N 08 Май (16-31) 2006 года.

Крест-камень хачкар

Просмотров: 7465

Некогда армянская граница узнавалась сразу – по хачкарам, служившим в качестве межевых или пограничных знаков. Однако сфера использования хачкаров не ограничивалась этим: они устанавливались по самым разным случаям – в честь военной победы, «в долгоденствие», в честь основания поселения и завершения строительства храма, дворца, моста, в благодарность за получение земельного надела.

Некогда армянская граница узнавалась сразу – по хачкарам, служившим в качестве межевых или пограничных знаков. Однако сфера использования хачкаров не ограничивалась этим: они устанавливались по самым разным случаям – в честь военной победы, «в долгоденствие», в честь основания поселения и завершения строительства храма, дворца, моста, в благодарность за получение земельного надела.

В сегодняшней Армении хачкаров сохранилось, по самым приблизительным подсчетам, около 10 тысяч – ровно столько, сколько было три-четыре века тому назад в одном только городе Джуге (ныне на территории Нахичеванской Республики). Одиночные и сдвоенные, а порой и строенные, эти произведения искусства высотой от 50 см до трех метров, стоят на территории монастырей, в городах и селах, их можно встретить в лесу, на обочине дороги, у самого края ущелья...

История возникновения крест-камня хачкара уводит нас в самое начало IV века, когда Григор Просветитель насаждал христианство в Армении. Вместе с учениками он обходил области страны с проповедью Евангелия, а на месте памятников языческого культа – храмов и капищ – воздвигал деревянные кресты в человеческий рост. Служа знаком конфессиональности, кресты водружались и на местах гибели «святых», как именовали себя христиане, – там, где по замыслу Просветителя надлежало построить церковь или основать обитель. Поскольку в ту бурную эпоху деревянные памятники сжигались противниками не окрепшей еще, юной религии, христиане стали заменять их каменными – так называемыми крылатыми крестами.

Шло время, и спустя два-три века появились первые кресты, вырезанные на прямоугольных каменных плитах, – прообраз хачкара. Но его формирование как жанра декоративного искусства произошло лишь в IХ столетии, когда символ креста растворил в себе символику мирового древа и даже вытеснил сложившуюся к VI веку форму раннехристианских мемориалов – стелы и колонны с изображениями религиозных сцен.

Наиболее древний из известных нам точно датированных хачкаров был поставлен в поселке Гарни в 879 году. Добавим, к слову, что древнейшими надписями на армянском языке считаются три – на Текорском храме (490 г.), мозаичная надпись у Масличной горы близ Иерусалима и надписи, обнаруженные в самом городе.

Прямой аналогии хачкарам в других регионах не имеется, разве что кельтские ставролиты в Ирландии, элементы орнаментировки которых совпадают с орнаментом хачкаров. Нашлись ученые, выдвинувшие гипотезу об их возможной взаимосвязи, ссылаясь на путешествие по Ирландии в ХI веке армянских епископов, которые основали здесь свои обители. Возможно, так оно и было, однако поиск нужно вести не только в историческом русле, но и в сфере художественного мышления, постигшего идею сотворения орнамента на теле сурового бесформенного камня.

Залежи вулканического камня туфа, из которого ваяется хачкар, имеются в нескольких регионах планеты, но лишь добываемые в Армении его разновидности считаются непревзойденным строительным материалом, поскольку местный туф обладает небольшим объемным весом при удивительной прочности, отличается слабой звукопроводностью, прекрасно сохраняет тепло. Добавьте к перечисленным достоинствам то, что туф легко обрабатывается, вспомните все оттенки этого камня – от черного до розового, и становится ясным, что хачкар просто не мог не перейти в разряд произведений искусства. К тому же работа с туфом выявляет больше нюансов, чем обработка того же базальта, поскольку прожилки в туфе порой сами диктуют «сюжет» орнамента.

Центральную часть каменного полотна неизменно занимает основной символ – крест. Рука мастера выводит его из зерна, плода или круга – то разветвленного, то имеющего форму узорного медальона. «На нашем кресте нет Распятого, – говорит Католикос Гарегин Второй, – наш народ почитает Христа воскресшего».

Изначально крест ваяли на гладкой поверхности, а в более зрелый период он стал прорисовываться на плоскости, покрытой резьбой – ради оформления каймы хачкара, через которую выявлялось художественное видение образа креста. Выявление затаенной красоты камня, передающее аскетический дух нагорья и его людей, можно назвать главным художественным принципом искусства хачкара. «Святым стремлением выразить самое высокое минимумом внешних средств» назвал бы это явление Герман Гессе.

Отражая идею божественного, хачкар воспринял древнейшие символы вечности. Прежде всего, это крест в круге – знак бесконечности движения, символическое описание безостановочного протокосмического ритма бытия. Другим элементом символики хачкара назовем восьмилучевую звезду, символизирующую неугасимость солнца, бессмертие. Сама звезда, которая издревле воспринималась как эмблема созидания и плодородия, в христианскую эпоху обрела новое звучание после произнесения Христом слов о «звезде светлой и утренней», напоминающей о незримом присутствии Божества.

После Х века важнейшую роль в эволюции хачкара стал играть орнамент, свойственный всем видам армянского декоративно-прикладного искусства. Искусство крест-камня достигло таких высот, что справедливо сравнивалось с ювелирным: камнерез заполнял пространство таким мелким ажуром, что резец порой заменялся иглой. Ограниченное пространство вокруг креста покрывалось немыслимыми переплетениями линий, выражавших проявление космической энергии в бесконечном движении. Ваятели хачкара придерживались принципа неповторяемости орнамента, и принцип этот заимствован, скорее всего, у ювелирного искусства, где он действовал столь же бескомпромиссно: по неписаному правилу ювелиров высшего класса истинное произведение не должно иметь дубликата.

В ХIII веке ажур на хачкаре становится многослойным, и резьба выполняется в двух, а то и трех планах: основной узор вырезается более высоким рельефом. В сплошное каменное кружево виртуозно вплетаются элементы национального орнамента, преимущественно флористические символы, наиболее распространенными среди которых остаются виноградная лоза и гранат – внутри геометрических переплетений. Если в Ветхом Завете виноград равноценен Древу Жизни, а «карфагенское яблоко» – гранат отражает единство космоса в его многообразии, то в христианскую эпоху злак и лоза становятся евхаристическими символами Тела и Крови Христовой.

Народ приписывал некоторым хачкарам способность исцелять недуги и называл их «Аменапркич» («Всеспаситель»). Одним из лучших образцов такого хачкара является памятник работы мастера Ваграма, стоящий в монастыре Ахпат. К таким хачкарам совершали паломничества, им давали названия, даже воспринимали как силу, способную обуздать стихийное бедствие. Знаменитый хачкар «Цасум» («Ярость») наделялся умением отвращать или умерять землетрясение, засуху, град. Необыкновенной популярностью пользовались хачкары, связанные с преданиями о погибших героях, об умерших в разлуке влюбленных.

В далекие времена, рассказывают, жил богатый человек, имевший красивую дочь. Влюбившись в нее, двое юношей отправили к отцу девушки сватов. Отец призадумался и сказал:

– Есть у меня два пшеничных поля. Кто из вас быстрее пожнет пшеницу, за того и выдам дочь.

Когда юноша, которого любила девушка, уже почти заканчивал жатву, к нему подошла злая старуха и солгала:

– Несчастный, твой соперник уже закончил жатву и увел девушку в свой дом.

Услышав это, юноша упал замертво. Узнав о гибели любимого, девушка умерла от горя. Их похоронили в одной могиле на краю того самого пшеничного поля, а их надгробие народ называет Ахчик-тги кар («Камень девушки и юноши»).

Нередко хачкары вмуровывались в стены церквей как память об умерших родных, высекались в окружающих монастырь скалах. Такое зрелище можно наблюдать вокруг скального монастыря Гегардаванк. О создании лучших хачкаров отечественные историографы сообщали как о событии не менее значительном, чем, скажем, строительство церкви.

Но чаще всего хачкар служил мемориальным памятником. Вот почему он, как правило, обращен на запад, к закату. Архитектоника букв позволяла мастерам превращать надписи на крест-камнях в самостоятельные произведения орнаментального искусства. Обычно на навершии-козырьке высекалась памятная надпись, более или менее лаконично излагающая историю его создания: «Я, мастер Момик, волею Божией создал сей памятник...». Лучший свой хачкар, феноменальный трехуровневый крест-камень, Момик изваял памяти своего наставника – Сюникского митрополита Степанноса Орбеляна, которого он, сломленный болью утраты, назвал «лучезарным светилом душ».

Уроженец села Уйгур в Вайоц-дзоре, выпускник Гладзорского университета, ученик замечательного мастера Сиранеса, Момик долгое время работал в Киликии, затем, вернувшись в коренную Армению, получил почетную должность придворного зодчего, скульптора и миниатюриста при дворе князей Орбелянов, владевших Сюникским краем. Многие из творений этого изящного зодчего, такие, как церковь Богородицы в Арени (1321 г.), сохранились до наших дней. Но вершина творчества Момика – монастырь Нораванк, служивший кафедрой Сюникского митрополита.

Есть ли на свете хоть один знаменитый храм, о котором не рассказывались бы легенды? Церковь Богородицы в монастыре Нораванк не стала исключением. Народ рассказывает, что мастер Момик был влюблен в красавицу-княжну – дочь правителя Сюникского края и та отвечала ему взаимностью. Князь вызвал зодчего и сказал ему: «Я отдам тебе свою дочь, если ты за три года возведешь в моих владениях церковь, равной которой не найти на всем белом свете». Мастер принял условие и приступил к работе. Узнав о том, что работа близится к завершению, князь отправил к Момику слуг, которые столкнули его с купола церкви. А последний из вытесанных мастером камней стал его надгробием...

Когда летишь из Еревана в Сюник на сравнительно небольшой высоте, в иллюминаторе можно заметить красующийся на выжженных солнцем голых скалах непревзойденный шедевр зодчества – двухэтажную церковь Пресвятой Богородицы (1332 г.). Среди великолепных крест-камней у церкви стоит одиноко более неприметный, скромный хачкар. Наверное, человек не слишком знатного звания покоится под ним. И только эпитафия «Помяни, Христос Боже, душу Момика и помилуй» подскажет, что здесь погребен человек, которому воздавали хвалу те, кому ставят грандиозные памятники...

Армен Меружанян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовал 41 человек

Оставьте свои комментарии

  1. rzcezqxy zhsjaxrl asspodjk
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты