№1 (253) январь 2015 г.

Обряды и фольклор армян Закавказья

Просмотров: 2703

Культурная жизнь края по стечению обстоятельств наиболее оживленной была в административном центре Кавказского наместничества – Тифлисе, где в большом количестве выходили газеты, журналы и этнографические сборники на русском, армянском и грузинском языках. Смахнув вековую пыль с изданий той поры, знакомим читателей с нравами, обычаями и образцами народного творчества армян, населявших различные уезды Закавказья.

Эриванский уезд

Юмористические рассказы и анекдоты

Осленок и свинья

У одного человека были ослица, осленок и несколько свиней. Хозяин их, казалось, особенно заботливо присматривал за свиньями и каждый день кормил их ячменем. Глядя на их довольство и счастье, осленок завидовал им и однажды, обратившись к матери, сказал:

– Матушка, почему и нам не дают также ячмень? Мне очень бы хотелось покушать этого лакомого блюда.

– И я с удовольствием поела бы ячменя. Но что же делать! Такова наша судьба! – грустно ответила ослица.

Но вот настало время, когда начали резать свиней. Слыша их жалобный, раздирающий душу рев и крик, осленок спросил мать:

– Матушка, почему так жалобно кричат эти свиньи?

– А помнишь, дитя мое, – сказала мать, – как весело и счастливо они ели ячмень? Так это теперь с них требуют расплаты за тот ячмень!

Услужливый сын

Один человек имел сына по имени Сероп. Однажды отцу понадобилось отмерить кусок бязи, он и говорит сыну, чтобы тот сходил к соседу за аршином. Сын возражает:

– Совсем незачем идти к соседу!.. Я сам смерил нашу черную кошку: у нее от конца хвоста до ушей ровно двенадцать вершков. Можно обойтись и без аршина.

На этот раз не стали беспокоить соседа. Но вот в другой раз отцу понадобился фунт гвоздей, он и говорит ласково своему сыну:

– Сероп, сходи, пожалуйста, к соседу и попроси у него фунтовую гирю.

– Зачем ходить?! – возражает опять сын. – У меня есть копыто от дохлого осла, оно весит ровно фунт. Возьми и обойдись им!

В третий раз отец говорит сыну:

– Сероп, пойди на двор и посмотри, какова сегодня погода!

– Ах, батюшка, – возражает сын, – на что ходить мне?! Я позову Боздару (собака): если она будет суха, значит, и на дворе сухо, а если мокра она, так и на дворе мокрая погода!

В четвертый раз отец говорит сыну:

– Сероп, встань, пожалуйста, и дай мне кружку воды напиться!

– Ах, батюшка, сколько поручений ты даешь мне! – говорит на это сын. – Ну, до сих пор я все для тебя устраивал, а на этот раз можешь обойтись без меня!

Было хорошо, стало лучше

Был один человек по прозванию «Эш» (осленок). Это прозвание, как повод для острот и насмешек, не нравилось его жене, и потому она постоянно докучала мужу просьбой позаботиться о том, чтобы переменить свое прозвище на другое, лучшее. И вот однажды они приготовили хороший обед и пригласили всех почетных людей своего селения. Приглашенные у них ели, пили, веселились и, наконец, переменили прозвище хозяина: назвали его «Аванак» (большой осел). Муж, обрадованный, что избавился от старого прозвища, пришел в комнату жены и с радостью воскликнул:

– Ну, жена, теперь наше прозвище не Эш, но Аванак!

Взбешенная этим жена в ответ своему мужу сказала:

– Иного и ждать нельзя было: чем больше ты живешь, тем большим (ставить знак ударения на букву «о») эшаком и становишься!

Умение продавать

Один молодой человек сказал:

– Я продаю своего отца!

– Какой ты дурак! Разве можно продать отца?! – заметили ему присутствующие.

– Я буду просить такую цену, что никто не сможет заплатить, – спокойно ответил он.

Слепой, хромой и нищий

В день «мерелоца», когда армяне на кладбищах совершают поминки по своим покойникам, хромой, слепой и простой нищий собрали очень много подаяния: денег, съестного. На собранные деньги они купили вина и со своими съестными припасами забрались в дальний и глухой сад кутить. Всего было немало, и они сильно опьянели. И вот слепой взял стакан с вином и сказал:

– Эй, братцы, смотрите, какое чистое и прелестное вино! Честное слово, стоит пить его!

– Пей скорее, а не то так лягну тебя, что отлетишь, смотри, вон куда, на три сажени! – сказал ему хромой.

Услышав это, нищий завопил:

– Бей его, подлеца! За кровь я заплачу десять тысяч рублей, подкуплю старшину и судей и не дам тебя арестовать!

Легенда об Александре Македонском

По смерти Александра Македонского мать горевала и не позволяла хоронить его тело. Придворные, видя, что словами нельзя убедить ее в необходимости похорон покойника, предложили ей, чтобы она оставалась с телом сына в одной комнате без пищи. На это мать Александра согласилась. Тогда придворные заперли ее вместе с телом ее сына в одну комнату и к потолку подвесили хлеб. Мать Александра в первые три дня все время оплакивала смерть своего великого сына, но на четвертый день сильно проголодалась и, заметив висевший хлеб, хотела достать его. Но так как хлеб висел высоко, то она стала на тело сына и так достала хлеб. Это было замечено караулившими ее придворными, и они сказали ей:

– Ты не давала хоронить сына, считая это оскорбительным для него, а между тем сама попираешь ногами его тело, чтобы достать себе хлеба!..

Мать убедилась в правоте придворных и, наконец, разрешила похоронить сына.

Зангезурский уезд

Свадьба

Свадьбы здесь, как и во многих других армянских селениях, совершаются зимою, когда все полевые работы окончены, а съестных припасов имеется в доме крестьянина вдоволь.

Обручение молодых происходит по взаимному согласию их родителей, но никак не по обоюдному согласию обручаемых. Молодой человек, возвращаясь домой с чужбины и желая засватать невесту, приносит с собою пару нарядных платьев из дорогой материи и внешним блеском привлекает к себе симпатии отцов, желающих выдать своих дочерей. Он переменяется и характером: из беззаботного парня он превращается в задумчивого и этим обращает на себя внимание своих родителей, которые, поняв в чем дело, торопятся скорее обручить сына. Заручившись предварительно словом родителей невесты, отец жениха с близкими родственниками отправляется в дом невесты, взяв с собою несколько обручальных принадлежностей из серебра. Спустя год или два со дня обручения приготовляются к свадьбе.

Родители жениха заблаговременно запасаются всеми необходимыми для пира съестными припасами и напитками; припасают несколько карасов вина, 2–3 бурдюка водки, двух быков и одну корову, из которых последняя вместе с 20 бутылями вина и 2 бутылями водки отправляется женихом в дом невесты. Размеры свадебных припасов, отдаваемых женихом родителям невесты, определяются особым совещанием, устраиваемым у родителей невесты за месяц до свадьбы; совещание это называется у местных жителей «дача и взятие»: здесь определяется количество и приданого невесты, и подарков жениха родителям ее, а также назначается время свадьбы.

Накануне свадьбы в дом жениха приглашаются сазандары и гости, с каждого дыма по одному человеку: гости поздравляют родителей жениха со свадьбой их сына, едят, пьют и расходятся. В следующее утро дается обед приглашенным мужчинам и женщинам отдельно: сначала угощают мужчин, затем – женщин. Женщины только раз посещают свадьбу, и каждая из них, являясь к жениху, приносит в подарок 20 копеек, а к невесте, в дом ее родителей – пару чулок. Во все время празднования свадьбы гремят зурна и доол, играя разные местные мотивы для танцев, а также особые мотивы для сбора и ухода гостей. Приглашенные из окрестных селений гости жениха и невесты безотлучно находятся в домах молодых, односельчане же приглашаются из своих домов ежедневно, в продолжение 4 дней. Время обеда и сбора гостей, а также время их ухода, как упомянуто выше, возвещает зурна. На второй день, к вечеру, жених из знакомой ему молодежи организует себе свадебную свиту: он выбирает двух шаферов, которые должны безотлучно находиться при женихе до привода невесты в его дом, а также назначает управляющего всем свадебным церемониалом, которого величают «тойбаши» (глава свадьбы); каждый из назначенных женихом членов свиты должен исполнить разные поручения «тойбаши». В тот же день, поздним вечером, свадебная процессия в сопровождении зурны движется из дома жениха в дом невесты, если последняя живет в том же самом селении; если же невеста живет в другом селении, то жених со свитою, судя по расстоянию, должен выехать раньше. Жених везет с собою к невесте подвенечный костюм ее, сделанный из бархата или других шелковых материй. В отсутствие жениха и зурны пиршество у родителей жениха не прекращается. На пути следования в церковь, к венцу, и обратно родственники жениха и расположенные к новобрачным лица, мимо домов которых проходит свадебная церемония, сопровождаемая ружейными выстрелами и неумолкаемым громогласным «ура», обсыпают с крыши домов эту шумную толпу разными сухофруктами, которые делаются достоянием детей и бедных; новобрачным из домов выносят на больших медных блюдах хлеб-соль и разные сласти, закуски и вино. По возвращении из церкви новобрачных и их свиты, у родителей невесты дается обед; за обедом, согласно обычаю, жених церемонится и отказывается от еды, пока не поднесут ему подарки. После обеда, при звуках зурны, новобрачные и их свита приготовляются к отъезду, причем зурна играет печальную мелодию, которая гармонирует с настроением невесты, расстающейся с родительским домом, и ее родителей, отпускающих свою дочь в чужую семью. После трогательного прощания, готовятся к отъезду: спутники жениха и сам жених садятся на своих коней, а зурна играет местный марш; невесту берет на седло так называемый брат жениха, и церемония под звуки зурны направляется к дому жениха. Барабан-доол и зурна, песни молодых людей, джигитовка на конях оживляют картину свадебного поезда.

На четвертый день, вечером, среди ужина, производится «канч» – сбор пожертвований с гостей, которые кладут деньги на постланный подвенечный шелковый головной платок невесты с четырьмя зажженными восковыми свечами по углам его. По выбору «тойбаши» один из зурначей приглашает всех гостей, начиная с самых близких родственников, к пожертвованию денег; призыв делается приблизительно в следующих словах: «Дорогие гости! Каждый из вас, вероятно, принес в подарок новобрачным сколько-нибудь денег: пусть каждый соблаговолит поднести их к выборному!» Выборный объявляет гостям о количестве поднесенных денег, а глашатай возглашает во всеуслышание приблизительно так: «Кум жениха (такой-то) в честь новобрачных принес 10 рублей: дай Бог ему здоровья и благоденствия, чтобы и его дети (или братья) удостоились такого же счастья

(т. е. женились бы)!» Подобные сборы дают в результате от 60 до 130 рублей, так что сбор денег у зажиточных крестьян зачастую покрывает все расходы по устройству свадьбы. По окончании последнего свадебного пира гости расходятся, но молодежь с женихом продолжает еще несколько дней веселиться. Свадьбы бедных крестьян справляются гораздо скромнее и продолжаются только один день, и денежного сбора у бедных не бывает.

Канатный плясун

Акробаты дают свои представления в селениях весною и осенью, когда можно привлекать к себе больше зрителей. Они выбирают для представлений удобную площадку, куда, обыкновенно, собираются крестьяне в свободные от работы часы; здесь натягивают на высоте полуторных сажень над землею канат, концы которого глубоко зарываются в землю и укрепляются камнями. Когда все бывает готово, то раздаются звуки зурны и доола, появляется канатный плясун, раскланивается на все стороны толпящейся публике и, прося помощи у св. Иоанна Предтечи, которого он титулует «султаном», берет в руки длинный шест (ленгар), к концам которого привязывают небольшие мешочки, набитые землею, и начинает показывать свое искусство. На канате он под музыку пляшет, не переставая призывает в помощь Бога и святых, больше всех – Иоанна Крестителя, покровителя акробатов. Первую пляску акробат посвящает имени Бога, затем – его святым (для своего «аги», сурб Карапета, пляшет отдельно), а потом пляшет в честь зрителей поименно, как диктует шуту (клоун) канатного плясуна старшина или заменяющее его влиятельное в обществе лицо. Старшина посылает шута к тому лицу, в честь которого будет пляска, и тот должен дать или денег 20 коп., или 1 килу пшеницы, которая сейчас же за ним и записывается. Акробат старается показывать на канате зрителям разные фокусы, которым на земле подражает шут, стараясь при этом смешить народ. Акробат привязывает к своим ногам кинжалы, вставляет ноги в котлы и с ними прыгает по канату, завязывает себе глаза, берет на спину мальчика и с ним пляшет; повесившись с каната вверх ногами, он стреляет из ружья в яйцо и т.п. Он одевается очень пышно: в шелковый или атласный архалук, в шаровары из бархату или кашемировый шали; архалук для удобства заправляется в шаровары. На спине и груди у акробата на шнурках бывают навешены разные талисманы; талисманы же, в виде треугольных кусков материи, бывают нашиты у него на его костюм. Это рассчитано на то, чтобы заставить народ думать, что его ловкость – дело сверхъестественное, а не приобретена практикой.

Кеоса и гялин (безбородый шут и невеста)

Весною и осенью крестьяне бывают очевидцами следующего зрелища: толпа молодых людей провожает по дворам «кеосу и гялин», танцующих под звуки дудки и доола. Это торжество имеет некоторое сходство с «ксенобою», устраиваемою в городе Тифлисе в первый день Великого поста. Кеоса – карикатурное изображение азиатского завоевателя-деспота; он бывает одет в смехотворный наряд: на ногах у него большие лапти и шаровары до колен, обмотанные толахами (род портянок, ткется из шерсти или шелку) с привязанными к ним бубенчиками; на нем короткая изодранная чуха, подпоясанная кожаным поясом, к которому привешены деревянная шашка и кинжал без ножен; к спине и груди чухи пришиваются кости и т. п.: чрез плечо навешиваются бараньи кишки; на голове бывает надета войлочная шапка с такими же рогами, она покрывает и лицо, и шею, для глаз и рта в ней бывают проделаны дырки. На соответствующем месте прикрепляются к папахе борода и усы из лошадиных волос, к шапке же привязываются колокольчики. Замаскированный таким образом кеоса своими шутовскими проделками сильно смешит народ: то он корчит грозного повелителя и дает разные приказания окружающим, требуя от них немедленного исполнения, то представляет осла и ходит на четвереньках или валяется по земле, то лежит без движения, как бы умирая. В последнем случае зажиточные хозяева, для приведения кеосы в сознание, должны жертвовать в пользу кеосы и его свиты съестные припасы, деньги и хлебные зерна. Гялин (невеста) кеосы представляет образец скромной восточной невесты, гялин – замаскированный мужчина, переодетый, как обыкновенная мусульманка, в женский костюм, с большим головным покрывалом, закрывающим голову и спину до поясницы. Гялин объясняется знаками и очень ловко танцует с мнимым мужем-кеосою. Обошедшие все селения, кеоса и гялин с участниками, имеющими обязанность собирать с прохожих и домохозяев деньги и другие подаяния, переходят в другие селения; под конец участники этой забавы продают все собранные продукты и вырученные деньги разделяют между собою.

Крестины

Как только рождается ребенок, об этом дают знать тотчас его крестному отцу, который, приготовив яичницу, плов и другие блюда, посылает их в подарок родителям новорожденного. Те, в свою очередь, приглашают всю семью крестного отца на обед. Через восемь дней после рождения совершается в церкви обряд крещения, по окончании которого крестный отец принимает ребенка от купели, несет его на протянутых руках домой и передает матери, пожелав ей и новорожденному счастья, долголетия и крепкого здоровья. Мать ребенка сначала целует руку крестному отцу, в знак благодарности, и затем колено, в знак покорности, и кладет ребенка перед собою. Прочитав короткую молитву, священник сообщает нареченное ребенку имя. Имена нарекаются по выбору родителей или встречающимся в тот день именам святых. По случаю обряда крещения, отец ребенка устраивает угощение. Крестный отец, смотря по состоянию, дарит в пользу новорожденного аршин ситцу, атласу или другой материи, из которой шьется ребенку рубашка, архалук или что-либо другое; крестный отец получает со стороны ребенка от его родителей пару носков. За совершение обряда крещения священник получает от 20 копеек до 1 рубля.

Изнеженная царица. Сказка

В некотором царстве, в некотором государстве жили-были царь с царицею. Царь был человек воздержанный и вел очень простую жизнь, тогда как царица любила роскошь и была очень изнеженна, что сильно не нравилось мужу ее. Вследствие такой разницы во вкусах царь большую часть времени был вне дома, разъезжая по своему царству инкогнито. Раз он, при обозрении государства, в одной отдаленной от столицы провинции, на поле, встретил цыганский табор, состоящий из нескольких семейств; увидев полунагих женщин и детей, идущих за вьючными животными пешком и босиком, царь заинтересовался простою жизнью цыган и залюбовался табором. Вдруг внимание его обратило на себя следующее обстоятельство: беременная цыганка отстала от спутников и под кустом, недалеко от дороги, разрешилась от бремени, сама запеленала ребенка в имевшиеся при ней грязные тряпки и, взяв новорожденного на спину, догнала своих спутников и продолжала путь. Царь в изумлении долго стоял, задумавшись. По возвращении домой он нашел царицу лежащею в мягкой постели: она еще не совсем оправилась от трудных для нее родов. Царь не мог равнодушно перенести такой изнеженности своей супруги; он рассказал ей о цыганском таборе, который видел во время путешествия, и стал упрекать ее, говоря, что цыганка на его глазах родила ребенка без повивальных баб и родовспоможений, тогда как она, царица, была окружена акушерками и докторами, которые подали всевозможную помощь, и, вообще, была обставлена самыми лучшими условиями, цыганка же, напротив, не имела даже и куска насущного хлеба.

Спустя некоторое время царь предпринял новое путешествие по государству; в его отсутствие царица приказывает садовнику не поливать цветов, вследствие чего весь цветник высох. Возвратившись в столицу и нашедши цветник в самом плачевном состоянии, царь велит казнить садовника за плохой уход за цветами; садовник оправдывается, говоря, что царица не дозволяла ему пустить в цветник воды и ухаживать за цветами. На вопрос царя, почему она довела цветник до такого состояния, царица ответила, что она препятствовала садовнику ухаживать за цветами и поливать их потому, что в диком состоянии цветы отлично растут, когда за ними никто не ухаживает.

Царь понял, что царица сравнивает себя с садовыми цветами, которым необходим уход садовника, а цыганку – с дикими цветами, которые растут без всякого ухода со стороны человека. С тех пор царь безропотно жил с царицею.

Суеверия и предрассудки

Если кто ударит животное и оно от этого упадет, то нанесший удар должен плюнуть на ту руку, которою он ударил: животное придет в себя и встанет.

Если потолок дома покрывается паутинками, то, значит, у хозяина долгов прибавится.

Если хочешь иметь красивую жену, так доедай свою порцию дочиста.

Если женщине удастся пройти под радугою, то она превратится в мужчину; если же пройдет мужчина, то он обратится в женщину.

Если шумит у кого-нибудь в ушах, то говорят, что в этот самый момент кто-либо из друзей или родственников вспомнил его во время разговора; тогда он начинает называть их поименно: на чьем имени шум в ушах прекратится, тот, значит, его и вспомнил; причем прибавляют: «Пусть и у тебя в ушах зазвенит».

Отрезанные ногти и остриженные волосы спрячь куда-нибудь, если не хочешь страдать головною болью.

Кто в воскресный день обрезывает ногти, у того на ручных пальцах новые ногти вырастут с раздвоенными концами.

Чтобы вызвать сонливость у крикливого ребенка, к подушке последнего пришивают заячьи уши.

Если продолжительные дожди идут беспрестанно, когда они не нужны, то старухи черпают дождевой воды и кипятят до тех пор, пока вся вода от продолжительного кипячения не испарится; от этого, как полагают, прекращается дождь.

Если целовать ребенка в затылок – он выйдет сварливым человеком.

Употребление девушками в пищу в сыром виде чесноку, луку и перцу содействует развитию груди, а сухие жилы рогатого скота удлиняют головные волосы у них.

На больной глаз следует положить вату, смоченную молоком, взятым от женщины, имеющей грудного ребенка женского пола.

Загадки

Без веревки разбивает шатер. (Паук и паутина.)

Красный бык сидит и не встает, черный идет и не возвращается. (Огонь и дым.)

С маленького неба снег идет. (Сито.)

Белое поле, черные семена, рукою сею, языком жну. (Бумага, письмо и чтение.)

Черная, но не ворона, с крыльями, но не птица, делает шар, но не токарь. (Навозный жук.)

Поля нельзя вспахать, а камней нельзя сосчитать. (Небо и звезды.)

Идет – исчезает, смотришь назад – следу нет. (Корабль и вода.)

Языка нет, а говорит. (Книга.)

Не пашем, не сеем, а урожай собираем. (Волосы.)

Широкая лента без тени. (Река.)

Имеет корень, ствол, ветви, но без листьев и само не дерево. (Олений рог.)

Что это за дерево, которое имеет 12 ветвей, каждая из них по 4 ветки с черными и белыми плодами? (Год, 12 месяцев, 4 недели, дни и ночи.)

Маленькая невестка, но работы много. (Иголка.)

Пасется – не корова, несет яйца – не курица. (Черепаха.)

Пословицы и поговорки

– С родственником ешь, пей, но не торгуй.

– Волк любит пасмурную погоду.

– Волку читали евангелие, а он говорил: «Скорей кончай! Овца уходит».

– У волка потомства не бывает.

– Раз солгал, а навеки остался лгуном.

– Вор у вора украл, даже бог на небе удивился.

– Вор у Бога просит темную ночь и быстрые ноги.

– Кровь кровью не смывают.

– Не дошедши до реки, не снимай лаптей.

– Синица солнца найдет, а вода – яму.

– Пожелай соседу двух коров, дабы Бог дал тебе одну.

– Кошка не могла достать мяса и говорит: «Сегодня пятница» (т. е. пост).

– До рождения дитяти нашей ему платья.

– Зная лекарство, плешивый свою голову вылечил бы.

– Обтесанный камень на земле не остается.

– Принесенное ветром ветром же уносится.

– С каждой бороды по волосу – безбородому и борода.

– Кошке игра, мышке смерть.

– Коза для козы лучше, чем целое стадо овец.

Анекдоты

Жили себе муж и жена. Все богатство их составляла единственная корова. Супруги ленились водить свою корову на водопой: каждый раз они спорили об этом. Наконец, они условились молчать, а кто первым заговорит, тот и обязан водить корову на водопой. По какому-то делу жена пошла к соседке. В это время пришел нищий и стал просить подаяния. Муж не трогается с места. Долго просил нищий, но напрасно: муж сидит, как истукан. Бедняк подошел поближе. «Сжалься надо мною: я умираю с голоду, дай что-нибудь поесть!» Ответа нет. «Послушай, у тебя языка нет?» – опять молчание. Бедняк подошел к нему и даже толкнул ногой. Тот не трогается с места и все молчит. Не долго думая, нищий вошел в избу, забрал в сумку все, что только можно было, и, выходя, дал тут же сидевшему мнимо немому пощечину, а потом и след его простыл. Все это заметил один из соседей и дал знать хозяйке дома. Она прибежала и накинулась на мужа: «Ах ты, олух, как же это позволил ты нищему…» Муж прервал ее: «Наконец, заговорила! Я выиграл: поведи корову на водопой!»

* * *

Отец и сын шли в город. Перед ними весело шагал осел, навьюченный кизяками, предназначенными для продажи в городе. На дороге один из прохожих сказал: «Старик, разве не видишь, что сын твой устал? Посади его на осла». Недолго думая, сын вскочил на осла, и они отправились дальше. С ними встретился другой прохожий, который сказал: «Мальчуган! Старик еле-еле за тобой плетется, а ты свесил ноги и даже насвистываешь песенки». Сын слез с осла, а место его занял отец. Не проехали и десяти шагов, как встретили третьего прохожего, который заметил старику: «Неужели ты не видишь, что мальчик едва передвигает ноги». Отец посадил на осла и сына, и вдвоем поехали дальше. Вскоре четвертый прохожий остановил их: «Где вы видели, где слыхали, чтоб двое на одного осла, да еще навьюченного тяжелой ношей? И вы спокойно едете, нисколько не думая, что животное под такой тяжестью может испустить дух!» Отец и сын в недоумении долго не знали, на что решиться; наконец, отец взвалил осла на свои плечи и в таком виде вошел в город.

* * *

Два мужика носили сено. У каждого был мешок с крупой. Один из них был до того скуп, что, несмотря на тяжкую работу, отказывал себе в пище. Когда он уже изнывал от голода, то товарищ спросил его:

– Хочешь, я тебе сварю каши?

– Из чьей крупы?

– Из твоей, – ответил первый.

– В таком случае прикрой меня одеялом и дай мне спокойно умереть, – пробормотал скупой.

* * *

В одной деревне жил крестьянин, который никогда и никому не говорил ничего утешительного, а напротив, всех наводил на мрачные мысли. Однажды этот крестьянин попал в незнакомый город, где встретился с одним из своих односельчан. Обрадованный земляк обратился к нему с расспросами:

– Я уже давно в этом городе и не встретил ни одного из моих земляков, чтобы расспросить о родных. Здоровы ли они?

– Слава Богу, здоровы и шлют тебе поклон, – ответил крестьянин.

– А наш Карабаш (имя собаки) все по прежнему пугает волков?

– Она была славная собака. Но ты, конечно, помнишь гнедую лошадь, за которую платили много денег, но отец твой не хотел продать?

– Как же, я помню, как сегодня; за нее давали 50 рублей.

– Да, да! Именно эта лошадь; она околела, заболев от какой-то язвы; а ваша собака наелась ее мяса и тоже протянула ноги.

– Боже мой! Сразу лишились и собаки и лошади. Что же делает мой отец без них? А почему лошадь не спасли?

– Да лошадь-то поправилась от язвы; но когда она везла надгробный камень для могилы твоего отца, то у нее от тяжести сломалась спина, и она издохла.

– Неужели и отец умер? О, горе мне!

– Мир праху, честный был человек. Твоя мать, братья и сестры очень тосковали по нему, несчастные не могли перенести такого удара и тоже умерли.

– Что же я теперь буду делать – один-одинешенек? Значит, наш дом разрушился до основания?

– Разрушился или не разрушился, право, не решаюсь сказать. Но когда я ехал сюда, то, проезжая мимо вашего дома, видел, как огородники разровняли его развалины; они намерены были посеять там огурцы и морковь и даже сказали мне: на обратном пути мы угостим тебя огурцами; урожай хороший будет: земля славная.

Елисаветпольский уезд

Чистая вера спасает от огня

Легенда

Какая-то женщина, сидя перед печкой-тониром, пекла хлеб. В это время пришел к ней, весь оборванный, нищий и, пленившись удивительной красотой хозяйки, хотел поцеловать ее. Конечно, она не допустила этого. Нищий тогда стал упрашивать ее и сказал:

– Если Бога любишь, то не откажи мне!..

При этих словах женщина согласилась. Муж ее, оказавшийся поблизости, увидел это, страшно был взбешен и наговорил ей разных упреков и угроз. Бедная жена, оправдывая себя, сказала, что позволила поцеловать себя «ради Бога»!

– Как так ради Бога?! – воскликнул муж. – Если ты так религиозна, так бросься в горячую печь во имя Бога!..

Жена без колебания сейчас же бросилась в огонь, и вдруг вся печь покрылась зеленью и цветами.

Нахичеванский уезд

Праздники

Навасард

Навасард есть первый осенний праздник у армян: он наступает обыкновенно после недельного поста. О происхождении этого праздника рассказывают следующее: однажды дали знать Григорию, просветителю армян, что в провинции Тарон горсть армян еще не приняла христианства и поклоняется трем золотым идолам, которые были поставлены в обширном храме. Взяв с собою мощи одного святого, он отправился в Тарон и прибыл туда в день храмового праздника. Там св. Григорий, в присутствии громадного числа пилигримов, велел разбить этих идолов и на месте их водрузить крест со святыми мощами, но чтобы сразу не уничтожить этого праздника и тем не возбудить против себя народа, он позволил и на будущее время праздновать этот день, назвав его праздником Креста. День этот считается у армян также началом нового года вследствие сохранившегося предания, будто в этот день одержана была какая-то блестящая победа над неприятелем. Вот почему накануне Навасарда, который составляет также армянское название месяца, в деревнях приготовляют арису и лучшие блюда на обед. Вечером же в этот день едят сухие фрукты и грызут каркат (поджаренные с солью семена дыни, арбуза, тыквы, а также поджаренную пшеничную крупу-коркот), а дети ходят по крышам домов и, спустив чулок на веревочке через ердик (слуховое окно и дымоход одновременно), просят наполнить его фруктами.

Сретение Господне

Праздник этот у армян наступает двенадцатью днями позже, чем у православных, потому что у них Рождество Христово празднуется 6 января, а не 26 декабря. Накануне этого праздника, после вечернего богослужения, среди церкви разводят огонь, а народ зажигает восковые свечи. Лица, которые в первый раз встречают праздник Сретения после вступления в брак, обязаны покупать большие восковые свечи и делать денежные пожертвования в пользу церкви. Прихожане, возвратившись из церкви домой, на плоских крышах зажигают костры, через которые потом прыгают, каждый не менее семи раз, произнося каждый раз имя Иисуса Христа. Кроме того, пускают фейерверки и стреляют из ружья. После ужина едят сухие фрукты и грызут каркат.

Катнов

Первым летним праздником признается Вознесение Христово. Оно в народе носит название Катнов, что означает «молочный», почему в этот день во всех домах без исключения варят молочную кашу. День Катнова служит днем гадания. Накануне его девицы измеряют рост какого-нибудь растения. Если на другой день оно станет немного повыше, то это означает исполнение желания. Но главное гадание совершается в самый день Катнова. Для этого в кувшин с широким горлом накануне праздника наливают воду, которую набирают из семи родников. Положив туда семь камешков из тех-же семи родников и разные вещицы (кольца, наперстки, ключи и пр.) от тех лиц, которые желают принимать участие в гадании, кувшин ставят на ночь под открытым небом. Утром, в день Катнова, девицы и молодые женщины, взяв с собою кувшин, отправляются в какой-нибудь сад, где, обвив кувшин цветами тысячелистника, приступают к гаданию. Для этого одна из женщин, подбрасывая кувшин вверх и вниз, поет куплет какой-нибудь песни, а другие подхватывают и повторяют тот же самый куплет хором. После пения куплета кто-нибудь из детей вынимает из кувшина одну из положенных туда вещиц. Лицо, которому принадлежит вынутая вещь, угадывает свою судьбу из смысла спетой песни. Как сказано выше, кувшин обвивают цветами тысячелистника, который у армян называется джангюлуми-дзагик (цветок тысячелистника). Вследствие этого в конце каждого куплета спетой песни прибавляют – «джан-гюлум, джан-джан, джан-дзагик, джан-джан), что собственно означает: «душа – роза, душа – цветок». По этой причине день этот называется также днем джангюлума.

Вардавар

Слово «Вардавар», вероятно, произошло от варди-ор, что означает «день розы». Этим именем назывался языческий храмовый праздник, который установлен был древними армянами в честь богинь Анаит, Астгик и бога Ваагна, идолы которых поставлены были в большом храме, находившемся в Торонской провинции, в городе Аштишат. Анаит, дочь Арамазда (верховного божества у языческих армян), была богиней любви. Астгик была богиней красоты, а Ваагн считался богом храбрости и ловкости. В день храмового праздника идолы Анаит, Астгик и Ваагна украшались букетами роз и всем им приносилось множество жертв. При введении христианства Григорий Просветитель храм Анаит обратил в христианскую церковь, назвав его храмом Иоанна Крестителя, а храмовый праздник – Преображением Христа, но он не мог окончательно уничтожить воспоминание, так сказать, о прежних хозяевах этого храма, вследствие чего за праздником удержалось языческое название Вардавар.

В настоящее время день Вардавара считается одним из веселых дней, в особенности для молодежи: с раннего утра на улицах поднимается беготня, шум, крик, хохот – это потому, что друг друга обливают водой. Никто не смеет обижаться: ни дети, ни взрослые, так как это делается в силу старинного обычая, оставшегося со времен язычества. Впрочем, некоторые думают, что обычай этот есть своего рода подражание Преображению Христа, ибо промокающая одежда как бы преображает людей, изменяя их внешний вид.

Пословицы

– Из уважения к хозяину не бей собаки его.

– Чем больше будешь думать, тем скорее состаришься.

– Что скажешь, то и услышишь.

– Кто много говорит, тот мало узнает.

– Дерево чем больше принесет плода, тем голову ниже спустит.

– Выше не садись, чтобы ниже не спуститься.

– Соль и хлеб глаз врага выколют.

– Аппетит под зубами бывает.

– Бог кому дал аппетит, кому плов.

– Пасынок не сын.

– Пока полный похудеет, худой душу отдаст.

– В гости ходят не для еды, а для чести.

– Взятка и в темноте светит.

– Свечка под собою не светит.

– Лошадь и мул подрались, между ними осел издох.

– Курица один раз воду пьет, а другой раз Бога славит.

– Дурной человек и на Пасху бывает дурным.

– Что накрошит, то и скушает.

– Нож шуток не любит.

Загадки

Свяжу – уйдет, пущу – не пойдет. (Лапоть.)

Лисица сидит на горе и заворачивает хвост кругом шеи. (Прялка.)

Две комнаты одну подпорку имеют. (Нос.)

Утром ходит на четырех ногах, в полдень – на двух, а вечером – на трех. (Человек в разных возрастах.)

Со всех сторон море, а в середине огонь. (Самовар.)

Колыхаясь, движется; ног не имеет, но ходит; рта не имеет, но глотает. (Вода.)

Пером сеют, глазами жнут, головою бдят, памятью переваривают. (Учение.)

Серебряная стена, с золотым соком внутри, если обрушится, то нет возможности снова построить. (Яйцо.)

Публикацию подготовили Марина и Гамлет Мирзояны

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 190 человек

Оставьте свои комментарии

  1. В комментариях Фейсбука,некоторые высказывают мнение,что Армения это не Закавказье,а Восточная часть Армении.Я не спорю с таким мнением,но хочется сказать и о том,смотря откуда смотреть.Если со стороны России-то Закавказье,если смотреть с Турции-то Восточная Армения.в данном случае,авторы свободны в своем выборе.Они называют армян закавказскими ещё исходя из самого текста.Ведь речь идет об армянах В Тифлисе и Баку также,поэтому авторы правы.А как иначе назвать армян в Грузии и Азербайджане?
  2. Давно не было интересных статей Мирзоянов,уже соскучались.Обряды и фольклор конечно интересно,но мне больше по душе такие темы,как "Анна крестила Русь" или другие исторические материалы.всегда с нетерпением жду статей Мирзоянов.
  3. Уважаемые Гамлет и Марина Мирзояны! Я всегда с большим интересом читаю ваши статьи и всегда жду новых.спасибо вам и редакции за духовную пищу,которая нам очень нужна.
  4. У интересом ознакомился с армянскими загадками и поговорками,это что-то новое для россиянина.спасибо.
  5. С большим интересом читаю про всё армянское.Спасибо.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты