№3 (278) март 2016 г.

Сирия: борьба с террористами и их покровителями вступила в решающую фазу

Просмотров: 2488

В апреле 2015 года в «Ноевом Ковчеге» была опубликована статья «Четыре года войны в Сирии: с призрачной надеждой на мир», готовившаяся в такое время, когда, признаемся откровенно, надежд этих практически не осталось. Трагические события весны и лета, захват Пальмиры и других районов, обстрелы центра Дамаска, казалось бы, делали захват крупной арабской страны террористическими бандами делом практически решенным. Однако решение российского руководства о начале, по просьбе сирийского правительства, воздушной операции силами авиации Воздушно-космических сил внесло в ход сирийской войны качественные изменения.

В настоящее время Сирийская арабская армия и союзные ей воинские формирования при поддержке с воздуха российской авиации одерживают серьезные победы, освобождая от террористических банд районы страны, в том числе находившиеся под оккупацией начиная с 2011-2012 гг., то есть практически сразу после начала так называемой «арабской весны».

В январе наиболее заметны были успехи в южной провинции Дераа и в северо-западной Латакии, куда с началом военных действий переместилось значительное число беженцев, включая армян из Камышлы и Алеппо. В начале февраля решающие бои развернулись в северной части провинции Алеппо. Полное освобождение города открывает сирийской армии дорогу к турецкой границе, что будет означать контроль над путями снабжения боевиков с их неизбежным уничтожением либо бегством на север. Более тяжелая ситуация сохраняется в районе осажденного террористами города Дейр-эз-Зор, где части правительственной армии при поддержке с воздуха отражают набеги террористов, в рядах которых сражаются наемники, выходцы из стран от Бельгии до Пакистана. Тем не менее, и здесь инициатива постепенно переходит к сирийской армии.

Действия антитеррористической коалиции в лице официального Дамаска, Москвы, Тегерана и всех тех, кто борется с интервенцией сил международного терроризма (включая отряды местных христиан, в том числе армян и ассирийцев), в состоянии разрушить мифы западной пропаганды относительно якобы «непобедимого» «Исламского государства» (запрещенного в РФ) и аффилированных с ним террористических группировок. Не приходится удивляться тому, что спонсоры сил международного терроризма нервничают, прибегая к различным уловкам в попытке приостановить наступление сирийской армии путем так называемых «переговоров», суть которых предельно ясна: получить передышку и накопить силы для реванша.

Так называемые женевские консультации, не успев толком начаться, были перенесены на 25 февраля, что вовсе не удивительно. Ведь изначально делегация так называемых «оппозиционеров» находилась под внимательным присмотром патронов из Эр-Рияда, что лишало данное мероприятие какого-либо практического смысла. Изначально так называемые «оппозиционеры» выдвигали абсурдные и неприемлемые условия в надежде на политическую и иную поддержку спонсоров.

В то же время очевидно, что вести переговоры с террористами и иностранными наемниками Дамаск не собирается, так как закономерным их исходом станет новый виток боевых действий и угроза гибели десятков и сотен тысяч людей (представителей всех этноконфессиональных групп), нашедших прибежище на территориях, контролируемых легитимным сирийским правительством. Именно этот нехитрый трюк, напомним, многократно использовался в предшествующие годы. Не менее разрушительной является идея раздела Сирии на несколько квазигосударственных образований, что будет означать, помимо прочего, войну всех против всех и окончательную ликвидацию христианских (включая армянскую) общин. В любом случае необходимой предпосылкой для начала серьезных политических переговоров с участием представителей всех сирийских партий, групп и общественных объединений является разгром наиболее крупных террористических банд и надежное перекрытие государственных границ, прежде всего – с Турцией, на что и направлены в настоящее время основные усилия сирийской армии.

После предсказуемого провала консультаций в Женеве советник саудовского министра обороны Ахмед Асири возвестил о готовности армии своей страны к участию в наземной операции в Сирии под предлогом борьбы с «Исламским государством». Вслед за Эр-Риядом о готовности к аналогичным шагам заявили и представители более мелких монархий залива. Напомним, в середине января в Эр-Рияд приехали премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу и начальник Генерального штаба Вооруженных сил этой страны Хулуси Акар; не обошлось и без небезызвестного главы МИТ Хакана Фидана. Согласно оценкам некоторых наблюдателей, в ходе переговоров были обсуждены детали более тесного сотрудничества, включая возможные совместные действия в Сирии, нацеленные на так называемое «противодействие российской и иранской экспансии» в этой стране.

И вовсе не удивительно, что подобного рода построения были одобрены Вашингтоном, которому не помешает «пушечное мясо» для реализации своих геополитических комбинаций в предвыборный период, когда внутренний избиратель вряд ли одобрит очередную операцию наподобие афганской либо иракской.

Отметим, что Саудовская Аравия, равно как и некоторые стороны, является основным бенефициаром кровавого сирийского противостояния (иначе оно не продолжалось бы уже более пяти лет, превратив цветущую некогда страну в руины), и поэтому ни Эр-Рияд, ни Анкара, ни Доха, ни Вашингтон никоим образом не могут быть заинтересованы в его урегулировании. Согласно информации газеты The Daily Beast, боевики используют поставляемые им американцами противотанковые и иные средства для убийств российских военнослужащих. В свою очередь, агентство Reuters анонсировало поставку боевикам большой партии ракет класса «земля – земля».

Доказательства причастности ближневосточного форпоста НАТО к деятельности так называемого «Исламского государства» и иных террористических группировок стали появляться еще летом позапрошлого года, в период осады курдского города Кобани на севере Сирии. С тех пор постоянно появляются новые доказательства подобного рода сотрудничества, обусловленного, как представляется, и соображениями «евроатлантической солидарности», и бизнес-интересами влиятельных турецких кругов. Уничтожение российского военного самолета стало рубежным событием, качественно ухудшившим российско-турецкие отношения, и уже никакие формальности не мешают Анкаре демонстрировать твердую приверженность прозападному курсу, хорошо известному по 1990-м годам (которые хорошо помнят и жители российского Кавказа). В последние дни турецкая артиллерия неоднократно открывала огонь по приграничным районам Сирии, стремясь приостановить движение правительственных войск (например, в Латакии). В частности, 3 февраля связанные с «Аль-Каидой» боевики при поддержке огня с сопредельной турецкой территории захватили несколько населенных пунктов на севере Алеппо. И подобные случаи носят не единичный характер – достаточно вспомнить трагические события в армянонаселенном сирийском городе Кесаб в апреле 2014 года. 12 февраля находящийся под защитой сирийской армии Кесаб был обстрелян турецкой артиллерией. Примечательно, что провокация имела место в момент раздачи жителям города российского гуманитарного груза.

Некоторое время назад Реджеп Тайип Эрдоган в достаточно истеричной форме призвал американцев определиться, с кем они – с ним или с курдами. Не приходится сомневаться в том, что любые действия Турции, какой бы агрессивный и провокационный характер они ни носили, будут получать политико-дипломатическую и иную поддержку из Вашингтона и Брюсселя, но больше на словах. Возможно, последует даже очередной «кивок головы» на возможное «ползучее» вторжение в Сирию, однако по поводу того, что американцы будут воевать за своих турецких союзников, существуют серьезные сомнения. Здесь стоит обратить внимание на настойчивые попытки турецкого лидера связаться с президентом России, предпринимаемые в том числе при посредстве некоторых постсоветских стран. Ухищрения заведомо безуспешные, тем более – в отсутствие публичных извинений и компенсаций за сбитый российский самолет.

Можно предположить, что англосаксонские кураторы, вполне возможно, ведут со своими подопечными более изощренные игры, учитывая в том числе сложный этноконфессиональный состав страны и, в частности, наличие курдского вопроса. Сотни тысяч жителей Турецкого (Северного) Курдистана уже стали беженцами, счет жертв идет на сотни, и на фоне разрушенного Джизре и пушечных залпов в Диарбекире уже никто не вспоминает о запущенном несколько лет назад правительством Р. Эрдогана процессе частичного замирения с курдами… Как известно, в том числе гражданам России по опыту 1990-х годов, когда страна оказалась на грани очередного кровавого распада, опаснее вражды с Западом может быть только дружба с ним.

На заре пресловутой «арабской весны», когда противостояние в Сирии еще только разгоралось, авторы некоторых аналитических публикаций британских «мозговых центров» прямо советовали Эрдогану войти в северную Сирию, веками входившую в Османскую империю. 12 февраля этого года Башар Асад заявил о риске вторжения в Сирию со стороны Турции и Саудовской Аравии. По словам сирийского лидера, «основная цель наступления сирийской армии не захват Алеппо, а пресечение снабжения террористов». Вечером 14 февраля появились сообщения о замеченных на сирийской территории пикапах с вооруженными боевиками и, по всей видимости, с турецкими военнослужащими и наемниками. Ранее турецкая артиллерия подвергала массированным обстрелам приграничные сирийские районы, контролируемые правительственной армией и курдскими отрядами. Несмотря на то, что даже вице-президент США Джо Байден и Госдепартамент призвали Анкару прекратить артобстрелы сирийских курдов и сосредоточиться на борьбе с запрещенным в РФ «Исламским государством», похоже, все признаки агрессии налицо, что дает право Дамаску задействовать статью 51 Устава ООН об индивидуальной либо коллективной самообороне.

Возможная наземная операция в Сирии (под какими бы лозунгами она ни вынашивалась), не согласованная с официальным Дамаском, неизбежно получит отпор. И вовсе не случайно министр иностранных дел Сирии недвусмысленно предупредил о том, что захватчики рискуют вернуться домой в деревянных гробах. Представляется, что к Саудовской Аравии, предпринимающей агрессивные действия в отношении соседнего Йемена, это относится не в последнюю очередь. Да и для российской группировки в Сирии возможное проникновение в страну очередных незваных гостей сюрпризом не станет.

Поощряемое Анкарой распространение терроризма может негативно сказаться на стабильности в Кавказском регионе, что не могут не замечать даже местные прозападные (а следовательно – протурецкие) издания. «Закрытая граница с Турцией – это благословение для Армении, и Армения должна прилагать все усилия, чтобы армяно-турецкая граница оставалась закрытой, – полагает доктор политологии Сорбоннского университета Айк Мартиросян. – Это для нас защитный барьер. Представьте, если бы его не было, какой поток был бы из Турции – и не только товаров, но и людей, различных сил, в том числе и террористов. В чисто военном плане это также невыгодно Армении, как бы многие годы ни пытались создать ложное убеждение, что открытие границы для нас важно и путь (в Европу) проходит для нас только через Турцию. Нет, не проходит только через Турцию, и все решается не экономикой. При подобном развитии событий мы можем получить экономическую выгоду в несколько миллионов долларов, но в политическом и стратегическом плане попросту оказаться на краю пропасти. Если у тебя на границе находится враждебно настроенная в отношении тебя страна, то разрушение этого барьера просто означает пойти на самоубийство».

Как говорится, лучше поздно, чем никогда… Более того, события последних месяцев в Сирии и вокруг нее высветили и еще одно немаловажное обстоятельство, имеющее прямое отношение к Кавказскому региону. Согласно некоторым оценкам, поставки вооружений и военной техники террористическим бандам в Сирии ведутся в том числе и непосредственно со складов турецкой армии. Напомним, подобные поставки имели место в середине 1990-х – начале 2000-х годов также в Азербайджан и Грузию, подпитывая эскалацию враждебных действий против Нагорного Карабаха, Южной Осетии и Абхазии. Сегодня важное значение имеет также военная активность на территории Нахичеванской автономии Азербайджана, имеющей с Турцией общий участок сухопутной границы. На некоторых турецких картах Нахичеван закрашен с Турцией одним цветом, и армянскими экспертами неоднократно высказывались опасения относительно появления там представителей различных террористических группировок, способных активизироваться в случае очередного обострения ситуации на восточных границах Нагорного Карабаха и Армении.

Таким образом, деструктивный «турецкий фактор» сближает кавказские, балканские и ближневосточные конфликты, предопределяя в качестве ключевого компонента их урегулирования обеспечение безопасности сопредельных с Турцией государств и народов.

Андрей Арешев, специально для «НК»

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 12 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты