№7 (330) сентябрь 2020 г.

Воинственность Ильхама Алиева как порождение страха

Просмотров: 3594

С самого воцарения в 2003 году Ильхама Алиева в доставшемся ему в наследство от отца Азербайджане процесс урегулирования нагорно-карабахского конфликта стал подобен маятнику. Инициированные военно-политическим руководством Азербайджана очередные обострения ситуации на линии соприкосновения противостоящих армий чередовались с очередными раундами переговоров. Разумеется, между обострениями и переговорами были и паузы. Последняя из которых продлилась два года – с апреля 2016 до июля 2018 года. Карабахский маятник все эти годы сопровождался человеческими жертвами как среди военных, так и среди гражданского населения стран – сторон конфликта. Самые большие потери – около 100 человек с армянской и несколько сот с азербайджанской стороны – имели место в ходе инициированной опять-таки Азербайджаном «апрельской войны» 2016 года.

12 июля 2020 года военно-политическое руководство Азербайджана в очередной раз решило качнуть маятник в сторону насилия – азербайджанские военнослужащие предприняли попытку нарушения государственной границы с Арменией на автомобиле УАЗ. После предупреждения с армянской стороны они, оставив УАЗ, беспрепятственно вернулись на свои позиции. Спустя час со стороны Азербайджана был открыт артиллерийский огонь и предпринята попытка захватить армянский опорный пункт. Ответным огнем азербайджанские военнослужащие с потерями были отброшены с занимаемых позиций. После этого участок границы между Товузским районом Азербайджана и Тавушской областью Армении до 16 июля превратился в арену настоящей мини-войны. Обстрелы сторон противостояния из стрелкового и артиллерийского оружия чередовались с попытками диверсионных проникновений противника на территорию Армении.

Очередная попытка демонстрации силы алиевским династическим режимом обошлась азербайджанскому народу потерей более двух десятков военнослужащих. Число раненых неизвестно. Азербайджанская армия потеряла генерала, полковника, три танка, 13 беспилотников, еще один БПЛА был захвачен в Арцахе, а также одну стратегически важную боевую позицию. К великому сожалению, очередная алиевская агрессия привела к потере 5 армянских военнослужащих. В последующие дни на границе установилась относительно спокойная ситуация, нарушаемая лишь уже давно ставшими привычными обстрелами армянских позиций из стрелкового оружия. Особо следует отметить последовавший за азербайджанской агрессией накал страстей на улицах Баку. Толпа «желающих немедленно отправиться на фронт» преимущественно молодых азербайджанцев ворвалась в здание азербайджанского парламента, однако под воздействием холодного душа из водометов и полицейских дубинок быстро охладела и отправилась восвояси. На следующий день Ильхам Алиев довольно неожиданно в первую очередь для собственных пропагандистов объявил, что в реальности «на фронт» собирались отправиться 150 человек… из нескольких тысяч. Довольно странно отреагировал на ситуацию и пресс-секретарь минобороны Азербайджана полковник Вагиф Дяргяхлы, вознамерившийся нанести ракетный удар по Армянской АЭС в Мецаморе. После чего Ильхам Алиев для многих неожиданно отправил в отставку… многолетнего главу МИД Эльмара Мамедъярова.

Реальные причины очередной войнушки, затеянной правящим в Азербайджане режимом, как, впрочем, и причины всех остальных эскалаций, по большому счету остаются неизвестными. Но уже понятно, что на смену выстрелам вновь идут переговоры – маятник уже в который раз возвращается назад. Увенчается ли очередной раунд переговоров на фоне последней эскалации успехом – вопрос риторический. Однако отнюдь не риторически звучит ответ на вопрос относительно намерений Турции стать частью этих самых переговоров. В период июльского обострения и до сегодняшнего дня Анкара сделала и продолжает делать все с целью подчеркнуть свою поддержку агрессивных действий Баку. Турция является страной – членом Минской группы ОБСЕ по урегулированию карабахского конфликта. При этом Анкара продолжает на разных уровнях выражать поддержку Азербайджану в связи с инициированной Баку эскалацией на армяно-азербайджанской границе. 17 июля «решительно осудили провокации и атаки ВС Армении» четыре фракции турецкого парламента. Ранее с аналогичными заявлениями выступили президент, министр обороны и глава МИД Турции. В последний раз 11 августа это сделал Мевлют Чавушоглу, озвучивший готовность Анкары «поддержать любое решение Баку по карабахскому конфликту».

Отметим, что весь этот сонм турецких заявлений в поддержку братского Азербайджана поставил в довольно неудобное положение пусть не братскую, но союзническую Армении Россию. МИД России и Секретариат ОДКБ ограничились адресованными обеим сторонам сбалансированными заявлениями и призывами к миру. В силу целого ряда объективных и субъективных причин Москва не может себе позволить в адрес Азербайджана той риторики, которую себе позволяет Анкара в адрес Армении. Назовем лишь одну – открыто поддержав Армению, Москва просто вынудит Азербайджан броситься в братские объятия Анкары. Что не исходит из интересов не только России, но и самого Азербайджана. Возможно, что последнее предположение выглядит парадоксально, но именно на него наталкивают наблюдающиеся геополитические реалии Южного Кавказа. Четыре дня локальных боестолкновений на границе с Арменией наглядно продемонстрировали полную неспособность азербайджанской армии решить даже одну боевую задачу локального уровня. А именно – взять один-единственный боевой пост даже ценой потери 13 сверхсовременных израильских беспилотников, одного генерала и одного полковника. После чего Алиеву оставалось лишь одно – воззвать к Турции и проводить с ней «масштабные совместные военные учения».

В Анкаре все это бессилие Баку прекрасно видят и понимают. Понимают и рвутся в переговорный процесс по Арцаху. В первую очередь пытаясь договориться о своем участии с Москвой. Сопредседательство Турции в МГ ОБСЕ еще более повысит ее политическую капитализацию и соответственно влияние на Азербайджан, и главное – на процесс принятия решений Азербайджаном. Понятно, что подобная перспектива азербайджанского династического правителя уж точно не радует. Представляется, что даже Армения и Азербайджан договорятся в вопросе Арцаха скорее, чем это сделают Россия и Турция. Слишком различны масштабы, характер и, главное, история противоречий. И в Анкаре все это также прекрасно осознают. Соответственно Эрдогану в первую очередь нужно влияние в Азербайджане, а не урегулирование карабахского конфликта. С Арцахом и с Арменией он планирует разобраться в будущем – в рамках концепции политики неоосманизма. А сегодня в качестве территории подскока на Азербайджан он рассматривает не только Нахиджеван, но и Арцах, а еще точнее – переговорный процесс вокруг судьбы Арцаха.

В этом свете Алиеву остается лишь маневрировать между Россией и братской Турцией. Маневрировать с целью выиграть время, раскачивая с этой же целью карабахский маятник. Выставляя заведомо невыполнимые требования по принципу: все или ничего. Требуя восстановления статус-кво времен исчезнувшего Советского Союза. А также предъявляя права на Арцах, на столицу Армении и на всю Армению. Алиевский режим периодически обвиняет Армению, а в последнее время и сопредседателей в имитации переговоров. А теперь уже бывший глава МИД Азербайджана Мамедъяров также периодически предлагал перейти к субстантивным переговорам. Однако и здесь уместен уже отнюдь не риторический вопрос – а нужны ли эти субстантивные переговоры самому Азербайджану? Особенно учитывая, что любые переговоры автоматически подразумевают компромиссные решения, на которые в Баку, судя по заявлениям Алиева, явно не готовы. В этом свете представляется, что имитация переговоров исходит не только из интересов всех прочих заинтересованных в этом сторон, она в интересах и руководства Азербайджана. Имитация, чередуемая для большей убедительности периодическими локальными войнами с Арцахом, а теперь уже, очевидно для разнообразия, и с Арменией. Иных объяснений возникновению у Ильхама Гейдаровича подобных периодических приступов воинственности просто не просматривается.

И наконец, последнее по очередности, но отнюдь не по важности обстоятельство. Если причины воинственных порывов Ильхама Алиева и его режима еще вызывают какие-то вопросы, то причины и объекты его страхов лежат на поверхности. Алиев опасается за собственную власть. Опасается братской Турции, опасается партнерских России и США, спаянного с Азербайджаном шиизмом Ирана и, наконец, самое главное – опасается толп «желающих немедленно отправиться на фронт» преимущественно молодых азербайджанцев. Режим Алиевых и сами Алиевы изрядно поднадоели всем и в первую очередь самим азербайджанцам. Но альтернативы своим 17-летним мугамам о «20% территорий», «миллионе беженцев» и «готовности в любой момент вернуть Гарабаг» Алиев так и не придумал. Таким образом, воинственность Алиева есть порождение страха. Страха перед потерей власти, награбленных у собственного народа миллиардов и, возможно (вспомним судьбу Каддафи), и жизни. Ильхам Алиев и вообще клан Алиевых урегулировать карабахский конфликт не собираются. Они будут лишь пытаться продолжать его использовать с целью продления жизни собственной династии. Отсюда игра на постоянное повышение ставок и требований Азербайджана к Армении. Соответственно говорить в этом свете о каких-либо перспективах процесса урегулирования карабахской проблемы представляется бессмысленным. Как минимум до тех пор, пока Азербайджан на этих переговорах представляют Алиевы.

Давид Степанян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 9 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты