№7 (330) сентябрь 2020 г.

Армянская диаспора осталась без связи с Родиной

Просмотров: 5438

В конце нынешнего июля премьер-министр РА Никол Пашинян подписал указ об увольнении более десяти ведущих чиновников из офиса комиссара по делам диаспоры. Среди них главы управлений армянских общин Европы и ближнего зарубежья, начальники отделов по Западной Европе, Южной Америке, Австралии, Ближнему и Среднему Востоку, России, Беларуси, Украине, Молдове. Под раздачу попали и руководители структурных подразделений, занимающиеся в масштабах всеармянского мандата вопросами репатриации, анализа, информации, религии.

За два года, прошедшие с момента «бархатной революции», это уже вторая по счету мощная кампания по «оптимизации» данной структуры. Но если первые массовые увольнения в народе осторожно прозвали «зачисткой», то о втором этапе заговорили более откровенно, как о «кадровом погроме» в Министерстве диаспоры, преобразованном с недавних пор в офис главного уполномоченного по делам спюрка. Тот самый случай, когда можно вспомнить известную поговорку: хоть горшком назови, только в печь не ставь. Причем, судя по словарям, она хоть и утрированно, но как нельзя лучше отражает суть сложившейся ситуации: не важно, какую должность мне предоставите, главное, дайте высокую заработную плату. Хотя по возвращении из Штатов на историческую родину новоиспеченный комиссар Заре Синанян сразу же подчеркнул ощутимую разницу между нынешним жалованьем и достойной оплатой на посту мэра Глендейла. Но за работу взялся с энтузиазмом и в январе нынешнего года даже заметил, что репатриация в страну явно растет, хотя пока не достигла желаемого властями охвата: «Сейчас к нам приезжают из России, Канады, Австралии, Украины, Франции, США. В этой связи необходимо создать соответствующие инфраструктуры в медицине, образовании, экономике, а также упростить бюрократические процессы и создать орган, который будет заниматься вопросами интеграции армян из диаспоры».

Несмотря на то, что смутные подозрения о «перестройке» в последнее время витали в коридорах то ли министерства, то ли комиссариата, тем не менее сотрудники были уверены, что столь кардинальные изменения – не американский метод реформирования старой системы. И глубоко ошиблись, поскольку вместо упраздненных подразделений теперь предполагается создать три новых. «На одно из управлений будет возложена разработка стратегии отношений с диаспорой. Это при том, что подобная программа уже давно существует! Второе управление будет заниматься финансами. А третье… Я даже не догадываюсь о его предназначении», – прокомментировал «оптимизацию» бывший заместитель министра диаспоры Серж Срапионян. Впрочем, теряться в догадках долго не пришлось. Уже через несколько дней решением премьера начальником нового управления по картированию и привлечению потенциала диаспоры был назначен Карен Аванесян, работавший в офисе главного уполномоченного по делам диаспоры аж с 30 декабря прошлого года.

«В принципе, у нас была подобная структура, которая занималась управлением и учетом потенциала диаспоры. Но ее упразднили вместе с начальником. И вообще, при чем здесь картирование, когда давно была налажена устойчивая связь со всеми нашими общинами. Не понимаю, зачем изобретать велосипед, если с 2008 года он исправно колесил между Арменией, диаспорой и Арцахом. Причем работа была поставлена настолько четко, что каждый работник выполнял ее на своем участке без сбоев, как в хорошо отлаженном механизме, – говорит уволенная на днях и.о. главы отдела по связям со структурами ААЦ и другими церковными образованиями Сирвард Амбарян. – Хотя я начинаю догадываться, откуда дует ветер. Недавно было объявлено о запуске беспрецедентной программы «иГорц», приглашающей молодых людей из армянской диаспоры на работу в государственные органы Армении. Согласно положению, «в рамках программы они будут работать в государственной системе и смогут применять свой опыт и знания в разработке политики и программ совершенствования и развития соответствующих областей». Но тут возникает вопрос: при всем искреннем желании служить своей стране, насколько высоким будет КПД их деятельности для нашего государства? Хотя бы на начальном этапе? Если предполагается создать управление по интеграции, то, значит, репатрианты должны пройти процесс адаптации в местном социуме и только потом, приступив к работе, поступенчато двигаться к очередному руководящему портфелю».

Кстати, не стоит забывать и того, что в самой Армении сегодня тысячи и тысячи местных выпускников высших учебных заведений не имеют постоянной работы, а потому за невысокую плату вынуждены стоять по 10-12 часов в день за прилавками магазинчиков и кафешек. Возможно, куда резонней было бы договориться с местным бизнесом о трудоустройстве наших зарубежных соотечественников в их частные фирмы. Потому что избирательность в предоставлении тем или иным лицам высокооплачиваемой и престижной работы в государственных структурах изначально может вызвать неприятие или еще хуже – создать разделительный барьер между местными профессионалами и «понаехавшими» специалистами. И тут уж не помогут никакие интеграционные мероприятия, спущенные «сверху» в виде правительственного циркуляра.

Такого же мнения придерживаются многие представители российской диаспоры. «Несмотря на то, что в Москве мы встречались с Заре Синаняном, тем не менее полновесных ответов на поставленные нами вопросы о дальнейших перспективах армянской диаспоры в России не получили. И вообще, создается впечатление, что сегодня в материнской диаспоральной структуре приоритет отдан европейской модели развития. В частности, согласно новой доктрине получается, что в уютных креслах госаппаратов будут сидеть «кембриджские мальчики», а в сложных условиях на границе стоять местные ребята. Думается, что подобный селективный подход совершенно не способствует сплочению нации в ее триединстве Армения – диаспора – Арцах, – говорит руководитель смоленского Центра российско-армянского содружества «Единство и согласие» Анаит Хачатрян. – Не стоит забывать и того, что самая большая армянская община проживает в России. И именно здесь наиболее сильно прослеживаются миграционные процессы, а значит, и связи с родиной. Не дай бог, если что-то случится с Арменией, то первыми на помощь придут российские армяне и Россия, хотя бы потому, что они ближе и географически, и ментально. В последнее время проблема заключается еще и в том, что у нас почти полностью отсутствует связь с комиссариатом, который всем своим существованием вроде бы призван содействовать взаимодействию армян спюрка, в том числе российского, с исторической родиной. Декларативно об этом говорится с любой трибуны, но в жизни мы видим обратный эффект. А ведь еще недавно у нас были прекрасные деловые отношения с этой структурой, с куратором и главой отдела по связям с СНГ Эдгаром Овсепяном. Он умело координировал нашу совместную работу и реагировал на любые наши проблемы».

Как отмечают местные эксперты и политологи, столь масштабных кадровых погромов в Армении не было со времен развала СССР, когда в новейшей истории уничтожалось «проклятое» наследие советского прошлого и все, что с ним было связано. Спустя тридцать лет история вновь повторяется, причем в первую очередь вычищаются старые кадры, которые по непонятной (а может, удобной для кого-то) логике могут являться носителями пророссийских настроений. На их места продвигаются представители армянского спюрка США и Запада. Фактически на сегодняшний день в армянской диаспоре произошел раскол на две части – западную и российскую. В этом плане весьма показателен пример новой программы «Диаспора на связи», где первая онлайн-встреча комиссара была организована с армянской общиной Испании. Впрочем, это не единственные новшества в комиссариате.

«Даже в мелочах здесь пытаются избавиться от всего, что могло бы напоминать о былом. Например, поменяли старый логотип, где лаконично отражены основные штрихи армянской аутентичности: библейский Арарат, восходящие лучи солнца и журавль, как символ скитания армян по миру. Насколько в этом была необходимость, остается загадкой. Также, как и переименование брендовой программы «Ари тун» в модный ныне слоган «Кайл депи тун», что в переводе означает – «Шаг домой». Но ведь суть идеи, которая была заложена в проект лет пять назад прежним руководством, от этого не поменялась, – считает Сирвард Амбарян. – И хотя мы уже не работаем в нашем министерстве/комиссариате, тем не менее нам до сих пор звонят соотечественники из дальнего и ближнего зарубежья. Кто с просьбой, кто со словами поддержки. Бывает, даже ночью. По привычке или скорее из человеческого соучастия, которое выработалось в нас за многие годы работы в министерстве, мы так и не научились оставаться равнодушными».

По мнению Сержа Срапионяна, в основном были упразднены те структуры, которые налаживали тесные связи с армянской диаспорой в том или ином регионе. «Были сокращены рабочие места и соответственно уволены работники, их занимающие. Это всего лишь внешняя оболочка, призванная прикрыть обычный кадровый погром, что де-юре недоказуемо, но де-факто очевидно. Ведь все эти люди работали еще при прежней власти, что дает мне повод сделать вывод: нынешние власти не придают особого значения связям с диаспорой и делают все, чтобы потерять контакты с ней, а заодно и наши грамотные кадры, – заявил он в одном из недавних интервью. – В частности, как можно было уволить начальника управления армянских общин Ближнего и Среднего Востока Левона Антоняна? Он досконально изучил историю и культуру Ближнего и Среднего Востока, был в курсе всех внутренних противоречий региона, много работал со всеми тамошними структурами. Во время войны в Сирии именно он сопровождал гуманитарные грузы, а в Латакии присоединился к российским военным, чтобы помочь с распределением помощи. Оттуда вернулся с благодарственной грамотой. Но теперь оказалось, что в родном отечестве его опыт и знания больше никому не нужны». Кстати, подобное безразличие проявляется не только к своим сотрудникам, но и к зарубежным соотечественникам, которые хотят быть полезными родине предков. Так, например, уже более пяти месяцев канадский армянин Майкл Аветикян предлагает армянским властям проект по созданию фонда еды для нуждающихся слоев населения. Майкл не новичок в подобных филантропических проектах. И хотя программа «Armenian Food Bank» по благотворительной раздаче еды получила высокую экспертную оценку, тем не менее и в правительстве, и в соответствующих министерствах его самого пока «кормят» только… обещаниями.

Еще год назад при вступлении в новую должность Заре Синанян очертил несколько основных направлений своей деятельности. «У армянской диаспоры есть огромный потенциал. И для того, чтобы его полнее использовать во благо нашего народа, где бы он ни проживал, необходимо аккумулировать национальный ресурс. Речь идет о профессиональном, интеллектуальном, культурном, а также финансовом ресурсах. Для решения этой непростой задачи необходимо планировать работу, выстраивать отношения с диаспорой на новом уровне. И главное при этом – не терять взаимного доверия и уважения, чувства взаимозависимости», – отметил он тогда в интервью нашей газете. Благородные цели, благие намерения, высокие помыслы, в которые очень хотелось бы верить. Но пока не очень получается…

Наталья Оганова

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 22 человека

Оставьте свои комментарии

  1. Никол - сын Советского учителя, внук павшего за Социалистическое Отечество и под Красным знаменем Свободы Красноармейца Рабоче-Крестьянской Красной армии (РККА), и несбывшаяся Надежда 2018 года многострадального, трудолюбивого и терпеливого Армянского народа! ВСЕ ПРОХОДИТ: УЙДЕТ И ЭТОТ ОЧЕРЕДНОЙ КЛОУН ПОСТСОВЕТСКОЙ АРМЯНСКОЙ КОЛОНИАЛЬНО-ФЕОДАЛЬНОЙ ДИКТАТУРЫ БУРЖУА-ЛАВОЧНИКОВ, КАЗНОКРАДОВ-МЗДОИМЦЕВ ИЗ 18 ВЕКА... В 2018 ГОДУ, АРМЯНСКАЯ КАЗНОКРАДСКАЯ БУРЖУАЗИЯ, А ДРУГОЙ БУРЖУАЗИИ И НЕТ В ПРИРОДЕ, - УДАЧНО СЛИЛА В УНИТАЗ БУРЛЯЩИЙ ПРОТЕСТ ТРУДЯЩИХСЯ МАСС АРМЕНИИ СВОИМ 28 ЛЕТНИМ ОБНИЩАНИЕМ...

Ваш комментарий

* Обязательные поля