№18 (248) октябрь (1–15) 2014 г.

Фантомный визит

Просмотров: 1419

Грузию посетил министр обороны США чак Хейгель

Визит министра обороны США Хейгеля в Грузию, состоявшийся 7 сентября, привлек к себе внимание не столько своей повесткой, сколько одним высказыванием главы Пентагона, поставившим в неудобное положение принимающую сторону. Начиналось все вроде бы буднично. По прибытии в Тбилиси американский министр провел переговоры со своим грузинским коллегой Ираклием Аласания, а затем встретился с премьер-министром Гарибашвили и президентом Маргвелашвили. И если последние две встречи носили в основном протокольный характер, то на переговорах с Аласания стороны обсуждали вопросы по существу.

Основной темой переговоров стала ситуация на Украине и роль в этих событиях России. При этом стороны отметили, что действия Москвы представляют собой «угрозу… для регионального и международного порядка». Была также затронута ситуация на Ближнем Востоке, и в частности угроза, проистекающая от «Исламского государства Ирака и Леванта» (ИГИЛ). Хейгель дал высокую оценку усилиям Аласания по поддержанию крепких связей с вооруженными силами США и подтвердил обязательство «продолжать работать с Грузией по ряду двусторонних и натовских инициатив». В этом контексте обсуждался вопрос поставок военных вертолетов Black Hawk в Грузию, хотя окончательное соглашение по этому вопросу подписано не было.

На состоявшейся после переговоров пресс-конференции оба министра не стремились конкретизировать достигнутые договоренности (если таковые имели место), предпочитая общие фразы и расплывчатые формулировки. Зато было произнесено много возвышенных слов о «тесном оборонном сотрудничестве» между двумя странами и намерении строить «более крепкие связи в области обороны». Хейгель выразил благодарность Грузии «за ее важный вклад в операции в Косово, Ираке и Афганистане». Он даже заявил, что многолетнее участие в этих войнах привело к возникновению между грузинскими и американскими военнослужащими «глубокой и крепкой дружбы», а также «сильного и энергичного партнерства».

По словам Хейгеля, США «полностью поддерживают усилия Грузии по модернизации вооруженных сил и продолжат помогать ей реализовать ее евроатлантические устремления, включая членство в НАТО». Он также отметил, что углубление связей между НАТО и Грузией особенно важно в условиях «опасных и безответственных действий» России в отношении Украины. При этом он сравнил действия России на Украине с тем, как Россия действовала на грузинской территории. И затем Хейгель произнес фразу, которая озадачила экспертов, произвела фурор в прессе и вызвала недоумение у принимающей стороны. «Соединенные Штаты продолжают призывать Россию полностью отвести свои войска от границ Грузии», – заявил он.

Эксперты и политологи сразу же стали усиленно рассуждать о том, что конкретно имел в виду американский министр, но к какому-то единому мнению не пришли. Американская же сторона дальнейших пояснений словам Хейгеля не дала. Между тем, подобную фразу мог сказать только тот, кто плохо разбирается в политических проблемах Кавказа и не понимает ситуацию в самой Грузии. У тех же, кто знаком с кавказскими реалиями, сразу же возник вопрос, где и в каком количестве сосредоточились войска России так, что этого никто не заметил. Если брать собственно российско-грузинскую границу, то количество войск там всегда было минимально и в последнее время никакого наращивания там военной группировки не происходило. По крайней мере, никаких жалоб по этому поводу со стороны официального Тбилиси не поступало.

Поэтому Хейгель мог иметь в виду только российские базы в Абхазии и Южной Осетии. Но они с точки зрения официального Тбилиси находятся не у границы Грузии, а внутри территории Грузии. И требовать их отвода от границы с Грузией – значит признавать государственный статус границы Грузии с Абхазией и Южной Осетией. А это противоречит всем основным положениям внутренней и внешней политики нынешнего грузинского государства. Вряд ли слова американского министра были направлены на то, чтобы подтолкнуть официальный Тбилиси к корректировке своей позиции.

Между тем, Абхазия и Южная Осетия сразу же воспользовались ситуацией, чтобы набрать политические очки. МИД Абхазии, с определенной долей иронии, отметил «политическую смелость» министра обороны США, «фактически признавшего границы Абхазии и Южной Осетии с Грузией государственными», а также посоветовал другим политическим деятелям Запада последовать его примеру. МИД Южной Осетии также посчитал, что Хейгель имел в виду российские войска на границе между этой республикой и Грузией, и выразил озабоченность тем, что США поощряют реваншистские устремления официального Тбилиси. А это чревато новым международным кризисом. МИД Южной Осетии особо подчеркнул, что «присутствие российских войск в регионе привело к установлению мира и стабильности и является проявлением миротворческого духа».

Между тем, Хейгель, скорее всего, ничего конкретного в виду не имел и никаких политических намеков не делал. Он просто плохо информирован о ситуации в Грузии и не представляет себе существующие реалии этой страны и региона в целом. Поэтому, стремясь подбодрить грузинское руководство, он не нашел ничего лучше, как воспользоваться риторическим приемом представителя Госдепартамента США Дж.?Псаки. Она, как известно, постоянно требует отвода российских войск от украинской границы. Но в итоге получился ляп, который одним махом перечеркнул весь информационный эффект от визита Хейгеля в Грузию.

Здесь надо учесть, что этот визит проходил по стопам Уэльского саммита НАТО, на который грузинское руководство возлагало большие надежды. Вся международная обстановка, казалось, способствовала тому, чтобы вожделенная мечта Грузии получить долгожданный статус кандидата на вступление в НАТО наконец-то сбудется. Перед саммитом грузинские руководители пространно намекали на эту перспективу и даже пытались тактично пристыдить своих западных партнеров за постоянные проволочки.

Так, выступая перед началом саммита на встрече стран – участниц миссии международных сил по обеспечению безопасности, президент Грузии Маргвелашвили напомнил, что среди стран, не являющихся членами НАТО, Грузия имеет самый крупный контингент в Афганистане. В то же время он отметил, что у самой Грузии имеются проблемы с безопасностью, и выразил надежду, что партнеры соответствующим образом оценят эту ситуацию.

Партнеры действительно дали свою оценку, но только на словах. По итогам саммита Грузия так и не получила статуса кандидата в члены НАТО. Взамен ей был предоставлен некий непонятный статус «усиленного сотрудничества». При этом внятных пояснений, чем усиленное сотрудничество отличается от обычного, никто не сделал. В п.?93 итогового заявления указывалось, что альянс утвердил пакет мер, направленных на укрепление оборонного потенциала Грузии и ее возможностей оперативной совместимости с войсками НАТО. Эти меры включают учебную подготовку, проведение учений, укрепление связи и взаимодействия. В частности, появилась информация, что в Грузии появится учебный центр НАТО. Наряду с информацией о предполагаемой поставке Грузии американских вертолетов это единственные конкретные меры, которые были озвучены.

Однако эти меры не несут в себе ничего принципиально нового. Учебная подготовка грузинских военнослужащих велась американцами в Грузии с первых лет правления Саакашвили. Именно американские инструкторы готовили грузинскую армию, которая вторглась в Южную Осетию и была там разгромлена. Грузия давно участвует в различных военных учениях НАТО. Ранее такие учения проводились и на территории Грузии, в том числе перед бесланской трагедией и летом 2008 года перед вторжением в Южную Осетию. Ну, а связь и взаимодействие с войсками стран НАТО начали отрабатываться грузинской стороной еще с тех пор, как она стала посылать свои контингенты для участия в операциях НАТО за рубежом. Таким образом, и при статусе «усиленного сотрудничества» будет делаться все то же, что делалось при обычном сотрудничестве.

Грузию также решили привлечь к инициативе НАТО по «проецированию стабильности» (сказали бы прямо – «силы»). Эта инициатива основывается на «обширных знаниях и навыках НАТО в области оказания поддержки, консультирования и содействия странам в вопросах укрепления оборонного потенциала и связанного с ним потенциала обеспечения безопасности». Однако что конкретно стоит за этими расплывчатыми фразами – не разъяснялось.

Зато альянс не поскупился на похвалы в адрес Грузии. По итогам саммита отмечалось, что НАТО признает значительные усилия Грузии по укреплению демократии в стране, модернизации вооруженных сил и оборонных структур. Была также отмечена роль Грузии «как страны, вносящей свою лепту в обеспечение нашей общей безопасности». Указывалось, что Грузия «добилась значительного прогресса и сблизилась с НАТО». «Мы отмечаем, что в отношениях, налаженных между Грузией и Североатлантическим союзом, есть инструменты, необходимые для дальнейшего продвижения Грузии вперед к будущему членству», – указывалось в заявлении саммита.

Говорилось также о поддержке территориальной целостности и суверенитета Грузии в ее «международно признанных границах». Там также содержался призыв к России отозвать свое признание Абхазии и Южной Осетии. В то же время в тексте заявления содержался недвусмысленный намек на то, что НАТО не одобрит каких-либо силовых действий Грузии в отношении отделившихся автономий. Там подчеркивалось, что НАТО «приветствует полное соблюдение со стороны Грузии соглашения о прекращении огня» и «обязательство Грузии не применять силу».

При помощи этой формулировки НАТО заранее дистанцировалось от возможных грузинских авантюр в духе августа 2008 года и снимало с себя какие-либо обязательства прикрывать Грузию в случае, если Тбилиси предпримет новые силовые действия против Абхазии или Южной Осетии. И это понятно. Доведя кризис на Украине до опасной черты, когда эксперты и политики стали всерьез говорить о возможности большой войны в Европе, НАТО поставило себя в положение, когда любая грузинская провокация стала бы восприниматься в Москве как исходящая от самого альянса. По существу, это могло бы вынудить Россию предпринять превентивные оборонительные шаги, причем не только в Закавказье, но и в Европе.

Можно предположить, что в кулуарах саммита подобные опасения высказывались грузинской стороне в более откровенной форме, чем это было сделано в заявлении НАТО. Это, видимо, побудило президента Грузии Маргвелашвили выступить со специальным разъяснением. На пресс-конференции по окончании саммита он специально подчеркнул, что его страна не рассматривает альянс как средство для решения имеющихся у Грузии территориальных проблем. Путь решения этих проблем, по мнению Маргвелашвили, состоит в повышении привлекательности Грузии через развитие демократических процессов и интеграцию в европейские и евроатлантические структуры. Правда, он не пояснил, каким образом членство в военном союзе НАТО может повысить привлекательность Грузии в глазах абхазов и осетин. Опыт последних двух десятилетий указывает как раз на обратное.

Единственное, что было четко прописано в итоговом заявлении саммита НАТО – это сделанное ранее обещание принять Грузию в состав альянса. Однако какие-либо конкретные сроки реализации этого решения по-прежнему не назывались. В этой связи было бы уместно напомнить о том, как долго Турция ждала обещанного членства в Евросоюзе. Сейчас в Анкаре уже махнули рукой на эту иллюзорную перспективу. Однако не надо забывать об упущенных десятилетиях, когда Турция могла успешно интегрироваться в другие региональные структуры. Но с точки зрения интересов Запада эта тактика оказалась очень эффективной. Она пристегнула Турцию к орбите Запада без каких-либо существенных затрат и обязательств с его стороны.

Тем не менее, грузинский президент попытался показать, что итогами саммита он доволен. По его словам, по своей роли партнера НАТО Грузия приблизилась к Финляндии, Швеции, Австралии и Иордании и входит в пятерку стран, имеющих особенно близкое сотрудничество с альянсом. «С саммита НАТО мы уезжаем с тем пакетом средств, которые не только продвинут Грузию вперед на пути к НАТО, но и сделают более защищенной… Это все обеспечит защиту нашей страны до тех пор, пока она не станет членом НАТО», – заявил Маргвелашвили. И это несмотря на то, что ничего, кроме похвал, Грузия от НАТО не получила.

Теперь ясно, что и визит Хейгеля в Грузию также ничего не дал. Даже о поставках вертолетов пока договориться не удалось. Скорее всего, стороны не пришли к соглашению о стоимости поставок. Ведь денег на коммерческие закупки вертолетов у Грузии нет, а США явно не горят желанием поставлять эту технику бесплатно (или за символическую плату), особенно в условиях, когда им самим не хватает вертолетов в Афганистане. А теперь они, видимо, понадобятся и в Ираке.

Так что победные реляции грузинских властей о своих внешнеполитических достижениях на Уэльском саммите НАТО – не более чем мыльный пузырь. И досадный просчет Хейгеля на пресс-конференции в Тбилиси стал наглядным подтверждением этому факту. Этот просчет продемонстрировал низкий уровень информированности американского министра о проблемах региона и о позиции официального Тбилиси. С серьезными партнерами так себя не ведут. Вообще создалось впечатление, что Хейгель заехал в Грузию мимоходом, направляясь в Турцию, где стал решать важные для США вопросы по организации борьбы с ИГИЛ. Все это показало, что вопросы безопасности Грузии и ее т.н. «территориальная целостность» интересуют США только в том объеме, в каком это помогает манипулировать Грузией в американских интересах. Между тем, официальный Тбилиси с завидным упорством продолжает втягивать свою страну в антироссийскую стратегию США в Закавказье. Причем втягивать вопреки собственным национальным интересам и в ущерб интересам своих соседей.

Михаил Александров

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 13 человек