняется с немецкой педантичностью. Законы здесь настолько четкие, что ни одна религиозная организация не может позволить себе то, что они вытворяют в Армении. И система наказаний четко прописана – от полумиллиона евро до 12 лет тюрьмы за деструктивную секту. В Германии в школьной листовке правительство выделяет следующие 17 признаков тоталитарных сект, которых германским школьникам следует всячески остерегаться. Они четко представляют себе опасности «ловли душ», и их всяческая поддержка сект у нас говорит не о заблуждении, а о двойных стандартах. И даже в мусульманских странах, заявляющих о своем стремлении в Европу, существуют немусульманские деструктивные культы как инструмент влияния. В частности, в Азербайджане...

– Как же быть и что делать?

– Необходим закон, специалисты и спокойное отношение к окрикам с Запада, когда им кажется, что права, допустим, сатанистов в Армении нарушаются.

И слава Богу, потому что если дать сатанистам полную свободу, то можно и страну потерять. Наша духовная безопасность должна быть на первом месте, а как к ней относятся другие – это уже их, а не наши проблемы.

Арен Вардапетян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 14 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Название статьи звучит так: "Секты как инструмент политического влияния". При этом особое внимание уделяется Свидетелям Иеговы. Большего абсурда придумать не возможно. С.И. всегда стоят вне политики. Это единственная в мире реально политически нейтральная религиозная организация.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты