№7 (306) июль 2018 г.

Католикос Арам I: Дружба с Россией дает нам гарантии безопасности, и это самое главное

Просмотров: 13238

Эксклюзивное интервью газете «Ноев ковчег»

Католикос Великого Дома Киликии Арам I – духовный пастырь армянских епархий Ливана, Сирии, Ирана, стран Персидского залива, Греции, США, Канады и Кипра, являлся председателем Всемирного Совета Церквей, президентом Всемирного Совета Церквей Ближнего Востока.

Католикосом Великого Дома Киликии Бедрос Кешишян был избран в 1995 году, получив духовное имя Арам. Его Святейшество изучал богословие в Экуменическом институте Боссе (Швейцария), получил высшие степени в Богословском университете Ближнего Востока и в Американском университете Бейрута защитил докторскую степень в университете Фордхема в Нью-Йорке.

Католикос Великого Дома Киликии Арам I – пламенный борец за признание геноцида армян в Османской и Кемалистской Турции, за репарации армянского достояния и возврат национальных святынь. Именно Арам I сделал акцент на трех взаимосвязанных принципах: осуждение геноцида, его признание и компенсации, перешел от требования признания геноцида к требованию возврата имущества. Киликийский католикосат потребовал от Турции вернуть право владения исторической резиденцией в Сисе и право использовать ее в религиозных целях.

Католикос Арам I ведет масштабную работу по объединению армянской диаспоры во всем мире, сохранению и популяризации киликийской культуры. Он основал музей Cilicia, создал Архивно-рукописный центр, выступает с лекциями, пишет книги.

Его Святейшество уделяет особое внимание укреплению отношений с другими конфессиями. Устанавливает контакты с представителями разных религий и культур мира. Ведет активную общественную работу, ездит в «горячие точки», помогает страдающим словом и делом. В сирийском Алеппо Арам I побывал во всех армянских общинах, разрушенных армянских храмах, семинарии, у взорванного кафедрального собора Берийской епархии Армянской Апостольской Церкви. Вместе с имамами посетил Великую мечеть Омейядов.

Своим видением миссии церкви и священнослужителя, роли армянской диаспоры в мире, взаимоотношений с Русской православной церковью, значения дружбы между Россией и Арменией Католикос Великого Дома Киликии Арам I поделился с «Ноевым Ковчегом».

– Ваше Святейшество Веапар, мы с Вами встретились в дни, когда исполнилось ровно 50 лет с начала Вашего служения церкви. Поздравляю Вас с этой датой.

– Спасибо. Действительно, прошло уже 50 лет с того дня, когда я получил духовное звание, чтобы служить нашему народу и нашей церкви. Церковь и народ – не отдельные понятия. Церковь становится церковью тогда, когда служит народу. Церковь – это народ со своей сущностью.

Основоположник церкви – Христос. И Он предстал слугой народа и сказал: Я появился на свет не для того, чтобы получить служение, а чтобы служить. Христос – великий служитель. Он служил народу, слепым, больным, беднякам, обездоленным, измученным. Поэтому церковь Христова не может быть иной, если она верна Христу. Миссия церкви – служение народу.

И священнослужитель, какое бы высокое звание он ни имел, остается слугой Господа, слугой церкви и слугой народа. И если священнослужитель не придерживается этого, он не духовное лицо, а кто-то другой. Духовное лицо должно положить свою жизнь, мысли, достоинство на алтарь служения Господу и народу. Народ в христианском понимании – божественен, и церковь в его жизни – глас Божий. Апостол говорит, что священнослужитель – посол Христа и священнослужитель должен представлять Его. Священнослужитель – «мост» между Христом и народом. В священнослужителе должна отражаться миссия Христа. Если это не так, он утрачивает свое предназначение. Одновременно священнослужитель – представитель народа перед Христом, в молитвах мы просим заступиться за нас, потому что с помощью молитвы передаем Христу проблемы и ожидания тех, кто раскрывает перед священнослужителем грехи наши. И поэтому священнослужитель несет большую ответственность. Он должен понимать, что является представителем Христа, а не какой-то организации.

Когда при вступлении в сан меняют мирское имя на духовное, это означает, что жизнь начинается сначала. Получение духовного имени – не простая формальность, оно имеет глубокий смысл, ты становишься новым человеком. И в молитвах говорится: пускай Христос удалит в тебе прежнего человека и создаст нового. И ты становишься новым человеком и служишь только учению Христа.

50 лет тому назад, воспитанные в этих ценностях, мы усвоили их. И в 1968 году, в год празднования 50-летия образования Первой Армянской Республики, я был рукоположен. Получил имя Арам. И в течение всех прошедших лет старался и стараюсь оставаться верным учению Библии, переданной от Христа миссии. За все годы служения на разных должностях я стремился высоко нести эту данную мне миссию. Старался сохранить в нашем народе память свободы, независимости, национальных ценностей, преданности и веры Арама Манукяна (первый руководитель Республики Армения, май-июль 1918 года. – Ред.). Он – символ нашей истории, свободы, патриотизма. Мы были на этом воспитаны в диаспоре.

– Многих армян, в том числе живущих в России, интересуют причины образования нескольких духовных армянских центров в мире: Эчмиадзин, Антилиас, Армянская Католическая Церковь, Армянская Евангелистская Церковь… Как это сложилось исторически? Какую роль играет Антилиас в духовной жизни армян мира?

– Это разделение – результат исторически сложившейся ситуации, географического местонахождения нашего народа. На самом деле такая ситуация возникла не по решению самого народа, а в результате внешних обстоятельств. Иногда исторические факты более весомы, чем наши желания.

Первоначально до 485 года у нас был один католикосат с центром в Эчмиадзине. Я подробно рассказываю об этом в моей книге «Армянская церковь», изданной недавно в Бейруте на английском языке. Эта книга будет переведена в ближайшее время на шесть языков, в том числе на русский и даже на китайский.

В 1441 году был создан католикосат в Киликии. Католикосом стал Григор Мусабекян. В этом же году в Эчмиадзине был избран другой Католикос – Киракос Вирапеци. С этого времени образовалось два престола. Истинные исторические причины неизвестны. Было ли это сделано по взаимным договоренностям, утверждать мы не можем. Ответы на данные вопросы окажутся не совсем точными. Конечно, когда в одном доме две головы, вопросы возникают всегда. Эти два католикосата находились в разных исторических условиях, но оба духовных центра сыграли очень важную роль в судьбе армянского народа.

Армянская Католическая Церковь выполняла миссионерскую функцию. Миссионеры из разных европейских стран приехали в Армению, проникли в народ, воспользовались тем, что он проживал в тяжелых условиях. И в результате некоторые армяне приняли католичество. Многие приняли католичество и тогда, когда малые народы, в том числе армяне, подверглись преследованиям в Османской империи. Католики гонениям не подвергались, за ними стояли западные державы – Англия, Франция, Германия, а также Ватикан. Вот так и произошло духовное разделение. Но, слава Богу, сегодня между двумя католикосатами, а также католиками никаких разногласий нет. Все мы принадлежим к одному народу, имеем одни армянские корни и общие национальные ценности.

– А какова позиция Армянской Церкви по отношению к армянам-мусульманам?

– Этот важный вопрос требует глубокого понимания и исследования. Его нужно решать, а не игнорировать. К нему необходимо подходить с объективной точки зрения, не личной, и не спешить с выводами. Это вопрос не одной только веры, он носит не только духовный, но также политический характер. Речь идет об отуреченных армянах, которых насильно обратили в мусульманство. Ислам не был их выбором. И мы должны принимать эту действительность во внимание.

Точная численность армян-мусульман неизвестна: один, два миллиона человек или больше. С одним из них я встречался. Он, профессор, преподаватель университета, сказал мне, что его дед армянин, но сам он мусульманин, турок. Ситуация непростая... Представьте себе такую картину: миллион исламинизированных армян в одночасье примут христианскую веру и объявят себя армянами! Этот процесс должен проходить медленно и с учетом всех нюансов. Ведь в Турции живет большое количество амшенских армян, которые надеются на решение этого тонкого вопроса. Мы занимаемся им, он должен быть включен в повестку дня как один из безотлагательных.

В прошлом году мы провели конференцию под названием «Что значит быть армянином сегодня?». Что значит быть армянином в Армении – понятно: родился армянином, армянином живу, армянином уйду. А в диаспоре? В России, США, Франции, Ливане? Мы все разные. Но какова наша идентичность? Раньше мы понимали ее так: если не говоришь по-армянски, значит, не армянин. Это в корне неправильно, такую установку надо менять. Признавать знание армянского языка единственным критерием неверно. Я много выступал и писал на эту тему.

– Как Вы оцениваете действия местоблюстителя Армянской Церкви в Турции Арама Атешяна, которого его паства практически не признает, а он сам находится в «хороших отношениях» с премьер-министром Турции Эрдоганом?

– Мой ответ на этот вопрос неоднозначный. Есть внешний аспект и внутренний, частный. В Турции, принимая во внимание внутренние условия, занимать такую высокую духовную должность непросто. Особенно учитывая повышенное внимание к нашей церкви и армянской общине со стороны турецких властей.

Что касается Арама Атешяна, я не защищаю его, но он смог установить с турецкими властями определенные контакты. Некоторые относятся к этому положительно, другие – крайне отрицательно. Этот вопрос должен стать предметом изучения внутри страны, в Турции. Извне все воспринимается иначе, и мы можем прийти к ошибочным выводам.

– Да, я бы мог с Вами согласиться. Но как отнестись к демаршу местоблюстителя – его письму Эрдогану после принятия бундестагом резолюции о признании геноцида армян, в котором Атешян от имени армянского народа извиняется за принятое немецкими парламентариями решение?

– Да, это было. Но мы не знаем: было ли это сделано по принуждению? Или это было его личной инициативой?

– Недавно в Армении произошла смена власти. Народ вышел на улицы и вынудил премьер-министра покинуть свой пост. Как Вы восприняли это событие?

– Произошедшее в Армении – волеизъявление народа. В стране много лет существовал политический режим, на дальнейшее существование которого народ не согласился. Прежде всего, речь идет о коррупции, которая проникла во все сферы жизни. Даже бывший премьер-министр Серж Саргсян признавал, что в стране есть коррупция. Об этом я часто говорил в Ереване, в Эчмиадзине, Антилиасе, Париже, на форуме «Армения. Диаспора» в прошлом году. Эта гниль в Армении должна исчезнуть. Но, к сожалению, ничего не менялось, и народ вышел на улицы, руководимый Николом Пашиняном.

В Армении сложилась новая ситуация. Произошедшее – положительное явление. Все, что на пользу народа, на пользу стране. Родина – это не только земля, это народ. Земля без народа ничего не стоит. И если народ поднялся, его никто не может остановить. И, к счастью, бывшее руководство Армении не пошло на то, чтобы применить силу против народа.

Но после бури наступает затишье. Сегодня у народа большие ожидания. Настало время спокойно реформировать властные структуры Армении.

– В России проживает более 2,5 миллиона армян. Как Вы считаете, какими должны быть отношения России и Армении? Какой путь должна избрать Армения в своем развитии?

– Наша многовековая история, традиционные русско-армянские связи, современные международные отношения обязывают нас развивать родственные отношения с Россией. Этого требуют высшие интересы Армении. Но наша дружба с Россией не должна быть направлена против кого-либо и держать нас в кольце. У каждого государства свои национальные интересы.

Наша дружба с Россией должна быть фундаментальной. Нам необходимо показать и России, и Западу, что эта дружба имеет глубокие корни и глубокий смысл. Это должны понимать и в России, и на Западе, и в Армении. Сегодня Россия стремится восстановить свою силу, мощь. Это ее право. Владимир Путин хочет восстановить сильную Россию. А разве мы не хотели бы восстановить Армению «от моря до моря»! Дружба с Россией дает нам гарантии безопасности, и это самое главное.

Во время четырехдневной войны в апреле 2016 года я был в Армении и почувствовал у некоторых антироссийские настроения, связанные с тем, что Россия продает оружие Азербайджану. Я выступил по национальному телевидению и сказал, что с таких позиций подходить к вопросу неправильно, потому что каждое государство имеет свои

интересы.

– Какими Вам видятся пути решения карабахского конфликта?

– Решение этого вопроса достаточно сложно. Азербайджан никогда не откажется от претензий на эту территорию, никогда не признает независимость Карабаха. Арцах, в свою очередь, никогда не согласится стать частью Азербайджана. Нужно найти «середину» двух противоположных позиций, которая удовлетворила бы обе стороны.

Согласно международному праву, народ имеет право на самоопределение. И народ Арцаха хочет это право реализовать. Другой аспект – территориальная целостность.

Международное право предусматривает два подхода – самоопределение и территориальная целостность. Как совместить эти два подхода? Вопрос непростой.

Но мы должны усилить и укрепить наши позиции, если мы их ослабим, можем многое потерять. Мы должны способствовать тому, чтобы народ Арцаха реализовал свое право на самоопределение. И поэтому наши дипломатические шаги должны стать более решительными. Наряду с международным правом, которое имеет свои законы, есть еще и народ. И мы не можем пренебрегать его волей. Таким образом, надо продолжать переговоры. И в этом вопросе роль России очень важна.

Также мы не можем пренебрегать мнением соседей – Ирана и Турции. Иран подходит к этому вопросу взвешенно. Он относится к позиции Армении и к позиции Азербайджана равнозначно, несмотря на то, что вера с Азербайджаном одна. Позиция Турции однозначна. Россия подходит к этой проблеме в том числе с учетом своих государственных интересов.

– Как Вы считаете, Степанакерт должен вернуться за стол переговоров?

– Однозначно. Конечно, Армения играет важную роль в переговорном процессе, но карабахское руководство, законно избранное своим народом, должно участвовать в переговорах, выражая его чаяния.

– Вы взаимодействуете с Русской православной церковью?

– У нас всегда были близкие отношения с Россией, особенно с Русской православной церковью. Я посетил Россию в 1997 году по приглашению Патриарха Алексия II. Был в Москве три дня, провел с ним официальные встречи.

Патриарха Кирилла я знаю очень хорошо. Мы знакомы с 1970 года. Еще молодыми участвовали во Всемирном Церковном Соборе в Женеве, заседали в одних и тех же комиссиях, на общих собраниях. С того времени подружились. В 1983 году нас обоих избрали членами президиума Всемирного Совета Церквей. В 1991 году, Кирилл был тогда митрополитом, а я архиепископом, меня избрали председателем Совета. В моем избрании Кирилл сыграл важную роль. Это произошло в Австралии, в Канберре. Как сегодня помню, в 6 часов утра Кирилл постучался в мою дверь и сказал: «Наш кандидат – ты, и не смей отказываться!».

Наша дружба с Русской православной церковью сохраняется как с нашей стороны, так и со стороны Эчмиадзина. Русская православная церковь – мощная, самая большая ортодоксальная церковь в мире. Она хорошо организованна, ее священнослужители – высокообразованные люди. Патриарх Кирилл – всегда рядом с президентом России Владимиром Путиным.

Наши отношения с русским народом, с Российским государством и Русской православной церковью должны оставаться близкими. Считаю очень важным иметь в России такую большую армянскую диаспору. Сегодня Россия – один из главных мировых центров по всем направлениям. Особенно при нынешнем президенте. Еще раз хочу подчеркнуть, Россия – большой друг Армении.

– Что бы Вы пожелали читателям газеты «Ноев Ковчег»?

– Армянам в России желаю, чтобы они процветали, стали более организованными и способствовали усилению Российского государства. Мы должны быть преданными гражданами того государства, в котором живем. Нас во время геноцида приютил Ливан. И Россия помогла нашему народу в тяжелые времена. Мы не должны об этом забывать.

И конечно, диаспора за пределами Армении должна быть полезна и самой Армении.

Беседу вел Григорий Анисонян, Бейрут, Ливан

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 53 человека

Оставьте свои комментарии

  1. Вот это личность, ЧЕЛОВЕК, интересное интервью, много нового.
  2. Католикос Арам Первый вызывает чувства глубокого уважения и доверие. Впервые узнал его через это интервью, а мнение о нем ххорошее у всего армянского народа.
  3. Единственные гарантии которые кому либо даёт Россия, оккупировавшая Армению в 1920 году это Турция - гарантии выполнения Московского договора 1921 г, а рассуждения о продаже оружия врагу это вообще за гранью.. можно было ещё США и ЕС осудить за то что они Азербайджану оружие запрещают продавать. Путин стремится восстановить СССР, но некоторые предпочитают не замечать паспортный контроль ФСБ РФ в аэропорту Еревана когда приезжают в гости.
  4. Тигран,вы не на ту страницу попали. Здесь другая тема. И вообще, прочтите ещё раз что вы написали. Вам понятно?
  5. Католикос АРАМ Первый очень порядочный и чистый человек. Уверен,что многие армяне мира считают его главным духовным лидером.
  6. Рубен,Москва я то попал на ту страницу..а вот вы от стокгольмского синдрома никак не излечитесь, и других им заразить пытаетесь. Прочёл ещё раз и повторяю. Единственная миссия базы оккупанта - гарантии выполнения Московского договора 1921 г,..и добавлю, что народ надеющийся на чужие штыки не имеет права на государственность и обречён на ассимиляцию.
  7. Тигран ваша политическая близорукость удивляет. Вы до сих пор не поняли значения России в судьбе армянского. Народа. Бесполезно. Вас убеждать. Католикос Арам 1 по этому поводу все сказал.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты