№ 2 (185) Февраль (1–15) 2012 года.

Константин Ромодановский: Мы не преследуем по национальному признаку, а соблюдаем интересы закона

Просмотров: 4925

Глава Федеральной миграционной службы Константин Ромодановский в беседе с корреспондентом «Ноева Ковчега» рассказывает, как легально получить работу в России, что позитивного в миграции из Армении в Россию и как важно рабочему знать русский язык.

– Константин Олегович, давайте оценим масштабы работы вашего ведомства: какое количество мигрантов принимает сегодня Россия, как обеспечивает их социальные, правовые, экономические интересы? Насколько успешно удается регулировать миграционные потоки?

– Миграционная служба РФ решает вопросы, касающиеся и иностранных граждан, приезжающих в Россию, и российских граждан.

У нас действуют 18 регламентов, по которым мы оказываем услуги населению, и приезжему, и местному. Это и оформление паспортов, и лицензирование структур, которые занимаются отправлением людей на работу, то есть все, что связано с учетом граждан всех этих категорий, находится в поле зрения миграционной службы. Круг задач очень широк.

Что касается въезда иностранцев в Российскую Федерацию, то мы фиксируем устойчивые потоки из определенных стран. В целом миграционные потоки довольно постоянны - примерно 13-14 миллионов иностранных граждан, которые ежегодно въезжают в Российскую Федерацию. Немногим меньше 80% - это представители стран СНГ, 10% - представители стран Евросоюза, еще 10% - все остальные.

– Покрывают ли устойчивые потоки «гастарбайтеров», как их еще называют, потребности России в специалистах? Действительно ли демографическая ситуация в России настолько тревожна, что стране требуется рабочая сила извне?

– Безусловно, демографическая ситуация во всех развитых странах требует притока иностранной рабочей силы. Но мы уже отходим от принципа «принять абы кого», как это было поначалу, и переходим на отбор тех, кто востребован здесь, кого примут в конкретных регионах, с конкретными профессиями.

Отмечу, что никому не понравится, что иностранцы, может, это прозвучит грубовато, но шляются по рынкам, совершают правонарушения, преступления. А происходит это прежде всего от невостребованности. Если человек занят делом, он никогда не станет нарушать закон, правила поведения, существующие в той стране, где он работает. Конечно, бывают исключения, в жизни все может случиться, но подавляющее большинство мигрантов из тех, кто работает, – это законопослушные люди, которые приехали заработать деньги, накормить свою семью. Именно так мы и подходим к ним. Но те, которые болтаются не поймешь где, те, кто ничем не занят, – от них все проблемы и беды.

– Как Вы считаете, уже прошел тот период, когда происходили массовые нарушения миграционного законодательства, наймом рабочей силы занимались криминализированные структуры, мошенники разного толка? До сих пор можно встретить объявления о регистрации, трудоустройстве, обещания оформить все необходимые документы…

– Я надеюсь, что всего этого стало меньше, потому что мы движемся в сторону диверсификации. В России сейчас существует 17–18 различных режимов пребывания, 7 вариантов осуществления трудовой деятельности. Мы даем возможность выбирать, создаем условия для того, чтобы человек имел возможность, если он почему-либо не получил разрешения на работу как физическое лицо, получить патент. С тех пор, как мы запустили систему патентов, сразу на миллион человек нелегально работающих стало меньше.

– Не только на миллион стало меньше, но и казна получила значительную прибавку…

– Около 4 миллиардов рублей.

– Насколько я знаю, это была Ваша личная инициатива?

– Есть грех. Стараемся дать людям возможность выбора.

– Это более цивилизованный подход…

– Если вы так считаете, значит, мы стали работать цивилизованнее. Я оценок себе не ставлю.

– До сих пор ходят в народе «страшилки» об инспекторах ФМС, которые проводят облавы, рейды по выявлению нелегалов…

– А почему «страшилки»? Это наша контрольная функция! Мы не проверяем объекты, мы смотрим, насколько пребывание иностранных граждан в России соответствует нашим законам. Мы не преследуем по национальному признаку, мы соблюдаем интересы закона.

– Больше всего нареканий можно услышать как раз на то, что ФМС работает по «национальному признаку».

– Сотруднику ФМС безразлично, кто перед ним - гражданин Узбекистана, Таджикистана или Армении. Есть понятие, что это иностранный гражданин, который находится на территории РФ. ФМС проверяет, соблюдает ли он российские законы.

– Между Россией и Арменией довольно близкие отношения, союзнические, действует самый большой пакет соглашений по взаимному сотрудничеству. А вот в отношении мигрантов ситуация иная, более жесткая.

– Знаете, если две страны о чем-то договариваются, это регулируется двусторонним соглашением. Мы готовы работать в этом направлении и реализовывать наши соглашения, не только двусторонние – между Россией и Арменией, но и в рамках СНГ, ЕвраЗЭС, ОДКБ, всех союзов, где присутствуют обе наши страны. У нас нет камня за пазухой, нет каких-то недоговоренностей. Мы всё стараемся решать так, чтобы это было выгодно и России, и Армении.

Давайте договариваться, развивать двусторонние и многосторонние отношения. Чтобы нам было хорошо, и ничего за это не было.

– В Армении очень тревожная ситуация с миграцией. Работоспособная часть населения, не находя себе профессионального применения, стремится выехать на заработки за рубеж. Самый большой поток эмигрантов ориентирован на Россию.

– Наверное, здесь нужно рассуждать так: рыба ищет, где глубже, а человек едет туда, где лучше. Если условия для развития есть в России и они привлекают людей, значит, надо делать вывод и создавать в Армении условия, которые перебьют те бонусы, которые граждане Армении видят в выезде на работу в Россию. Что скрывать, в Советском Союзе Россия и Армения были, как очень близкие родственники. Слава Богу, эти отношения сохранились. Может быть, не стоит безапелляционно утверждать, что миграция в Россию – это плохо для Армении. Может быть, это и хорошо? Ведь выезд в Россию – это еще и возможность пополнить свои знания, расширить круг общения, интересов, повысить квалификацию. С самых разных сторон нужно смотреть на этот процесс. Я не буду называть страны, которые являются источником рабочей силы для Российской Федерации, но по одной из них анализ показал, что треть мигрантов возвращается домой и открывает дело в своей стране. Наверное, нужно посмотреть, что дает эта миграция Армении.

– Прежде всего, трансферты, денежные переводы, которые по своему объему приближаются к госбюджету…

– Помимо денег, эти люди привозят навыки, знания, опыт, организацию труда. К миграции я отношусь положительно, особенно к миграции из Армении в Россию. Она наверняка приносит намного больше плюсов, чем отрицательных последствий.

– В Армении больше всего сетуют на то, что уезжают наиболее квалифицированные и подготовленные кадры. Да и молодежь стремится попасть в Россию.

– Есть такая категория в ФМС, как «высококвалифицированная рабочая сила». По этой категории получили разрешения на работу 37 человек из Армении. Конечно, это немного. Но учитывая, что подобные документы получают в основном представители Евросоюза и Америки, наверное, это неплохой показатель для Армении. Или вот «квалифицированный специалист» – руководитель предприятия, главный инженер, главный бухгалтер – в этой области мы выдали 240 разрешений на работу. Конечно, на фоне 26 тысяч подобных разрешительных документов – это тоже небольшое количество, но и говорить, что Россия вымывает специалистов из Армении, я бы тоже не стал. Из Армении сегодня в основном приезжают специалисты из сферы услуг, торговли. Всего около 100 тысяч человек легально осуществляли трудовую деятельность в Российской Федерации в прошлом году.

– Проблема в том, что основная часть трудовых мигрантов из Армении, поработав и освоившись, стремятся получить российское гражданство. Эти процессы как-то регулируются?

– Мнение, что подавляющее большинство граждан Армении, работающих в России, ходатайствуют о получении российского гражданства, не соответствует действительности. В прошлом году в Россию из Армении въехали 430 тысяч человек. Процент получивших гражданство невысок.

Почему иностранные граждане стремятся получить российское гражданство? Чтоб у них было меньше проблем при устройстве на работу. Но если мы создадим условия, чтобы гражданин Армении имел возможность легально работать в Российской Федерации, у него уже потребность в смене гражданства исчезнет. Гражданство – это твои отношения с государством, взаимные права и обязанности. Если гражданин Армении не испытывает потребности быть столь тесно связанным с Российской Федерацией, а ему нужна только возможность легально работать, наверное, проще создать ему такие условия.

– В отличие от России, в Армении принят институт двойного гражданства.

– В России это не приветствуется.

– Сегодня число этнических армян в России, по утверждению некоторых специалистов, уже приближается к количеству проживающих в Армении. И это вызывает серьезную обеспокоенность.

– А как подсчитывалось количество армян, проживающих в России? Я думаю, что это оценочные данные. Поэтому я предлагаю жить дружно и уважать законы, которые действуют на территории обоих государств.

– Проблема еще и в том, что представительство ФМС РФ в Армении до сих пор не работает.

– Это скорее технические проблемы, которые рано или поздно будут решены. Наличие представительства – это необходимость, этот институт поможет разрешить целый ряд вопросов, начиная от информационной работы, кончая самыми сложными вопросами, для разрешения которых в России требуются большие финансовые и временные затраты. Затруднения в работе нашего представительства в Армении носят временный характер. Надеюсь, что в скором времени оно будет активно работать.

– Могли ли проблемы возникнуть оттого, что работа вашего представительства связывается с программой по возвращению соотечественников в Россию?

– Нет. Представительство, и помимо госпрограммы, решает множество вопросов. Госпрограмма по возвращению сооте-

чественников – это не принудительный процесс. Представляя госпрограмму, мы говорим людям, что у нас есть регионы, где требуются рабочие руки. Если вас устраивают условия, то вы можете быть соискателем этого рабочего места в этом конкретном регионе. Мы предлагаем конкретные условия, а не уговариваем и не завлекаем.

– Сумеет ли ФМС в посткризисный период сохранить баланс между потребностью российской промышленности в рабочей силе и потоком мигрантов?

– У нас есть механизм квотирования, который и регулирует вопросы, связанные с занятостью на производстве. Существует механизм патентов, который позволяет иностранным гражданам в качестве физического лица работать, оказывать какие-то услуги. Это два разных механизма. И если мы жестко ограничиваем механизм квотирования, ограничиваем количество работающих на производстве, то количество патентов не ограничено.

Пожалуйста, ищите себе место, приобретайте патент и работайте. Мы, безусловно, защищаем российских работников, отдаем им приоритет при трудоустройстве, но, тем не менее, если экономика испытывает потребности в рабочей силе, то грех их не учесть. В данном случае спрос рождает предложение. Если России нужны рабочие руки, то мигранты должны приезжать. Но ни в коем случае не должно быть праздношатающихся иностранных граждан.

– Как вы относитесь к работодателям, которые стремятся максимально использовать дешевую рабочую силу? Известно множество случаев нарушений в виде невыплаты зарплаты, низких расценок, правовой незащищенности мигрантов. Какова сегодня ситуация?

– Сегодня, если зарплата не выдается более двух месяцев, это служит основанием для возбуждения уголовного дела. Этим занимается не только ФМС, но и служба занятости, прокуратура, общественные и правоохранительные организации. Но им нужны конкретные примеры. А их на поверку и не оказывается. В прошлом году зафиксировано 160 случаев невыплаты зарплат. Но не миллионы! Сейчас, когда мы с вами говорим, 1.200.000 человек работают, не платя налоги.

Люди, которые работают, знают, сколько стоит их труд. Не надо ситуацию упрощать и представлять мигрантов как невинных овец, с которых только стригут шерсть. Это далеко не так. Нельзя голословно говорить, что мигрантов обманывают на каждом шагу. Если бы это было так, уверяю вас, они бы не приехали сюда. Им здесь выгодно и удобно. Получают зарплату и отправляют в свою страну.

– А как быть с незнанием русского языка мигрантами? Это же серьезная проблема.

– Мы являемся соинициаторами закона, требующего знания русского языка для работающих в сфере ЖКХ и в сфере обслуживания. Я считаю, что это правильный шаг. Если ты работаешь в России, контактируешь с россиянами, ты должен их понимать и тебя должны понимать. Не важно, откуда ты, важно, чтобы ты соблюдал законы России.

– Какие меры наказания предусмотрены за незаконную миграцию?

– Мы применяем довольно- таки жесткие меры и будем их усиливать. В случае если суд принимает решение о выдворении, то человеку закрывается въезд в Россию на пять лет. На сегодняшний день насчитывается почти 300 тысяч человек, которые уже имеют по два правонарушения, и согласно нашему законодательству мы имеем право закрыть им въезд на три года с момента совершения первого правонарушения. За год 63 тысячам таким образом был закрыт въезд в РФ. Если человек не принимает наши правила, наши законы, пусть сидит дома. Нам такие люди не нужны. Закон существует для всех. И его нужно выполнять.

Так что мои пожелания всем в новом году – мира, взаимопонимания между всеми народами. Куда нас заведет кривая нашей жизни, неизвестно. Но важно, чтобы нас везде принимали нормально. И русских, и армян. Чтобы мы вели себя достойно и не пятнали честь своего государства.

Беседовал Эдуард Сахинов

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 54 человека