№16 (175) Август(16–31) 2011 года.

Душа человека и образы эпохи

Просмотров: 3120

К 75-летию выдающегося армянского скульптора Фрида Согояна

Есть люди, которые создают памятники эпохам, превращая времена в вещественные символы. К числу таких людей, несомненно, относится Фрид Согоян, чье 75-летие будет скоро отмечаться, – народный художник России, заслуженный художник Армении, заслуженный деятель искусств Украины, лауреат Ленинской премии, прославленный скульптор, чьи работы украшают многие города, музеи и галереи России, Армении, Украины, Узбекистана, США, Германии, Швейцарии и Великобритании. Его творческий путь пришелся на эпоху, когда в мире вершились глобальные события, и он смог их отразить.

Им создано множество монументальных и станковых скульптур. Среди особо заметных работ – памятник революционеру Степану Шаумяну (Ереван), «Мыслители Древнего Востока» (Самарканд), памятник Нестору-летописцу (Киев), памятник павшим воинам и памятник солдатской матери на Прохоровском поле, два памятника, посвященных подвигу соловецких юнг во время Великой Отечественной войны – в Москве и Архангельске, композиция «Единый крест» (Москва).

Можно смело сказать, что его произведения – образец современного классицизма в лучшем смысле этого слова, пример сильного, выразительного и внятного реалистического искусства. Художественная мощь его работ, их характерная напряженность являются воплощением истинно гуманистического видения мира.

Сила сострадания

Особое место в творческой биографии Фрида Согояна занимают памятники, посвященные жертвам спитакского землетрясения 1988 года и тем, кто тогда помогал людям, попавшим под удар безжалостной стихии. Это композиции «Мать-Земля» («Армения») в Вашингтоне и «Жертвам безвинным, сердцам милосердным» в Гюмри (Ленинакане), родном городе скульптора. Над памятником в Гюмри, как и над многими другими монументальными произведениями, вместе с отцом работают старший сын Ваги и младший Микаэл.

Творчеству Фрида чужда внешняя патетика, поверхностная героизация. Главное - одухотворенность, возвышающее нравственное начало. Один из основных аспектов его творчества - наиболее полное раскрытие психологического состояния человека, выявление его духовных возможностей... На постаменте памятника «Мать-Земля» есть надпись «С благодарностью от армянского народа американскому народу». Но президент США Буш-старший, проезжавший мимо этой скульптуры, еще не успев прочитать посвящение, был невероятно впечатлен эмоциональной силой, исходившей от композиции. Настолько тронула его сердце эта работа, что президент захотел непременно познакомиться с автором и пригласил его на прием в Белом доме. А потом прислал благодарственное письмо: «От имени американского народа…».

Фрид и сейчас с горечью и болью говорит о разрушенном Ленинакане. Тогда, в декабре 1988-го второй по величине город Армении в одночасье превратился в руины, и спешившие на помощь спасатели и медики видели из заходивших на посадку самолетов не привычную россыпь городских огней, а зловещую непроглядную тьму…

Ему довелось пережить и другое общенародное горе. Когда началась Великая Отечественная война, ему было 5 лет, но в памяти ясно сохранились события тех лет – горе жен и матерей, получивших похоронки, беженцы, которых приютили в своих квартирах и родители Фрида, и каждая соседская семья. Жили, как одна семья, – женщины готовили на всех по очереди, помогая друг другу, потом все вместе обедали за одним огромным столом во дворе. Когда собирались вечерами, говорили о событиях на фронте, слушали радио, ждали новостей. Напротив, вспоминает Фрид, жила «тетя Марго, у нее было два сына, и она всю войну о них ничего не знала», но, к счастью, они все-таки остались живы.

Открытие таланта

Примерно тогда же будущий ваятель почувствовал тягу к открытию новых форм в куске камня. «В то время дома в Армении строили из камня, из цельных камней, – рассказывает он. – Привозили из карьера куски скалы, а на стройке сидели мастера с молотками и топориками, готовили каждый кусочек для кладки стен. Я смотрел на это, и мне очень хотелось взять молоток и тоже попробовать тесать туф. Мастера заметили – дали мне топорик. Поначалу ничего не выходило, потом птица получилась из этого камня. Так я полюбил мое нынешнее занятие».

Сколько бы ребенок ни стремился к чему-то, надо, чтобы родители помогли. А то ведь как бывает – рождается ребенок с музыкальными или живописными способностями, но если родители не слишком внимательны к нему, то это все со временем пропадает. Мама Фрида работала директором кукольного театра, она понимала и любила искусство. Увидев, как сын лепит собачку из глины, она отвела его в художественную школу. Потом были институт в Ереване и самая первая работа на пятом курсе – руководитель поручил пятерым студентам каждому по заказу для строившегося тогда ДК «Каучук». Фрид изваял из бронзы девушку с кувшинами, скульптуру для зимнего сада.

Поколению скульпторов – ровесников Фрида, по его мнению, очень повезло: в конце 50-х – начале 60-х годов народ уже пришел в себя после войны, но повсюду ставились памятники погибшим. В Армении, как и в России, в каждой деревне стоит такой памятник. Заказов было много. Любой памятник при этом утверждался худсоветом, что позволяло отсеять явную халтуру. И при строительстве любого объекта, в смете было заложено 3 процента на художественные работы.

Взгляд мастера

В те далекие годы мощно развивалось реалистическое искусство, в зеркале которого отражалась настоящая жизнь. Причем это искусство было подлинно народным. Постоянно проходили выставки – городские, областные, республиканские. Потом с таких выставок московская комиссия отбирала работы на всесоюзную выставку, и выбранное оставалось в Москве. В запасниках лучших музеев и сейчас можно найти много прекрасных работ того времени – и живопись, и скульптуру, и графику.

Молодой скульптор Фрид Согоян много и вдохновенно работал, стремясь достигнуть совершенства в каждом произведении. И вот в 1965 году на республиканскую выставку из Москвы приехал знаменитый автор военного мемориала на Мамаевом кургане скульптор Евгений Вучетич, чтобы отобрать лучшие работы. То, что случилось дальше, уже превратилось в легенду о творческом чуде и озарении – и справедливой оценке того, сколько сил и души Фрид Согоян вкладывал в свои композиции.

Скульптуры на выставке не были подписаны, столичный мэтр ходил по залам, отмечая особо приглянувшиеся. Наконец, выбрал три самые, по его мнению, лучшие и указал на них. Все три скульптуры оказались работами одного и того же автора – Фрида Согояна…

Потрясенный Вучетич подарил ему свою книгу «Художник и жизнь» с надписью: «Молодому и талантливому человеку, скульптору с гигантскими творческими перспективами...».

Маршалы и Нестор-летописец

Спустя несколько лет Евгений Вучетич вспомнил о нем, когда началась работа над мемориальным комплексом Музея истории Великой Отечественной войны в Киеве. Для этого ансамбля Фрид Согоян создал сложную и динамичную композицию «Форсирование Днепра», за которую он был удостоен Ленинской премии. Впоследствии музей украсился целой серией его работ – а именно: скульптурными портретами видных военачальников Советской Армии.

Памятник Нестору-летописцу был преподнесен автором в дар Киеву в честь тысячелетия принятия христианства на Руси и установлен в 1988 году на почетном месте рядом с Киево-Печерской лаврой. Высеченная из серого гранита фигура Нестора с раскрытой книгой в руках стоит на низком постаменте. Использовав классическую форму храмовой скульптуры, автор придал статуе особую динамику, что позволило избежать визуального впечатления тяжеловесности.

Монумент лаконичен и одновременно так выразителен, что увидевшие его туристы потом вспоминают: «Увидели памятник и сразу, не читая надписи, поняли – это Нестор, мы именно таким его и представляли».

Сыновья

Увлеченно наблюдавшие за работой отца дети Фрида пошли по его стопам. Когда в творческой жизни скульптора произошло описанное выше важное событие – его пригласили участвовать в работе над созданием киевского мемориала Победы, – трудиться пришлось очень много. Подрастающие мальчики все время видели, что отец сидит, лепит… Старший сын Ваге начал сам лепить, поступил в художественную школу.

А потом случилась беда – безвременно скончалась супруга Фрида. В то время младшему сыну Микаэлу было всего 9 лет. «Надо было его чем-то занять, – говорит отец. – Лепить ему понравилось, и он, как и старший брат, поступил в художественную школу».

Далее оба сына успешно окончили Суриковский институт. Микаэл Согоян долго жил в Америке, выставлялся там в галереях разных стилей. Ваге работал вместе с отцом, сейчас большие работы отец с сыновьями делают вместе и подписывают втроем. При этом и Микаэл, и Ваге обладают собственным неповторимым творческим почерком, их достижения в изобразительном искусстве отмечены званиями заслуженных художников. Их произведения украшают разные города России, наполняя пространство красотой и гармонией.

«Я очень этому рад, уже ухожу постепенно в сторону, оставляя сыновей не только как самостоятельных творцов, но и как признанных художников», – поясняет Фрид.

Говоря о совместной работе, Ваге Согоян однажды признался: «Присматриваемся друг к другу, но больше всего к отцу. Его авторитет для нас – авторитет первого учителя и подлинного мастера – непререкаем».

Дань доблести юных

Незаурядный талант художника и его глубокая связь с жизнью чувствуются во всем, что делает Фрид. Он приступает к работе только тогда, когда глубоко проанализирует и прочувствует сложный строй художественного решения образа всей экспозиции и увидит пути включения своего творчества в общий замысел.

Памятник соловецким юнгам, погибшим в годы Великой Отечественной войны, сооруженный в 1993 году, в Архангельске стал одним из символов города – здесь принимают присягу наследники славных традиций героического прошлого. Этому памятнику, как и всем работам Согояна, присуща скрупулезная точность и выверенность линий. Монумент, изображающий подростка, почти ребенка и одновременно уже воина, противостоящего напору северного ветра, показывает неудержимый натиск стихии и величие человеческого духа, сплетя воедино наследие античности и традиции современной классики. В лаконичном и на первый взгляд статичном образе воплощен момент внутреннего сосредоточия, предшествующего неистовству действия, а не само действие как таковое.

Впоследствии ветераны войны, которые были когда-то теми самыми мальчишками-воинами, организовали сбор пожертвований, чтобы и в Москве увековечить память своих погибших товарищей. Памятник работы Согояна на площади Соловецких Юнг в Восточном округе российской столицы – юнга с сигнальными флажками – производит ничуть не меньшее, хотя иное впечатление. Автор добавил к чистой красоте скульптуры экспрессию, выплеск фантастической внутренней силы.

Лица и лики

Круг тем, которые интересуют мастера, необычайно широк и многообразен. Это может оценить всякий, кому довелось побывать в московской мастерской скульптора или видеть его работы. Помимо знаковых монументальных произведений, Фрид Согоян создал множество скульптурных портретов – исследователя Антарктиды Артура Чилингарова, актрисы Элины Быстрицкой, знаменитого футболиста Никиты Симоняна, академика Арнольда Адамяна, председателя правительства СССР Николая Рыжкова, национального Героя Армении. Работы Фрида отличает стремление к совершенству. В подражание античной классике он стремился воплотить одновременно мягкость и силу.

Любой скульптор по определению всегда работает с неподатливым материалом, но Фриду Согояну удается оживить его настолько, что кажется: не мы любуемся его творениями – это они смотрят на нас, и мы попадаем к ним в плен.

Вспоминается рассказ Глеба Успенского «Выпрямила», повествующий о том, как усталый, разочаровавшийся в жизни человек увидел статую Венеры Милосской и словно заново родился.

«Что двигало рукой создавшего этот шедевр скульптора? Ему нужно было... вековечно и нерушимо запечатлеть в сердцах и умах огромную красоту человеческого существа, ознакомить человека... с ощущением счастья быть человеком, показать всем и обрадовать всех нас видимой для всех возможностью — быть прекрасными».

Признание настоящего

«Сейчас часто складывается такое впечатление, – сетует Фрид, – что хотят угодить только людям, у которых одна абстракция в голове. Пропадает фигуративная живопись, искусство композиции. Для молодых живописцев, дизайнеров, скульпторов нет работы, которая бы позволила им в полной мере развить свой талант, опираясь на традиции высокого искусства. Госзаказов давно уже нет, и поэтому они ищут заказчиков среди тех, кто строит дачи и виллы. Но такой заказчик диктует свой вкус, а многие ли нувориши могут похвастаться хорошим вкусом? Люди стали богатыми неожиданно, у них нет школы восприятия красоты, чувства культурной традиции. Есть деньги, и за ними стоят люди, которым все хочется сию минуту, а в итоге страдает общее искусство, культура и народ… Хотя, конечно, существуют мудрые и терпеливые заказчики с хорошим вкусом, и тогда совместная работа с архитектором или дизайнером получается удачной».

«Человек моего возраста с крепкой школой не может так меняться, чем больше людей, которые хотят, чтобы сохранилась культура, тем лучше, – говорит Фрид Согоян. – Настоящее искусство, оно всегда находит свое признание. Бывают трудные времена, когда его забывают, но потом приходит светлое время, и тогда у этого искусства начинается новая, вторая, третья жизнь».

Но в нашем вечно меняющемся мире есть выдающиеся произведения искусства, которые делают его лучше, – это работы Фрида Согояна. Люди восхищаются ими и несут по жизни радость от соприкосновения с подлинными шедеврами.

Ольга Шатохина

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовал 51 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Великий скульптор! Особенно радует, что он много делает для Армении - Гюмри, Ереван, Эчмиадзин...
  2. Браво, Сагояны!!!!!!!!!
  3. Выдающийся Армянин!
  4. Я видел этот памятник в Вашингтоне. Очень органично он вписался в окружающую среду. Прекрасно!
  5. Горжусь этими талантливыми людьми!
  6. Почерк большого мастера.
  7. Как так получается, что грузинского монументалиста знают все, а талантливого Фрида Согояна в основном его соотечественники? В чем секрет, кто-нибудь может объяснить?
  8. Русские,еще со времен Сталина, почитают все грузинское.
  9. Спасибо, Ольга, большое!
  10. Сагоян - скромный и интеллигентный человек. И вась-вась с властью делать не может. Он творчеством занимается! А не менее талантливый грузинский монументалист Церетели знал, с кем надо дружить. Его Лужков хорошо крышевал, заказы давал. И Церетели, как бы его критики не старались, поступал верно - делал МОНУМЕНТАЛЬНЫЕ скульптуры. Они отовсюду видны, хорошо запоминались. Ну и пиар ему делали соответствующий.
  11. Фрид Согоян прожил (и дай Бог ему еще сто лет!) прекрасную жизнь. Его творения украшают парки и сады многих городов мира. Конечно, меня больше радует, что он сделал для Армении. А главное, парон Согоян воспитал таких замечательных сыновей. Они стали его полноправными соавторами. Представляете, какой счастливейший этот человек!!! Друзья, давайте выпьем - каждый в своих городах и странах - за здоровье этого достойного армянина и творца, за его прекрасных сыновей, за его семью! У меня еще осталось полбутылки "Ахтамара". Дзер генаци!
  12. Прекрасный материал о прекрасном человеке. Спасибо вам большое!
  13. С юбилеем, уважаемый Фрид Согоян!
  14. Тоже присоединяюсь к поздравлениям замечательному скульптору.
  15. Уважаемая Ольга, а что делает или планирует делать наш дорогой скульптор Согоян в данный момент для Еревана, какой памятник? Было бы интересно узнать. Заранее благодарен.
  16. Бесспорно, лучший материал номера!!!
  17. Супер! Прекрасная и талантливая семья.
  18. С юбилеем варпета! Долгих вам лет жизни!
  19. А что планирует сделать многоуважаемый Фрид Согоян для Армении в ближайшее время????
  20. Вот на таких талантливых и трудолюбивых людях держится наша нация. Спсаибо редакции.
  21. Вчера сообщили в СМИ, что Согоян получил правительственную награду Украины. Поздравляю!
  22. Что Фрид Согоян мастер. к тому же бескорыстный, мы знаем. Остаётся сожалеть, что о таком многогранном таланте писана статейка сухим, канцелярским, бездушным языком. Словно Ольга Шатохина получила заказ на моральное убийство!
  23. Что за ерунду вы пишете! Нормальный текст! Здесь порой такие перлы проходили типа пересказа биографии какого-нибудь советского замнаркома армянского происхождения, словно он всю жизнь только для Армении и старался. И таких статей для пенсионеров было достаточно. Написаны были на армяно-русском канцелярском языке. Сейчас, слава богу, их почти нет. Ереванские авторы НК помоложе, когда пишут о политике, порой кривляются. Это такой провинциальный армянский снобизм. Ну да ладно... А Ольга молодец!
  24. Ольга, узнайте, пожалуйста, что планирует сделать в Армении уважаемый Фрид Согоян. Это же важно...
  25. А что за 5 идиотов, которые поставили этому материалу (лучшему в номере) о замечательной творческой семье, о замечательном творце и армянине единицы? Чушки так нам завидуют. У самих то нет таких скульпторов. И много чего еще нет. Кроме халявных нефтедолларов.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты