№5 (328) июль 2020 г.

«Я был и буду всегда армянином»

Просмотров: 3743

С 6 по 15 июня в Ереване проходил Международный конкурс классической музыки имени Арама Хачатуряна. По традиции смотр молодых музыкантов открылся в день рождения композитора.

Конкурс был учрежден в 2003 году по случаю 100-летия Арама Хачатуряна и проходит в столице Армении ежегодно. Наряду с конкурсами имени П.И. Чайковского, королевы Елизаветы и Монреальским он входит во Всемирную федерацию международных музыкальных конкурсов (WFIMC), самую престижную организацию мира музыки наших дней. В разные годы победителями конкурса имени Арама Хачатуряна становились всемирно известные музыканты, в том числе виолончелисты Нарек Ахназарян и Андрей Ионица, скрипачи Федор Рудин и Ярослав Надржицкий, дирижер Миран Вопотич.

Учредив престижный Международный конкурс классической музыки имени Арама Хачатуряна, Армения воздает должное могучему таланту и масштабу личности композитора, воспевшего в творчестве свою Родину. В центре Еревана перед Большим концертным залом, названным именем Арама Хачатуряна, установлен памятник композитору. В армянской столице открыт его Дом-музей.

Арам Ильич Хачатурян – дирижер, педагог, профессор, общественный деятель, секретарь правления Союза композиторов СССР, Герой Социалистического Труда, народный артист СССР, лауреат Ленинской премии, четырех Сталинских премий, Государственной премии СССР и Государственной премии Армянской ССР, академик АН Армянской ССР, автор Государственного гимна Армянской ССР.

Арам Ильич Хачатурян оставил богатое творческое наследие. Трудно назвать род музыки, в котором композитор не создал классических образцов.

Детство

Арам Ильич Хачатурян родился в 1903 году в селении Коджори, недалеко от Тбилиси. Его отец занимался переплетным делом. «Я рос, подобно всем своим сверстникам-мальчишкам, во дворе и на улице. Здесь мы целыми днями носились неутомимыми табунами, играли в прятки, «лахты», в «чилька-джохи» – игру, напоминающую русского чижика, – вспоминал Арам Хачатурян о своем детстве. – Тяга к искусству, культуре в нашей семье была очень велика, но постоянная нехватка денег ограничивала круг наших душевных запросов. Родителям пришлось приложить немало сил, чтобы дать сыновьям хотя бы начальное образование».

Несмотря на трудности, отцу удалось устроить сына в частный пансион княгини Софьи Аргутинской-Долгорукой, после учебы в котором он поступил в Коммерческое училище. В нем будущий композитор проучился до отъезда в Москву.

«Какие бы трудности ни приходилось переживать моему отцу, какие бы испытания ни обрушивались на нашу семью, в моих воспоминаниях о годах детства и юности и отец, и мать живут сильными, волевыми людьми, жизнелюбивыми и радушными, – писал Арам Хачатурян. – Я вырос в музыкальном окружении… Как бы ни изменялись и ни совершенствовались впоследствии мои музыкальные вкусы и знания, первоначальная музыкальная основа, которую я воспринял с детства в результате живого общения с народным искусством, остается почвой для моего творчества…»

Москва

Переезд в Москву состоялся в 1919 году и стал переломным моментом в биографии композитора.

«Что я ощутил в этом великом городе? Совсем иную атмосферу, иной уровень духовной и культурной жизни... – считал Арам Хачатурян. – Меня окружала театральная среда – актеры, режиссеры, художники». Решающую роль в судьбе композитора сыграл брат Сурен Ильич Хачатуров, работавший режиссером в Первой студии Московского художественного театра.

Вскоре после переезда в Москву Арам Хачатурян стал посещать Дом культуры Советской Армении, где сблизился с выдающимися представителями армянского национального искусства – композитором А. Спендиаровым, художником М. Сарьяном, дирижером К. Сараджевым, драматическим актером и режиссером Р. Симоновым, познакомился со многими молодыми исполнителями. Здесь он приобщился к творчеству Комитаса, что способствовало более глубокому познанию армянской художественной культуры.

Осенью 1922 года Хачатурян поступил в Музыкальный техникум имени Гнесиных. Начал обучаться игре на виолончели и уже в то время пробовать свои силы в сочинительстве. Наставником по теоретическим предметам Арама Хачатуряна стал Рейнгольд Глиэр. «Если вы изучите теорию музыки, гармонию, полифонию, музыкальную форму, инструментовку, из вас, пожалуй, может выйти композитор», – сказал однажды Глиэр своему ученику.

«…Я был абсолютно неграмотным музыкантом, – рассказывал Арам Хачатурян. – Поэтому мне пришлось за одно лето пройти музыкальную грамоту и подготовительный курс сольфеджио. С осени я был зачислен на основной курс теории музыки. Там мы

изучали также гармонию. Таким образом, я начал довольно успешно осваивать теоретические предметы, продолжая в то же время усердно заниматься на виолончели. Во мне шла внутренняя борьба. Я продолжал заниматься на виолончели, а композиция увлекала меня все больше и больше. Желание сочинять музыку все же перевесило, и я отказался от карьеры виолончелиста. Проведя в классе композиции М.Ф. Гнесина около четырех лет, решил поступать в консерваторию.

В годы учебы Араму Хачатуряну приходилось работать грузчиком, подрабатывать репетиторством, петь в хоре армянской церкви. Он вел занятия по музыке в детском саду и армянской школе при Доме культуры Армении.

Консерватория

Учителем в консерватории стал Николай Мясковский, крупнейший советский композитор, высокий интеллектуализм которого, по словам Арама Хачатуряна, счастливо сочетался с большой эмоциональностью и красотой музыкальной речи. О своем ученике Николай Мясковский отзывался так: «Превосходные способности, большой и яркий темперамент при отличном гармоническом вкусе, незаурядный мелодический дар национального (армянского) характера, богатая палитра».

Первым крупным сочинением Арама Хачатуряна стала фортепианная Танцевальная сюита, включающая пять танцев, в том числе Лезгинку. Впервые сюита была исполнена весной 1933 года в концерте произведений студентов консерватории. За ней последовали пьесы Вальс-каприс и Танец.

Огромное влияние на молодого композитора оказали в этот период песни Саят-Новы и других мастеров народной армянской музыки. «Меня до слез волнуют песни Саят-Новы, – писал Арам Хачатурян. – Будучи родом из Тбилиси, я издавна слышал и пел песни Саят-Новы, они были у меня в крови. Но сознательно, как композитор, я «нашел» Саят-Нову позже, «нашел» его поэзию и музыку, и это потрясло меня».

Класс Николая Мясковского нередко посещал Сергей Прокофьев. После прослушивания Сергеем Прокофьевым Трио Арама Хачатуряна он попросил сделать для него копию нот произведения. «Прокофьев повез Трио в Европу, – писал Арам Хачатурян. – Вскоре оно было исполнено в Париже, а затем неоднократно исполнялось во многих городах Европы и Америки. Это было мое первое сочинение, прозвучавшее за границей».

В 1934 году Арам Хачатурян с отличием заканчивает обучение в Московской консерватории. Его имя заносится золотыми буквами на Мраморную доску отличия в фойе Малого зала консерватории. Дипломной работой Арама Хачатуряна стала многочастная симфония, которую 3 апреля 1935 года исполнил в Москве оркестр Московской филармонии под управлением дирижера Эугена Сенкара.

Взлет

А уже 12 июня 1937 года в Москве в Сокольниках прозвучал первый Фортепианный концерт Арама Хачатуряна. Солировал известный пианист Лев Оборин, дирижировал оркестром Лев Штейнберг. «Фортепианный концерт Хачатуряна – одно из немногих современных произведений этого жанра, являющееся поистине концертом, а не просто пьесой для фортепиано с оркестром, – так отзывался о произведении Хачатуряна Лев Оборин. – В нем есть масштабность, есть яркое острое противопоставление и соревнование солиста и коллектива».

Первым исполнителем Концерта для скрипки Арама Хачатуряна стал Давид Ойстрах. «Я сразу был очарован всем колоритом чудесной музыки: и зажигательной танцевальностью финала, и проникновенно лирическими эпизодами второй части, и необычной своим волевым напором первой темой первой части, а в целом – множеством тончайших деталей, оркестровых находок и эффектов…» – отмечал Давид Ойстрах.

Арам Хачатурян признавался, что его всегда увлекала работа в театре и кино. В конце 30-х – начале 40-х годов Хачатурян пишет музыку для кинофильмов «Пэпо», «Сад мой любимый», «Адмирал Ушаков», к драме М.Ю.?Лермонтова «Маскарад», картине «Отелло», комедии «Валенсианская вдова» и многим другим фильмам и театральным постановкам.

«Многие звуковые эффекты я нашел именно в кино… – писал Арам Хачатурян. – Кино дисциплинирует композитора (срок, точный хронометраж), а главное, воспитывает в нем драматурга. Ведь он пишет «под кадр» и должен отразить именно ту ситуацию, которая возникает на экране».

В годы войны, с первых ее дней, будучи заместителем председателя оргкомитета Союза композиторов СССР, Хачатурян решает ответственные задачи военного времени, прилагает большие усилия по восстановлению связей между композиторскими организациями городов и республик страны. Включается в работу созданной военной комиссии при Московском союзе композиторов, принимает участие в специальных передачах для фронта на радио.

Много усилий Арам Хачатурян приложил для подготовки и проведения в начале 1944 года пленума оргкомитета Союза композиторов СССР, на котором выступал с докладом о достижениях советской музыки и перспективах ее развития.

В годы войны Арам Хачатурян продолжал сочинять. В это время им были созданы балет «Гаянэ», Вторая симфония, написана музыка к трем драматическим спектаклям, подготовлены пьесы-транскрипции для симфонического оркестра Хореографический вальс и Русская фантазия, написаны девять песен, марш для духового оркестра Героям Отечественной войны, гимн Армянской ССР. Начата работа над Виолончельным концертом и тремя концертными ариями. Именно в военные годы он стал задумываться над созданием «героической хореодрамы» – балета «Спартак».

Премьера балета «Гаянэ» состоялась в Перми. «Работа над балетом шла необычайно интенсивно, я бы сказал, по конвейеру, – вспоминал Арам Хачатурян. – Написанная мною музыка немедленно передавалась частями переписчикам, а затем в оркестр. Исполнение шло, так сказать, по пятам за сочинением, и я сразу мог слышать отдельные куски созданной музыки в реальном звучании». Постановка балета была осуществлена силами прославленной труппы Ленинградского театра оперы и балета им. С.М. Кирова и встречена с энтузиазмом. Весной 1943 года балет «Гаянэ» был удостоен Сталинской премии.

В конце 1943 года в Москве была впервые исполнена Вторая симфония (Симфония с колоколом).

События Великой Отечественной войны продолжали волновать Хачатуряна и в послевоенные годы. Среди сочинений композитора первых послевоенных лет – Концерт для виолончели с оркестром, Три концертные арии и Третья симфония. В 1950 году на материале фильма «Сталинградская битва» он создает программную оркестровую сюиту. Произведения Хачатуряна, посвященные военной тематике, стали значительной вехой в его творческой биографии и важной страницей в летописи советской музыки о Великой Отечественной войне.

В 50-е годы Арам Хачатурян активно занимается педагогической и исполнительской деятельностью, участвует в концертных поездках, творческих встречах, работе различных культурных комитетов, обществ, руководит Университетом культуры, выступает в печати.

В 1951 году Арама Хачатуряна приглашают в качестве профессора класса композиции в Московскую консерваторию и одновременно Музыкально-педагогический институт имени Гнесиных. Хачатурян-педагог создает так называемую «хачатуряновскую школу», передает свои творческие принципы блестящей плеяде учеников, среди которых композиторы Алексей Рыбников, Микаэл Таривердиев, Владимир Дашкевич и многие другие.

«Я все время за собой слежу, чтобы не навязывать ученикам свои решения, взгляды, манеру письма, – отмечал Арам Хачатурян. – Однако нельзя и оставаться холодным к творчеству ученика. Педагог должен не только думать в унисон со своим студентом, быть для него авторитетным и талантливым консультантом, но и болеть за него, волноваться за результаты его труда».

Важной вехой в творческой жизни Арама Хачатуряна стало начало его дирижерской деятельности в 1950 году. «Для меня искусство дирижирования обладает большой притягательной силой по многим причинам – писал Арам Хачатурян. – Во-первых, исполнительством я всегда увлекался с юных лет. Во-вторых, что может быть увлекательнее возможности самому озвучивать свои сочинения таким замечательным инструментом, каким является оркестр? И, наконец, это еще одна форма общения с самой широкой аудиторией».

Выступления с оркестрами во многих городах Советского Союза и различных стран Европы, Азии и Америки прочно утвердили за композитором репутацию вдохновенного и глубокого интерпретатора своих произведений. Число авторских концертов композитора возрастает. Поездки по городам СССР перемежаются с гастролями в десятках стран.

Арам Хачатурян встречается с крупнейшими представителями художественного мира: композиторами И. Стравинским, Я. Сибелиусом, Дж. Энеску, Б. Бриттеном, О. Мессианом, дирижерами Л. Стоковским, Г. фон Караяном, Дж. Джорджеску, хореографом Дж. Баланчиным, пианистами

А. Рубинштейном и В. Клиберном, писателями Э. Хемингуэем,

П. Нерудой, артистами Ч. Чаплином, С. Лорен и другими. Он знакомится с Фиделем Кастро, Эрнесто Че Геварой, другими крупными политическими деятелями. Композитора принимают Генеральный секретарь ООН У Тан, Папа Римский Иоанн XXIII.

«Спартак»

Вершина творчества Арама Хачатуряна – балет «Спартак». «Все достижения современной музыкальной культуры я считал необходимым привлечь для раскрытия высокой темы Спартака», – писал Арам Хачатурян.

Первая постановка «Спартака» состоялась в 1956 году в Ленинградском государственном академическом театра оперы и балета имени С.М. Кирова. Вслед за ленинградской премьерой последовали постановки как в Советском Союзе, так и за рубежом. Только на сцене Большого театра «Спартак» был показан в трех различных сценических редакциях. Исполнитель партии Краса Марис Лиепа считал, что «сила последней постановки Спартака – в неразрывной связи балетной драматургии с музыкой как отправной точкой любого хореографического действия… Оказалось, что вся сложная драматургия балета заключена «внутри музыки». Эта постановка была отмечена в 1970 году Ленинской премией.

Армения

Арам Хачатурян часто ездил в Армению. Осенью 1948 года композитор отправился в большое путешествие по городам и селам республики. «Армянский народ принял меня как родного сына», – отмечал он в своих воспоминаниях. «Каждый раз, когда я подъезжаю к армянскому селу, глубоко, до слез волнует меня запах армянского дыма, низко стелющегося над крышами домов, – писал Арам Хачатурян. – Он будит во мне далекие, никогда не угасающие ассоциации, родные с детства, – близкий ночлег в селе, далекую, печальную, словно за семью горами песню».

Посетив Зангезур, композитор пишет цикл песен, среди которых «Песня о Ереване», «Песня о девушке», «Армянская застольная», «Песня сердца».

В 1954 году Хачатурян вновь приезжает в Армению, проводит творческие встречи, выступает с концертами. «Для родной Армении я готов сделать все, что в моих силах… – говорит он. – Я очень благодарен армянскому народу за отношение ко мне – низко кланяюсь и считаю себя в долгу... Вся моя жизнь, вся моя деятельность, творчество, практика говорят о том, что я был и буду всегда армянином».

Большая дружба связывала композитора с видными представителями армянской художественной интеллигенции: музыкантами, поэтами, писателями, драматургами, художниками, театральными деятелями, учеными. Большим другом композитора был Мартирос Сарьян, который называл творчество композитора «энциклопедией современной армянской музыки».

Еще в молодости Арам Хачатурян определил свою художественную цель: «…дать армянскую музыку с ее мелодическими и ритмическими богатствами в преломлении европейской композиционной техники. Пропустить все это через призму европейского музыкального искусства… Сделать нашу (армянскую) музыку достоянием всех народов».

Органически претворив традиции армянской народной и профессиональной музыки и опыт европейской классики, композитор сумел создать не только свой ярко индивидуальный стиль, но и свою традицию в армянской музыке. Многие представители национальных композиторских школ, в том числе армянской, воспринимали не только собственно хачатуряновские открытия, но и опыт мировой музыкальной классики сквозь призму хачатуряновского преломления.

«Я ищу новое, но не хочу при этом упустить старое, утратить эмоциональность, мелодическое богатство, образную выразительность, национальную характерность своей музыки, – так обозначал Арам Хачатурян свое музыкальное кредо. – И вместе с тем это должно быть ново, пусть даже и не чересчур ново».

Своим творчеством Арам Хачатурян положил начало новому направлению в музыке. Он органично соединил в единое целое музыкальные культуры Востока и Запада. В его сочинениях воплотились идеи гуманизма, патриотизма и интернационализма, нашли свое отражение героические события истории и современности. Музыка Хачатуряна глубоко народна, образна, совершенна по форме.

Вклад Арама Хачатуряна в современное музыкальное искусство, значение его творчества для мировой культуры трудно переоценить.

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 7 человек

Оставьте свои комментарии

  1. На фоне пандемии коронавируса, азербайджанской провокации на границе с Арменией. статья о Великом Араме Хачатуряне читается легко и приятно осознавать,что ты принадлежишь к народу, который дал миру этого гениального композитора.
  2. При возможности посмотрите замечательный фильм режиссера Юсуп Разыков Танец с саблями, об одном из периодов жизни Великого сына Армении Арама Ильича Хачатуряна.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты