№6–7 (258–259) апрель 2015 г.

Феликс Алиев: Мечтаю, чтобы текущая в моих жилах кровь двух народов стала примером примирения

Просмотров: 2571

В успехе спортсмена часть заслуги всегда принадлежит тренеру и его незаметной миру работе. Мало какому атлету так повезло с тренером, как штангисту, двукратному чемпиону мира и Европы, серебряному призеру Олимпийских игр, многократному рекордсмену мира и Европы Юрию Саркисяну: он встретил наставника, который сумел вложить душу в ученика и не боялся ставить сверхзадачи ни перед собой, ни перед ребятами.

Тренер Феликс Алиев не был титулованным штангистом. По окончании Ереванского института физкультуры отказался от лестных предложений остаться в столице и подался в село Гехакерт (в дальнейшем Самагар), где в сельской школе преподавал физкультуру. В старом заброшенном доме он организовал тяжелоатлетическую группу на общественных началах. Ребята сами отремонтировали здание, заготовили дрова на зиму, установили помост. Группа была преобразована в детско-юношескую спортивную школу добровольного сельского спортивного общества «Севан». За несколько лет работы в небольшом зале был подготовлен немалый отряд мастеров спорта и кандидатов в мастера, в том числе и Юра Саркисян.

Отыскав такого талантливого спортсмена, как Саркисян, Алиев не сосредоточил на нем все свои силы и помыслы. Ведь бывает, что спортивная звезда требует исключительного к себе отношения, ревнуя своего тренера к молодым атлетам. Но Саркисян и Алиев – люди иного склада. «В наших селах столько способных мальчишек, вы себе представить не можете! – говорит Юрий. – Им очень нужны такие тренеры, как Алиев. Главное, он не останавливается на успехах, он все время ищет, умеет воспитывать в ребятах преданность спорту, тяжелой атлетике».

76-летний Феликс Аскарович Алиев в тяжелой атлетике Армении пользуется огромным авторитетом. Он всеобщий любимец в спортивном мире, его уважают за необычайную скромность, широту души и доброе сердце.

Он около 50 лет прожил в Эчмиадзине с женой Джулией. Она рассказывает, что они никогда не ссорились, не спорили и жили дружно. У тикин Джулии до сих пор свежо в памяти, как Феликс признался ей в любви и сделал предложение. «Но я, Джулия, азербайджанец», – сказал он. «А я ответила, что это не имеет значения, главное, чтобы человек был человеком», – рассказывает она.

У Феликса Аскаровича есть дневник, который он ведет с 1 октября 1969 года, с того дня, как он стал тренировать штангистов Самагара. На протяжении нашей долгой беседы он не выпускал дневник из рук и временами, отвечая на мои вопросы, бережно перелистывал страницы и читал из него свои записи, цитаты: «Человек, независимо от национальной принадлежности, должен действовать во имя общечеловеческих интересов, не быть националистом». И тут же признался, что всегда руководствовался девизами, которые записаны в дневнике.

– Мои предки из иранской провинции Хой перебрались в Армению, в пределы Российской империи во времена Александра Сергеевича Грибоедова. Может быть, потому отцовская деревня носит имя этого знаменитого дипломата и поэта, – рассказал Феликс Алиев. – Мой папа рано стал сиротой. Его, 10-летнего мальчишку, приютил эчмиадзинский кавалерийский полк Красной Армии Советской Армении, которым командовал будущий маршал Иван Христофорович Баграмян. Отец был воспитанником полка, служил сигналистом парка, как было записано в его военных документах. Здесь он научился играть на кларнете, что затем пригодилось ему, когда он демобилизовался из армии. 15 лет он прослужил в полку, а затем был переведен в милицию.

Служил отец в Октемберяне. Однажды он расследовал одну из уличных потасовок, где свидетельницей проходила моя будущая мама – Епракся Амбарцумовна Даниелян. Отец сразу же в нее влюбился и «выкрал» прямо из своего кабинета. Привез в родное село, в котором мирно жили азербайджанцы и армяне. Молодоженов под крыло взяла семья Кахрамана Лалаяна, переселенца из Карабаха. Отец всегда подчеркивал, что если бы не Кахраман-даи, нашей семье трудно было бы встать на ноги.

В 1939 году родился я, затем была Великая Отечественная война, сотни верст по дорогам которой папа прошагал с оружием. Он вернулся с орденами и медалями, начал работать. Здесь и пригодилось его умение играть на кларнете. Все в Эчмиадзине знали усту Али. Ни одна свадьба или крестины не обходились без его виртуозной игры. Папа пережил развал СССР, покидать Армению, родной дом, родную землю не хотел. Он скончался в 2008 году, через два года за ним последовала мама. Они похоронены на сельском кладбище нашего села, их могилы всегда ухожены.

– Как живется в независимой Армении азербайджанцу Феликсу Алиеву, заслуженному тренеру СССР?

– Так же, как и всем, без различия национальности. Плохо то, что родня разбросана, и как у всех, по всему миру. В Баку у меня есть родственники, однако с ними нет связи. Как-то на соревнованиях в России встретился со спортсменами из Азербайджана. Они не верили, что я живу в Армении, не поменяв фамилию. Когда увидели в паспорте фамилию Алиев, то удивились. А что тут удивляться? Азербайджанскую речь и сегодня можно услышать на улицах Еревана. Это иранские азербайджанцы-предприниматели. Они живут и трудятся, занимаются бизнесом, и их даже косым взглядом никто не потревожит. Недавно на сборах в Цахкадзоре ко мне подошел один тележурналист и сказал, что он тоже по отцу азербайджанец. Знаю, что в Ереване продолжают жить Велибековы, Тофик Агаев, главный режиссер азербайджанского драматического театра имени Джаббарлы в Ереване, с семьей.

Друзья-армяне мне говорили: сменишь фамилию – перестанем тебя уважать.

Нет вечных друзей и вечных врагов, в этом легко убедиться на примере сегодняшних взаимоотношений Германии и Израиля. Армяне и азербайджанцы должны попытаться жить в мире. Уверен, что наступит день, и народы-соседи забудут боль и ненависть прошлого и заживут в мире. Но, думаю, это сделает уже новое поколение. Невозможно, чтобы не помирились, так как с обеих сторон немало здравомыслящих людей. Мечтаю, чтобы текущая в моих жилах кровь двух народов стала примером для примирения.

– Сын и внуки, видимо, пошли по вашим спортивным стопам?

– Владек неоднократно становился призером чемпионатов Армении, он мастер спорта. Учиться сын уехал в Харьков, где окончил Институт физкультуры, тренирует тяжелоатлетов общества «Локомотив». Его сын – Феликс Алиев-младший – также мастер спорта, чемпион Украины среди юношей, кандидат в сборную. Сын дочери Эгине – Маис Тароян три года назад стал чемпионом Армении в весе 56 кг, но затем его потянуло в бизнес.

– А Юрия Саркисяна как отыскали среди сотен мальчишек, чем он теперь занимается?

– На уроках физкультуры я всегда присматривался к ребятам, искал талантливых. Юру приметил во время баскетбольного матча, он тогда учился в 7-м классе, было это в 1974 году. Он на площадке был самым резвым, очень подвижным и при своем малом росте перепрыгивал высокорослых одноклассников. Был он худеньким, веса никакого. Стали заниматься, через три года во Владимире он победил в первенстве СССР среди сельских спортсменов, стал мастером спорта СССР. О дальнейшем его славном пути в тяжелой атлетике все знают. Он завоевал более 600 медалей за 30 лет выступлений за три страны: СССР, Армению и Австралию.

Выступать на международной арене он перестал в 45 лет и по этому показателю, по идее, должен войти в Книгу рекордов Гиннесса – как самый великовозрастный штангист. Юра сегодня сосредоточился на предпринимательской и тренерской деятельности. Тренирует молодежную сборную Австралии. Часто приезжает на родину, привозит для наших детей спортивную форму, инвентарь, витамины, восстановительные препараты, протеин. В один из приездов провел воду в тяжелоатлетическую школу, которая, между прочим, уже 25 лет носит его имя. Недавно на его средства был осуществлен и полный ремонт здания школы.

– Из вашего гнезда вышло немало чемпионов, за 45 лет Вы подготовили одного заслуженного мастера спорта, 33 мастеров спорта, среди которых семеро – международного класса. Какими успехами сегодня может похвастаться кузница спортивного мастерства Самагара?

– Покорять металл к нам приезжают ребята со всей округи и даже из Еревана. У меня тренируются 28 штангистов возрастом от 13 до 28 лет. Девушки? Их у нас нет, так как для их занятий нет никаких условий. А жаль. Деревенские девчата крепки физически и духом, и мы, наравне с Гюмри и Касахом, тоже могли бы воспитать чемпионов мира и Европы.

На только что завершившемся первенстве страны мой ученик Ваник Аветисян (действующий вице-чемпион Европы) завоевал золотую медаль, бронзовые – Жора Халатян (он одновременно выполнил и норму мастера спорта), Гамлет Хачатрян и Ростом Карапетян. Чемпионом страны в супертяжелом весе стал и победитель Вторых юношеских Олимпийских игр 2014 года в Нанкине Симон Мартиросян – воспитанник моего ученика Ашота Пилояна. Вообще-то все тренеры нашей школы – мои ученики.

Еще один мой воспитанник – Саркис Мартиросян – сегодня выступает под флагом Австрии, другой – Атом Ананян – четыре раза становился чемпионом России, выступал на чемпионате мира, живет и трудится в Красноярске. А вот чемпион Европы 2010 года Геворк Погосян пару лет назад тоже решил обосноваться в России, но там он оставил спорт.

Между прочим, у меня тренировался и недавний президент Федерации тяжелой атлетики Армении, заместитель министра спорта и по делам молодежи РА Самвел Хачатрян.

Одним словом, как заметил один ваш коллега: в Самагаре по-прежнему шумит металл, конвертируясь в золото, серебро и бронзу.

Александр Григорян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 36 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Очередное замечательное интервью Александра Григоряна. К своему стыду, я и не предполагал, что Феликс Алиев продолжает жить в Армении. А главный смысл этой статьи, по моему мнению, заключается в одной фразе Феликса Алиева: "Друзья-армяне мне говорили: сменишь фамилию – перестанем тебя уважать".
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты