№7 (330) сентябрь 2020 г.

Мария Николаевна Акимова (Делянова) – жена сенатора Михаила Григорьевича Акимова, генерал-прокурора Правительствующего Сената, министра юстиции, председателя Государственного Совета Российской империи

Просмотров: 5421

Армянки – жены знаменитых людей

Героиня наших очерков фрейлина Двора Ее Императорского Величества Мария Делянова, дочь тайного советника Николая Делянова, директора Лазаревского института восточных языков, была замужем за дворянином Михаилом Акимовым, будущим генерал-прокурором, министром юстиции, председателем Государственного Совета Российской империи.

О «портрете М.Н. Акимовой»:

Живописец и график С.С. Голоушев:

«В бледном личике с чертами грузинского или армянского типа есть что-то, дающее целую повесть о женской жизни»;

Художник Ю.Д. Гуров: «За прекрасно написанным лицом… чувствуется нервная, немного уставшая душа современной женщины. Долго не отходишь от портрета, манит он своей глубиной».

Живописец и искусствовед И.Э. Грабарь: «Столь удавшееся невероятно трудное сочетание красного с синим задумано художником для вящего выделения восточного колорита красивого лица… О эта линия руки, складка платья, узор материи!»

В 1928 году портрет Марии Акимовой был подарен самой княгиней Национальной галерее Армении.

Мария Николаевна Делянова (Делянян, Делакьян) родилась в 1855 году в Москве в семье Николая Давыдовича Делянова. Внучка генерал-майора Давыда Артемьевича Делянова (Делакьяна), участника Отечественной войны 1812 года, героя Бородинской битвы, племянница главы Министерства просвещения Российской империи графа Ивана Давыдовича Делянова.

ДЕЛЯНОВЫ

Из книги А. Базиянца и Р. Мартиросяна «Обелиск» (Ереван, 1993 г.):

«В 1788 г. в Астрахани рескриптом Екатерины II было открыто Главное народное училище, где, в частности, армянский язык преподавал Артемий Делянов. Сын его, Давыд Артемьевич (1763–1837), избрал военное поприще. Он служил в различных кавалерийских и пехотных полках: принимал участие во многих жестоких сражениях Отечественной войны 1812 г. – под Витебском, Смоленском, Можайском, в генеральной битве при Лейпциге и других. В сентябре 1813 г. был произведен в генерал-майоры. 30 декабря 1833 г. генерал-майор Делянов «уволен от службы за ранами, с мундиром и пенсионом полного жалованья».

Военные заслуги Д.А. Делянова были отмечены российскими и иностранными орденами и золотой саблей с надписью «За храбрость». Похоронен в Москве, на Армянском Ваганьковском кладбище».

Портрет Давыда Артемьевича Делянова, кавалера орденов Св. Анны I ст. и Св. Георгия IV ст., помещен в Эрмитаже, в знаменитой, воспетой А.С. Пушкиным «Военной галерее 1812 года».

Давыд Делянов был женат на Марии Лазаревой, дочери Екима (Иоакима) Лазаревича Лазарева – основателя Лазаревского института восточных языков.

Старший из сыновей Деляновых – Николай Давыдович, отец Марии Николаевны, учился в гимназических классах Лазаревки, по окончании которых поступил в Школу гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров. В течение 17 лет он находился на военной службе. В 1850 году Николай Делянов был уволен по домашним обстоятельствам со службы в чине полковника.

В 1850 году умер единственный наследник фамилии Лазаревых в мужском колене. Встал вопрос о наследниках фамилии. Вероятно, желание Лазаревых закрепить свою фамилию за Деляновыми и объясняет выход Николая Делянова в отставку и назначение его на должность директора Лазаревского института. На этой должности он находился довольно долго: с 1856 по 1861 год и с апреля 1869 по июль 1881 года.

Закрепить свою фамилию за Деляновыми Лазаревым не пришлось.

В семье Николая Давыдовича Делянова (1816–1897) и Елены Абрамовны Хвощинской (1929–1907) рождались только девочки (Софья, Ольга, Мария, Екатерина), а сын Ивана Давыдовича Делянова и Анны Христофоровны Лазаревой умер в юношеские годы.

Старшая дочь Деляновых – Софья Николаевна (1851–1925) в 1871 году вышла замуж за князя Владимира Михайловича Голицына (1851–1932), будущего Московского губернатора и городского головы Москвы.

* * *

Мария в юности полюбила студента из разночинцев-интеллигентов, выходцев из сословий, не принадлежащих к дворянству, о которых А.П. Чехов писал: «Что писатели-дворяне брали у природы даром, то разночинцы покупают ценою молодости». И он полюбил ее. Но родители выдали Марию за богача-коннозаводчика. Жену он любил страстно, но еще больше любил карты и говорил, что это его единственная привязанность. И однажды заядлый картежник и мот за ночь просадил все свое состояние. Утром нашли его труп в реке: решил проигравшийся искупаться и утонул, или бросился в воду сам, или что еще похуже – так и осталось невыясненным.

На несчастную вдову хищной стаей набросились кредиторы, ростовщики – и от распродажи городских домов, поместий, заводов мужа ей не досталось ни копейки.

И только выйдя замуж за коллежского асессора, товарища (заместителя) прокурора Московского окружного суда Михаила Акимова, Мария Николаевна обрела свое счастье.

ШЕДЕВР КИСТИ СЕРОВА

В 1908 году Валентин Александрович Серов (1865–1911) писал портрет княгини Марии Николаевны Акимовой. В конце того же года портрет экспонировался на выставке Союза русских художников и стал настоящей сенсацией. «Это шедевр кисти Серова. На мой взгляд – лучшее свидетельство постоянного роста этого художника и лучшая, наиболее «радости» дающая вещь всех выставок этого года», – подчеркивал критик М.П. Миклашевский (1866–1943) и вопрошал: «Какими же средствами добился такого результата художник?».

Писатель, редактор журнала «Русская жизнь» Игорь Фунт в своей книге «Живопись на открытке» (ИЗОГИЗ, 1959 г.) пишет:

«В кресле, опершись рукой на валик, сидит женщина. У нее красивое, одухотворенное лицо с чудными глазами, черные волосы. Поражают контрасты этого полотна: синий валик кресла, блеск драгоценностей, палевое платье модели, ярко-красная, словно пропитанная кровью, подушка.

Эти контрасты привели в недоумение художника Константина Коровина: «Эх, Антоша, – сказал он, – дал бы ты мне написать эту подушку, совсем другое было бы дело».

На что Серов, смеясь, ответил: «Подушку, наверное, я написал хуже тебя, а ты вот мне так лицо напиши».

Действительно, лицо написано так, что, посмотрев на него, долго его не забудешь».

В кресле, опершись рукой на валик, сидит женщина. У нее красивое, одухотворенное лицо с чудными глазами, черные волосы.

Писатель Игорь Фунт о «Портрете М.Н. Акимовой» кисти В.А. Серова

М.Г. АКИМОВ – ЧЕЛОВЕК БЕЗУПРЕЧНОЙ ЧЕСТНОСТИ

Михаил Григорьевич Акимов родился 8 ноября 1847 года в сельце Луговое Петровского уезда Саратовской губернии в потомственной дворянской семье. В августе 1864-го юноша поступил на юридический факультет Московского университета, где учился более пяти лет.

В январе 1870-го молодого юриста направили в Московский окружной суд, где он вскоре стал исправлять должность товарища прокурора. В марте 1872-го он назначается товарищем прокурора Владимирского окружного суда. Через три года в чине коллежского асессора его перевели на аналогичную должность в Москву, где он служил три года, проявив незаурядные способности, исключительное трудолюбие и усидчивость.

К этому времени Акимов женился на дочери тайного советника Николая Делянова, фрейлине Двора Ее Императорского Величества Марии Николаевне. 3 февраля 1879-го у супругов родился первый ребенок – дочь Надежда. Затем появились еще пятеро детей: сын Николай (1883) и дочери Елена (1880), София (1887), Ольга (1892), Татьяна (1898).

В начале 1879 года Акимов оказался на должности киевского губернского прокурора, где прослужил немногим более года, получив чин надворного советника.

Когда в 1881 году открылась Киевская судебная палата, Михаил Григорьевич занял в ней кресло товарища прокурора, прослужив два года, причем неоднократно исправлял должность прокурора палаты. В октябре 1883-го Акимов меняет кабинет прокурора на судейское кресло, став председателем окружного суда в г. Одессе. В 1886 году он получает чин действительного статского советника, а вскоре по личной просьбе переводится в г. Пензу на аналогичную должность. Однако семейные обстоятельства, прежде всего болезнь жены, заставили его вновь ходатайствовать о переводе в окружной суд в Одессе, что и было удовлетворено. В июне 1889-го Акимов вступил в должность прокурора Одесской судебной палаты, а в декабре 1891-го стал прокурором Московской судебной палаты.

В 1894 году Акимов был переведен на службу старшим председателем Одесской судебной палаты. В феврале 1899-го, с чином тайного советника, он был назначен сенатором уголовного кассационного департамента Правительствующего Сената.

В декабре 1905-го именным Высочайшим указом, данным Государственному Совету, М.Г. Акимов был утвержден в должности министра юстиции и генерал-прокурора с оставлением в звании сенатора.

Акимов был убежденным монархистом и в то же время патриотом, радеющим об Отечестве. Резко выступал против расширения функций военно-полевых судов, приговоры которых, как правило, заканчивались смертной казнью. Свой высокий пост Акимов занимал всего четыре месяца – до ухода в отставку председателя Совета министров С.Ю. Витте. И.Г. Щегловитов вспоминал, что когда он по просьбе И.Л. Горемыкина, назначенного премьер-министром вместо Витте, сказал Акимову, что должен занять его место, то министр «просиял в лице и трижды перекрестился, сказав: «Слава Богу, с плеч моих снимается тяжелое бремя, – после этого добавил: – Мужайтесь, Иван Григорьевич, вы молоды и снесете свою ношу».

В апреле 1906-го Акимов был освобожден от должности министра юстиции, но уже на следующий день назначен членом Государственного Совета с оставлением в звании сенатора. В 1907 году он стал председателем Государственного Совета и оставался в этой должности до конца жизни. С 1908 года – одновременно и статс-секретарь Его Императорского Величества.

В 1910 году Акимов был награжден орденом Св. Александра Невского, в 1913-м – бриллиантовым знаком к нему.

М.Г. Акимов умер 9 августа 1914 года в Петербурге, похоронен в фамильном склепе в Сердобском уезде Саратовской губернии.

В одной из статей, посвященных памяти М.Г. Акимова, министр юстиции И.Г. Щегловитов писал: «В нем всякий видел человека твердой воли, умевшего настоять на своем мнении, бесстрашного и совершенно не смущавшегося тем, что «передовые» люди его осудят. Популярности он никогда не искал, а с общественностью считался постольку, поскольку она соответствовала его вполне определенным взглядам и убеждениям».

* * *

Из воспоминаний современников о М.Г. Акимове, действительном тайном советнике.

Толстой И.И., министр народного просвещения: «Человек он был, несомненно, безупречной честности, ставивший высоко звание судьи, но убеждений был… весьма отсталых, ультраконсервативных».

Джунковский В.Ф., московский губернатор: «Это был очень умный, знающий дело юстиции, высоко порядочный человек, державшийся правых взглядов, но умевший считаться и со временем».

Наумов А.Н., член Государственного Совета: «Не заблуждался Акимов и относительно Николая II: «Государь наш – это олицетворение полнейшей неопределенности. Совершенно не знаешь и не угадаешь, что будет завтра?!»

СУДЬБЫ ДЕТЕЙ АКИМОВЫХ

Старшая дочь Марии и Михаила Акимовых – Надежда Михайловна – была замужем за Николаем Ченыкаевым

Николай Сергеевич Ченыкаев – камер-юнкер Двора Его Императорского Величества (1913), статский советник (1914), заместитель председателя Калужского отдела Императорского Православного Палестинского Общества (1894–1917), происходил из дворян Калужской губернии. В 1900 году окончил Императорский Санкт-Петербургский университет с дипломом 2-й степени и поступил на государственную службу.

С января 1912-го – минский вице-губернатор, с апреля 1915-го вступил в управление Калужской губернией.

3 марта 1917-го был вызван в Городскую Думу, где заявил о сложении им губернаторских полномочий, после чего находился под домашним арестом. Официально был уволен со службы с 1 мая 1917-го указом Временного правительства. После Октябрьской революции проживал в Москве, работал заведующим отделом в Обществе телефонных сооружений.

Из обвинительного заключения по делу Н.С. Ченыкаева (1937?г.):

«Ченыкаев Николай Сергеевич, 1878 г. рождения, уроженец г. Саратова, бывший калужский губернатор.

В 1920 г. судим тройкой ПП ОГПУ МО (Полномочных представителей Объединенного государственного политического управления по охране государственной безопасности по Московской области. – М. и Г.М.) сроком до окончания гражданской войны.

В декабре месяце 1920 г. был освобожден заменой до 5-ти лет принудительных работ, в 1928 г. вторично органами ОГПУ арестовывался за контрреволюционную деятельность и в 1932 г. – органами НКВД, также за контрреволюционную деятельность».

Из заявления Надежды Михайловны Ченыкаевой на имя народного комиссара внутренних дел СССР Л.П. Берия от 14 января 1940 г.:

«3-го октября 1937 г. в г. Кунцеве был арестован муж мой Николай Сергеевич Ченыкаев (бывший губернатор). Он был арестован органами НКВД совершенно больным (грудная жаба), и у меня все основания думать, что его нет в живых. Сама я разбита параличом (правая сторона), рука совсем не владеет, и мне крайне трудно хлопотать самой, чтобы что-нибудь узнать о муже. Неоднократно я и писала, и подавала заявления, и даже сама была на Кузнецком 24, и у секретаря, и в девятом окне. Это было 16-го мая 1939 г. Все, что мне удалось узнать, это, что мой муж жив и отправлен в дальние лагеря на 10 лет без права переписки».

Из обвинительного заключения по делу Н.С. Ченыкаева:

«Ченыкаев Николай Сергеевич, будучи враждебно настроен по отношению к советской власти, ведет активную контрреволюционную деятельность.

Из показаний свидетельницы Лазовской:

«Советская власть колхозами довела страну до полного разорения, в прошлом Россия была первой страной по сельскому хозяйству, а теперь – хлеба нет, сколько ни бьется власть с крестьянством, но уступить ему придется».

Далее в этом же разговоре о стахановском методе в работе Ченыкаев говорил:

«Говорят, что при царизме эксплуатировали рабочих, а советская власть разве не эксплуатирует, возьмем стахановское движение, то же самое, эксплуатация, выжимает последние соки, а платят гроши».

Во время самоубийства Гамарника (Я.Б. Гамарник, начальник Политического управления Советской армии, застрелился накануне возможного ареста «по делу Тухачевского», маршала Советского Союза. – М. и Г.М.) Ченыкаев говорил:

«Среди наших правителей идет смута, скоро все перестреляются, это борьба за власть, Сталин власти никому не уступит, всех смутьян в крови потопит».

Будучи допрошен в качестве обвиняемого, Ченыкаев Николай Сергеевич виновным себя не признал, но полностью уличается показаниями свидетелей».

Н.С. Ченыкаев был расстрелян на Бутовском полигоне (Подмосковье) 21 октября 1937 года по приговору тройки УНКВД СССР по Московской области. Реабилитирован в 1989 году.

* * *

О единственном сыне Акимовых – Николае Михайловиче (24.03.1883 – после 1917) – известно, что он в чине камер-юнкера служил младшим делопроизводителем 7 класса Государственной Канцелярии, позже стал титулярным советником (1914 г.). Был награжден медалью «В память 300-летия царствования Дома Романовых». Адрес в 1915 г.: Петроград, Сергиевская улица, 40.

Елена Михайловна была замужем за неким Петром Николаевичем Лосевым.

София Михайловна (18.10.1887 – 1951, Париж), фрейлина Двора Ее Императорского Величества. Адрес в 1915?г.: Петроград, Литейный проспект, 44. В эмиграции во Франции.

Остается добавить, что жена председателя Государственного Совета Российской империи армянка Мария Николаевна Акимова (Делянова) ушла из жизни в 1944 году, пережив мужа на 30 лет.

Полосу подготовили Марина и Гамлет Мирзоян, Москва

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 19 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Для меня открытие, что женой крупного российского госудврственного деятеля М.Г. Акимова была армянкой - Мария Делянова. Главной заботой Акимова на посту министра юстиции стало восстановления порядка и закона в стране. В условиях революционного хаоса многие российские прокуроры и судьи уклонялись от исполнения своих обязанностей, не возбуждали дела против революционеров. Этому способствовала и политика бывшего министра Манухина, который сдерживал активность консервативно настроенных прокуроров. Став министром, Акимов потребовал от своих подчиненных неукоснительного выполнения своего служебного долга, смело выдвигал на руководящие должности молодых энергичных прокуроров, отправлял в отставку слабодушных. В тоже время на должности товарища министра он оставил опытного юриста Ивана Щегловитого, который пользовался репутацией «красного». Акимов упростил делопроизводство в своем министерстве, требовал составлять документы ясно и кратко, особое внимание уделял быстроте исполнения дел. Премьер-министр империи С.Ю. Витте вполне был доволен действиями своего нового министра, который энергично наводил порядок в стране, действуя строго в духе Манифеста 17 октября. Министр юстиции настоял на издании закона, значительно упрощавшего судебную процедуру рассмотрения дел по делам о государственных преступлениях и погромах, провел закон о наказании за изготовление и хранение взрывчатых веществ, принял меры к «охранению культурных сельских хозяйств» от погромов, охрану которых возложили на войска. Выражаю редакции газеты свою благодарность за содержательные статьи на историческую тему.

Ваш комментарий

* Обязательные поля