№ 2 (185) Февраль (1–15) 2012 года.

Светоч знаний – Татев

Просмотров: 4603

К 650-летию основания Татевского университета

Университет Татевского монастыря заявил о себе в начале шестидесятых годов XIV века. Переняв опыт Гладзорского университета, прервавшего волею обстоятельств свое существование, высшая школа Татева стала развивать его достижения в рамках устоявшихся традиций.

ПРИПАДАЯ К ИСТОКАМ НАУК

На пороге университета встречал юных слушателей сам Ован Воротнеци. Тарон, Киликия, Васпуракан, Агванк, Крым, Персия и весь Сюник приобщались к знаниям. Привечая каждого, ректор мысленно переносился в свою юность, когда в Гладзоре по-отечески принимал его слушателем Есаи Нчеци – «просветитель армянской нации» и «великий рабунапет-наставник».

Ован Воротнеци преисполнен был гордости, что Орбеляны, владетельные князья Сюника, доверили ему судьбы образования в Армении. Он знал, чему и как учить страждущих знаний.

И выбор им был предоставлен – на каком факультете учиться. Было их три: философско-богословский, каллиграфии и миниатюры, музыки. В университете Татева была развернута вся палитра знаний: философия, богословие, грамматика, физика, математика, астрономия, каллиграфия, педагогика, родная речь, литература, история, архитектура, основы живописи и художеств, техника оформления книг, искусство миниатюры и стенной росписи. Позаботился Ован Воротнеци и о том, чтобы в музыкальном классе учили магии псалмопений, ладу и теории. Длилось обучение семь, а то и все восемь лет.

Процесс обучения подробно описан в рукописи XIV века: «На одном отделении научал музыке, сладкозвучным мотивам первый в этой области учитель. В другом изучали живопись и ее стили. Наконец, в третьем знакомили с сочинениями христианских авторов и приобщали к светским наукам». От своих наставников питомцы узнавали, что такие же знания получали в монастырской школе Татева еще в начале X века, в первой во всем христианском мире высшей школе!

Сам Ован Воротнеци, автор пособий по логике, поднял преподавание своего предмета на довольно высокий уровень. Еще в стенах Гладзора он и Акоб Крнеци-Таргман ввели в программу обучения сочинения Жильбера Порретанского, Варфоломея Болонского и Петра Арагонского, с ведома авторов переводя их труды по логике на армянский язык.

Армянский богослов XV века Киракос Банасер, биограф Товмы Мецопеци, выпускника и рабунапета Татевского университета, приводя перечень наук, к которым приобщали слушателей-иноков, упоминает: «Был он (Товма Мецопеци. – М. и Г.М.) украшен всеми добродетелями и сведущ в теории, практике и науке, ибо овладел 12 частями философии, 7 книгами внешней философии, 72 книгами Ветхого и Нового Заветов, труднодостижимыми тонкими писаниями и сложными книгами православных и украшенных Божьей милостью святых вардапетов и 51 эпическим повествованием».

БДЕНИЕМ ОВАНА ВОРОТНЕЦИ

Ован (Ованес) Воротнеци, сын князя Иванэ, прозван был Кахиком, Любящим Бога. Родился он в 1315 году в селе Вагадин гавара-уезда Цхук исторического Сюника. Помимо ректора Есаи Нчеци, наставлял его на путь ученого-педагога и старший учитель Гладзорского университета вардапет (ученый монах) Тиратур Киликеци. По их кончине Ован перебирается в братство Гермона, откуда судьба направляет его в монастырь Воротнаванк, что в Цхуке.

В начале семидесятых со своим учеником он совершает паломничество в Иерусалим. По пути на могиле Григора Лусаворича, что у подножия горы Сепух, Ован Воротнеци возводит своего питомца в сан монашествующего саркавага-диакона и дает ему имя Просветителя армян – Григор. А на обратном пути там же посвящает его в вардапеты. Отныне он – Григор Татеваци.

Возрождение духа Гладзора в Татеве стало смыслом жизни Ована Воротнеци. Удачный опыт создания подобной школы в Воротнаванке ободрил его. Люди говорят о нем как об «искусном ученом и счастливом учителе», и он спешит оправдать их доверие.

По возвращении в Сюник он возглавил борьбу против папских посланцев и их армянских прихвостней, которые добивались слияния Армянской Церкви с католической и признания верховенства папы римского. Поддерживаемый учениками и единомышленниками, Ован Воротнеци переводит свой университет из Татева под Нахичеван, в логово униатов Апракунис, чтобы дать им отпор на месте. Но продержаться там удалось всего два года: пришлось возвратиться в Татев и начинать все сначала.

 Один из питомцев Татева тех лет так отзывался о возглавляемом им учебном заведении: «И вот мы у святого, прославленного и блаженного рабунапета Армении Ованеса Воротнеци. Учимся читать и писать в его университете в те мрачные времена, когда имя его взошло как солнце над миром, залечивая язвы, помогая в нужде и князю, и воину-азату, и католикосу, и философу... ибо собирал он вкруг себя далеких и близких, сирот и бездомных, обучал, удостаивая славных степеней учителя, священника, музыканта, философа, художника и писца».

Труды Ована Воротнеци – «Анализ «Категорий» Аристотеля», «Комментарий к книге Аристотеля «Об истолковании», «Краткое толкование «Введения» Порфирия», трактат «Об элементах» – вошли в сокровищницу философской мысли Армении, сам же он был признан «факелом света и солнцем Церкви».

Отошел в мир иной Ован Воротнеци в 1388 году. Погребен в Ернджаке, в центре одноименного сюникского уезда, в монастыре Сурб Геворг. Причислен к сомну святых.

* * *

Переписчик Акоб так описывает мытарства и горечь последних дней своего учителя: «Тамерлан не раз пытался схватить святого нашего наставника Воротнеци, но по воле Божией ускользал он из его капканов и целых два года перебирался с учениками своими с места на место, проповедуя и обучая. Шел и я с ним, нагруженный книгами, перьями и чернилами, и это при тучности-то моей. Шел с ним, и едва прибывали мы куда-нибудь, я не только читал, но и продолжал переписывать священные рукописи, претерпевая лишения и немалые трудности, ибо где начинал, там не всегда мог завершить труд свой».

Вручить пастырский посох вардапета Ован Воротнеци успел шестидесяти своим питомцам. Был среди них и Магакия Крымеци.

Из «Жития Магакии Крымеци» известно, что Ован Воротнеци  «сын состоятельного и благочестивого мужа из знатного рода», что «превосходно обучен всем канонам церковных обрядов» и что «покинув дом свой и владения, пошел служить Богу».

Время донесло до нас скупые сведения о Магакии Крымеци, но и по ним можно судить, сколько сил отдал он борьбе с католицизмом, пустив на благое дело и немалую долю своего состояния. В 1381 году на склоне горы близ села Апракунис его стараниями встает храм Сурб Карапет. Собрав вокруг себя страждущих знаний юношей, Магакия призывает к себе Ована Воротнеци с Григором Татеваци. Вопреки козням униатов они и закладывают в Апракунисе фундамент новой высшей школы.

Докопались мы и до факта, что Крымеци «отравлен был своей крестной матерью, ибо женщина та обращена была в веру двуестественников», то есть католиков. Магакия Крымеци «под псалмопения, с благословениями положен был в монастыре Ернджака под сень алтаря церкви Сурб Геворг», рядом со своим великим учителем.

ЗЛАТОУСТУ ПОДОБНЫЙ

Григор Татеваци, достойный последователь Ована Воротнеци, родился в 1346-м в уезде Вайоц дзор, где и провел юношеские годы. Это он не дал зачахнуть добрым начинаниям своего покровителя и наставника.

«Мать его, простая крестьянка, нажив детей, со временем перестала рожать. Но все ее чада отошли к Богу… Тогда муж и жена обратили взор свой ко Всевышнему, прося одарить их… и настал день, и увидела блаженная мать во сне Сурб Лусаворича на небесах, держащего в руках погасшую лампаду. И сказал он: «Бог услышал молитвы твои и по молитве моей даст тебе доброго наследника. Прими эту лампаду истинной веры». И она зачала». Это из «Жития блаженного, трижды великого, непобедимого Сурб Григора Татеваци, ученика светозарного Вардапета армянского Сурб Ованеса Воротнеци».

Редкую одаренность сына и его тягу к учению трудно было не заметить. Юный Хутлушах, так звали Григора до пострига, был отдан в школу Татевского монастыря – на попечение Ована Воротнеци. Проучился Григор у направника своего без малого двадцать лет. Именно в записи Григора Татеваци дошли до нас сочинения его учителя. Уже на смертном одре завещал ему Ован Воротнеци кафедру главного наставника и велел взять на себя заботу о Татеве. Так и стала вся его жизнь служением.

Ученый и ритор, живописец и каллиграф, богослов и проповедник, Григор Татеваци разъезжал по монастырям и весям земли Армянской, читая проповеди мирянам и духовенству. Это был, как сказано в «Житии», статный красавец «высокого роста с лицом светлым, гордым, белокурым, при пышной бороде».

Летом 1409 года в вардапеты посвящают десять учеников Григора Татеваци из Каджберуника. То были последние питомцы Татеваци.

Почил в бозе Григор Татеваци в стенах Татевского монастыря 27 декабря 1409 года, шестидесяти трех лет от роду, где и упокоен у южной стены кафедрального собора Сурб Петрос и Погос (Св. Петра и Павла). Армянская церковь возвела его в ранг святого. День поминовения Святого Григора Татеваци, как и его наставника

Ована Воротнеци, приходится на субботу перед четвертым воскресеньем Великого поста. Они замыкают собой список святых Армянской Апостольской Церкви.

* * *

После смерти Григора Татеваци университет просуществовал еще четверть века. Только было это уже при другом Татеваци – Мхитаре, которого сменит вардапет Езекиел.

Потом накатят черные напасти: в 1435 году конница Шахруха, младшего сына и преемника Тимура-Тамерлана, обрушится на монастырь, перебьют монахов, и университета не станет…

Но заглушить и подавить дух монастырской школы не удалось. Минут века, и там, где прежде стоял университет, как из пепла возродится новая духовная школа. Строение известного на всю округу учебного заведения тянулось вдоль оврага почти на семьдесят пять метров, примыкая к восточной стене монастыря. Школу эту в третьей четверти XVIII века открыл здесь настоятель Абраам Сюнеци-Астапатци. Зодчий сумел выкроить место и для занятий на открытом воздухе: двери всех шестнадцати классов, обогреваемых «бухариками», печурками на дровах, выходили на крытую деревянную веранду.

В монастырскую школу, дотянувшую до конца XIX века, тянулись за знаниями юноши из дальних и ближних сел. Пришел сюда и Погос Карадахци, он же Погос Нерсисян, он же Погос Вардапет, из предместья Тавриза. Окончив полный курс, он остался учительствовать в школе при престольном храме Сурб Эчмиадзина. А еще давал частные уроки в Шуши, главном городе Карабаха. Запомнился он и воспитанникам тифлисской школы Нерсисян. В 1828 году Погос Карадахци возвращается в Шуши и в течение пяти лет преподает в школе проповедников Базилян. Здесь же издает «Краткий курс армянской грамматики». И снова судьба заносит его в Тавриз, а оттуда в нахичеванский Агулис – обучать позабытому искусству риторики. Читает он и введение в логику. Своими знаниями ему обязаны Хачатур Абовян, основоположник новой армянской литературы и нового литературного языка, Степанос Назарянц, публицист и общественный деятель, редактор журнала «Юсисапайл», издаваемого при Лазаревском институте восточных языков, Аракел Араратян, писатель и историк, Месроп Тагиадян, писатель, публицист и педагог.

* * *

В 1787 году по настоянию архиепископа Овакима Сюнеци из цхукского села Ангехакот, владыки Сюника, на могиле Григора Татеваци возвели базальтовый склеп. Поставили этот мавзолей брнакотцы, каменотесы из Цхука. Святой упокоен у порога церкови Сурб Григор Лусаворич. Такова была воля самого Татеваци. Он надеялся, что каждый верующий, в храм идущий, переступит через его прах с молитвой на устах.

Мавзолей, весь в орнаментах и рельефных крестах, испещрен надписями, говорящими о том, что Григор Татеваци признан «светозарным рабунапетом», «вторым Златоустом», «трижды блаженным вардапетом», «четвертым просветителем Армении».

«МЫСЛЬ НЕ БОИТСЯ БОГА, ИБО СВОБОДНА»

Труды Григора Татеваци – «Книга вопрошений», «Краткий анализ учения Давида Анахта», «Анализ сочинения «О мире», «Краткое толкование сочинения Порфирия», «Краткий анализ «Добродетели» Аристотеля» – заняли особое место в нашей домашней библиотеке. А еще у нас имеются фотокопии изданных в Константинополе в типографии Абраама Тракеци его трудов: «Книга проповедей. Зимний том. 1740 г.», «Книга проповедей. Летний том. 1741 г.», «Книга, именуемая Златым Чревом. 1746 г.». Посчастливилось нам держать в руках и оригиналы бесценных изданий.

На ночь нередко вспоминаем слова Григора Татеваци: «Слава Господа – это прежде всего Крест Господа».

Ловим себя на том, что чувства наши созвучны мыслям Католикоса всех армян Гарегина I: «Без этого Креста невозможно говорить о славе. Вспомним Иисуса: «Возьми Крест свой и следуй за Мной». Но часто, следуя за Ним, мы не желаем брать Крест. И без него нам хорошо и естественно. Никаких усилий и жертв. А ведь жертва – это высшее проявление любви. Христос проповедовал любовь и увенчал ее своим Крестом».

А пока прислушаемся к тому, что говорит нам Григор Татеваци: «Мысль – судия, бесстрастный и беззастенчивый; она не боится Бога, ибо свободна; не приемлет подкупа, ибо не нуждается в нем; не воинственна, ибо постоянно бдит. Потому и судит верно и истинно».

Григору Татеваци повезло: Армения Средних веков не знала ни судилищ, ни инквизиции, иначе за дерзость высказываний он давно бы взошел на костер… Да и сама природа Армянской Апостольской Церкви такой мысли не допускает.

Меж тем, Григор Татеваци развивает свои идеи: «Простые люди достойны прощения и милосердия, ибо совершают преступления не по своей воле, а по принуждению нищеты. Как говорится в притче: крадем, чтобы насытить голодную утробу. Князь же совершает преступление по своей воле, ибо ни в чем не нуждается, почему и должен быть наказан вдвойне».

До чего же крамольные мысли позволял себе наш правдолюб!

УЧИТЕЛЕЙ ДОСТОЙНЫЕ ПИТОМЦЫ

Григор Араратеци, Саргис Салнапатеци, Барсег Багишеци, Акоб Андзыхнапатеци, Симеон Егвардци, Мкртич Нахапетенц, Григор Цер: эти в первом ряду преуспевших. За ними следуют Галуст и Акоб из Вагадина (Воротнаванк), Аветис и Саргис из Астапата, Егия из Оцопа, Унан из Шемахи – столицы прикаспийского ханства Ширван, Ованес по прозвищу Кармир (Красный) из Капана, Маттеос Ухтеци из Гандзасара, Мкртич из Пайтакарана, Мхитар из Татева, Симеон из Сюника, Акоб из Буста, Григор из Джуги, Мовсес из Тифлиса, Степанос из Тавриза, Маргаре, Карапет, Меликсет, Тумас…

Встают перед мысленным взором и лучшие из лучших выпускников – Товма Мецопеци, Ованес Гермонеци, Маттеос Джугаеци, Григор Хлатеци. Это они прославили Татевский университет на века.

Над братией Мецопаванка, что в гаваре Туруберан, тридцать лет стоял Товма Мецопеци (1378-1446). Монастырская школа открыта была там еще в конце XII века, перерастя к 1408 году в высшую. Сто шестьдесят воспитанников и восемь вардапетов преклонялись перед гением ее основателя – Григора Татеваци. После него заботу о школе приняли рабунапет Григор Хлатеци и его преемник Товма Мецопеци.

Здесь вполне уместны слова Товмы Мецопеци о Григоре Татеваци: «Сиял, как факел в ночной тьме… И все устремились к нему, дабы просветить душу и разум сладкоречивыми наставлениями его. Был среди них и я, слабый духом и разнесчастный. Влекомый славой личности его, отправился я с двенадцатью братьями в Татев. И целых два года оставались мы при нем, опекаемые им и любимые». В скором времени, однако, Товме Мецопеци с братией пришлось бежать от бесчинств тюркского племени Кара-Коюнлу и укрыться в монастыре Мецопа, где они и закладывают основы школы переписчиков книг.

Со слов вардапета Киракоса Банасера, автора «Истории Тамерлана и его последователей», Товма выделялся «меж всех вардапетов, как солнце среди звезд». Благодаря ему получила вторую жизнь школа в Святом Эчмиадзине, заложенная еще в IV веке при Григоре Лусавориче и призванная готовить церковнослужителей и учителей.

Из воспитанников Татевского университета, ставших воспитателями, упоминается и епископ Ованес Гермонеци, бдящий за учебным процессом.

Отслеживая ход событий, можно заметить, что именно усилиями Ованеса Гермонеци и Товмы Мецопеци воплощено было заветное желание Ована Воротнеци и Григора Татеваци – перевести патриарший престол из далекой и опутанной сетью папских интриг Киликии в сердце Армении, Сурб Эчмиадзин. Что они и осуществили в 1441 году.

Преподавал в Татевском университете и Маттеос Джугаеци, выходец из Старой Джуги, богослов и философ. Служил он Господу и в Апракунисе – в монастыре Сурб Карапет, и в пустыне Тандзапарах, близ Татева.

Вот одно из его изречений: «Поскольку животные лишены разума, чтобы творить, руки им не нужны. Человек же, коему мудрость дана, нуждается в руках. Поэтому он встал на задние ноги, а передние поднял и превратил в орудие действия».

Полагают, что «Житие Григора Татеваци» принадлежит его перу, но достоверно известно, что поэтический некролог на похоронах учителя читал Маттеос Джугаеци. Свое «Толкование Евангелия от Луки» он составил в виде вопросов и ответов. В той же форме поданы и его «Толкования Евангелия от Иоанна».

Педагог, поэт и музыкант Григор Хлатеци, он же Церенц, оставил нам «Гандзаран» – сокровищницу духовных и культурных ценностей. Пятьдесят пять лет кряду он переписывал книги. «Ни ночью и ни днем рука его не переставала выводить еркатагир («железописную» каллиграфию. – М. и Г.М.). Великое множество книг переписал он и подарил церкви», – говорит Товма Мецопеци, автор «Жития превосходного и светозарного вардапета нашего Григора Хлатеци Церенца».

Творений Григора Хлатеци в ереванском Матенадаране не меньше десятка. Большая часть им же и расписана. Его сборник «Айсмавурк» вобрал семьсот житий святых и святомучеников. Говорят, обладал он красивым голосом, снискав себе славу незаурядного исполнителя. В памяти народной остался он и составителем песенников. К семидесяти годам Григор Хлатеци успел побывать и в Святой Земле. Жизнь благостной души человека оборвалась трагически: напавшие на него курды грозились изрубить его, если не отречется от своей веры. Так 86-летный вардапет и пал от рук нечестивцев. На его гибель поэт Аракел Багишеци откликнулся «Элегией на смерть Григора Хлатеци».

Но вернемся в Татевский университет.

АДАМОВА КНИГА АРАКЕЛА СЮНЕЦИ

Выпускник Татева Аракел Сюнеци, поэт и грамматик, богослов и философ, педагог и музыкант, жил и творил с 1350 по 1425 год. Наукам обучался у Ована Воротнеци и у дяди своего Григора Татеваци. Вышел в епископы и архиепископы.

Труд Аракела Сюнеци «Краткое толкование грамматики», построенный в форме диалога, как и «Правила воспитания младенцев», создан был им в соавторстве с Григором Татеваци. Его сочинения обогатили педагогическую науку армянского Средневековья. В лирической поэме «Драхтагирк» («Книга рая») живым и образным языком расписаны муки грешников и вечное блаженство праведников.

Венцом творчества Аракела Сюнеци стала «Адамова книга» («Адамагирк») – об утерянном счастье человечества. До чего же это было созвучно тогдашнему положению народа армянского! В книге сатана обуреваем желанием погубить прародителей наших, вкушающих красоты и блаженство рая. Ева,

поддавшись по легкомыслию своему чарам искусителя, побуждаемая тщеславием, возмечтала стать вровень с Богом. Она спешит вкусить запретный плод с древа познания добра и зла. А вкусив, дает отведать его и Адаму.

Книга «Адамагирк» была положена на музыку. Отдельные ее стихи исполнялись как псалмы. В отрывках дошла она до нас в граммофонной записи конца XIX века.

* * *

Порывшись в том же пласте времени, откопали и мы нечто, созвучное глубокомыслию той поры:

Не ставит книгу в грош глупец,

Высокий смысл в ней чтит мудрец.

Это дистих Акоба Рштуни, писца из Татева.

Знавал сюникский Вайоц дзор начала XV века и Аристакеса Себастаци, писца и оформителя, побывавшего в духовных центрах Татева, Гермона, Егварда. Ереванский Матенадаран бережно хранит спасенные Аристакесом от забвения рукописи Ована Воротнеци и Григора Татеваци.

В Татеве же начал свой духовный путь Погос Гарнеци. В 1415 году его избирают армянским патриархом Иерусалима. Через три года, прибыв в киликийский Сис, он смещает Католикоса всех армян Григора VIII Хандсгата (1411-1418) и занимает патриарший трон как Погос II Гарнеци (1418-1430). Желая опереться на верных людей, он призывает к себе вардапетов из Восточной Армении, полных решимости вернуть престол и десницу Григора Лусаворича в Сурб Эчмиадзин.

Но их противники, те, кто мечтал утвердить престол католикоса в Ахтамаре, оказались проворнее: в 1430 году Погос II Гарнеци был отравлен.

МИНДАЛЕОКИЕ ПРЕЛЕСТНИЦЫ ВЛЮБЛЕННОГО ЦАХКОХА

Готовил Татевский университет и цахкохов – миниатюристов, украшателей пергаментных текстов.

Рукой Григора Татеваци в 1378 году было расписано Евангелие. Родилась рукопись в 1297-м в Ехегисе, тогдашней столице Сюника. Переписчик Ованес успел лишь обозначить хораны (стилизованные изображения архитектурного свода в армянских миниатюрах) и маргиналы (рисунки на полях). Пролежав почти век, Евангелие – через священника Тер-Саргиса – оказалось в Татеве. Тер-Саргис упросил Григора Татеваци расписать манускрипт по своему разумению. Один за другим возникают на пергаментах из телячьей кожи лики евангелистов. Заглавные листы вспыхивают оттенками насыщенного синего, коричневого, красного, охристого: блещут свежестью красок миниатюры – «Благовещение» и «Рождество».

Особый интерес вызывает образ Девы Марии в сцене Благовещения. Черты ее лица, особенно глаза и густые дугообразные брови, сходящиеся над переносицей, выдают этнический тип и характер армянки. Фигуры Богородицы и архангела Гавриила дышат благородством. Вот что говорил о сотворенных им ликах сам Григор Татеваци: «Слагаемые красоты образа, идущего от прообраза, проявляют себя трояко – соразмерностью формы, пропорциональностью частей и должным сиянием».

В те же годы обрел известность и другой Григор из Сюника – Ананун (Аноним), явивший миру образы бесчисленных красавиц с миндалевидными глазами. Он первым стал изображать в красочных одеждах простолюдинов. С ними соседствуют святые – Саргис-Сергий, Меркуриос-Меркурий, Теодорос-Феодор, Геворг-Георгий. Небесные воины воплощены в подвиге своем – убиении Юлиана Отступника. Рядом со св. Сергием его сын Мартирос. Движения святых всадников крайне динамичны. Конь, задрав морду, то рвется вперед, то, взвившись на дыбы, готов растоптать копытами дракона.

Остается сожалеть, что часть миниатюр – хораны и библейские сцены – Григор Ананун не успел завершить. Одно утешает: шедевры его можно увидеть в Матенадаране им. Месропа Маштоца.

В злом 1435 году правитель государства Тимуридов Шахрух разграбил матенадаран Татева, заложенный в X веке. Но Богу было угодно, чтобы книгохранилище выжило и дотянуло до десятых годов двадцатого столетия. Его скрипторий – мастерская, где писцы размножали рукописи – с уцелевшими манускриптами был переведен в Сурб Эчмиадзин.

Оттуда в ереванский Матенадаран перекочевали сто пятьдесят пять рукописных книг, рожденных в Татеве.

* * *

Свет Татева не померк, как не угасла и лампада просвещения. В 1451 году в Севанском монастыре Даниел Вардапет, питомец Татевского университета, основал «Аракелян тан вардапетаран» – «Школу Апостольского Дома». Сам Даниел был признан «рабунапетом всеармянским». Его ученики, а в их числе был и Орданан, будущий настоятель Татевского монастыря и митрополит Сюника, окормлявший народ до 1488 года, обучались наукам строго по университетской программе Татева.

Марина и Гамлет Мирзояны (фото авторов)

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовал 81 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Очередной отличный материал Мирзоянов,спасибо.Я каждый раз с трепетом жду статьи Миррзояна,там всегда много интересного и подано доступно.
  2. Очень познавательная и интересная статья про нашу историю.Благодарен автору.
  3. весьма полезная для русскоговорящих армян диаспоры публикация. В действительности, достижения армянской средневековой науки несоизмеримо велики по сравнению с нашими представлениями об этих достижениях. Многие плоды армянской цивилизации были скандальным образом растоптаны дикими тюркскими кочевническими племенами. Эти факты известны всему цивилизованному миру.
  4. Супруги Мирзояны много делают для популяризации нашей истории и нашего культурного наследия. Честь и хвала им за это! Но их творчество носит несколько академический характер. Мне бы хотелось видеть и присутствие дня сегодняшнего. Газета все же, не научно-исторический журнал... В частности, говоря о Татеве, хочется знать, какие прожекты существуют на его счет - в РА и спюрке, как расширить его сферу деятельности и влияния и т.д.
  5. В Татеве прекрасную канатную дорогу построили. Буду в Армении, обязательно поеду туда.
  6. Я тоже читал про эту канатку. Говорят, самая длинная в мире. Надо из Татева сделать оживленный туристический центр. Спасибо Мирзоянам!
  7. ворос в серез;-что символизирует кресть и до распятия Христа был ли крест или о нем люди узнали после распятие? жду ответа без насмешок...
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты