№10 (297) октябрь 2017 г.

Генерал Самвел Бабаян – армянский герой с нелегкой судьбой...

Просмотров: 10929

Каждый период национальной истории выдвигает на авансцену ярких личностей, с чьими именами связаны те или иные страницы нашей летописи, достижения и победы, ожидания и переживания. В новейшей истории армянского народа особо заблистало имя Самвела Бабаяна, который прошел сложный и наполненный драматизмом путь военного и политического деятеля.

С именем Самвела Бабаяна связывается победоносная история зарождения в боях и развития Армии обороны НКР. Можно по праву причислить Самвела Бабаяна к плеяде славных армянских воинов, чей характер национального героя формировался в родном Арцахе и ковался в неравных боях с противником. Бабаян фактически и есть политический и военный природный самородок, который, увы, не учился в университетах и академиях (да и где ему, простому парню из провинциальной рабочей семьи, было всему этому научиться, когда пришла война в дом), но прошел свои жизненные университеты в боях с противником и в противостоянии с собственными властями.

В истории бывают так называемые темные страницы, но со временем они становятся известными потомкам и получают свои оценки. И с нашим героем не обошлось без скрытых сюжетов, что естественно в политической жизни, ибо на кону не просто борьба за власть, а борьба за право сохранить и приумножить достигнутые завоевания в Карабахе.

Бабаян является яркой, сложной, харизматичной, целеустремленной и противоречивой личностью, что связано не столько с его характером, сколько с особенностью исторического момента в судьбе армянского народа, приумноженной национальной ментальностью. Но при всем при этом ему, как герою, свойственна нравственность, сопереживание за судьбу своего народа, родного Карабаха и Армении. Понятно, что оценки нравственности определяются критериями, принятыми в обществе в данный момент истории. Вместе с тем, эта нравственность боевого генерала имеет глубокие корни и связана с многовековой борьбой армянского народа за свои права, за главное право жить и распоряжаться своей этнической территорией, своей Родиной.

Говорят, исторический опыт подсказывает, что истинного героя сопровождает трудная и даже трагическая судьба, но у него не остается иного выбора, кроме как продолжать нести свой крест – святое дело защиты своей Родины. Герой-воин не может отказаться от борьбы и уйти в отставку, пользоваться лаврами победы и предложить другим продолжить нелегкий путь борца. Он идет до конца (будь то на поле брани, будь то в политических поединках, будь то на тюремных нарах, будь то в вынужденной эмиграции и т.д.), а история его не забывает.

Признаться читателю, взяться за столь непростую тему меня заставила ситуация последних месяцев вокруг героя Бабаяна и моя определенная информированность об этом достойном и сложном человеке. Я не знаю, как в Армении и Карабахе отнесутся к данной публикации, но пройти мимо – значит потерять лицо.

Самвел Бабаян, будучи молодым человеком, с самого начала карабахского движения вошел в ряды вооруженной борьбы и стал членом центрального подпольного штаба. Он основал и возглавил Степанакертскую 2-ю добровольческую роту и являлся заместителем первого командира отрядов самообороны Нагорного Карабаха Аркадия Карапетяна.

В то время вступление в ряды многочисленных добровольческих отрядов не было неординарным решением, но являлось выражением патриотизма и мужества, поскольку любая вооруженная борьба подполья требует характера и идейной закалки.

Самвел Бабаян, в принципе как и многие другие члены карабахского движения, осознавал, что одними письмами, заявлениями, митингами и забастовками карабахский вопрос, то есть вопрос территории, не может быть решен.

Мне припоминается моя поездка в Карабах в апреле 1988 г. и первое пребывание в Ереване. В те дни мне посчастливилось познакомиться со многими видными и достойными сынами армянского народа (увы, кое-кого уже нет с нами, того же Вигена Шириняна и др.). В Ереване идеолог карабахского движения мне просто и прямо отметил, что мы идем с Азербайджаном к войне и этого исхода не избежать.

Как повествуется в книге о С. Бабаяне «Победы – как они были: позывные 44», «Самвел «брал уроки» по ходу набирающего темп движения и делал для себя выводы. Он был уверен, что основной причиной выпавших на долю армянского народа невзгод является его разобщенность». Отсюда главный вывод – объединение нации и разрозненных вооруженных отрядов, формирование силы для последующего сопротивления, ибо территорию, как показывает история, никто просто так, без крови не отдает.

Известно, что тот же Израиль в 1947 г. появился не на пустом месте, этому способствовала длительная вооруженная борьба по абсорбированию Палестины еврейскими репатриантами первой и второй алии в 1920–1930-х гг. Девизом ультраправой националистической боевой организации «Иргун Цвей Леуми» были слова: «Иудея была потоплена в огне и крови, Иудея возродится в огне и крови». Увы, другого не дано. Причинами потери государства и части ее территорий становятся кровь и война, возрождение и возвращение территорий также во многих случаях сопровождаются войнами и кровью.

Одно из первых боевых крещений будущего командарма состоялось в мае 1991 г. в Гадрутском районе Нагорного Карабаха при освобождении села Хандзадзор от азербайджанских омоновцев, где ему пришлось объединить и возглавить разрозненные отряды добровольцев и провести успешную операцию. С этого момента деятельность Бабаяна развивалась как непрерывная цепь событий. С хандзадзорской операции он стал объектом особого внимания и разработки органов госбезопасности Азербайджана.

Судьба героя-воина, увы, не обходится без предательства. И в данном случае на основании показаний отдельных лиц Самвел Бабаян был арестован и с 1 июня по 17 декабря 1991 г. находился в тюрьмах Шуши и Баку. Конечно, в азербайджанских тюрьмах к нему проявляли особое отношение, но эти испытания не сломили и не изменили его, а только закалили и еще более укрепили в решимости продолжить начатую борьбу. Развал СССР свидетельствовал, что ни о какой правовой защите в застенках Баку мечтать не приходится и рассчитывать оставалось только на обмен на достойного заложника. Таковым оказался заместитель главного прокурора Азербайджана Шукюр Аббасов, которого и обменяли на Самвела Бабаяна и еще ряд азатамартиков, пребывавших в СИЗО МНБ Азербайджанской Республики (например, Артуша Абрамяна), благодаря переговорам Роберта Кочаряна с руководителем комендатуры Степанакерта.

После освобождения из бакинского плена товарищи призывали его к особой осторожности на посту заместителя Аркадия Тер-Тадевосяна («Коммандоса») – общего командующего Силами самообороны Карабаха. В ответ же он отметил: «... я лично прожитые мною все дни после тюрем Шуши и Баку считаю своей второй жизнью, и мне не о чем больше беспокоиться».

Увы, человек не знает, что его ожидает в будущем. К большому сожалению, Самвелу Бабаяну придется снова испытать «прелести» специально созданной для него крытой тюрьмы уже в освобожденном им же Шуши, а сейчас оказаться вновь на нарах в ереванском СИЗО СНБ Армении. Он не раз испытывал судьбу, был на волоске от гибели в тех же тюрьмах и на поле боя, но каждый раз, как бы судьба ни была жестока к нему, она даровала ему жизнь. Полагаю, это не обычный фатализм, а предназначение свыше пройти через очередные тернии и испытания во имя высокой цели.

Самвел Бабаян отличился в умелой организации операции по подавлению огневых точек Кыркыжана в декабре 1991 г., в освобождении Шуши (причем настоял на главном ударе с Лачинского направления) и Лачина в мае 1992?г. Взятие Лачина стало результатом не специально разработанной операции, а, как вспоминает сам С. Бабаян, «следствием успеха в Шуши и Лисагоре» и всеобщей паники в рядах противника. Летом 1992 г. Самвел Бабаян был командирован на Аскеранский фронт и, применив умелую тактику, внес решающий вклад в оборону Аскерана и Степанакерта от превосходящих сил противника – это четкая организация разведки по выявлению направлений главных ударов противника, отвлекающие бои, диверсионные операции, формирование глубинной обороны и двойных оборонительных рубежей.

А как обойти стороной имя Самвела Бабаяна в оборонительных и освободительных боях в Мартакертском районе в июне 1992 г. – марте 1993 г.? Увы, мартакертская операция азербайджанской армии при поддержке остатков бывших советских сил и преимуществе в вооружении и технике оказалась для армянской стороны трагической страницей еще и потому, что «Шушинская весна» несколько успокоила Степанакерт. В частности, не было принято своевременное решение об объединении разрозненных вооруженных отрядов и создании регулярной армии, не была образована новая структурная управляющая единица в условиях реальной войны (Государственный комитет обороны НКР как чрезвычайный верховный орган исполнительной и военной власти появится только 15 августа 1992 г.), не была проведена мобилизация (призыв) в армию, не была организована профессиональная прифронтовая и глубинная (стратегическая) военная и политическая разведка, а самое главное – в Армении и Карабахе началась подковерная борьба за власть между АОД и АРФД, что и отразилось на ситуации в Карабахе. Эти недостатки отмечали генерал-майор Аркадий Тер-Тадевосян и генерал-полковник Гурген Далибалтанян.

И в этой сложной ситуации командующий зарождавшейся на поле боя Армии обороны НКР Самвел Бабаян смог в штабе в Члдране остановить панику, собрать всех командиров и заявить, что мы должны победить, ибо на войне побеждают не только силой и превосходством вооружения, но и умом, находчивостью, идеями и тактическими замыслами. Он фактически единственный, кто в те сложные дни смог собрать в единый кулак разрозненные отряды, разработать планы операций и умелым руководством наносить противнику чувствительные удары. Затем наступит победная весна 1993 г. и будет освобожден Мартакерт и его оккупированные села, а после командующий разработает более дерзкие оперативные планы освободительных боев по созданию зоны безопасности вокруг НКР.

Основная идея планов Бабаяна сводилась к фактору внезапности и маневренности при укреплении строжайшей дисциплины, централизованности управления армией и модернизации системы средств связи в войсках. Ювелирная точность артиллерии благодаря опыту советского генерала Христофора Иваняна и четкая организация бронетанковой службы также внесли свой вклад в победу. Так командующему удавалось преодолеть явный перевес противника в живой силе и вооружении.

Стратегическое видение войны подсказывало Бабаяну необходимость формирования зоны безопасности вокруг НКР. Развивая Мартакертскую освободительную операцию в юго-западном и центральном районах, командарм ставил задачу освобождения всего Сарсангского гидроузла с учетом его экономической и военно-стратегической значимости. При этом никакие ухищрения противника, связанные с переброской в зону операции большого количества сил и диверсиями на объектах коммуникаций (дороги и мосты), не могли остановить армию Бабаяна. В итоге четко разработанных планов и умелого руководства войсками с 27 марта по 1 апреля 1993 г. Армией обороны НКР была проведена успешная военная операция по разгрому Лачино-Кельбаджарской группировки противника и освобождению самого Кельбаджара.

Кельбаджарская операция вошла в историю армянского военного искусства и оказалась одной из самых сложных с учетом высокогорного театра военных действий и рельефа местности (чего стоит только один Омарский хребет – «карабахская Сибирь»), превосходящих сил противника, занимавших выгодные позиции, и прежней несогласованности армянского политического и военного руководства. Президент РА Левон Тер-Петросян, опасаясь реакции международных сил и России, в частности, предпринял особые старания, чтобы данная операция не состоялась. Я не стану называть имена отдельных лиц, кто покинул свои позиции в этой операции и не оказал командарму Бабаяну (а по сути, своей армии и Родине) необходимую помощь, а сейчас без стеснения надевает генеральскую форму и руководит известной организацией. На войне бывает всякое, увы, и такое случается. В то время спикер Верховного Совета НКР Георгий Петросян скрывался от руководства Армении в селе Вагуас, дабы не давать команды на возврат Кельбаджара.

А что же значит Кельбаджарский коридор для безопасности Карабаха? Во-первых, это часть древнего Арцаха, стало быть, произошло освобождение, а не оккупация. Во-вторых, в результате данной операции была создана зона безопасности НКР порядка 300 км, были освобождены районы общей площадью в 3,8 тыс. кв. км. В-третьих, Армия обороны НКР получила стратегический перевес на Омарском перевале, таким образом обеспечивалась безопасность движения на автодороге Степанакерт – Горис и создавалась вторая сухопутная дорога Мартакерт – Варденис, то есть узкий и уязвимый с высот Кельбаджара лачинский коридор усиливался кельбаджарским флангом для устойчивой и безопасной связи с Арменией. В-четвертых, Кельбаджарский район имеет стратегически важное экономическое значение, здесь начинаются истоки многих горных рек (включая бассейн р. Тер-Тер, водами которой орошались Нагорный Карабах, Барда, Евлах, Агдам, Агджабед), имеются и другие виды природных ресурсов (минеральные источники, лес, уголь, цветные металлы, включая золото). В-пятых, Кельбаджарский район представляет военно-стратегическое значение для обороны Карабаха.

Именно поэтому в послевоенный период командующий Армией обороны НКР Самвел Бабаян уделял Кельбаджарскому району особое внимание и выделял из скудного бюджета 3% на развитие данного Нор-Шаумяновского района.

После Кельбаджара армия С. Бабаяна продолжала эффективные контрнаступления в ответ на новые агрессивные замыслы противника. Летом 1993?г. была проведена успешная операция по установлению контроля над Агдамом в ответ на попытки азербайджанских ВС прорвать Аскеран и взять Степанакерт, а к весне 1994 г. карабахцы не только обрушили планы азербайджанского государственного и военного руководства по взятию Кельбаджара и Лачина с физулинско-джабраильского южного и омарского северного направлений, но и взяли под контроль сам Омар и еще четыре района Азербайджана (Физулинский, Джебраильский, Кубатлинский и Зангеланский), вышли к берегам Аракса, установив пограничную связь с Ираном.

С древности известно, что все войны ведутся для установления естественных границ, которые проходят исходя из рельефа местности либо по горным вершинам, либо по водным бассейнам. Таким оказался победоносный и сложный путь боевого генерала Бабаяна – от Омара до Аракса, что стало не случайным стечением обстоятельств, а вынужденной реакцией на действия противника и итогом военного замысла. Правда, на этом пути командарм С. Бабаян мог бы весной-летом 1994 г. выйти и к берегам водного бассейна р. Куры, что позволило бы ему освободить весь Ханларский и Шаумяновский районы (включая Геташенский подрайон) и взять под контроль Гянджу, Мир-Башир и Барду, укрепить стратегическую разделительную линию и вынудить Азербайджан к капитуляции и признанию независимости НКР.

Однако этого наступления не случилось из-за вмешательства внешних сил и слабой позиции политического руководства Армении. Фактически заместитель министра обороны Армении по тылу был отстранен от должности, склады вооружения и обеспечения опечатаны, приостановлены поставки ГСМ наступающей армии. Что же в этих условиях оставалось делать Карабаху и его командарму – идти войной на Армению и смещать недальновидного президента?

Гейдар Алиев, получив консультации в Анкаре и Лондоне, согласился на переговоры и заключение перемирия в Бишкеке, ибо ему как воздух необходимо было получить мирную передышку для сохранения азербайджанской государственности и концентрации на новой политике со ставкой на экспорт нефти и газа на мировые рынки через Турцию. Россия своевременно не оценила свои проигрышные перспективы в каспийской нефтяной игре и стала оказывать давление на президента Армении

Л. Тер-Петросяна по прекращению боевых действий. Быть может, Москва оставила неурегулированным карабахский вопрос в своей закавказской повестке для последующего давления на Азербайджан и Армению с учетом конъюнктуры региональной ситуации или же слишком высоким оказалось давление стран Запада и Турции. Так или иначе, Первая карабахская война завершилась в мае 1994 г. победой Армии обороны НКР, в которой, несомненно, значителен вклад его командования и лично Самвела Бабаяна. Он по праву и стал первым героем Арцаха. Но завершился ли этим перемирием боевой путь самого Бабаяна?

В 29 лет (символично 28 мая 1994?г., в День Первой Республики Армения) Самвелу Бабаяну было присвоено воинское звание генерал-майора за его заслуги в освободительной борьбе, таким образом он стал самым молодым армянином, кто за последние 200 лет удостаивался высшего офицерского звания. Молодой командарм сосредоточился на укреплении армии и ее дисциплины, подготовке профессиональных кадров, оттачивании слаженности боевых расчетов и тактическом искусстве. Главной целью становилось удержание побед и укрепление перемирия.

Во второй половине 1990-х гг. роль командарма С. Бабаяна в формировании молодой карабахской (да и в целом армянской) государственности была значительной, а его слово имело политический вес. Фактически, как отмечает Гарник Исагулян, в те годы генерал Бабаян стал фактором во всем Закавказье, а не только в Армении, поскольку имел ключевое воздействие на решение карабахского вопроса, представляющего важное значение в региональной геополитике. Без мнения командарма армянская дипломатия не предпринимала решений по теме Карабаха.

Суровый нрав, жесткий характер, амбициозность, харизматичность и решительность Бабаяна заставляли даже внешних посредников считаться с генералом, а вместе с ним и с Нагорным Карабахом. С ним неоднократно имел встречи экс-сопредседатель Минской группы ОБСЕ от РФ Владимир Казимиров, который обвинял его в бонапартизме и диктаторских замашках, призывал к уступкам по вопросу «оккупированных территорий», но не мог навязать свою позицию.

Как-то Бабаян спросил у Казимирова: а кто даст гарантии, что Азербайджан, получив определенные территории, со временем не начнет новую войну против Карабаха с выгодных оперативных позиций? На это замечание армянского командарма российский дипломат отреагировал гарантиями стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ, то есть России, США и Франции. На что генерал вполне резонно ответил, что ваши страны и сейчас не являются надежными союзниками по отношению друг к другу, а где гарантия, что бумажные обязательства они сдержат с течением времени при усугубляющихся между ними геополитических противоречиях. Вот вам и один из очевидных ответов неискушенного в хитросплетениях международной дипломатии, но умудренного опытом боевых действий генерала, прошедшего свои университеты.

Мирный период, как правило, бывает более сложным для боевых генералов, тем более в условиях формирования новой политической элиты и возрождения национальной государственности. Разрушенная войной и системными переменами экономика, острая внутриполитическая борьба, рост коррупции, отсутствие продолжительное время государственного мышления по объективным причинам потери самой национальной государственности, острая нехватка профессиональных кадров – все эти и другие обстоятельства поствоенного времени создавали непростую ситуацию в Карабахе.

Быть может, Самвел Бабаян мог бы с переходом Роберта Кочаряна из НКР во власть Армении, особенно после вынужденной (не без ключевого вмешательства командующего Армией обороны НКР) отставки президента Левона Тер-Петросяна и победы Кочаряна (не без помощи Бабаяна) на президентских выборах 1998 г., переехать в Армению и возглавить Генштаб или Министерство обороны Армении. Но Бабаян счел для себя важным оставаться в Карабахе и своим присутствием обеспечивать баланс армянской власти в системе отношений с внешним миром и в рамках переговорного процесса. При его руководстве Армия обороны НКР развивалась как самая боеспособная сила на всем Южном Кавказе, что неоднократно отмечали российские (например, тот же генерал Александр Лебедь) и иные зарубежные эксперты.

Однако, как часто бывает в подобных случаях, боевой генерал не всегда бывает опытным политиком и проигрывает интриганам и штабистам. Возьмем пример легендарного маршала Георгия Жукова и его послевоенную опалу при Сталине и Хрущеве. Как правило, в политических интригах более умудренными бывают паркетные штабисты, где теряется решительность и харизматика, но проявляется опыт и маневренность в карьерном выдвижении. Боевые же генералы не обладают этими качествами, идут напролом и... попадают в опалу.

Бабаян проявлял откровенную жесткость и после Роберта Кочаряна стал фактическим правителем Карабаха, что не могло устраивать определенные силы в самой Армении. Кризис политической власти в Карабахе в 1998 г. был связан с назначением на должность премьер-министра НКР Анушевана Даниеляна и проблемой самоутверждения на должность президента НКР Аркадия Гукасяна. Осенью 1999 г. Армения оказалась на пороге острого внутриполитического кризиса после расстрела парламента 27 октября и убийства Вазгена Саркисяна, Карена Демирчяна и ряда других политических деятелей террористической группой Наири Унаняна. В эти кризисные дни Самвел Бабаян был готов навести порядок и в самом Ереване, но только после соответствующего приказа президентов РА и НКР.

А уже в декабре 1999 г. Совет национальной безопасности Армении обратился к президенту РА с требованием отстранения Самвела Бабаяна от должности командующего Армией обороны НКР, и Роберт Кочарян под давлением обстоятельств вынужден был подписать соответствующий указ. Командарм мог бы за короткое время сменить власть в Карабахе, но не стал прибегать к силовым методам борьбы и оставил должность в надежде на скорые выборы в парламент НКР. Но эта надежда так и не оправдалась. Когда Бабаяну министр обороны Армении Вагаршак Арутюнян привез указ президента РА Р. Кочаряна о его освобождении от должности, где не указывались причины решения, вмиг командарм подумал: а каким же указом и кто его утверждал на эту должность? Имя этому институту была война...

Позиции С. Бабаяна на парламентских выборах 2000 г. были предпочтительнее, но именно за два месяца до этих самых выборов случилось 22 марта, так называемое «покушение на убийство» президента НКР А. Гукасяна, в организации которого обвинили и подвергли аресту теперь уже экс-командующего Армией обороны НКР генерал-лейтенанта С. Бабаяна.

Странность данного инцидента и провокации связана не только с тем, что при желании боевой генерал-победитель мог вполне эффективно организовать подобное покушение с искомым результатом и многоопытные полевые командиры, с близкого расстояния (4–5 м) выпустив 50–70 патронов по небронированному автомобилю Гукасяна, уж как-нибудь не ограничились бы ранением объекта в ногу (да и зачем в подобных случаях применять автоматы, если известен маршрут кортежа и может использоваться дистанционная мина или прямое попадание гранатомета). Дело не в отсутствии специальной подготовки, а в политическом просчете. Зачем Бабаяну надо было таким образом устранять Гукасяна от власти, если он был уверен в своей победе, и, наконец, Гукасян не был безоговорочным противником командарма, а являлся вполне лояльным политическим партнером. Противоречия были связаны не с карабахским, а армянским уровнем. Так или иначе, но 22 марта 2000 г. стало печальным днем в биографии генерала. За этим последовало следствие и сфабрикованный судебный процесс, итог – 8 лет тюремного заключения в Шуши. Последнее слово на известном судебном процессе он оставил за армянским народом. Спустя 4,5 года, в сентябре 2004 г., С. Бабаян был помилован и освобожден из тюремного заключения.

Непродолжительный период он занимался политической деятельностью в Армении, создал партию «Дашинк» («Союз»), но так и не добился высоких результатов на парламентских выборах 12 мая 2007 г. Спустя некоторое время Бабаян занялся частной деятельностью, но и здесь последовала неудача из-за соответствующих мер определенных политических сил. Успешный бизнес обернулся долгами и вынужденной миграцией из Армении.

В Москве генерал провел около 4 лет и никогда не терял связи с Арцахом и его военно-политическим будущим. Правда, как власти Армении могли допустить вынужденную эмиграцию командарма, внесшего важнейший вклад в карабахскую победу и являющегося объектом пристального внимания и интереса разведслужб противника (включая Азербайджан и Турцию) – остается загадкой. И как выглядели бы власти Армении и СНБ, если бы, не приведи Господь, генерал оказался похищен и доставлен в тот же Баку, к нему применили бы спецсредства и устроили показательный суд?

В начале 2010-х гг. С. Бабаян в своих интервью утверждал, что Азербайджан готовится к новой войне и в скором времени перейдет в наступление. К тому же Баку, получив нефтедоллары, усиленно закупает вооружение и боевую технику, в разы превосходит военный бюджет Армении и настраивается на категоричный тон в переговорном процессе. Все эти прогнозы генерала Бабаяна основывались на четком анализе и владении информацией о противнике. Увы, они подтвердились событиями «апрельской войны» 2016 г.

В Москве Бабаян продолжал отслеживать ситуацию в зоне карабахского конфликта, обладал полнотой информации и, как он сам отмечал в своих последующих публичных выступлениях в армянских СМИ, в 2013 г. обращался письменно к президенту Армении Сержу Саргсяну с конкретными предложениями по военно-технической модернизации армии, ее оперативно-тактической и боевой подготовке.

Серж Саргсян и Самвел Бабаян – две личности в новейшей истории армянского народа, каждый из них внес достойный личный вклад в освобождение Карабаха. Между личностями иногда возникают разногласия по тем или иным вопросам, такова диалектика жизни и борьбы. Каждый из них по-своему видел возможности решения проблемы, однако это не может и не должно становиться причиной личных счетов, когда на кону судьба Арцаха и самой Армении.

Полагаю, Самвел Бабаян в своем письменном обращении к президенту Сержу Саргсяну обозначил конкретные вопросы и возможности восстановления баланса в вооружении и отражения очередной агрессии Азербайджана. Что из этого вышло? «Апрельская война» и последующее возвращение С. Бабаяна показали, что власти Армении то ли проигнорировали, то ли не придали значения предложениям боевого генерала. А между тем, не дождавшись предметного разговора в Ереване, Бабаян летом 2016 г. начал давать интервью и совершил визит в Степанакерт. Карабахская общественность долго ожидала возвращения экс-командующего, но власти НКР особого желания не проявили, а отдельных его сторонников (например, Гайка Ханумяна) подвергли необоснованному силовому прессингу.

Начался новый раунд подготовки к парламентским выборам 2017 г., в котором Самвел Бабаян сделал ставку на команду трех бывших министров армянского правительства «ООО», или «ОРО» (то есть связку экс-министра обороны Сейрана Оганяна с экс-министрами иностранных дел Раффи Ованнисяном и Варданом Осканяном). Но за 10 дней до 2 апреля 2017 г., то есть до даты самих выборов, вновь 22 марта экс-командующий подвергся очередному аресту по линии СНБ Армении с обвинением в контрабанде оружия с территории Грузии (якобы в незаконном приобретении одной штуки ПЗРК «Игла» для осуществления террористического акта с целью уничтожения летательного аппарата с высокопоставленным лицом на борту), а затем и в незаконном обороте валютных средств на незначительную сумму. Странный март в судьбе армянского героя, с которым связаны его рождение, ряд побед в Первой карабахской войне и два ареста с перерывом в 17 лет.

Выборы в Армении состоялись без всяких эксцессов, партийная коалиция «ООО» («ОРО») так и не преодолела 5% барьер для прохождения в новый состав парламента, да и вряд ли С. Бабаян стал бы возбудителем массовых беспорядков в Армении (тем более, с одной ПЗРК «Игла» российского производства и 15 тыс. долларов США). Так, в ходе событий лета 2016 г., связанных с захватом здания полка полиции группой «Сасна Дзрер» Самвел Бабаян призвал власти и мятежников к сдержанности и недопущению кровопролития. Между тем, арест Бабаяна накануне выборов, безусловно, имел определенное значение для давления на оппозицию и возможного провала коалиции бывших министров, но не решал исход парламентских выборов.

Дело дошло до того, что известный российский эксперт по делам Кавказа Модест Колеров в одном из интервью армянским СМИ сделал некое замечание, что возвращение такого лица, как генерал С. Бабаян, в армянскую политику может иметь якобы негативные последствия для армянской стороны. Понятно, что решительный командарм способен поставить ребром определенные вопросы и перед стратегическим союзником. Он не станет терпеть подобного пренебрежения интересами Армении и Карабаха по вопросу поставок наступательного вооружения Азербайджану, по теме уступок территорий, невнятности позиций ОДКБ и ЕАЭС. Есть ли выбор у Армении без России? Подобный вариант Бабаян не рассматривал и, будучи командармом в Карабахе, делал немало для сохранения баланса в отношениях России с Арменией и непризнанной НКР, даже ряд лет воинский устав и команды в Степанакерте оставались на русском языке. Москва решила по-иному и все подчинила отношениям с Ереваном, но время и диспозиция ведущих сил в регионе подсказывают иной вариант. Наконец, Колерову как историку известно, что нет безвыходных ситуаций, а есть отчаявшиеся люди. Армянские власти не должны отчаиваться в силу имеющегося статуса и с учетом армянской многотысячелетней истории. Вакуума в политике не бывает – уходят одни силы, приходят другие. Что приобретет Россия без Армении и Арцаха на Южном Кавказе – это вопрос тому же Модесту Алексеевичу Колерову и другим российским коллегам.

Власти Армении вряд ли ожидали иного результата при затраченных силах и умело проведенной предвыборной кампании с использованием привлекательности ресурса нового премьер-министра Карена Карапетяна, соответствующих административных и финансовых возможностях и внешней поддержке ключевых партнеров. Каким образом российская «Игла» через территорию Грузии отправлялась для осуществления террористического акта в отношении высокопоставленного лица в союзной Армении (тем более, через такую приметную фигуру, как генерал С. Бабаян)... – понять армянских силовиков профессионалу сложно. К тому же «Игла» – это не пистолет Макарова или автомат Калашникова, чтобы так легко проводить контрабандные операции без внимания или участия заинтересованных спецслужб. Наконец, зачем России терять столь ценного союзника в лице действующего главы Армении, который и так соглашается практически со всем, что предлагает Москва?

Следовательно, вопрос ареста Бабаяна связан не с внешним фактором и предвыборной комбинацией, а быть может, с его выступлениями по теме урегулирования карабахского вопроса и возврата территорий (особенно Кельбаджара) и апрелем 2018 г. с расстановкой сил во власти Армении.

Пока в Армении в СИЗО остается боевой генерал Бабаян, Азербайджан продолжает наращивать свой арсенал и провокации вдоль линии соприкосновения сил. Армянам же следует оставить свои личные распри на потом, пусть госпожа история рассудит, кто в чем и когда был прав и мудрее. Сегодня важно, как и тогда, в июле 1992 г., в Члдране, объединиться в единый кулак и противостоять натиску внешнего противника. А таких опытных командиров не так уж и много.

Время имеет свойство залечивать раны и прощать обиды, но время не прощает ошибки. Я надеюсь, что органы национальной безопасности и следствия при соответствующей политической воле власти способны будут объективно подойти к делу генерала Бабаяна и не изолировать его на определенные годы, а вернуть в строй в качестве важного партнера и военного инспектора, чьи интересы определяются интересами Арцаха и Армении.

Александр СВАРАНЦ, доктор политических наук, профессор

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовал 161 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Прифессор очевидно знаком и с командармом Бабаяном. Его статья, пожалуй, единственный разумный анализ по делу генерала, который и объективен, и независим, и компромиссен. Фактически Сваранц предлагает Сержу Саргсяну восстановить отношения с Бабаяном и вернуть его в строй в качестве главного военного инспектора (интересная должность с политическим ресурсом). Не менее интересным представляется вопрос Сваранца Колерову и российской стороне - что же русские получат в регионе, отказавшись от Армении и Карабаха? Русские не собираются отказываться от союза с армянами, но нам всегда что-то или кто-то пытается помешать. Во всяком случае, арест Бабаяна не входит в планы Москвы, и как показал сам профессор, эта история с ПЗРК Игла стала неким издевательством властей Армении (СНБ) над Россией. Сваранц просто так не стал бы критиковать СНБ и давать идею по судьбе опального генерала. Саргсяну нужен и Бабаян и Сваранц.
  2. Статья Сваранца фундаментальная, личность Самвела Бабаяна полностью раскрыта и без сомнения - он герой карабахской войны, но мне кажется настоящая причина его ареста не полностью показана. Покупка в Грузии Установки Игла смешная причина. Может быть Бабаян хотел захватить власть? Каким способом? У него нет ни партии, ни вооруженных подразделений. А значит его надо выпускать на свободу.
  3. Статья Сваранца оказалась практически единственной серьезной аналитикой по вопросу генерала С. Бабаяна в армянской прессе. Причем самой объективной и смелой. Он не только показал себя ответственным и честным автором, но и предложил самому президенту компромиссный и достойный вариант решения данной коллизии. Стыдно заявлять о верности интересам Карабаха и так беззастенчиво игнорировать вклад командарма, который не уходит в отставку и остается верным воином и по сей день. Армяне то ли обмельчали, то ли так зананы режимом, что не решаются сказать правду. Чего стоят столь жаркие дискуссии о России или США, если не можем навести порядок в своих рядах. Сваранц же и в случае с Левоном Айрапетяном был тем автором, кто не откладывая дело на потом написал в свое время блестящую статью в его защиту. И чего стоит блок ОРО, коль до сих пор не организовал мощное шествие в поддержку Бабаяна. Мы гордимся погибшими воинами, но пренебрегаем и критикуем живых, не задумываясь над тем, а кто же мы? Па ибо профессору и свободу Бабаяну
  4. Вчера в Москве похоронили Левона Айрапетяна - выдающегося сына армянского народа, который ушел из жизни в условиях трагического забвения и жестокой несправедливости режима. Его арест показал насколько система прогнила, когда человек не имеет никакого значения. Другой важнейший урок для армян - быть единым и не страшиться темных сил. Увы, мы не смогли отстоять его при жизни. Так давайте же сохраним его доброе имя патриота армянского народа и наследие. Это значит, что не должен герой Арцаха генерал Бабаян оставаться под арестом. Власти Армении, которые не смогли приехать в Москву и проводить в последний путь Левона Айрапетяна, пусть найдут в себе мужество и освободят Бабаяна (это в их власти и Москва тут не при чем). Спасибо Сваранцу за его честность. В свое время его перо также убедительно защищало и Левона Айрапетяна как в Карабахе, так и в Москве.
  5. Алексанян прав - надо при жизни уважать и ценить людей. Имя Левона Айрапетяна надо увековечить в Армении и Арцахе. Вот тут на форуме развернулась дискуссия об именах новых героев и наименованиях улиц и проспектов. Надо переименовать Северный пр. в Ереване на пр. Левона Айрапетяна, а север пусть запомнит, что армяне не забывают и добро, и предательство. И нечего в столице Армении столь много упоминаний о "союзнике". Вечная память Левону Айрапетяну и свобода Самвелу Бабаяну!..
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты