№6 (305) июнь 2018 г.

Луиза Саркисян: Родину и мать не выбирают

Просмотров: 5004

Есть в Армении партия с очень привлекательным названием – «Процветающая Армения». Потенциально в эту партию должны были вступить поголовно все. Посудите сами, кто из армян не хочет, чтобы наша родина стала процветающей страной, куда хочется приехать и где хочется жить до скончания веков. Но видимо, то ли не всех туда принимают, то ли что-то не так в самой партии. С целью выяснить, в чем тут разгадка, я обратился к депутату Национального собрания Армении, ?члену постоянной комиссии?по вопросам европейской интеграции,?кандидату и доценту, сопредседателю Женского совета партии, члену постоянной комиссии Межпарламентской ассамблеи СНГ по культуре, информации, туризму и спорту Луизе Саркисян.

– Госпожа Саркисян, расскажите немного о себе, в частности, хотелось бы знать, кем Вы являетесь по своей непосредственной профессии?

– Родилась я в Ереване, училась в Чеховской школе, после чего поступила в Ереванский государственный университет на факультет русского языка и литературы. На третьем курсе надо было определиться со специализацией, и я выбрала профессию литературоведа, о чем ни разу не пожалела. Литература – это моя сущность и состояние души. Люди по-разному выходят из стресса или депрессии. Для меня лучшим выходом является чтение.

– Что же случилось такого, что Вы добровольно устремились туда, где стресс – это неотделимая часть существования, а именно в политику. Какое экстраординарное событие подтолкнуло Вас к мысли, что надо заняться политикой?

– Сразу после окончания университета я начала преподавать в политехническом институте. А основные проблемы людей начинаются именно с той атмосферы, которая царит на работе. Уверена, в политику люди приходят с тем багажом проблем, которые у них накопились в той или иной сфере. Лично у меня уроки зачастую выходили за рамки предмета. Мы часто со студентами дискутировали о родине, патриотизме, службе в армии. Со временем я заметила, что количество яркой, интересной молодежи, видящей свое будущее в Армении, неуклонно уменьшается. Я больше не могла найти убедительные аргументы, которые можно было бы представить своим студентам, чтобы убедить их не уезжать. Под конец в качестве аргумента у меня осталась только одна фраза – «Родину и мать не выбирают». Они же поднимали социальные вопросы, и больше всего их возмущало отсутствие справедливости в стране. И я поняла – надо действовать.

– А почему Вы решили, что этот ворох проблем поможет решить именно «Процветающая Армения»? Что конкретно привело Вас в эту партию, какие пункты их программы Вас привлекли или Вы просто доверились лидеру?

– Я долгое время следила за деятельностью этой партии и ее лидера. Мне импонировало его внимание именно к проблемам молодежи. Тогда я вела довольно активную общественную деятельность. Принимала участие в студенческих форумах и спортивных мероприятиях. Мне импонировало то обстоятельство, что лидер нашей партии Гагик Царукян знает вкус и цену победы, любит побеждать и старается окружать себя людьми, которые тоже стремятся к победе. Кстати, именно этим объясняется его любовь к спорту и желание помочь всем армянским спортсменам. Именно это его стремление к победе меня очень воодушевило. Не будем забывать, что спортом зачастую занимаются дети из неимущих слоев. Молодые люди чувствуют, что спорт может открыть им новые дороги, а стремление к победе стимулирует к поискам своего места в жизни. Но должна признать, что инициатором вступления в партию была не я. Господин Царукян как-то пригласил меня и предложил баллотироваться на выборах в депутаты от партии. Он мне сразу сказал, какие качества во мне они ценят и чего от меня ждут. Быть оцененным очень важно для человека, даже если он не думает об этом, а для женщины быть оцененной важно вдвойне. Когда на первый план выдвигаются твои знания и человеческие качества, это придает силы.

– И насколько комфортно женщине-депутату работается в Национальном собрании?

– Я слышала много разговоров о том, что здесь придется играть по чьим-то нечестным правилам. Но за этот год я убедилась, что могу работать, не поступаясь своими принципами и не предавая ценности, которыми руководствовалась до избрания. Уверена – человек сам диктует, как с ним можно обращаться. Мне комфортно здесь, как бы странно это ни звучало для некоторых. Дискомфорт может наступить только тогда, когда я предам саму себя. Пока я продолжаю жить, как жила – много работаю, читаю книги, плачу над хорошими фильмами, хотя считается, что политика высушивает в человеке все человеческое и делает его жестоким. Либо это неправда, либо я еще «не дозрела».

– Помнится, в 1995 году на волне политической активности населения была создана женская партия «Шамирам». Тогда им удалось весьма «успешно» дискредитировать саму идею участия женщин в политике. Как по-Вашему, нужна ли вообще подобная гендерная градация среди политиков?

– Это были совсем другие времена. Помню, что среди членов «Шамирам» была и директор школы, в которой я училась. В то время женщины действительно активно участвовали в политике, потом все опять вернулось на круги своя. Количество женщин в Национальном собрании резко сократилось, и только в выборах 2017 года пришло понятие «гендерной

квоты»…

– …Под нажимом Евросоюза?

– Может быть, но в этом нет ничего плохого – такая квота давно назрела. Должна заметить, что «Процветающая Армения» – единственная партия, которая придерживается этой квоты. Избирательный кодекс требует сохранить соотношение мужчин и женщин по принципу 75% на 25%. Мы точно сохраняем это соотношение. В нашей фракции 31 мандат, и среди них 8 женщин. В Республиканской партии, несмотря на то, что у них больше 50 мандатов, женщин ровно столько же. Надо сказать, что лидер партии очень ценит наш вклад в работу, всегда подчеркивая, что женщины работают лучше и продуктивнее…

– Может, это он в порядке комплимента?

– (Смеется.) …Даже если так, это очень воодушевляет. Недаром говорят: один хороший комплимент поднимает продуктивность на 30%. Хочу подчеркнуть – женщины крепко и надолго внедрились в политику и, надеюсь, еще внесут свой весомый вклад в процветание Армении.

– Вы не ответили на вопрос, как относитесь к делению партий по половому признаку.

– Я считаю, что в работе деление по этому признаку просто нонсенс. Профессионал – везде профессионал, невзирая на разделение по признаку пола. Хороший врач, будь он мужчина или женщина, остается хорошим врачом. Просто у нас еще не настолько развит институт подготовки женщин к входу в политику. Хотя в чрезмерно активном вовлечении женщин есть и опасность. Когда Анна Ахматова начала писать стихи, многие русские женщины тоже потянулись за ручкой. Ахматова потом писала: «Я научила женщин говорить, о Боже, как их замолчать заставить?» Так что пусть женщина остается женщиной не в профессиональном смысле, а в жизни. Все же мы слабый пол…

– Вот оно – женское лукавство. Где вам выгодно, там требуете полного равноправия и даже больше, а где не надо, то там вы слабый пол.

– Такие уж женщины, и с этим придется смириться.

– Был период, когда ваша партия стала лидером среди избирателей, однако в какой-то момент начала терять популярность. После апрельских и майских событий рейтинг партии снова ощутимо вырос. Что ожидать избирателям от «Процветающей Армении» в ближайшем будущем?

– Здесь я с вами согласна. Да, был небольшой спад активности, после того как лидер партии на два года ушел из политики. Однако, когда мы решили принять участие в выборах, выяснилось, что мы наш электорат в основном сохранили. Я убедилась – наши сторонники никогда, не побоюсь этого слова, не предадут нас.

– А каков обобщенный портрет вашего избирателя?

– Я бы сформулировала так: это те люди, которые хотят стать средним классом. Вся программа нашей партии направлена на создание в Армении стабильного среднего класса. Они хотят жить и работать в своей стране, жить нормальной человеческой жизнью.

– Известно, что в Армении нередко партии создаются под лидера. Как Вы думаете, если в один прекрасный день вашему лидеру больше не захочется заниматься политикой, сама партия как политическая сила сохранится?

– Безусловно, в нашей партии лидер играет огромную роль. Его популярность в народе трудно переоценить. Могу твердо заявить, что 90% рейтинга партии – это дань уважения и любви народа к лидеру лично. Но к его чести должна сказать, что сейчас он делает все, чтобы партия носила институциональный и четко структурированный характер. В нашей партии интенсивно идет смена поколений, пришла многообещающая и продуктивная молодежь. Вопрос смены поколений – это очень серьезная проблема для всей страны. Старшее поколение видит в молодых только конкурентов, которые могут отнять у них работу. Возникают конфликты, отравляющие обстановку – молодые не понимают стариков, старики не терпят молодых. Могу сказать на примере вузов – там смена поколений особенно болезненная тема. Уже есть предметы, которые преподают очень пожилые люди, и если они уйдут, их просто некем заменить. Я вижу в этом некую преднамеренность. Старшее поколение из чувства самосохранения просто своевременно не подготовило себе смену. Но ведь система образования самая важная – оттуда и начинается вся порча и распространяется далее.

– Скажите честно, Вы действительно верите, что у Армении есть возможность стать процветающей страной на фоне стагнирующей экономики и невозможности прорвать блокаду?

– Безусловно, есть. Мы предложили 15 пунктов восстановления экономики, указав на самые уязвимые точки. Мы не обещали, что можно за одну ночь стать Швейцарией или Сингапуром, но это были те шаги, которые могли поставить экономику на правильные рельсы.

– Но как может работать экономика в условиях блокады? Ведь первичное – это прорыв блокады.

– Экономика могла бы восстановиться, если бы начали поступать иностранные инвестиции. Для этого надо установить четкие правила, гарантирующие верховенство закона в бизнесе. Иностранный бизнес должен быть уверен, что их здесь никто не обманет и не кинет. Теперь есть надежда, что ситуация изменилась. Да, блокада и война есть и будут в обозримом будущем, но это не означает, что страна не может стать, к примеру, туристической Меккой. У нас масса возможностей для развития туризма, причем в тех масштабах, чтобы появились серьезные прибыли. Или взять медицинский туризм. И в этой сфере есть большие перспективы. А что происходит сейчас. Люди приезжают один раз, потом говорят, что у нас самые дорогие авиабилеты и самые дорогие гостиницы. Но самая насущная необходимость – развитие сельского хозяйства в Армении, потому что оно погибает, а армянская деревня умирает. Ничем не обоснованная урбанизация в итоге приведет нас к катастрофе. Деревенские жители массово переезжают в Ереван, где им просто нечем заняться, и отсюда возникает эмиграция.

– Став депутатом парламента, Вы заявили, что одной из своих приоритетных задач считаете сокращение эмиграции из Армении. Спустя год как Вы оцениваете Вашу работу в этом направлении, что-то удалось сделать?

– Эмиграция – самая больная точка для меня. То, что люди уезжают, и молодежь в их числе, огромная трагедия для нас. Когда мы были в Шираке, я на встречах с избирателями задавала один вопрос: когда больше уезжали из этого региона, после землетрясения или сейчас? Во-первых, они отвечали – сейчас, во-вторых, раньше, когда уезжали, уезжали с надеждой вернуться. Точнее, уезжали, чтобы заработать денег, вернуться и восстановить свои разрушенные дома. Сейчас о возвращении уже речи нет. Но жизнь на чужбине – это не выход для нас…

– Оставим эту больную тему и перейдем к внешней политике. Вы член постоянной комиссии НС по вопросам европейской интеграции. Какое направление внешней политики считаете для нас приоритетным – сближение с ЕС или углубление сотрудничества с ЕАЭС?

– Знаете, в этом вопросе я сторонница принципа «и – и». Здесь многое зависит от политики нашей страны, насколько эффективно мы сможем использовать возможности сотрудничества с ними обоими, особенно в сфере экономики.

– А у нас есть возможность балансировать между ними, учитывая сложную международную обстановку?

– Я считаю, что есть. Мы ведь пока единственная страна, которая может сотрудничать и с ЕС, и с Евразийским Союзом, и это большой плюс. Насколько правильно мы этим воспользуемся – покажет время.

– После апрельской войны 2016 года отношения между Арменией и Россией заметно охладели. Возникло понятное недоверие армян к готовности выполнения РФ своих союзнических обязательств. Каким Вам видится на данном этапе будущее этих отношения?

– После апрельской войны мы в сотый раз убедились, что наши границы защищаем мы сами, наши ребята. По приглашению господина Царукяна в Армению приезжали европейские парламентарии, и один из них в своем выступлении сказал: «Вы счастливый народ, вы умеете сами охранять свои границы». Конечно, союзники и внешние факторы тоже важны, но история доказывает нам, что мы должны в первую очередь полагаться только на себя. И ребята, которые погибли в эти дни – я больше чем уверена, – ни на кого не полагались, они делали то, что диктует им сердце и эта необъяснимая любовь к своей родине. Наша молодежь научилась четко отличать понятие «власть» от понятия «Родина».

– Вы считаете, что после этих трагических событий отношения между нашими странами стали прагматичными? Не исчезло ли то, что некогда называлось «армяно-российской дружбой»?

– В политике действует рациональный прагматизм, но между нашими народами отношения остались доверительными. Общая история, культура, христианские ценности, родственные отношения – это такие крепкие нити, веками связывающие нас, что так просто их не разорвать. Я противник подобного разрыва. Этого категорически нельзя делать. Взвешенная и разумная позиция РФ в связи с нынешними событиями в Армении только подтверждает крепость наших отношений.

– Ваша личная оценка «бархатной революции»?

– Теперь она называется «революция любви и мира». Главное, на мой взгляд, что она позволила людям выйти из апатии и депрессии. Один решающий день в корне изменил настроение народа. Сюрпризом стала наша молодежь, которая четко заявила, что они хотят изменений, значит, и свое будущее видят у себя на родине. Думаю, что наша партия выбрала очень правильную политическую тактику, заявив, что мы рядом с общенародным движением. В тот день, когда арестовали лидеров протеста, Гагик Царукян незамедлительно выступил с заявлением, что наша партия никогда не проголосует за лишение депутатов неприкосновенности и мандатов. Это сразу изменило политическую ситуацию.

– Не было попыток переманить партию, посулив высшие посты в руководстве страны?

– Были, конечно, в том числе и то, о котором вы говорите. Однако заявление нашего лидера однозначно продемонстрировало позицию партии: «Это победа народа, и никто не имеет права ее присваивать. Премьером страны будет тот человек, которого избрал народ-победитель».

– Как семья смотрит на Ваше увлечение политикой? Разделяют ли они Ваши политические взгляды и пристрастия?

– Пока терпят. Для семьи ведь что важно: чем больше я буду с ними, тем лучше. Я делаю все возможное, чтобы они не чувствовали мое отсутствие. Политические взгляды, конечно, разделяют. Мне старшая дочь как-то заявила: «Мама, ты, пожалуйста, не забывай – ты депутат для народа, но для нас ты мама». Стараюсь не забывать.

– И последнее, известно: женщина на корабле к несчастью, а женщина в политике?

– Однозначно к счастью!

Беседу вел Армен Ватьян, Ереван

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 7 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Женщина в политике нужна, но в умеренном количестве - 10 процентов. Такие активные и позитивные как Луиза Саркисян, однозначно, привнесут положительные результаты.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты