№4 (303) апрель 2018 г.

Досрочные президентские выборы в Азербайджане могут обернуться новой войной

Просмотров: 5599

Неожиданное на первый взгляд решение президента Азербайджана о переносе выборов с октября на 11 апреля текущего года вызвало достаточно оживленные дискуссии как внутри страны, так и за ее пределами. Напомним, соответствующий указ Ильхам Алиев подписал 5 февраля, немногим более чем за два месяца до новой даты голосования, и, похоже, он стал неожиданным не только для общества, но также и для многих людей во власти. Впрочем, Центральная избирательная комиссия страны заявила о приобретении необходимого для выборов оборудования еще 29 января, то есть неделей раньше. Напомним также, что в сентябре 2016 года в Азербайджане состоялся конституционный референдум, по итогам которого (статья 101) глава государства обрел право объявлять внеочередные президентские выборы.

17 марта на очередном заседании ЦИК Азербайджана были рассмотрены кандидатуры претендентов на пост президента Азербайджанской Республики. Компанию главному кандидату составили Гудрат Гасангулиев от Партии народного фронта целостного Азербайджана, Араз Ализаде от Социал-демократической партии Азербайджана, Фарадж Гулиев от Партии национального возрождения и ряд других деятелей, имена который вряд ли что-то скажут даже осведомленной публике.

Массовые протесты социально-экономического свойства в Азербайджане последних нескольких лет – вовсе не новость. Однако именно досрочные выборы важны тем, что недовольство части населения не имеет достаточно времени для того, чтобы оформиться и распространиться в обществе. Потенциальные оппоненты действующей власти (светские или не очень) лишаются возможности к сколь-нибудь осмысленным действиям. Возможное же бойкотирование ими выборов только укрепит общую атмосферу безальтернативности. Не менее, а может быть, и более важно то, что внутренние противоречия, обострившиеся после выдвижения первой леди Мехрибан Алиевой на специально созданную под нее должность первого вице-президента, могут быть более успешно разрешены. «В?Азербайджане с?первых месяцев прихода к?власти Ильхама Алиева в?2003?г.?возникла напряженность между ним, семьей его супруги (клан Пашаевых, как у?нас говорят) и старой командой его отца, – рассказывает в интервью изданию Eurasia Daily находящийся в?политэмиграции в?Нидерландах известный азербайджанский ученый и правозащитник Ариф Юнусов. – Проблема Ильхама Алиева была в?том, что отец привел его к власти, но?исходил из того, что годами подготовленная и выпестованная им?команда будет опорой и?его сыну. Однако Ильхам Алиев, а еще больше его супруга так не считали и не воспринимали команду Гейдара Алиева «своей», ведь те были для них провинциалами. А те, в?свою очередь, не?воспринимали этих на?дух. Ведь команда Гейдара Алиева сплошь состояла из?выходцев из?Нахичевана и?Армении, а?клановая и?региональная ментальность были для них главным». Огромные доходы от продажи энергоресурсов длительное время помогали находить компромиссные решения, однако по мере их падения «прежние разногласия резко возросли». Противоборство старой команды Гейдара Алиева во главе с главой администрации президента 79-летним Рамизом Мехтиевым и окружением Мехрибан Алиевой, по оценке Юнусова, привело к возникновению «абсурдной с?правовой точки зрения ситуаций: старая администрация формально на?бумаге ликвидирована, но?де-факто по-прежнему работает! А?новая также работает, но?не в?аппарате президента, а?в?Фонде Гейдара Алиева».

В последние годы своих постов лишились многие влиятельные лица, такие как министр связи Али Аббасов, министр национальной безопасности Эльдар Махмудов (с переформатированием его ведомства), министр транспорта Зия Мамедов, министр налогов Фазиль Мамедов и другие. Вице-президентская должность Мехрибан Алиевой может расширить поддержку режима за счет ряда региональных и экономических элит не из числа упомянутых выше выходцев из Нахичеванской автономии и из Армении. Тем не менее, понятной напряженностью между внутривластными группировками в?условиях подготовки к?выборам могут попытаться воспользоваться самые разные игроки. Даже если предположить, что решение азербайджанского лидера о проведении досрочных выборов и не было обусловлено главным образом внешними факторами, тем не менее, внешнеполитические соображения не стоит вовсе сбрасывать со счетов.

Упомянутый выше один из кандидатов в президенты – депутат парламента Гудрат Гасангулиев также обращает внимание на карабахский конфликт и на внешние факторы, обусловившие решение главы государства.?По его мнению, внешние силы стремятся принудить Азербайджан, ни много ни мало, к капитулянтскому миру.?Предлагаемое посредниками увеличение наблюдателей ОБСЕ на линии соприкосновения вооруженных сил Карабаха и Азербайджана он расценивает как направленное против Баку и выгодное Еревану, выигрывающему от укрепления статус-кво в регионе конфликта.

В логике Шахиноглу, Гасангулиева (и им подобных) чувствуются, конечно, страхи в связи с так называемым «карабахским фактором», ощутимо влиявшим в первой половине 1990-х годов на внутриполитические события в Азербайджане, в том числе в сторону их дестабилизации. На это можно заметить, что как тогда, так и сейчас именно бакинские власти пытаются использовать «карабахскую карту» в собственных целях, что не удавалось тогда и вряд ли получится теперь. Вспомним, что в 1993 году именно неудачи на карабахских фронтах во многом спровоцировали мятеж «гянджинского полковника» Сурета Гусейнова, его знаменитый поход на Баку и всю цепь последующих событий, в результате которых третьим президентом Азербайджана стал Гейдар Алиев, отец действующего главы государства. В первые месяцы своего правления он также попробовал решить карабахский вопрос силой, что обернулось серией военных поражений, после которых начались, наконец, мирные переговоры и было подписано (постоянно нарушаемое) соглашение о бессрочном перемирии. Как показала в том числе апрельская «четырехдневная война» 2016 года, раздувание националистического угара ни к чему хорошему не приведет, и ничто не мешает азербайджанскому руководству перейти от постоянных угроз и военных провокаций к подлинно содержательному переговорному процессу, к чему постоянно призывают противоборствующие стороны посредники из Минской группы ОБСЕ.

Пресс-секретарь МИД России Мария Захарова в конце января подтвердила, что Москва пытается увеличить число наблюдателей ОБСЕ на линии соприкосновения, что, с точки зрения Азербайджана, будет способствовать дальнейшему замораживанию урегулирования. Несмотря на серьезную напряженность между Россией и Западом, европейцы в основном согласны с российской позицией, когда речь идет о карабахском конфликте. Фактическая оккупация курдского кантона Африн на северо-западе Сирии чревата для Турции, основного союзника Азербайджана, длительным увязанием в вооруженном конфликте, что грозит новыми проблемами. Что же касается администрации Трампа, то она, будучи раздираемой внутренними дрязгами, не столь озабочена проблемами Кавказа, как некоторые ее предшественники. Как известно, встречи президента Республики Арцах Бако Саакяна в Конгрессе США вызвали как в Баку, так и среди его российских подголосков форменную истерику. И обеспокоенность эта по-своему вполне понятна. Не только Вашингтон, но и другие посредники имеют (даже если стесняются их высказывать на официальном уровне) собственные подходы относительно решения карабахского вопроса, мягко говоря, не полностью совпадающие с максималистскими бескомпромиссными требованиями одной из сторон. Комментируя болезненный для российско-армянских отношений вопрос о поставках оружия бакинскому режиму (притом что Москву возмущают факты поставок оружия Киеву, пытающемуся разжечь очередную полномасштабную войну в Донбассе), глава комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев 14 марта отметил: «Россия выполняет те контракты, которые были заключены до апреля 2016 года, и мы обязаны это делать в соответствии с положениями этих контрактов. Но это ситуация, которая существовала до того момента, и, по имеющейся у меня информации, она в дальнейшем не будет воспроизводиться в существующих масштабах. Безусловно, мы реагируем на ту ситуацию, которая случилась в апреле 2016 года. В этом нет никаких сомнений».

Конечно, все вышеизложенное отнюдь не означает, что линия официального Баку по шантажу международного сообщества угрозой возобновления активной военной фазы конфликта с вовлечением в него Республики Армения сбавит обороты. Пока скорее, к сожалению, будет наоборот. Министр иностранных дел Азербайджана анонсировал продолжение «интенсивных переговоров» после формирования нового правительства в обеих странах – соответствующая договоренность была достигнута во время последнего визита сопредседателей Минской группы ОБСЕ, озвучивавших некие «креативные идеи». О том, удастся ли международным посредникам каким-либо образом нивелировать «креатив» действующего и будущего азербайджанского лидера, остается только гадать. В прошлом номере «Ноева Ковчега» уже достаточно подробно разбирались очередные воинственные заявления Ильхама Алиева в ходе шестого съезда правящей партии «Йени Азербайджан», официально выдвинувшей его кандидатом на пост главы государства. Не будем вновь пересказывать националистические бредни об «исконно азербайджанском городе Ереван», вызвавшие недоуменные вопросы даже у некоторых наблюдателей азербайджанского происхождения за пределами этой страны. Для них, к примеру, непонятно, что теперь нужно «возвращать» – Карабах или Ереван, признанную столицу Армении, и стоит ли готовиться к полномасштабной войне. При этом ссылки на внутренний контекст призывов «вернуться в Ереван» работают плохо, хотя бы потому, что раздуваемая властями националистическая истерия делает их же заложником радикализирующихся общественных настроений.

На этом и без того непростом фоне в некоторой тени остается иная грань внешней политики Азербайджана, способная в перспективе существенно сказаться на международной стабильности. Частично ее раскрыла некоторое время назад болгарская журналистка Диляна Гайтанджиева, опубликовавшая в июле прошлого года документы об участии самолетов в перевозке оружия для орудующих в Сирии террористов. Согласно ее публикациям в газете «Труд», государственная авиакомпания Азербайджана Silk Way Airlines («Шелковый путь») совершила в общей сложности 350 доставок вооружений, причем каждый раз под дипломатическим прикрытием доставлялись десятки тонн вооружений, в том числе для радикальных исламистов в Сирии. Среди основных клиентов «Шелкового пути» значилось также американское командование специальных операций (USSOCOM). Под видом «дипломатических грузов» азербайджанская авиакомпания под кураторством США перевозила оружие из Сербии, Румынии и Болгарии в Саудовскую Аравию – в Джидду и Эр-Рияд. В 2016 и 2017 годах зафиксировано как минимум 23 подобных «дипломатических» рейса. В опубликованных документах говорилось также о доставке «дипломатической почтой» белого фосфора, который Баку использовал для фальсификаций в Нагорном Карабахе.

Контакты между Баку и Эр-Риядом продолжились и в последующий период. В частности, 20 февраля министры внутренних дел принц Абдулазиз бин Сауд бин Найеф и Рамиль Усубов подписали протокол о двустороннем сотрудничестве в сфере борьбы с преступностью, а также обсудили совместное сотрудничество служб безопасности, в том числе на региональной и международной арене. Менее известны другие контакты по линии военных ведомств, которые не могли не быть санкционированы министром обороны и наследным принцем?Королевства Саудовская Аравия Мухаммедом бен Сальманом. В последнее время много говорят и пишут о сколачиваемом при деятельном участии Вашингтона региональном антииранском альянсе, и с этой точки зрения стратегическую важность Азербайджана с его протяженной границей с Ираном сложно переоценить. Интерес саудовских политиков к разжиганию сепаратистских волнений в Иране (белуджи, арабы Хузестана, отчасти курды) очевиден, включая ставку на определенную часть тюркоязычного населения северных провинций страны. Ранее в региональной и западной прессе также активно обсуждались различные аспекты военно-технического сотрудничества между Баку и Западным Иерусалимом, включая размещение на территории прикаспийской страны радиоэлектронных систем слежения за иранской территорией. Не следует сбрасывать со счетов также различные аспекты военного сотрудничества между Баку и Эр-Риядом, что может негативно сказаться на региональной стабильности, равно как и продолжение упомянутой выше переброски оружия в интересах Эр-Рияда в зоны региональных вооруженных конфликтов. Помимо Сирии, где просаудовские вооруженные группировки (в частности, в Восточной Гуте) терпят военные неудачи, речь может идти о Йемене, где саудовская «коалиция вторжения» при поддержке Запада вот уже несколько лет не слишком успешно противостоит повстанцам-хуситам. Тенденция на превращение Азербайджана в площадку опосредованного военного взаимодействия и ближневосточной логистики не сулит непосредственным соседям этой страны ничего хорошего.

Обозреватель «Коммерсанта» Сергей Строкань на сайте «Москва-Баку» рассуждает о прошедших проверку временем американо-азербайджанских отношениях, в последние десятилетия отличавшихся «особой прочностью, пройдя испытания временем в самые драматичные моменты. Президент Азербайджана Гейдар Алиев одним из первых предложил США полную поддержку после терактов 11 сентября 2001 года. После этого в составе многонационального контингента США и НАТО в Афганистане Азербайджан помогал воевать с терроризмом в Центральной Азии… Азербайджан остается одним из гарантов энергетической безопасности европейских союзников США». Но есть, как мы убедились, у этого сотрудничества и дополнительные грани, вовсе не столь благостные. Завуалированное участие Баку в региональных военных авантюрах влиятельных американских кругов отодвигает перспективы приближения мира на Ближнем Востоке, одновременно повышая риски новой эскалации нагорно-карабахского конфликта с перерастанием его в масштабное межгосударственное противостояние. Активная работа различных центров влияния в Вашингтоне с Баку, Ереваном и Степанакертом исключает также и для России игнорирование одной из сторон конфликта во имя капризов тех, кто из раза в раз демонстрирует склонность к опасным играм, не говоря уже о систематическом торпедировании усилий международных посредников из Минской группы ОБСЕ.

Андрей Арешев

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 7 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты