№3 (278) март 2016 г.

Заговорили о снижении тарифа на газ – значит, внутриполитические изменения в Армении неизбежны…

Просмотров: 2378

С 90-х годов в Армении так уж повелось: когда республика встает перед неким серьезным выбором, то сразу складываются предпосылки и для внутриполитических обострений и изменений. Тогда же повелось, что в случаях политического «экстрима» в Армении на первый план выдвигаются арцахская проблема и… вопрос о тарифах на энергию, энергоресурсы, топливо, услуги, наконец, о ценах на потребительские товары. И когда правящие силы (неважно, какой генерации) начинают активно педалировать перечисленные вопросы, как бы приглашая общественность увидеть, как же много усилий (!) тратит правящая элита в заботе о благосостоянии неимущих слоев населения, то становится ясно – изменений в стране и обществе не избежать.

С Арцахом, по привычке, все более или менее ясно. Переговорный процесс продолжается, очередные нападки коррумпированных депутатов и функционеров различных европейских структур, полюбивших деньги с Апшерона и т.д., и в этот раз благополучно отбиты – причем уже не только странами – сопредседательницами Минской группы (МГ) ОБСЕ, но и теми западными государствами, которые с 1991 г. занимали неприкрыто проазербайджанские позиции (Великобритания, Германия и т.д.). А это значит: еще неизвестно, какое долгое время на столе переговоров будут все те же пресловутые Мадридские принципы, от которых «апшеронское ханство Алиевых» безуспешно пытается откреститься или же – заставить Армению, Арцах и сопредседателей МГ ОБСЕ начать «по-азербайджански» трактовать даже те пункты этого маловразумительного документа, которые априори ни у кого не могут вызвать разночтений. Или, по крайней мере, «переставить» очередность пунктов Мадридских принципов, «запамятовав» о том, что проведение акции по «выяснению мнения» населения Арцаха по-любому должно произойти раньше, чем стороны конфликта приступят к обсуждению вопросов о беженцах и временно перемещенных лицах, как и вопросов о выводе (или оставлении) войск Армии обороны НКР из районов «пояса безопасности». Да, противник постреливает, а временами демонстрирует, что чуть ли не готов к использованию тяжелой бронетехники и ракетно-артиллерийских систем.

Паникеры то ли согласованно с высшей властью, то ли по собственной инициативе время от времени взрывают СМИ республики возгласами «Что это – если не война?», забывая при этом, что право квалифицировать вооруженные провокации Азербайджана (будь то в Арцахе или на армяно-азербайджанской границе) как возобновившуюся войну имеет, по Конституции Армении, исключительно Верховный главнокомандующий. То есть пока – президент, а в какой-то обозримой перспективе – глава правительства, раз уж правящая Республиканская партия Армении (РПА) и аппарат президента «протащили» свой проект конституционных изменений.

Но Серж Саргсян молчит – ни на одном из международных форумов, будь то в рамках СНГ или ООН, он не торопился сообщить мировому сообществу, что Баку возобновил полномасштабную войну. Ну а требования к различным структурам или тем же самым странам – сопредседательницам МГ ОБСЕ – мол, «дайте политическую оценку» – это не более чем бессильная мантра не слишком умелых правителей времен еще правления АОД и Левона Тер-Петросяна…

То есть принципиальной разницы в арцахском вопросе по сравнению, допустим, с 1994-1997 гг. как не было – так и нет. Завтра-послезавтра Мадридские принципы могут улетучиться, как ранее улетучились «поэтапный вариант», «Пражские» и «Парижские принципы», «Казанские договоренности» и т.д. Пойти же на «розыгрыш» карты Арцаха во внутриполитических целях «большие» никому не дадут – ни Армении, ни Азербайджану. Кстати, именно потому и в Ереване полный раздрай во внутренней сфере, и в Баку усилилось брожение – экономика-то рухнула, хотя апшеронцы уповали на нефть и газ да «нефтедоллары», а Армения пыталась выживать без собственных углеводородов. А раз так – то в ход идут выше уже упомянутые темы о тарифах и ценах на топливо, энергию и т.д. и т.п., как и всякие «танго вдвоем» или «танго поодиночке» в контактах между внутриполитическими игроками. Поэтому когда 4 февраля на заседании правительства премьер-министр Овик Абрамян внезапно заявил, что «снижение цены на российский газ для Армении не только необходимо, но и возможно», то, видимо, это следует взять за новую точку отсчета во внутриполитической жизни страны. По его словам, цены на энергоносители должны быть доступными для армянских хозсубъектов, с тем чтобы производимые ими товары были конкурентоспособными. С другой стороны, Армения заинтересована также в том, чтобы дочерняя компания «Газпрома» – «Газпром Армения», являющаяся важной инфраструктурой в республике, работала с прибылью. «Снижение цены на газ коммерчески выгодно и России. Сокращение потребления газа свидетельствует, что доходы компании могут стать выше, если цена станет ниже», – отметил Абрамян.

К сожалению, Абрамян лукавит – он представляет дело так, что якобы это армянское правительство давит на «Газ-пром Армения», с тем чтобы она надавила на материнскую фирму и «Газпром» пошел бы на еще одну уступку Армении – мол, «учитывая геополитическую конъюнктуру». Армения и сейчас получает российский газ по льготным тарифам. Согласно прошлогоднему межправительственному протоколу между РФ и Арменией, цена на газ для Армении была установлена на уровне $165 вместо прежних $189 за 1 тыс. кубометров. Тариф в $189 действовал с декабря 2013 г., и его озвучил лично президент России Владимир Путин. Однако для конечного потребителя газ стоит $320 за 1 тыс. кубометров. Но снижение тарифа для Армении российская сторона обусловила, как известно, изъятием 100% акций фирмы «Айрусгазард» и ее преобразованием в дочернюю фирму «Газпром Армения». Это и означало, что отныне правительство Армении уже не сможет «по своему хотению» играть на внутренней арене с ценами на газ – а для головного офиса «Газпрома» явно станет интересным, по какой причине армянские власти продают своему малоимущему населению русский же газ почти в 2 раза дороже тарифа, по которому Россия сдает свой газ Армении на ее границах. Население страны все годы прекрасно знало, что именно власти Армении «играют» на ценах, и то, что озвучил премьер-министр – это последняя попытка властей и правящей РПА убедить армян в том, что неснижение цен на газ является результатом «нежелания русских» еще более снизить отпускной тариф на газ на границах Армении. Мол, вот снизят русские еще этот тариф – глядишь, власти Армении смилостивятся и снизят отпускную цену на газ и населению, и хозсубъектам.

Белоруссия, гораздо больше и дольше задействованная с Россией в интеграционных схемах, в 2014 г. покупала русский газ по цене $186 за тысячу кубометров, только относительно недавно Минск вышел на цену $165,5 за тысячу кубометров и ведет переговоры о цене в $154-155. В 2015 г. Россия поставляла свой газ в Европу по цене $235-240 за тысячу кубометров. При этом, выражаясь языком О. Абрамяна, Армения же по-прежнему в переговорах с Евросоюзом о подписании некоего нового Соглашения об ассоциации. Во всяком случае, ни Ереван, ни ЕС не объявляли о том, что переговоры прекращены за ненадобностью. Так что, не желая идти на снижение цены на газ для внутренних потребителей, власти Армении, похоже, хотят разыграть прошлогодний сценарий вокруг споров о тарифе на электроэнергию, итогом чего стал якобы уход транснациональной энергетической корпорации «Интер РАО», а фирму «Электрические сети Армении» приобрел российский бизнесмен армянского происхождения Самвел Карапетян. И общественность хорошо помнит, как этот вопрос был задействован во внутриполитических целях, какие «флаги ЕС» и так далее вдруг появлялись над головами якобы простых «гражданских активистов», вроде бы протестовавших всего-то против решения повысить энерготарифы… В странах со слабой экономикой использование внутриполитических ниш или же использование экономических рычагов и механизмов во внутриполитических целях – явление обычное и даже закономерное.

И вот тот фон, на котором власти Армении сейчас разыгрывают «предложения по газу» для «Газпрома». После новогодних и рождественских праздников РПА и иные властные и околовластные структуры ведут переговоры с партией Армянская революционная федерация «Дашнакцутюн» (АРФД). Судя по публикациям в СМИ Армении – именно по теме формирования новой правительственной коалиции. Да, с того момента, как представитель Бюро АРФД Грант Маркарян заявил о «принципиальном» согласии войти в правящую коалицию, начались бурные обсуждения на эту тему. Но если разобраться, это не первый всплеск активности дашнакцаканов после того, как они в конце 2012 г. вначале предъявили президенту Сержу Саргсяну свои известные требования о «семи пунктах», а затем отказались от участия в президентских выборах 2013 г. После этого решения верхушки АРФД, надо сказать, рейтинг партии в Армении существенно изменился – в худшую для дашнаков сторону. Небольшая хронологическая «преамбула» необходима для того, чтобы понять логику нынешних действий и властей, и АРФД. Партия – потенциальный будущий коллега республиканцев по правительственной коалиции в дальнейшем была крайне пассивна, в особенности на низовом уровне. Тем не менее, АРФД по-серьезному «всплывала» лишь дважды. В первом случае за дашнаками заметили активность в посредничестве между бывшим главой партии «Баргавач Айастан» бизнесменом Гагиком Царукяном и верхушкой (видимо, и президентским окружением) правящей РПА. А во втором – это уже в 2015 г., когда АРФД оказалась по сути единственной партией, которая в итоге поддержала конституционные реформы республиканцев.

Честно говоря, логику поведения дашнаков сейчас не понять. Например, представитель верховного органа АРФД, глава одноименной парламентской фракции Армен Рустамян считает, что власти в лице РПА «дискредитировали себя», а вступление «Дашнакцутюн» в правящую коалицию станет «спасением для страны». И нелогично, и где-то аморально – выходит, что даже если АРФД своим участием в коалиции действительно спасет страну, то партия при этом всего лишь (!) посодействует восстановлению реноме РПА?! Понятное дело, что руководство республиканцев не согласилось с этой оценкой одного из лидеров «Дашнакцутюн», но это не означает, что переговоры о коалиции прервутся «из-за разногласий». Скорее, их интенсивность только усилится.

Вернемся к Рустамяну – на встрече с журналистами он заявил, что Армения стоит сегодня перед серьезными проблемами, которые нужно преодолеть. «Ради этого наша партия готова сделать все, даже поступиться своим рейтингом, потому что мы понимаем, что сегодня нахождение во власти является ударом по авторитету», – сказал Рустамян. На эту «жертву» традиционная партия готова, поскольку альтернативой будет потеря страны. «Мы сотрудничаем во имя нашей страны, нашего народа, и разговоры о портфелях, которые начались в прессе, для нас неприемлемы, потому что мы не боремся за портфели», – сказал Рустамян и подтвердил, что представитель Бюро АРФД Г. Маркарян встречается и будет встречаться с президентом Армении и лидером РПА Саргсяном до тех пор, пока стороны не договорятся окончательно.

Звучит это все, как всегда, красиво. Но вот злые языки утверждают, что идет на это АРФД не от хорошей жизни и на деле цена вопроса – это, во-первых, надежда на то, что вступление в коалицию поможет партии преодолеть 5% барьер на парламентских выборах 2017 г., поскольку в противном случае у них нет ни административных, ни финансовых ресурсов для прохождения в парламент. А реальный рейтинг АРФД сегодня вряд ли больше 2-4%. Во-вторых, сыр-бор все-таки идет именно о министерских портфелях. Так, по оценкам разных СМИ, еще в последнюю декаду января после заявлений Г. Маркаряна «начались бурные обсуждения на эту тему». Переполох особенно был заметен в тех ведомствах, которые потенциально могут отойти дашнакам. Это Минобразования и науки, Минэкономики, Министерство труда и Минздрав. Однако по итогам переговоров АРФД якобы согласилась взять только 2 министерских портфеля, но речь идет о влиятельных ведомствах – например, Министерстве территориального управления, которое должно быть отделено от МЧС, и Министерстве образования. В случае с последним пару раз в конце января даже шли сообщения о том, что отставка министра Армена Ашотяна – якобы вопрос решенный. А после 3 февраля шли сообщения, в сущности, дополнительно подтвердившие, что «коалиция» между республиканцам и дашнакцаканами – сиречь «базар» по портфелям: вроде как АРФД и пост министра юстиции захотела. Впрочем, поддержка АРФД частично нужна и РПА – вопрос не только в том, кого в случае чего также выставить виноватыми, если что-то пойдет вопреки сценариям, написанным в аппарате президента и штаб-квартире РПА. Власти Армении пытаются быстрыми темпами завершить работу по подготовке проекта нового Избирательного кодекса. Эта спешка имеет очень простое объяснение: подобным образом РПА пытается добиться того, чтобы в кодексе непременно были сохранены «лазейки для фальсификаций на выборах», уверены оппозиционные деятели и СМИ. Спикер парламента страны и один из влиятельных республиканцев Галуст Саакян 29 января заявил, что в вопросе формирования коалиционной власти должности второстепенны, главное – к каким политическим договоренностям стороны придут: «Если будет четкая политическая договоренность, естественно, они должны нести ответственность и, следовательно, получат определенные рычаги. Дела обстоят не так, чтобы Республиканская партия Армении прямо-таки говорила: «Добро пожаловать!» Проходят совместные обсуждения, выдвигаются предложения». Кстати, пресса писала и о сведениях о передаче «Дашнакцутюн» двух областей. 1 февраля стало известно, что, помимо Армавирской области, обсуждаются также передача им Ширакской области и вариант возвращения действующего губернатора Ширака в СНБ, на сей раз в качестве директора СНБ. Дело в том, что 11 февраля 2016 г. истекает срок полномочий директора СНБ Горика Акопяна. И нет разговоров о том, что власти продлят с ним трудовой договор.

Наложим исследованное на озвученные премьер-министром О. Абрамяном мысли о том, чтобы вынудить Россию еще и еще снизить тарифы на поставляемый в Армению газ – и мы получим почти полную палитру того, что сейчас происходит в республике. Тут только можно было бы добавить слухи о том, что отношения между Сержем Саргсяном и Овиком Абрамяном якобы обострились. Правда это или игра сродни той, что шла между Царукяном и РПА в предыдущие годы – покажет время. По крайней мере, и 6 февраля еще никто не объявил, что переговоры о коалиции завершены и стороны пришли к соглашению. При всем этом также заметно, что власти Армении усиленно форсируют процесс «перезагрузки» оппозиционных блоков и партий – какие только слухи не идут! Тут вновь вспомнили и российского бизнесмена, председателя Союза армян России Ара Абрамяна – якобы приехал, чтобы свою партию создать, и т.д.

Однако в то время как все ожидали узнать о его политических программах, он занят организацией «Всеармянского вручения премий 2016» и намерен раздать премии за «научную и творческую деятельность». Уже объявлено о создании новой партии с ориентацией на евроинтеграцию. Поговаривают и о намерениях экс-министра иностранных дел Вартана Осканяна объявить о создании новой партии, о чем говорилось еще в прошлом году. Согласно некоторым сведениям, костяк партии образуют Ерванд Бозоян, Андраник Теванян, Виктор Согомонян, некоторые сторонники экс-президента Роберта Кочаряна в партии «Баргавач Айастан», в том числе Степан Маркарян. Осканян, кстати, отказался отвечать на вопросы журналистов ряда СМИ. Интересна трактовка газеты «Жаманак» описанных фактов – мол, Ара Абрамян решил отказаться от создания партии после того, как посетил президентскую резиденцию и обстоятельно побеседовал с Сержем Саргсяном: «Однако Абрамяна теперь заменил экс-министр иностранных дел Вартан Осканян, который уже открыто заявляет о том, что собирается создать партию».

Как можно заметить, «затуманенность» внутриполитических перспектив Армении ничуть не рассеивается. И это, к сожалению, сулит любые сценарии, кроме перспективно положительных. А потрясения-то Армении не нужны…

Сергей Шакарянц, Ереван

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты