№13 (243) июль (16–31) 2014 г.

Владимир Якунин: Легче перезапустить абхазский участок железной дороги, чем построить ж/д Армения-Иран

Просмотров: 3094

Для находящейся в блокаде со стороны Турции и Азербайджана Армении внешние коммуникации представляют особую важность. Ценность соединяющих страну с внешним миром транспортных путей, которые пролегают через Грузию и Иран, Ереван особенно остро ощущал во время войны в Карабахе. Тогда Иран и нестабильная Грузия назывались в Армении «дорогами жизни». В настоящее время Ереван пытается восстановить и развить свои коммуникационные возможности.

Помимо этого, в условиях реализации обходящих Армению региональных транспортных проектов армянское государство, путем запуска абхазского участка Транскавказской железной дороги и строительства ж/д Иран – Армения, пытается стать частью железнодорожного коридора с севера на юг. О целесообразности и возможностях реализации указанных проектов корреспондент ИА Regnum «на полях» организованной международной организацией Youth time летней школы в итальянском городе Сиена побеседовал с президентом осуществляющего концессионное управление армянскими железными дорогами ОАО «Российские железные дороги» (РЖД) Владимиром Якуниным.

– Г-н Якунин, Вы недавно были в Армении, встречались с президентом республики Сержем Саргсяном. С президентом, как стало ясно из официальных сообщений, были обсуждены вопросы, касающиеся возможности реализации таких региональных инфраструктурных проектов, как перезапуск абхазского участка Транскавказской железной дороги и строительство ж/д Иран – Армения. К чему вы пришли и на каком этапе реализации находятся эти проекты?

– Президент Армении и правительство уделяют огромное внимание развитию железнодорожной инфраструктуры страны и успешному выполнению концессионного соглашения. На встрече мы коснулись этой темы, и прежде всего было констатировано, что мы, как концессионер, выполняем все свои обязательства по объему инвестирования, что своего пика достигнет в следующем году. Мы на сегодняшний день констатируем модернизацию железнодорожной инфраструктуры, она оснащена современными средствами управления и контроля безопасности. Наблюдается серьезное возрастание роли контейнерных перевозок, и большое значение придается пассажирским перевозкам. Однако в условиях блокады, в которой находится сегодня Армения, наше представление о росте перевозок не соответствует тому бизнес-плану, который был положен в основу концессионного соглашения. С этой точки зрения мы докладывали президенту Армении свое видение, и он высказывал свое мнение по поводу большой потребности восстановления сквозного железнодорожного сообщения через Грузию, а до этого необходимо перезапустить абхазский участок этой ветки, что во многом зависит от позиции абхазских властей. Вот это направление представляется более продуктивным и объективно легче реализуемым, чем, скажем, рассмотрение вопроса строительства железной дороги через Армению в Иран. Это вопрос, который предполагается обсуждать также в рамках контактов СНГ и так далее. Мы также затронули тему о намерении Армении присоединиться к Единому экономическому союзу. Президент Армении об этом тоже упомянул. Для нас это важно, поскольку возникает вопрос единства тарифной политики и стандартов.

– Насколько я понимаю, вопрос практической реализации проекта перезапуска абхазского участка железной дороги упирается в политику, и одним из основных препятствующих факторов является сохранение конфликта в отношениях между Грузией и Абхазией. В связи с этим возникает вопрос: создаст ли смена власти в Абхазии более благоприятную политическую атмосферу для восстановления железнодорожного сообщения через эту страну?

– Знаете, я думаю, что это (пробуксовка проекта) все-таки результат внешнего воздействия – блокады. Я не могу себе представить возникновение политической ситуации в соседних странах – в Армении и Азербайджане (кого угодно туда поставь), все равно возникший тяжелый политический (нагорно-карабахский) конфликт просто так не рассосется. Мне больше трудно что-либо говорить, так как я не занимаюсь практической политикой, я ее лишь изучаю. Тем более что я долек от того, чтобы давать советы. Однако могу сказать, что именно внешние обстоятельства – конфликт между Арменией и Азербайджаном, а также проблематичные отношения между Грузией и Абхазией – самым негативным образом влияют на экономическое развитие региона.

– В Армении, особенно в последнее время часто на официальном уровне говорится о возможности строительства железной дороги в Иран, который в результате станет частью транспортного коридора север – юг. Уже есть технико-экономическое обоснование проекта. Однако, с другой стороны, мы наблюдаем, что на практической стадии реализации находится проект строительства железной дороги Россия – Азербайджан – Иран. В этом плане насколько для российской стороны целесообразно и практично строительство еще одной железнодорожной ветки в Иран через Армению?

– Да, и о наших переговорах с Ираном я докладывал президенту Армении Сержу Саргсяну. Иран заинтересован в строительстве железнодорожного коридора север – юг, чтобы круг замкнулся. Иранская сторона на своей территории уже многое сделала. Я разговаривал об этом с начальником компании «Азербайджанские железные дороги». Вы абсолютно правы, что это реализуется, делается оно значительно проще и быстрее, чем проект строительства железной дороги Армения – Иран. С нашей точки зрения, исходя из наших расчетов, экономической целесообразности в этом нет, а политическую целесообразность не мне оценивать. Однако думаю, что все-таки надо определить, что первично. Мне кажется, что первично восстановить прямое железнодорожное сообщение с Арменией через Абхазию и Грузию. То, что мы имеем на сегодняшний день, это смешанные сообщения. Другой альтернативы нет, поэтому, наверное, мы сначала сконцентрируемся на обеспечении этого направления, а уже потом можно будет говорить о чем-то другом.

– На фоне пробуксовки восстановления железнодорожного сообщения через Абхазию довольно активными темпами реализуется проект строительства железной дороги Баку – Тбилиси – Карс. Формирующийся железнодорожный коридор с востока на запад обходит Армению и в каком-то плане изолирует также Россию от региона. Как на все это смотрит Россия и какие последствия ей сулит реализация проекта, который может привести к существенному повышению роли Турции в регионе Закавказья?

– Всегда в общении с грузинскими коллегами я говорил, что это политически мотивированный проект. С точки зрения ситуации в регионе он не оказывает позитивного влияния. Важнее и рациональнее было бы открыть железнодорожное сообщение между Турцией и Арменией. Большой целесообразности для Запада в реализации этого проекта, кроме политической, я не вижу. Ну, какие большие объемы грузов могут идти, например, между Грузией и Турцией и через Турцию в Европу? Мне кажется, что объем потенциальной грузовой базы между Россией и Грузией, между Россией и Турцией гораздо выше. Однако мы живем в тех политических условиях, которые на данный момент существуют. С моей точки зрения, это нецелесообразно, но, с точки зрения политиков других стран, оно, может быть, и целесообразно, однако это уже другая целесообразность.

Беседу вел Аршалуйс Мгдесян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 14 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты