№3 (278) март 2016 г.

Феномен Тальявини

Просмотров: 2333

Осенью 2008 года, когда руководителем комиссии по расследованию причин вооруженного конфликта в Южной Осетии назначили швейцарского дипломата Хайди Тальявини, в структурах Евросоюза о ней знали не очень много, хотя она долгое время работала в ООН и ОБСЕ. Спустя семь лет, в сентябре 2015, когда министр иностранных дел ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер прикрепил к ее белому пиджаку орден «Большой крест со звездой», одну из высших наград Германии, заслуги Хайди Тальявини как посредника в украинском конфликте были уже признаны мировым сообществом.

Каким образом хрупкая женщина, сдержанно относящаяся к паблисити и любящая долгие пешие прогулки на природе, оказалась в роли посредника одного из самых глубоких геополитических конфликтов современности?

Родилась и выросла Хайди Тальявини в Базеле, городе с богатыми культурными традициями, поступила в Женевский университет на отделение «Русская, французская и итальянская литературы» и готовилась к обычной академической карьере филолога. Уже владея итальянским, немецким, французским и английским языками, в университете начала изучать и русский, не подозревая, что именно последний заведет ее, в конце концов, в дебри политических конфликтов.

На третьем курсе университета Хайди Тальявини представилась возможность поехать на год в Московский Государственный Университет им. М.В. Ломоносова, где она написала работу о русском классике Сергее Аксакове. В Москве она совершенствовала знание русского языка и впервые столкнулась с тем, что впоследствии стало обычным в ее дипломатической работе – переходом из «старого», привычного мира в новый.

Для человека, выросшего в художественной семье и сформировавшегося в период, когда экзистенциалисты были властителями дум, а европейская молодежь подвергала сомнению многие так называемые буржуазные ценности, попасть в общество, подчиненное единой идеологии, было резкой сменой парадигм. Хайди Тальявини называет это умственным скачком и откровением. Она интенсивно общается с литераторами, актерами, критиками, с той интеллигенцией, которая боролась за раскрепощение духа и личности, знакомится с известным философом Мерабом Мамардашвили, актером Сергеем Юрским.

Преподавание в Женевском университете и работу над диссертацией о творчестве Юрия Тынянова Тальявини совмещает с жизнью гида и за несколько лет объезжает почти весь мир. Только в Советском Союзе она была около 60 раз, добралась до Японии и даже Галапагосских островов. По просьбе друзей, семьи Захер, известных швейцарских меценатов искусства, она переводила на мастер-классе для виолончелистов, который Мстислав Ростропович давал в Базеле после отъезда из СССР. Для нее это стало лучшим введением в музыку и прикосновением к личности большого музыканта, о чем она рассказала в небольшом очерке.

Работоспособность Тальявини и знание языков не остаются незамеченными, и ей рекомендуют обратиться к дипломатии. Она сомневается, светские рауты и коктейли - не ее стезя, а подводные камни профессии ей неизвестны.

Первое назначение - в Перу, страну, раздираемую внутренними противоречиями, приносит ей понимание того, как сложно народу, практически не имеющему в своей истории опыта спокойной, благополучной жизни, выстраивать государственные и общественные институты, способные гарантировать стабильное развитие и хотя бы относительное социальное равенство. Она сопровождает в поездке по стране семидесятилетнего Фридриха Дюрренматта, писателя, драматурга и публициста, который покоряет ее невероятной живостью, актерством и способностью импровизировать на ходу мизансценки.

В 1989-92 годах Тальявини наблюдает распад СССР и всей социалистической системы, работая уже в швейцарском посольстве в Москве. После признания Швейцарией постсоветских республик, Тальявини посещает их, что дает возможность присмотреться к формированию новых политических элит, к сложному процессу политического становления.

В этот же период Тальявини организовывает в Москве в Центральном Доме Художника большую выставку базельского художника Жана Тэнгели, это мероприятие расширяет круг знакомств среди творческой интеллигенции и укрепляет прежние дружеские связи.

В Голландии советник-посланник Тальявини три года наслаждается спокойной жизнью. Музеи, обилие цветов, прогулки вдоль моря и северные закаты, благожелательность людей на улицах – это светлый, комфортный период ее жизни, о котором она всегда вспоминает с удовольствием. Здесь же она изучает голландский, следуя личному правилу знать язык страны, где она работает.

В 1995 году ей предлагают административную должность в министерстве иностранных дел, но она отказывается и едет в Чечню в составе первой группы содействия ОБСЕ. Приближался год председательства Швейцарии в ОБСЕ, и в составе группы обязательно должен был быть представитель страны-председателя.

Почему молодая женщина, любящая искусство и литературу, всерьез занимавшаяся в юности балетом и владеющая семью языками, вдруг отказалась от спокойной кабинетной карьеры и поехала в Чечню, где шла настоящая война, где приходилось жить зачастую без воды и электричества? В доме, где их поселили, частично не было крыши и потолка, особенно мучительными были холод и напряжение от постоянной стрельбы по ночам.

Как объясняет сама Тальявини, «я предпочитаю содействовать живому процессу урегулирования конфликта, решать проблемы, двигающие вперед переговорный процесс, а не заниматься рутинной офисной работой; я, конечно, делаю ее, но предпочитаю вкладываться полностью в живую работу». Высокая степень личной вовлеченности в посредничество и ответственность за этот процесс становятся ее фирменным стилем.

Тальявини называет себя реалистом, возможно, это подразумевает ее способность ощущать трагизм жизни в любых, даже внешне благоприятных обстоятельствах. Удивительно, что эта способность выработалась у жительницы нейтральной Швейцарии, страны, двести лет не участвовавшей в войнах и слывущей одной из самых благополучных. Во всяком случае, первый опыт «погружения» в конфликтную зону не стал шоком и не травмировал рафинированную швейцарку и приоткрыл ей глубину ответственности международных посредников.

Через три года вышел фотоальбом Тальявини «Признаки разрушения», в котором собраны фотографии увиденного в Чечне. Автор зафиксировала не только трагическое, но разглядела в руинах древние фрески и композиции современного искусства. Художественная жилка, унаследованная от родителей, отца-архитектора и матери-художницы, сформировала многослойный взгляд на действительность, помогающий соотносить настоящее с историей и культурой.

С 1996 года Тальявини снова в Москве. Советник-посланник швейцарского посольства занимается обычными для ее должности делами, но не забывает и о культурных проектах, одним из которых становятся ежемесячные вечера швейцарской литературы в музее Герцена, которые проходят не только на немецком, французском и итальянском языках, но и на ретороманском. Здесь встречаются деятели культуры из России и Швейцарии.

С апреля 1998-го Тальявини в течение одиннадцати месяцев занимает должность заместителя главы Миссии ООН по наблюдению в Грузии. Не успела она освоиться на новом месте, как разразились известные майские события в Гальском районе Абхазии, и ситуация резко обострилась. Тальявини пытается наладить диалог между противоборствующими сторонами, у которых еще свежа память о военных действиях. Как всегда, Тальявини сразу же вникает в местную жизнь, знакомиться с людьми, ей даже предлагают посадить в Сухумском Ботаническом саду каштан, металлическая табличка у дерева хранит ее имя.

Швейцария не забывает о своей соотечественнице, и следующий год она проводит в кресле шефа Департамента по правам человека. Теперь ей приходится заниматься широким спектром вопросов – правами человека почти во всех странах мира и гуманитарной политикой по отношению к беженцам, много ездить и встречаться с интересными личностями, в том числе с Далай-ламой.

Но специализация Тальявини по кавказской тематике, видимо, оказывается наиболее важной, и тогдашний председатель ОБСЕ австрийский канцлер Вольфганг Шлюссель, предлагает ей стать его личным представителем на Кавказе. Вновь частые напряженные поездки в неспокойный регион. Тальявини удается наладить сотрудничество между ОБСЕ и ООН. Тогда же Тальявини инициирует выход книги «Защита будущего. Кавказ в поисках мира», в которую вошли публикации 26 авторов со всего Кавказа, в том числе и ее самой.

Затем восемь месяцев работы послом в Боснии и Герцеговине, небольшом государстве, недавно обретшим независимость и пережившим гражданскую войну. Ситуация знакомая – послевоенная разруха, обострение межэтнических противоречий, мучительный поиск собственного пути. Но по сравнению с конфликтами на Кавказе балканские масштабнее и по уровню разрушений, и по числу жертв (250 тысяч погибших и более миллиона беженцев), и по вовлеченности мирового сообщества. Это был новый опыт, значительно обогативший профессиональные навыки и расширивший контакты. С первого же дня Тальявини начала изучать боснийский язык, но успела освоить только базовую часть – весной 2002-го ее снова пригласили в Миссию ООН по наблюдению в Грузии, на этот раз на должность главы миссии.

Тальявини сразу интенсифицировала переговорный процесс и увеличила количество гуманитарных проектов. В этой должности она пробыла максимальный для структур ООН срок, четыре года, работая по четырнадцать часов в сутки, оперативно реагируя на все события в миссии. Когда пришло известие, что в Кодорском ущелье взяты в заложники сотрудники миссии ООН, Тальявини находилась в самолете на пути в Европу. Спустившись с трапа, она забрала багаж и тут же вылетела обратно.

Интерес к иностранным языкам и культурам составляет неотъемлемую часть любознательности Тальявини, поэтому она всегда пытается выкроить свободную минутку для посещения концертов, выставок и других культурных мероприятий в стране пребывания. В неправительственном корпусе Абхазии до сих пор помнят ее приемы в просторном дворе турбазы «Айтар», где располагалась миссия ООН. Хозяйка встречала гостей, среди которых были местные политики и дипломаты, уделяя внимание каждому и с каждым находя предмет для разговора. Однажды она устроила «Вечер Рыб», пригласив к себе тех представителей абхазской элиты, которые родились под этим знаком Зодиака, как и она сама.

Ее внимательное отношение распространялась не только на гостей. Однажды водитель Игорь Сакулин, проработавший в миссии много лет, получил очередное задание и выполнил его, хотя в эти дни хоронил свою мать. На следующий день ему принесли письмо от главы миссии, которая выражала ему свое сочувствие и приносила извинения за то, что, не зная о его горе, не распорядилась освободить его от поручения.

Осенью 2008 года министры иностранных дел ЕС потребовали, чтобы комиссию по расследованию причин войны на Кавказе, которая в жатые сроки должна была выяснить степень ответственности Тбилиси и Москвы в грузинском конфликте, должна возглавить авторитетная и независимая личность. Выбор пал на заместителя главы Политического управления Федерального департамента иностранных дел Швейцарии Хайди Тальявини. Немецкая газета «Sueddeutsche Zeitung» писала: «В дипломатическом мире 58-летний политик имеет громкую репутацию, статьи о ней походят на причисление к лику святых, поскольку швейцарка уже 25 лет выполняет одну тяжелую работу за другой, все международные организации поручали ей, казалось бы, неразрешимые, а порой даже опасные для жизни задачи, которые другие дипломаты наотрез отказывались выполнять».

Такая репутация обязывала ко многому, и за девять месяцев комиссия Тальявини подготовила отчет объемом в тысячу страниц, выезжая на место событий и подкрепляя документированными фактами каждую стадию расследования. Вывод комиссии о том, что широкомасштабные военные действия начала Грузия, но ответственность за эскалацию конфликта и войну несут все стороны, приветствовался далеко не всеми, вместе с тем объективность и фундаментальность расследования сомнению не подвергались.

Казалось, после этой изматывающей работы можно спокойно почивать на лаврах, и Тальявини через несколько лет выходит на пенсию. Это событие она отмечает на вилле Корсини, летней резиденции Медичи, построенной под Флоренцией в XV веке. Это настоящий музей по количеству и качеству собранных здесь предметов искусства, стены террасы, куда Тальявини пригласила на ужин 120 человек со всей Европы, украшают фрески XVI века. Окружают виллу кипарисы, оливковые деревья и виноградники.

Тем не менее, ОБСЕ продолжает регулярно привлекать Тальявини, и в последующие годы она возглавляет миссии этой организации по наблюдению за президентскими выборами на Украине, в России и Армении, парламентскими выборами в РФ. Эта деятельность поддерживает Тальявини в профессиональной форме, позволяет расширять человеческие контакты, что всегда было для нее одним из самых важных преимуществ дипломатической работы.

Она планировала ряд путешествий по миру, но геополитический кризис на Украине потребовал участия опытного европейского дипломата, и в июне 2014 Тальявини уже представляла миссию ОБСЕ в Контактной группе, искавшей возможности выхода из кризиса. Через месяц на востоке Украины разбился лайнер Malaysian Airlines, летевший из Амстердама, и Тальявини вместе с российским и украинским коллегами из Трехсторонней Контактной группы немедленно начали договариваться с представителями Донецка об оказании помощи в доступе к месту происшествия. В течение нескольких дней все работали как кризисный штаб.

В феврале 2015 агентство Bloomberg сообщило, что представитель ОБСЕ, швейцарский дипломат Хайди Тальявини спасла переговоры в Минске от провала, когда ей удалось уговорить представителей ДНР и ЛНР не пересматривать пункты соглашения перед его подписанием. «Тальявини смогла повлиять на делегации ДНР и ЛНР, поскольку пользуется доверием Путина, - рассказали Bloomberg дипломаты, присутствовавшие на переговорах в Минске. - Лидеры непризнанных республик отказались подписывать соглашение о перемирии с украинской армией утром в четверг, 12 февраля, после переговоров, продолжавшихся всю ночь. Тальявини пришлось провести дополнительные консультации с их участниками, чтобы предотвратить срыв соглашения».

Поскольку после окончания минских переговоров Тальявини уклонилась от публичных комментариев, Bloomberg собрал свидетельства экспертов: "Она очень умная", – сказал о швейцарском дипломате посол России в Беларуси Александр Суриков во время переговоров в Минске. Он добавил, что Тальявини действительно работает на обеспечение безопасности и помогает вести обсуждение в правильном направлении.

"Мы очень ценим ее работу, – отметил директор департамента политики и коммуникаций МИД Украины Алексей Макеев. – Мы не только ей доверяем, но – что очень важно – ей доверяют и русские. А доверяют ей, потому что она очень профессиональная и опытная". Незаменимую роль Тальявини в поддержании контактов между сторонами для достижения согласия подчеркнул Bloomberg глава МИД Сербии Ивица Дачич в сообщении по электронной почте, направленном после достижения минских договоренностей.

По словам одного швейцарского дипломата, Тальявини известна среди политиков в Восточной Европе как посредник за свою способность убеждать стороны продолжать переговоры, когда между ними начинает возрастать напряженность. Один французский дипломат пояснил агентству, что ей удается лавировать в сложном мире восточноевропейской политики именно благодаря способности понимать языки и особенности менталитета в этом регионе.

Любопытную оценку деятельности Тальявини дал в ноябре 2014 американский посол в ОБСЕ Дэниел Бэер. Выступая на заседании Постоянного Совета в Вене, он отметил среди прочих ее достоинств «беспристрастную грациозность», с которой она выполняет свою миссию. Подобные индивидуализированные оценки весьма редки в протокольных речах дипломатов – можно предположить, что Бэер хотел подчеркнуть то сочетание стальной воли, женской чувствительности и неброской элегантности, которое создает неповторимую ауру Тальявини.

Об ее уходе из состава Трехсторонней Контактной группы в июне 2015 сожалели все стороны. Ее заслуги отметила не только Германия, Луганская Народная Республика наградила Тальявини грамотой за понимание, подчеркнув способность Тальявини учитывать интересы всех сторон одновременно.

Работавшая пресс-секретарем миссии ООН по наблюдению в Грузии боснийская журналистка Энвера Селимович сказала о Тальявини: «У нее немецкая дисциплина, итальянское сердце и французский шарм». К этому можно добавить самоиронию, не позволяющую Тальявини принимать всерьез комплименты, неотъемлемую составляющую дипломатической работы.

Хотя, возможно, наоборот, именно то, что скрыто от взглядов посторонних, и составляет феномен Тальявини…

Надежда Венедиктова

Источник: NovostiNK.ru

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 11 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Интересная женщина!
  2. Феномен Тальявини в том,что она может говорить и с Москвой,и Киевом,и Тбилиси,и конечно с Европой.И к ней прислушиваются.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты