№7 (330) сентябрь 2020 г.

Кто спасает Белоруссию?

Просмотров: 1591

Предыдущий период столь интенсивной политической жизни в Белоруссии наблюдался в «лихие девяностые». Столько по-настоящему значимых событий, как за последние дни, в постсоветской республике не произошло за предыдущие десять лет.

Едва 9 августа закрылись избирательные участки, как начались народные волнения, не утихающие до сих пор. Они достигли такого размаха, что Александр Лукашенко вынужден перемещаться по Минску на вертолете.

Он уговаривает рабочих прекратить забастовку, но слышит в ответ: «Уходи!» Он настойчиво просит родителей удержать детей дома, но после этого родители выходят на протестные манифестации с детьми. Он уже согласен пересчитать избирательные бюллетени, но его противники хотят новых выборов.

Лукашенко долго пытался выбить табуретку из-под ног оппозиции. Он старательно присваивал их идеи и реализовывал их в рамках преступной политики «белорусизации». Его министр иностранных дел Владимир Макей рисовался в «вышиванке» и кулуарно жаловался на Россию, выпрашивая помощь – у Москвы на сдерживание Запада, у Запада – на сдерживание России.

Закончилось все тем, что табуретку из-под ног Лукашенко едва не выбила оппозиция. Та самая националистическая оппозиция, для которой он создал прекрасную кормовую базу, которую нашпиговал сексотами и закрепил успех привлечением западных кураторов.

В течение последних трех лет, пока фактически шла президентская кампания, Минск почти не покидали эксперты Джеймстаунского фонда и других специализированных западных структур. Для них в Белоруссии организовывались специальные мероприятия, к ним с докладами и за советами направлялись минские делегаты.

«Многовекторность» официального Минска, особенно усилившего «разворот на Запад» после мятежа 2014 года, вылилась в непризнание итогов президентской кампании 2020 года и угрозу санкций. Лондон, Вашингтон, Берлин и их сателлиты предлагают «последнему диктатору Европы» начать диалог с представителями так называемого гражданского общества. Речь об агентуре, которая, по понятным причинам, не прошла через следственные изоляторы и не испробовала на своей шкуре гестаповского садизма ОМОНа.

Состоявшееся 18 августа чрезвычайное заседание Совбеза Белоруссии было посвящено, судя по сообщению президентской пресс-службы, обсуждению внутриполитического кризиса, осложненного кризисом внешнеполитическим. Причем кризиса настолько серьезного, что для подавления внутрибелорусских протестов пришлось использовать Силы специальных операций Вооруженных сил (элитные армейские подразделения), а на западной границе привести войска в полную боеготовность.

Львиная часть отчета с мероприятия отведена обсуждению программы националистов, создавших Координационный совет (КС) для обеспечения трансфера власти в Белоруссии. Формально его создание анонсировала 14 августа экс-кандидат в президенты Светлана Тихановская, уехавшая в Литву.

«Они нам подкидывают другую сторону. И требуют ни много ни мало – передать им власть. Значит, мы это расцениваем однозначно: это попытка захвата власти со всеми вытекающими последствиями», – констатировал Лукашенко.

Говоря о составе КС, Лукашенко сказал: «Из бывших «прикорытников», как они их называют. Там бывшие, обиженные, которые когда-то походили во власти, и откровенно отвязанные нацисты. Посмотрите этот список».

Список опубликовала на своей странице в Facebook правая рука Тихановской – сопредседатель мелкой прозападной незарегистрированной партии, более известная на ниве русофобии и эпатажных выходок Ольга Ковалькова. При этом Тихановская заявила, что согласна на статус не президента, коим ее требуют признать Ковалькова со товарищи, а «национального лидера».

Изначально в списке КС было 35 персон, теперь осталось 32. Непригодными для трансфера власти в Белоруссии оказались глава скандально известной группы компаний «А-100» Александр Центер, Александр «Алесь» Дуко из администрации Китайско-белорусского индустриального парка «Великий Камень», а также заявленный как «делегат БМЗ» некто Сергей Макейков.

В лидеры КС метит также недавно уволенный из государственного Купаловского театра Павел Латушко. Во всяком случае, он был в квартете представителей КС на пресс-конференции 19 августа. Тем, кто стоит за Ковальковой, он понадобился как пресловутый свадебный генерал. Видимо, его и имел в виду Лукашенко, говоря о «прикорытниках» и «бывших».

Латушко вряд ли может придать статусности самочинному сборищу, более похожему на клуб имени Гришки Отрепьева или воспетую Ильфом и Петровым плеяду детей лейтенанта Шмидта. Подобных «спасителей Отечества» Белоруссия уже видела в 1918 году: соря заявлениями от имени белорусского народа, они провозгласили фейковую «Белорусскую народную республику», пресмыкались перед немецкими оккупантами и докатились до просьбы к кайзеру установить протекторат над белорусскими землями. С тех пор символами местечковых националистов и русофобов является придуманный ими «национальный» бело-красно-белый флаг, литовский герб «Погоня» и невразумительный перефраз с польского «Жыве Беларусь» («Живет Белоруссия»).

Как типичный карьерист, Латушко начинал с ВЛКСМ, пытался отстаивать коммунистические идеалы во времена горбачевской перестройки. Затем подули иные ветра, и комсомолец переобулся в модное тогда «национальное возрождение». Не забывал о карьере – устроился в МИД, где дослужился до пресс-секретаря, получив хлебную карточку посла в Польше. После этого Лукашенко назначает его министром культуры, и в этой должности Латушко исполняет протоколы президентских поручений по принудительной «мягкой белорусизации». Через три года Латушко просится на дипломатическую работу, получая престижное кресло посла во Франции, а также Испании и Португалии по совместительству. Националисты сходили с ума, наблюдая, как Латушко говорит что-нибудь не на русском, прощая ему его барские выходки. В 2019 году бывший комсомолец сменил должность посла на кресло директора статусного Купаловского театра.

Наконец, на прошлой неделе карьерист как бы внезапно изменяет себе и открыто переходит в стан противников Лукашенко. Из Купаловского следует письмо с осуждением политики властей, затем – видеообращение Латушко на фоне государственного театра с националистической символикой. Далее отмечено появление Латушко не на митинге с участием Лукашенко, а на митинге требующих уничтожения «таракана». Латушко увольняют, и всем предлагается поверить, что это стечение обстоятельств, результат чего-то проснувшегося у человека с таким послужным списком.

Нужен глава теневого кабмина? Пожалуйста: Павел Латушко. Понадобится лидер пророссийского движения? К вашим услугам отпрыск услужливого семейства Гайдукевичей. Дефицит евроориентированных левых? Легко: еще один бывший милиционер – Козлов. В белорусском КГБ такие выдумщики, что без проблем нарисуют даже лидера ЛГБТ-сообщества.

Совет по трансферу власти в Белоруссии – сплошь из подобных персонажей. Причем доминируют в нем не просто националисты, а махровые русофобы, вроде перековавшейся из фанаток Феликса Дзержинского Светланы Алексиевич. Мадам настолько ушла в интересную узким специалистам реальность, что без присмотра просто фонтанирует перлами про «сталинский фашизм», называет Белоруссию «страной полицаев» и так далее. Тем же грешит и Тихановская, инициировавшая авантюру с трансфером власти: то про найденные у мужа деньги сморозит, то про выход из Союзного государства.

Список трансфертеров власти от Лукашенко непонятно кому включает в себя таких «выдающихся людей, профессионалов, настоящих беларусов», как «Алана Гебремариам – активистка Молодежного Блока», «Владимир Пугач – J-MORS, музыкант, юрист», «Андрей Стрижак – активист кампании BY-COVID», перековавшийся в политолога бывший боевик «Белого легиона», дизайнер, прочие представители «свободных профессий».

В клубе друзей явный дефицит серьезных людей. Ни одного рабочего, ни одного силовика, ни одного хотя бы бывшего руководителя фабрики или колхоза.

Причем таких советов-комитетов по спасению Белоруссии уже почти десяток. Все это очень напоминает постмайданные команды украинских «распильщиков» казенных денег.

Александр Лукашенко на заседании Совбеза прошелся по пунктам программы Координационного совета по трансферу власти. «Реанимационный пакет реформ для Беларуси» разрабатывали партии и организации, представленные в совете, – «Движение «За Свободу», «Белорусская христианская демократия», «Объединенная гражданская партия». Во время выборной кампании документ рекламировала Светлана Тихановская, однако разработчики зачем-то его убрали из общего доступа (после множества перепечаток).

При высочайшем анализе оппозиционного пакета стрелы критики не всегда попадали в цель, иногда выглядели откровенно тупыми или кривыми. К примеру, критикуя заявленное в оппозиционном документе намерение прекратить членство Белоруссии в ОДКБ, Лукашенко (Верховный главнокомандующий) упорно говорил о «российских базах». Его поправили: военных баз нет, есть военные объекты.

«Я не понимаю, а чем угрожают нам военные базы? Это даже не боевые подразделения. Там – 90% – работают наши люди, получают соответствующую заработную плату, – сказал он. – Выход из ОДКБ… Надо понимать, опасность в том, что у нас советское, российское оружие. Если мы выйдем из ОДКБ, да при такой антироссийской линии, у нас это оружие превратится в хлам в течение одного года».

Лукашенко нисколько не смутил тот факт, что соседняя Украина уже почти пятилетку отвоевала таким оружием без членства в ОДКБ и поставок из РФ. Белорусская сторона помогала решить военные проблемы тем, кого спикер называет «майданутыми».

Запланированный его оппонентами запрет трансляции в Белоруссии российских телеканалов и начало трансляции медийного продукта с Украины, из Прибалтики и Польши – тоже не повод для громкого возмущения. Российские телепрограммы в Белоруссии идут в записи, из них вырезают все неугодное цензорам. Телеканалы с Украины и из Евросоюза давно легально вещают на белорусскую аудиторию.

«В открытую не говорят, но ползучий запрет русского языка. Вводится понятие уголовной ответственности за оскорбление белорусского языка. Слушайте, а у нас что, факты такие были когда-то, что мы оскорбляли свой родной язык? Никогда этого не было», – возмутился Лукашенко.

На самом деле санкционированная Лукашенко «белорусизация» направлена именно на это. Наглядно «ползучий запрет русского языка» представлен зачищенной от него топонимикой: в Минске чаще встретишь уличный указатель на английском и/или китайском, чем на русском.

В воскресенье, 16 августа, Лукашенко выступал на минской площади Независимости – напротив него было здание Мингорисполкома с вывесками госучреждений только на одном языке. И это был не тот язык, на котором правящий с 1994 года Лукашенко произносил речь, который в Белоруссии является государственным.

Лукашенко допытывался 17 августа у рабочих МЗКТ о конкретном пункте нарушенного законодательства о выборах. Создалось впечатление, что вопрос задает подкованный в юриспруденции человек. И тот же самый человек не знает, скольких его сограждан уже привлекли к ответственности по уникальной статье 9.22 КоАП («Нарушение законодательства о языках»).

Пока за «оскорбление языка» привлекают к административной ответственности. На практике рассматриваются доносы только жалующихся «беларускамоуных». Национал-радикалы желают усилить наказание через криминализацию, административную ответственность желают сделать уголовной.

Продолжение правления Лукашенко лишено позитивной перспективы. Оно стало проблемой внутриполитической, внешнеполитической, экономической, идеологической, моральной и даже эстетической.

Претендующие на отнимаемую у Лукашенко власть не выглядят умнее и честнее. Скорее беднее и голоднее. На них, в отличие от их врага, пока нет крови, но это дело наживное и не такое уж ужасное, если это правильная кровь на правильных руках. Радушно принимаемый в Минске Хашим Тачи не даст соврать.

Сергей Артеменко

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовал 1 человек

Оставьте свои комментарии

Ваш комментарий

* Обязательные поля