№4–5 (256–257) март 2015 г.

Договоры об интеграции как опыт для Армении

Просмотров: 1286

В последние несколько месяцев мы стали свидетелями того, что, несмотря на явное предпочтение СМИ ситуации на Украине, Абхазия и Южная Осетия, равно как и непризнанные государства в целом, не выходят из фокуса международного внимания. На сей раз камнем преткновения стали двусторонние договоры, которые эти страны заключают с Россией. Речь идет о новых союзных договорах, поднимающих абхазо- и осетино-российские отношения на новый, более высокий уровень стратегического партнерства. С Абхазией такой договор уже подписан 4 февраля с.г., подписание договора с Южной Осетией ожидается в конце февраля.

О том, что отношения России с этими странами будут выведены на новый уровень, возможно, предусматривающий даже слияние, в политических кругах говорили уже давно. Существовало некое неформальное понимание, что до Олимпиады этого делать не стоит, чтобы не дразнить гусей в виде Западного блока и не превратить Олимпиаду в Сочи в Московскую Олимпиаду 1980 года, когда около 50 стран устроили ее бойкот. После Игр же предусматривалось, что отношения с Абхазией будут существенно сближены, а с Южной Осетией Россия даже войдет в какое-то единое надгосударственное образование, которое де-факто превратит Ю. Осетию в одно государство с Россией.

События, последовавшие за Олимпиадой, с одной стороны, приблизили эту перспективу, а с другой – отдалили. На приближение сработал фактор воссоединения Крыма с Россией, который в самой Южной Осетии был воспринят как сигнал, что Москва стала достаточно сильна, чтобы присоединить и ее, невзирая на мнение недоброжелателей. Определенными политическими кругами был даже вброшен лозунг «Еще до конца года Ю. Осетия войдет в состав России!» Но не тут-то было! Последовавшие за бескровным присоединением Крыма война в Донбассе и очень резкая реакция мирового сообщества на передел границ, вылившаяся в крайне серьезные санкции для российской экономики, вкупе с падением цен на нефть резко сузили окно возможностей для Москвы.

С другой стороны, антироссийская мобилизация Западного блока и некоторые последствия, вызванные ею, например открытие учебной базы НАТО в Грузии, привели Россию к необходимости мобилизации собственных ресурсов, которая должна включать укрепление связей с союзниками, причем особенно с теми, которые находятся на наиболее опасных направлениях. Как говорил великий российский канцлер Горчаков: «Россия сосредотачивается». В рамках этого «сосредоточения» было принято решение о сближении России с Абхазией и Южной Осетией, которое, однако, пошло несколько по иному пути и не совсем безболезненно.

Здесь необходимо подчеркнуть, что, несмотря на знак равенства, который некоторые ставят между этими двумя отколовшимися от Грузии провинциями, югоосетинский и абхазский проекты в очень большой степени не похожи друг на друга. Если изначальной целью подавляющего большинства граждан Южной Осетии всегда было вхождение в той или иной форме в состав России, то в Абхазии это же большинство, по крайней мере после признания 2008 года, ставило задачей строительство подлинно независимого государства, причем с доминированием абхазов как титульной нации. Эта разница и определила как споры вокруг новых договоров, так и их проявившееся в окончательном виде различие.

Говоря об Абхазии, следует сказать, что ей изначально был предложен договор, предусматривавший довольно высокую степень интеграции с Россией. Проект этого договора попал в печать и вызвал очень серьезные дебаты в абхазском обществе. Можно сказать, что общество воспротивилось настолько тесной интеграции и в конечном итоге объединенными усилиями предложило Москве менее интеграционный договор, предусматривающий гораздо большую степень самостоятельности Абхазии, чем это было изначально запланировано. Именно этот договор в конечном итоге и был подписан.

В Южной Осетии спор тоже сфокусировался на глубине интеграции с Россией и фактически свелся к открытому, широкому и длительному обсуждению в обществе трех договоров, один из которых практически не менял нынешнее положение вещей, другой являлся неким аналогом абхазского варианта, а третий предусматривал действительно глубокую интеграцию Южной Осетии и России, практически до уровня, близкого к слиянию. В результате победила позиция людей, составляющих в Ю. Осетии подавляющее большинство и поддерживавших третий, наиболее интеграционный вариант договора. Именно он сейчас и рассматривается для подписания.

В конечном итоге, говоря о деталях, теперь в соответствии с новым договором Россия и Абхазия имеют общий контур безопасности, который обеспечивает созданная из части Абхазской армии и российской базы в этой стране Объединенная группа войск, страны усиливают пограничный контроль абхазской границы, Россия проводит модернизацию и дооснащение абхазских вооруженных сил, стороны создают Совместный информационно-координационный центр органов внутренних дел, договариваются вести скоординированную внешнюю и экономическую политику, сближают таможенное пространство, Абхазия переходит на российские стандарты в области медицины и пенсионного обеспечения, российско-абхазская граница за определенными исключениями открывается, Россия обязуется довести уровень оплаты социальной сферы Абхазии до уровня Южного федерального округа РФ.

Согласно рассматриваемому договору с Южной Осетией, там степень интеграции должна быть гораздо выше. Так же как и в Абхазии, создается единый контур обороны, но вооруженные силы и?правоохранительные органы фактически интегрируются с российскими, упраздняются таможенные барьеры между этими странами, осуществляется общая экономическая и внешняя политика, объединяются социальные стандарты, зарплаты югоосетинских бюджетников и пенсии повышаются до?уровня, сопоставимого с?зарплатами в?Северо-Кавказском федеральном округе России, осуществляется и ряд иных мер, позволяющих говорить об очень высокой степени интеграции двух стран, выше которой может быть, наверное, только фактическое слияние.

Как и стоило ожидать, реакция мирового сообщества, ориентированного на Запад, и в том числе Грузии, на эти договоры была негативной. Последовали заявления о фактической аннексии Россией Абхазии и Южной Осетии и продекларировано неприятие этих соглашений. Вместе с тем, надо понимать, что фактических рычагов влияния на процессы сближения России с этими странами Запад не имеет, и пока это будет так, все его несогласие будет оставаться лишь декларацией о намерениях. Тем не менее, ситуация находится в развитии и практика показывает, что зависимость одних регионов от положения дел в других довольно велика. Нельзя исключать, что если события на Украине начнут разворачиваться самым негативным для Донбасса и для России образом и если Западу удастся продавить собственный вариант урегулирования на этой территории, называемый в простонародье «заставить Россию сдать Донбасс» (чего, конечно же, не просматривается), то в дальнейшем Грузия может попытаться убедить Запад применить к России те же методы, которые западные страны использовали в украинском урегулировании, с целью вынудить ее «вернуть» Абхазию и Южную Осетию. Вероятность такого исхода крайне мала, однако ее тоже не следует снимать со счетов.

Для Армении российский опыт заключения договоров о союзничестве и интеграции с Абхазией и Южной Осетией может быть полезен, хотя и не совсем применим, по крайней мере на данном этапе. С одной стороны, он показывает некоторые существующие возможности интеграции дружественных территорий без фактического слияния с ними, с другой – такая интеграция может наступить только после признания этих территорий в качестве суверенных государств, чего Армения по отношению к Карабаху пока не сделала.

Кроме этого, для совершения подобного шага очень важно обеспечить максимально возможную нечувствительность страны к негативным последствиям, которые обязательно наступят либо со стороны отдельных государств, либо со стороны Запада. Вступление в Таможенный союз и нахождение в ОДКБ повышают эту нечувствительность, однако политика Армении, направленная на балансирование между Россией и Западом, делает ее уязвимой для ответных действий. Это же относится и к транспортной блокаде, которая в случае совершения подобного шага может для нее усилиться.

Таким образом, применительно к интересам Армении данные договоры демонстрируют Еревану определенное окно возможностей, которое может быть им использовано в отдаленном будущем при складывании иной политической обстановки в регионе, и, что более важно в нынешний момент, показывают, что Россия не оставляет своих союзников даже в достаточно тяжелое для себя время, улучшая их экономическое положение и повышая степень их безопасности. Кроме того, очень важным опытом для Армении может быть порядок и глубина обсуждения данных договоров в абхазском и осетинском обществах. Он демонстрирует то, что наиболее важные для жизни страны документы могут и должны находиться в открытом доступе, обсуждаться всеми заинтересованными слоями граждан и решение по ним должна вырабатывать не только элита, но и все общество в целом.

Андрей Епифанцев, политолог

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 4 человека

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты