№6 (317) июнь 2019 г.

Годовщина «бархата» в Армении. Эйфория уходит, остается надежда

Просмотров: 2141

С той поры, как лидер массового протестного движения в Армении, известный оппозиционный депутат Никол Пашинян был избран премьер-министром страны, миновал один год. Пришло время подводить некоторые итоги правления новой власти.

Сам Пашинян попытался ответить на актуальные вопросы текущей повестки в ходе длительной (пять с половиной часов!) пресс-конференции, которая состоялась в зале заседаний хранилища и Института древних рукописей Матенадарана. Он прокомментировал, как сам сказал, 100 наиболее важных проблем экономической и социально-политической жизни страны, хотя признал, что их на деле намного больше. Выступление премьера, как и ответы на многочисленные вопросы журналистов, разумеется, требует отдельного подробного анализа. Однако нельзя не сказать о некоторых «ударных» пунктах выступления главы правительства республики, который, кстати, во главу угла поставил именно экономическую проблематику.

Так, Пашинян отметил, что в нынешнем году бюджет будет перевыполнен почти на 130 млн долларов. Перевыполнение могло бы быть едва ли не втрое больше, если бы власть не приняла решение вернуть малому и среднему бизнесу значительные суммы, чтобы он мог функционировать и впредь. Вообще в сфере предпринимательства и «социалки» сделаны некоторые конкретные шаги, что в принципе можно приветствовать. Так, разрешен не облагаемый пошлиной импорт электромобилей, повышена минимальная пенсия, которая достигла стоимости минимальной потребительской корзины, проводятся меры по поддержке образовательной системы, льготы для военных расширяются... Дополнительные доходы бюджета дают возможность, в частности, повысить зарплату военнослужащим в среднем на 25%, на очереди – учителя. Начинается ряд программ по реконструкции инфраструктур, в первую очередь дорог. Значительно (в среднем – на сумму, эквивалентную 500 долларам) подешевело стентирование, выросло число операций и болезней, включенных в список госфинансирования. Вот еще интересный и могущий показаться на первый взгляд смешным, но на деле – важный факт. В стране активно развивается туризм, уже в этом году турпоток превысит прошлогодний показатель более чем на 10%. (Отметим, что происходит это во многом благодаря росту числа гостей из России, которые могут посещать Армению по внутрироссийскому паспорту.) Туристическая инфраструктура, явно отстающая от потребностей момента, нуждается в быстром развитии. В данном контексте правительство распорядилось построить на всех газозаправочных станциях (а большинство автомобилей в Армении «бегает» именно на газе) туалеты. И это, безусловно, очень удобно для путешественников.

Также премьер сообщил, что за год число рабочих мест в Армении увеличилось более чем на 50 тысяч. Произошло это в первую очередь потому, что работодатели вывели своих сотрудников из «тени». Что в свою очередь существенно расширило налогооблагаемую базу. Важно отметить, что при этом, по данным Минтруда и соцвопросов, не менее 20% этих рабочих мест было реально создано в течение года.

Как известно, все это время важнейшим приоритетом новой власти оставалась борьба с коррупцией. Весь прошедший год громкие разоблачения различных злоупотреблений следовали одно за другим. Эта борьба продолжается и ныне, причем особое внимание уделено возвращению крупных фирм и предпринимательских организаций в налоговое поле, выводу их из «тени». Время от времени сообщается о разоблачении чиновников-взяточников. Например, недавно был взят с поличным зам. министра здравоохранения. В этой связи Пашинян жестко заявил, что в стране еще немало людей, которые «не поняли, что произошло». А произошло, по его словам, то, что Армения отказывается от известного принципа, озвученного некогда испанским диктатором Франко: «Для друзей – все, для врагов – закон».

Мало того, двоюродный брат Пашиняна попал в поле зрения правоохранительных органов за некие экономические нарушения (так считает следствие), и премьер заявил, что не намерен никак вмешиваться в это дело, что беспрецедентно для Армении.

То есть, убежден глава правительства, суть происходящих в Армении перемен состоит в том, что теперь перед законом все равны. И это является основой для всех проводимых реформ и нововведений.

К этому добавим, что, согласно статистическим данным, сокращается эмиграция, во всяком случае, намного сократилось число детей школьного возраста, выезжающих за границу. Разумеется, выезжают они не одни, а с родителями. Впрочем, пока нет точных данных за прошедший год, делать какие-то далеко идущие выводы рано.

Местные эксперты по-разному оценивают результаты работы новой власти за прошедший год. Так, директор Института Кавказа, известный политолог Александр Искандарян в интервью испанскому агентству ЭФЭ, в частности, отметил, что важным результатом «бархатной революции» стал «транзит элит». К власти пришли совершенно новые люди, причем – на всех этажах исполнительных структур и в парламенте. Важно, что произошло это в результате первых за более чем 20 лет свободных и легитимных в глазах граждан выборов. Люди привели к управлению новое поколение. Это не просто молодые люди, это постсоветские люди, советская действительность уже не является частью их жизненного опыта. То есть изменения произошли уже на цивилизационном уровне. Они могут быть прозападными, а могут не быть. Но Запад – это субстанция, несомненно, им более знакомая. Сегодня говорят о некотором разочаровании. Конечно, большинство не может постоянно существовать в состоянии эйфории. Есть недовольные, хотя их не так много, популярность Пашиняна все еще весьма велика. Но поскольку быстрых изменений быть не может, недовольство получит тенденцию к росту, говорит Искандарян. Тем более что понимание того, что именно и как именно нужно делать, приходит к новой власти постепенно. «Они пока только учатся», – говорит он.

Это является разочаровывающим фактором. Так, политический обозреватель Айк Халатян полагает, что пока «главным достижением является сама смена власти в стране». «Если не будет серьезного прогресса в социально-экономической сфере, если не станут решаться волнующие людей насущные социально-экономические вопросы, популярность власти станет снижаться. «Люди ждут решения волнующих их проблем, а не разговоров о темном прошлом и светлом будущем», – заметил Халатян.

В свою очередь, эксперт Института международных отношений и безопасности Рубен Меграбян отмечает, что в стране на фоне интенсивно обсуждающихся вопросов реформы налоговой системы, либерализации экономики, реального отделения бизнеса от политики, сокращения и оптимизации пока еще раздутого госаппарата, реформирования судебной системы уже «преодолена системная коррупция», в казну возвращены и продолжают возвращаться десятки миллионов долларов. Однако для полного ее искоренения «необходимы системные экономические реформы, которые не оставят коррупционных соблазнов» ни в одном из звеньев государственного управления. А это требует последовательных усилий и глубинных реформ. Основания для этого есть. «Мы имеем дело с беспрецедентным явлением: после революции на смену мафиозной клептократии пришла легитимная власть, затем состоялись внеочередные выборы в Совет старейшин столицы и в парламент, однако при этом в стране нет ни разрухи в экономике, ни коллапса системы управления, ни энергетического кризиса, и даже курс драма (национальная валюта) за это время не пошатнулся», – говорит политолог.

Эксперты едины во мнении: сегодня для ощутимого «прорыва» в сфере экономики, старта «экономической революции», о чем постоянно говорит Пашинян, нужны не десятки и даже не сотни миллионов, а миллиарды долларов. Правительство постоянно призывает местный и зарубежный бизнес расширять инвестиции, гарантируя, что этим средствам ничего не грозит, как то было прежде, когда действовала насквозь коррумпированная система управления. Но одних деклараций мало, нужны конкретные примеры, которых пока не слишком много. К тому же в условиях продолжающегося (хотя и не с прежней интенсивностью) карабахского конфликта, блокады границ со стороны Турции и Азербайджана зарубежные инвесторы опасаются вкладывать серьезные средства в потенциально «горячую точку». С этим приходится считаться.

Главное, впрочем, не то, что считают эксперты и что декларирует власть. Главное – мнение простых граждан, которые год назад привели к управлению страной Пашиняна и его единомышленников.

Цовинар Петросян, учитель средней школы, 57 лет: «Я изначально, с первых дней движения Пашиняна была в числе его сторонников. Потому что считала, да и сейчас считаю, что так, как мы жили – в атмосфере вседозволенности и нескрываемой наглости власть имущих, их презрения к людям, – так жить больше нельзя. И в этом смысле результаты нашей «бархатной революции» меня устраивают. Другое дело, что в экономике пока что ощутимых подвижек нет, я вот как получала зарплату в 48 тысяч драмов (100 долл. – Ред.), так и продолжаю получать. Правда, обещали, что к концу года будут какие-то надбавки... Ждем... Лечиться легче стало, прежней обдираловки нет. Но самое главное для меня – это то, что благодаря Пашиняну в Карабахе и на границе с Азербайджаном перестали гибнуть наши ребята. А до этого за прошедшие годы там был убит один из моих учеников, еще одного ранили. А теперь вот уже восемь месяцев никого не убивают, слава Богу! За это Николу многое можно простить, знаю, что матери солдат за него молятся...»

Андраник Самуелян, таксист, в «прошлой жизни» – инженер завода «Наирит», 49 лет: «За Никола я! Однозначно! Жизнь лучше не стала, факт! И неизвестно, станет ли! Как наш завод кончился, «Наирит» то есть, так и все наперекосяк пошло! Так почему я за Пашиняна? Дорожная полиция изменилась, а для нас, таксистов, это знаешь как важно! Раньше чуть что – остановит, обругает черными словами, штраф влепит, если на лапу не дашь, да какой еще штраф! Теперь такого нет. Вежливые они сделались, взяток не берут, боятся, обращаются человечно, вежливо. Если бы не пробки – жить было бы вообще замечательно! «Наирит»? А что «Наирит»? Его не восстановят, нет! Сам посуди – без нефти, без газа – какой еще искусственный каучук, смешно. Да и такое производство в почитай центре города мало кто поддержит, грамотные нынче все стали!(Смеется.)»

Виталий М., бизнесмен, владелец небольшого бакалейного магазинчика, 42 года: «Год назад, когда все на площади стояли и за Никола кричали, я ни на какие митинги не ходил. Сильно всего этого опасался, если честно. Потому что революция – хоть «бархатная», хоть какая – она и есть революция. Обязательно проблемы возникнут, связи налаженные разорвутся, с поставщиками-оптовиками вопросы возникнут, да мало ли что еще! Ну, как в начале 90-х было, в «темные годы», вы понимаете. Теперь вот год прошел... Не знаю, что и сказать... Многие мои опасения не подтвердились, драм пока стабилен, это для бизнеса очень, очень важно. Покупателей у меня немного прибавилось, хотя не скажу, что люди стали лучше жить. Не лучше, нет, просто, думаю, меньше уезжают, другого объяснения не нахожу. Опять же налоговики не свирепствуют, как прежде бывало. Но, с другой стороны, конкуренция начинает расти – ведь многие ограничения для среднего и малого бизнеса теперь отменили. Ну, вообще-то я понимаю, что это хорошо, не дает ценам до неба взлететь, зато и крутиться мне и таким, как я, втрое больше приходится. Фамилию назвать? Ни к чему это...»

Артур Меликян, безработный, 45 лет: «Да чушь это все, вся эта революция ихняя! Я вот как был безработным, так и остался. Работать могу кем угодно, хоть строителем, хоть охранником, сил много, желание есть, да и жить ведь как-то надо, трое на шее. Жена, правда, соседей обшивает, тем и существуем. А меня никто не берет, стар ты, говорят, образования нет. Этим молодым 45 лет старостью кажется! По профессии-то я станочник, только спроса давно уже на такую специальность нет, заводы стоят, станки все на металлолом разворовали! Не знаю, что дальше. Теперь вот какие-то программы придумывают, говорят, безработным легче станет работу найти. А я вот не верю. Ни одному их слову не верю. Что прежние власти, что нынешние – разницы никакой, кругом одно вранье. Ты, говорят, гордись, что гражданин свободной страны. Нужна мне ваша свобода, если зубы на полку класть приходится. Уеду, наверно, может, где-нибудь понадоблюсь. Только ведь и для того, чтобы уехать, деньги нужны...»

Арпине Асатрян, работница сферы туризма, 28 лет: «На площадь ходила, за Никола кричала, потому что страшно эти бывшие надоели, совсем уж представление о реальности потеряли. Другое дело, что сильно мы опасались, что из-за революции туристов у нас меньше станет, боятся люди таких вещей, разве что только какие-то экстремалы ездить станут. Но нет, туристов даже прибавилось. Особенно из России поток возрос. Россиянам у нас нравится, им интересно за нашими переменами наблюдать. Многие удивляются, совсем, говорят, другого ждали... Революция – это же всегда плохо, а у вас, армян, неплохо получилось (улыбается). Но это все эмоции. А если по делу говорить – пора бы правительству Пашиняна всерьез озаботиться вопросами туристической инфраструктуры, особенно на периферии. С этим у нас пока что большие проблемы. Кое-какие подвижки вроде бы намечаются, это обнадеживает. Но пока слов явно больше дела, и не только в нашей туристической отрасли... Надо ждать, понятно, что перемены в одночасье не происходят».

Симон Саркисян, слесарь-сантехник, но утверждает, что на все руки мастер, 52 года: «Не верится даже, что год с той поры прошел. Время летит! Не скажу, что в моей жизни что-то сильно переменилось, да я особых перемен и не ждал. Что тогда, что теперь на хлеб зарабатываю, да еще старший сын из России подбрасывает, хоть и немного. Да нам с женой и дочерью особо много и не нужно. Я о другом скажу: чувствую, что люди изменились. Я ведь по квартирам хожу, санузлы, краны чиню, если надо – и люстру подвешу, и побелку сделаю. Желающие всегда есть, жаловаться грех. Добрее народ стал, или, как лучше сказать... Не могу слов подобрать, мрачных меньше встречаю. Вот в прежние времена к кому ни зайдешь – одни только жалобы и слышишь. Теперь не так. Надежда появилась, и, я так думаю, не скоро люди со своими надеждами расставаться захотят. Так что время у Никола, думаю, есть».

Володя Назинян, грузчик в супермаркете, 39 лет: «Что значит, жизнь переменилась или нет? Это как посмотреть. Я вот как школу закончил – только чернорабочим да грузчиком работаю. Учиться, конечно, надо было, а не лоботрясничать, теперь-то понимаю. Так что особых перемен в своей жизни не ожидаю. Другое дело, что начальство поосторожнее стало, опасаются, увидели, что народ сделать может. Плохо разве? Кому как, а я доволен...»

Армен Ханбабян, специально для «НК»

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 8 человек

Оставьте свои комментарии

  1. В том то и дело, что Пашинян указал на 100 проблем, но не знает как их решить. Уже прошел год, какие результаты? Стали меньше воровать.Донос стал привычной практикой. На носу 39 год.

Ваш комментарий

* Обязательные поля