№18 (248) октябрь (1–15) 2014 г.

Армянские продукты ждут на российских прилавках

Просмотров: 2504

Интервью с торговым представителем Российской Федерации в Армении Андреем Бабко

Одной из наиболее важных тем, вынесенных в повестку двустороннего торгово-экономического сотрудничества между Арменией и Россией, стало обсуждение перспектив по увеличению поставок на российский рынок армянской продукции. Данная возможность появилась относительно недавно в связи с введенными Россией ограничительными мерами на ввоз продовольственных товаров из США, стран ЕС, Норвегии, Австралии и Канады. О том, что именно ждут от армянских фермеров на российском рынке, рассказал торговый представитель Российской Федерации в Армении Андрей Бабко.

– Андрей Владимирович, конечно, первый вопрос о том, какая линейка товаров может занять освободившиеся от европейской продукции российские прилавки?

– В основном речь идет о продовольственных товарах, а перечень приоритетов в первую очередь сориентирован на молочные продукты и сыры, рыбу и рыбопродукты, фрукты и овощи. Что касается овощей, то это в основном картофель, капуста, огурцы, помидоры. Пока не обсуждаются поставки мяса и мясопродуктов, поскольку в 2008 году они подпали под карантинные требования и были запрещены к ввозу в Россию. К сожалению, запрет до сих пор не снят. Мы сейчас занимаемся этим вопросом, так как многие армянские предприятия готовы поставлять на российские прилавки мясо и различные виды колбас. И это не пустые обещания. Буквально на днях я побывал на местном предприятии «Натфуд», где убедился в его технических и технологических возможностях. Это наисовременнейшее предприятие европейского уровня с проектной мощностью в 40 тонн колбасных изделий в день. Однако к нынешнему периоду обеспечивает всего 5-6 тонн потребностей внутреннего рынка.

– То есть можно надеяться, что российский рынок готов освоить 30-40 тонн колбасной продукции из Армении?

– Пока речь идет о возможностях, и в этом направлении проводится активная работа. Ежедневно мы находимся на связи и с российскими предприятиями, и с армянскими предпринимателями. Налажен действенный контакт с Министерством сельского хозяйства РА, и хочу заметить, что в настоящее время многие вопросы благодаря такому взаимодействию уже начинают решаться. Я сам тоже езжу в ведущие сельскохозяйственные районы вашей страны, где встречаюсь с главами региональных и районных администраций, руководством аграрных ассоциаций и союзов фермеров. Пока итоги подводить рано, но скажу: перспективы есть.

Вместе с тем есть и проблемы. Я бы сказал, что главной из них остается транспортная логистика. Из-за оползней и погодных условий Верхний Ларс периодически закрывается. А то, что простои фур с овощами и фруктами на границе оборачиваются для бизнесменов убытками, объяснять не стоит… Нужен постоянный коридор, и здесь Армении надо приложить усилия к решению вопроса об открытии небольшого участка железной дороги через территорию Грузии и Абхазии.

– Значит, до открытия абхазского участка железной дороги говорить о динамике наращивания продовольственной продукции из Армении в Россию рано?

– Не соглашусь, поскольку наращивание все-таки идет. Например, компания «Спайка» готова поставить до конца года около 80 тысяч тонн свежей плодоовощной продукции. Впрочем, на сегодняшний день мы столкнулись с еще одной неожиданной проблемой, которая также требует своего разрешения. Дело в том, что в этом году урожай сельхозпродукции в России неплохой. И хотя российские центры признают, что им нравятся ваши овощи и фрукты, тем не менее, просят поставить их, например, в феврале. А это означает, что в повестку дня необходимо включить вопрос строительства или восстановления уже имеющихся тепличных хозяйств. Следующий этап – строительство промышленных холодильников, в которых можно будет хранить картофель, морковь, свеклу. А в тепличных хозяйствах выращивать, например, томаты, которые будут подаваться к российскому столу, что называется, с куста. Однако все это требует дополнительных инвестиций, которыми и может помочь Россия. Так, российская сторона готова поставлять сельхозтехнику, комбайны, трактора, перерабатывающее оборудование по производству кормов для животноводства. То есть открываются многочисленные возможности по взаимовыгодному сотрудничеству.

Сельское хозяйство Армении, наверное, единственная отрасль, куда российский капитал еще не пришел. Но думаю, что на фоне процессов, которые развернулись в последнее время, и при решении вопроса транспортной логистики Армения сможет стать надежным поставщиком экологически чистой и качественной продукции на российский рынок.

Кстати, не так давно состоялась встреча российской и китайской сторон, где поднимался вопрос поставок аграрной продукции из Китая в Россию. Конечно, надо понимать, что там фигурировали совершенно другие цифры. Но в данном случае российские вложения в армянское сельское хозяйство будут гораздо эффективнее работать именно в Армении – на перекрестке Европы и Азии. С налаживанием транспортного сообщения и вхождением вашей страны в зону ЕврАзЭС армянская сельхозпродукция сможет без проблем осваивать в том числе рынки Белоруссии и Казахстана. Тем более (и это не секрет) зарубежные фрукты и овощи по вкусовым качествам вряд ли могут сравниться с армянскими аналогами. Прожив здесь год, я могу подтвердить, что у вас действительно очень вкусные помидоры, огурцы, персики, абрикосы, виноград, арбузы…

– Армянский потребитель уже давно выбрал в своих предпочтениях отечественные продукты питания…

– Мне трудно говорить о предпочтениях ваших соотечественников, но на своем примере могу сказать, что мне очень нравится местная продукция из мяса и птицы. И как пример из собственного опыта: буквально на днях супруга случайно купила заморскую курицу. Я ничего не имею против фермеров той страны, но признаюсь, что вкус, аромат и запах приготовленного из нее супа значительно уступал по всем показателям армянским собратьям. А о фруктах и овощах я уже и не говорю.

– В России и в Армении введен закон о маркировке генно-модифицированной продукции. Будет ли она включена в номенклатуру межгосударственных поставок?

– Я не специалист в данной области, но уверен, что нет. Это извращение самой идеи чистоты армянского продукта. Наоборот, он должен быть внесен в категорию «грин продактс» и этим самым привлекать покупателя. Я еще не говорил, что цена на армянские продукты в Москве чуточку выше, чем на остальную продукцию. Оно и понятно, поскольку только прохождение через Верхний Ларс уже отражается на себестоимости. И все же, несмотря на повышенную цену, армянская продукция пользуется большим спросом. Поэтому ценными как раз и будут те продукты из Армении, которые привезены под маркой «зеленый», то есть экологически чистый продукт, а не ГМО.

– Вы упомянули рыбопродукты, которые вошли в перечень приоритетов. Рассматриваются ли в этой позиции севанские раки, которых не очень видно на московских прилавках?

– Как мне рассказывают, именно севанские раки подаются гурманам в московских ресторанах. Да и сам я на улицах Москвы не раз видел надписи «Севанские раки». Россия ждет рыбную продукцию из Армении, и мы работаем над этим. Но признаюсь, о раках пока разговора не было. Хотя… Почему бы и нет?

– В памяти еще живы события 2007-2008 годов, когда в Россию был запрещен ввоз вина и минеральных вод из Грузии. Армения тогда не смогла воспользоваться ситуацией, чтобы заполнить освободившуюся нишу. Как сегодня обстоят дела с винно-водочной продукцией из нашей страны?

– Могу с уверенностью сказать, что она по-прежнему закупается, в том числе и коньяк. Одновременно на российских прилавках появился пользующийся спросом новый продукт из Армении – водка фруктовая, такая как «Водка тутовая» и «Водка кизиловая». А вот что касается вин… Отслеживая ситуацию в прессе, в разговорах с производителями, в личных беседах, можно заметить, что в последнее время наметилась определенная тенденция: армянское вино постепенно завоевывает позиции по качеству и по вкусу. С другой стороны, армянские вина пока нельзя поставить на одну линейку с традиционными грузинскими винами, так как, по словам виноделов, речь идет о разной основе, о разных сортах винограда. И все же надо признать, что армянское вино тоже очень вкусное, но к его вкусу еще надо привыкнуть.

В этой связи не могу не вспомнить о разговоре, который состоялся у меня на здешнем колбасном заводе. Австрийские предприниматели предложили выкупить местным производителям колбасы их технологии, чтобы затем выпускать высококачественную продукцию под своей торговой маркой. Почему-то принято считать, что мы должны равняться на какие-то мировые бренды, тогда якобы будет и успех бизнеса, и увеличение объемов производства, и возможности реализации на мировых рынках. Но возникает вполне резонный вопрос: почему мы должны равняться на других, когда своя продукция нисколько не хуже? Сегодня перед армянскими товаропроизводителями открылась широкая возможность завоевать российских потребителей. То есть армянская конкурентоспособная продукция под своим собственным брендом может стать узнаваемой в России. Точно так же обстоит дело и с вином. Вспомните недавнюю историю, когда на наш рынок неожиданно вошло чилийское вино. А сегодня и китайцы стали производить хорошие сухие вина. То есть необходима новая стратегия продвижения армянской продукции, причем под своей торговой маркой.

– В какие сроки, на Ваш взгляд, сможет полномасштабно заработать проект по поставкам армянской продукции в Россию? И не затянет ли этот процесс бюрократическая канитель?

– А процесс уже идет. Поставки осуществляются. Да и особых бюрократических препон не вижу. Переговоры постоянно проводятся, в том числе по строительству теплиц. В свою очередь Араратская долина пытается решить вопрос с орошением и созданием водохранилищ. Причем это я говорю не с чужих слов, поскольку сам не раз посещал и севанский тепличный комплекс, и различные уголки Араратской долины. Более того, я побывал на мощнейших перерабатывающих местных предприятиях: «Натфуд», «Аштарак кат», «Мап», «Ноян». Российский рынок может принять достаточно большой объем армянских товаров, а значит, перед армянскими товаропроизводителями открывается широкое поле деятельности. Но здесь могу сказать, что если, к примеру, Турция окажется более организованной в процессе поставок, то вполне возможно, что выиграть на российском рынке сможет она.

– Начальный этап любого мероприятия обычно называют временем становления, когда проявляются незаметные в прошлом проблемы. Чувствуется ли это при реализации нынешней программы?

– У нас действительно начался интенсивный период работы. Могу сказать, что с нашей стороны мы занимаемся этим постоянно, системно и уже многого достигли. Хотя если бы я работал здесь не первый год, то уже давно бы многое урегулировал. Но сегодня мне зачастую приходится выполнять работу обычного менеджера. Элементарный пример: мы отсылаем в армянскую компанию список российских организаций, которые заинтересованы в здешней продукции. На деле же получается, что переданные списки не работают. Часть российских объектов, попросту говоря, вежливо отправляют товаропроизводителя по накатанной схеме: мы подумаем, позвоните завтра… Пройдя несколько раз по кругу, армянские фермеры из категории среднего и малого бизнеса вынужденно продают свою продукцию крупным перерабатывающим предприятиям. Возможно, такую позицию можно объяснить слабой работой рынка, не разработанными еще механизмами взаимодействия и кооперации. Но в любом случае она нуждается в разрешении. Поэтому мне самому приходится сидеть у телефона, чтобы выяснять все нюансы потребностей российского рынка и возможностей армянского товаропроизводителя.

И хотя пока существуют трудности, тем не менее, считаю шероховатости вполне нормальным явлением для первоначального этапа. Я оптимистично настроен и думаю, что впереди нас ждет интересная совместная работа.

Беседу вела Наталья Оганова

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 9 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты