№ 11 (217) Июнь (16-30) 2013 года.

Игорь Коротченко: Вопрос укрепления обороноспособности армянской армии находится в сфере внешней оборонной политики России

Просмотров: 1843

Военный эксперт, главный редактор журнала «Национальная оборона», директор Центра анализа мировой торговли оружием Игорь Коротченко в беседе с корреспондентом «Ноева Ковчега» рассуждает о вопросах войны и мира: о «военном паритете» между Арменией и Азербайджаном, о провале переговоров по аренде Габалинской станции, о российском военном присутствии в регионе. И отвечает на вечный вопрос о том, кто же кому в регионе друг, а кто – пока не враг, но уже и «не друг, а так».

– Игорь Юрьевич, как отразится на безопасности России и ее стратегических партнеров программа ЕвроПРО? Ведь Россия осуществляет противовоздушную и противоракетную оборону не только своей территории, но и своих стратегических партнеров, в частности Армении.

– Общая оценка российских военных аналитиков такова, что реализация программы создания европейской противоракетной обороны, особенно ее четвертого этапа, будет означать разрушение стратегической стабильности в мире. Цель и истинные задачи ЕвроПРО – девальвировать ядерные возможности России, лишить ее статуса ядерного государства, создать непроницаемый щит над Америкой. Этот щит будет строиться по ряду направлений, и ЕвроПРО – лишь кирпичик в глобальной системе противоракетной обороны США. Появится сегмент в Европе, Азии, добавится авиационная компонента, космическая – таким образом и возникнет глобальная система противоракетной обороны США. То, что происходит сегодня – это реализация первого этапа. И попытка лишить Россию возможности ответного удара, и как результат – ослабление ее геополитического влияния, в том числе и в ближнем зарубежье. Поэтому мы однозначно констатируем, что реализация этих программ крайне негативно отразится на ядерной безопасности России. Так или иначе, в эти процессы будут вовлечены и наши стратегические партнеры из ближнего зарубежья.

– Будет ли в программу российских ответных мер вовлечена военная база в Армении, будет ли она комплектоваться системами противоракетной обороны типа «Искандер»?

– Российская военная база в Армении получит новое оружие безотносительно того, будет или не будет развиваться ЕвроПРО. Сегодня происходит модернизация российской армии, ее перевооружение в рамках соответствующей государственной программы, на которую Россия намерена потратить 20 триллионов рублей до 2020 года. Та часть российской армии, которая дислоцирована в ближнем зарубежье, получит новое вооружение. Лично я считаю, что поставки на российскую военную базу в Армении высокоточных оперативно-тактических ракетных комплексов «Искандер М» будет важным шагом по стабилизации ситуации в регионе и даст возможность России иметь надежные средства, чтобы предупреждать, парировать возможные военные угрозы.

«Искандер» – это современный ударный комплекс, поэтому он должен быть в российской армии. Разумеется, такой важный компонент российской военной мощи, как база в Армении, должен будет получить данные комплексы. Это, по крайней мере, логично с точки зрения перевооружения.

– А как, по Вашим оценкам, идет процесс модернизации армий стран ближнего зарубежья? Основная их часть оснащена техникой, оружием старых образцов, произведенными еще в советские времена. Эти ресурсы на исходе.

– Очевидно, что мы будем сталкиваться с новыми вызовами и угрозами в рамках ОДКБ, на которые надо будет реагировать коллективно. Разумеется, мы понимаем ограниченность военных бюджетов наших союзников по ОДКБ. Поэтому решения могут приниматься двоякого характера. Первое – это безвозмездные поставки вооружения в рамках соответствующих политических договоренностей между лидерами России и лидерами стран – членов ОДКБ. И второе – это поставка вооружений по льготным ценам. В любом случае, это обойдется дешевле, чем покупать это оружие на внешнем рынке. Армения – наш стратегический партнер. Поэтому я думаю, что вопрос укрепления обороноспособности армянской армии находится в сфере внешней оборонной политики России. Мы заинтересованы в том, чтобы армянская армия была сильной, эффективной, современной, мобильной и, разумеется, чтобы она имела современное вооружение. Могу сказать, что, по нашим оценкам, по оценкам российских военных аналитиков, несмотря на определенные ограничения в плане бюджетного финансирования, сегодня вооруженные силы Армении одни из лучших на постсоветском пространстве. Высокий моральный дух, качественный офицерский корпус, стремление солдат служить достойно – все это дает армянской армии целый ряд безусловных преимуществ для того, чтобы эффективно решать задачи национальной обороны.

– Насколько серьезны опасения, что созданные в Армении совместные российско-армянские сервисные центры, предприятия по ремонту и обслуживанию военной техники и вооружений могут оказаться невостребованными?

– Я думаю, Армения будет продолжать получать новую военную технику, произведенную в России. Поэтому эксплуатировать ее надо будет с опорой на сервисные центры. Это нормальная практика. Поэтому я думаю, что эти сервисные центры будут эксплуатироваться и недостатка в заказах у них не будет. Очевидно, что необходимо создание сервисных центров по обслуживанию бронетехники и по ее модернизации – потому что мы предлагаем целый ряд программ по модернизации старых советских танков. Необходимы сервисные центры по обслуживанию комплексных систем противовоздушной обороны, радиолокационных станций. Ну и наконец, Армения будет увеличивать мощь своих национальных военно-воздушных сил. Очевидно, что по мере того, как Армения будет получать новые самолеты из запасов российской армии, встанет вопрос о соответствующем авиационном сервисном центре ВВС. Думаю, им всем найдется применение в практике военно-технического сотрудничества между Москвой и Ереваном.

– Может ли внести свой вклад в развитие военного сотрудничества степанакертский аэропорт? Самолеты, вылетающие из него, азербайджанская сторона угрожает сбивать…

– Я думаю, надо деидеологизировать проблему степанакертского аэропорта. Потому что, невзирая на наличие противоречий, конфликты между Баку и Ереваном не должны затрагивать деятельность гражданской авиации. Гражданская авиация – это средство коммуникации, она необходима для оказания помощи в условиях чрезвычайных ситуаций. Поэтому нормальная жизнедеятельность степанакертского аэропорта не несет никаких угроз никому, в частности Азербайджану.

Гражданские пассажирские перевозки не могут быть объектом грубого военного давления. Хотелось бы, чтобы консенсус по этому вопросу при посредничестве России был найден. Но в любом случае, угроза сбивать мирный пассажирский самолет граничит с проявлением воздушного пиратства. Это однозначно будет осуждено мировым сообществом, если вдруг на такой шаг азербайджанская сторона все-таки пойдет. Мне хочется надеяться, что все это – скорее словесная игра, заявления, которые не будут подкреплены конкретными действиями со стороны Азербайджана.

– Азербайджанская сторона тратит на вооружения огромные деньги – 10% от ВВП. Как избежать искушения начать боевые действия этим дорогостоящим вооружением?

– Не будем забывать, что Азербайджан богатая страна и может позволить себе большие расходы на оборону. Это прежде всего средства, полученные от продажи углеводородного сырья. Азербайджан модернизирует свои вооруженные силы, вкладывая в оборону гораздо больше, чем другие страны. Связано это, очевидно, с тем, что действующее руководство Азербайджана хотело бы использовать вооруженные силы как элемент укрепления политической стабильности внутри страны, показать, что уделяет приоритетное внимание вопросам национальной обороны. Это может повлиять на электоральные предпочтения азербайджанцев.

А с другой стороны, накачивание мускулов может сыграть злую шутку. Если Азербайджан попытается, используя военное превосходство, решить проблему Нагорного Карабаха силой, это обернется катастрофой. Разумеется, мы в России считаем, что все существующие проблемы между Арменией и Азербайджаном должны решаться мирным, политическим путем, через диалог. В любом случае, применение военной силы спровоцирует разжигание конфликта, армия Нагорного Карабаха тоже очень хорошо подготовлена. Легкой прогулки, блицкрига у Азербайджана не получится. Последуют большие жертвы, потери и со стороны армии Нагорного Карабаха, и со стороны Азербайджана.

Не надо забывать, что обороняющийся всегда имеет преимущество перед теми, кто нападает. Атаки на сеть оборонительных сооружений, укрепленных районов вдоль границ Нагорного Карабаха и Азербайджана приведут к очень большим потерям со стороны наступающих войск. Это цена политических решений. Все-таки не надо забывать, что карабахская армия очень хорошо мотивирована идеологически. Моральный дух, моральный фактор имеет зачастую очень важное значение, даже при превосходстве противника в области вооружений. Готовность погибнуть с оружием в руках, защищая свой дом, – это одно. Выполнять приказы на территории, с которой ты лично как солдат, офицер не связан, – это совсем другое.

Поэтому мы рассчитываем на то, что Азербайджан будет проводить сбалансированную, ответственную политику. При принятии решения надо представлять, что война принесет лишения не только армянам, но и азербайджанцам. Угроза силового решения проблемы со стороны Азербайджана просто-напросто не соответствует современным реалиям. Мы живем в XXI веке. И вопросы войны и мира должны решаться политическим путем, не доводя до фазы непосредственного военного конфликта, от которого не будет хорошо никому. Ни Армении, ни Нагорному Карабаху, ни Азербайджану. Поэтому Россия выступает за мирное решение проблемы. Да, это требует времени, но еще не зажили раны той войны. И требовать быстрых успехов в этой сложной проблеме абсолютно неоправданно. Время все расставит на свои места.

Беседу вел Эдуард Сахинов

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 6 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты