N 15 (110) Ноябрь 2006 года.

Разговор с Шаваршем Кочаряном

Просмотров: 2589

С запада Турция, с юга Иран, с востока Азербайджан, с севера Грузия. А посередке мы – независимая Армения. Расклад! Однако и у региональных соседей свои проблемы с ближним и дальним зарубежьем. К тому же, как утверждает американское агентство «Washington Profile», жители азиатских государств откровенно и повсеместно недолюбливают своих соседей. Китайцы и корейцы японцев, японцы китайцев и русских, индийцы пакистанцев, китайцев и бангладешцев, пакистанцы индийцев и американцев... Да и в Центральной Европе – венгры, румыны, чехи, словаки, поляки, австрийцы... вся бывшая Австро-Венгрия! А кое-кто отгораживается от соседей стеной: Израиль от палестинцев, США от мексиканцев, Саудовская Аравия к 2012 году построит стену протяженностью почти в 900 км на границе с Ираком. 

Так или иначе, но 15 лет независимости и суверенитета – это 15 лет независимости, и в то же время для нашей специфики можно бы и год за три посчитать. За 15 лет были и достижения, были и провалы. И все эти 15 лет на передовой линии политических баталий находится Шаварш Кочарян. Встреча и беседа наша случилась на девятом этаже Нор-Норка.

Шаварш Кочарян родился в 1948 году в Ереване. Он кандидат биологических наук. Лет восемнадцать назад, махнув рукой на докторскую, науку покинул, ушел в политику. Председатель правления Национально-демократической партии. Четыре раза подряд избирался членом парламента Армении.

– Шаварш, как Вы считаете, каково главное достижение последних 15 лет и главный провал?

Главное достижение – Нагорный Карабах состоялся как государство. Главный недостаток – власть отчуждена от граждан и формируется вопреки воле народа. 2-3 человека решают, какие партии и в каком количестве будут присутствовать в парламенте.

– Какие две главные проблемы у Армении после 15 лет независимости?

Во-первых, необходимо провести демонтаж авторитарной системы, сформировавшейся в Армении. Во-вторых, достичь окончательного урегулирования карабахского конфликта.

Вопрос – ответ, вопрос – ответ... и дискуссия, свободный обмен мнениями. Президент Алиев говорил о том, что он не допустит образования второго армянского государства в Закавказье. Одно уже есть – вполне достаточно. Но почему? И для кого достаточно? Сколько угодно арабских государств, сколько угодно тюркских государств, сколько угодно славянских государств...

По поводу авторитарной системы. В чем главный секрет демократии? Нет секрета, есть установленный принцип: один человек - один голос. Затем считаем все бюллетени. Кто получил больше голосов, тот и победил. Изящество демократической системы - в ее простоте и справедливости. Она одновременно уравнивает всех и всех же наделяет властью. Что здесь может не сработать? Очень многое. Все помнят скандал во Флориде в 2000 г., пересчет голосов, судебные иски и конечный итог: победителя на президентских выборах определили не избиратели, Верховный суд. Нечто подобное произошло в Огайо в 2004 г. Хорошо, это в США, а в Европе? А в Европе венгры недавно выступили с протестами из-за признания премьер-министром фактов лжи и фальсификаций. Колыбель демократии – Великобритания. Один из ведущих английских политиков всех времен Уинстон Черчилль: «Лучший аргумент против демократии - пятиминутная беседа с избирателем». Видимо, понимал, что и демократией тоже можно изнасиловать. Все сказанное ни в коем случае не оправдывает махинаций и фальсификаций, случающихся на выборах в Армении.

И, наконец, выводы, которые автор никому не навязывает: часто ради победы политиков, провозгласивших себя демократами, попираются все нормы и стандарты демократии. В Армении довольно много таких случаев. Демократия – это не то, что должно разъединять.

– Можно ли договориться с Азербайджаном по Карабаху или это в принципе невозможно?

Сегодня договориться с Азербайджаном по Карабаху нельзя. Тем более, когда в переговоры не вовлечена НКР. Слишком разнятся цели, приоритеты, устремления. Переговоры на уровне министров иностранных дел и президентов – это разговор слепого с глухим.

Работают посредники. Свыше 10 лет. Приезжают, уезжают, организовывают встречи министров ИД, президентов. Ильхам Алиев знает, что он будет добиваться решения проблемы в рамках территориальной целостности. Роберт Кочарян убежден, что Карабах ни под каким соусом не должен оставаться в составе Азербайджана. И каждый из них знает, что партнер по переговорам со своих позиций не сдвинется. Поэтапно, пакетно – без разницы. Можно изменить формат переговоров. Можно вывести из переговорного процесса Армению и ввести НКР. Можно подключить ООН, ЕС, СЕ... Но суть от этого не изменится.

– Какими Вам видятся перспективы отношений с Турцией?

Турция, отрицающая своё прошлое, противоречива во всем. Можно сказать, что это страна с противоречивым настоящим и непредсказуемым будущим.

– Во главу внешнеполитического угла взаимоотношений с Турцией поставлен вопрос признания Геноцида 1915 года. Да и вся диаспора... Может быть, целесообразнее переориентировать усилия диаспоры и самой Армении на признание НКР?

Вопрос сложный. В вопросе этом клубок разных проблем. Если кратко – и Геноцид, и признание НКР, и прекращение политики блокады и изоляции Армении... Вопрос из разряда тех, когда и не делать ничего нельзя, и сделать ничего невозможно.

Допустим, президент США назвал Геноцид Геноцидом. Допустим, конгресс США, а вслед за ним и цепочка других государств, признали Геноцид. Допустим, Евросоюз обусловил вступление Турции в ЕС признанием Геноцида. Что это изменит? Вопрос о территориях, на которых когда-то жили армяне и на которых ныне, главным образом, живут курды, как и вопрос о каких-то финансовых компенсациях – это не вопросы, это химеры. Какое-то моральное удовлетворение? Непонятно, какое моральное удовлетворение можно испытать, если современные турки согласятся: да, наши предки убивали, резали, насиловали, изгоняли армян.

Турция признает Геноцид только тогда, когда сама захочет. Сегодня Турции это неинтересно. Завтра будет ещё менее интересно. Послезавтра эта проблема станет не очень интересной и для нас. Но за это время можно было бы многое сделать в плане международного признания НКР.

– Кто, на ваш взгляд, станет президентом Армении в 2008 году?

Рановато ещё. Многое прояснится после парламентских выборов.

– Вариант с Робертом Кочаряном на третий срок полностью исключен?

Если даже он захочет, ему просто не позволят. У Армении нет завидных природных ресурсов, и поэтому то, что позволительно Азербайджану и странам Центральной Азии... Армении не позволят столь грубо нарушить демократические правила игры.

А и не надо ничего нарушать. Образуется федерация в составе РА и НКР, о чем в интервью арабскому телеканалу говорил президент Кочарян. Меняется Конституция. Роберт Кочарян никогда не был президентом Федерации Армении и Нагорного Карабаха. И с другой стороны, в Конституции Франции вообще нет временных ограничений для должности президента. Хоть десять раз подряд избирайся... Если выберут.

Карен Торосян

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 9 человек

Оставьте свои комментарии

  1. СПАСИБО!! Очень интересное и содержательное интервью! Шаварш Кочарян один из редких армянских политиков, а может даже и единственный, кто на протяжении 15 лет ни разу не изменил ни себе, ни народу.Поэтому всегда интересно узнать его компетентное мнение по тому или иному вопросу. Гаяне А.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты