№11 (310) ноябрь 2018 г.

Как Сурен Саруханов предотвратил покушение на ГУМ, главный магазин СССР на Красной площади

Просмотров: 3376

Торжественное открытие «Верхних торговых рядов» в центре Москвы, занимающих целый квартал Китай-города и выходящих главным фасадом на Красную площадь, состоялось 2 декабря 1893 года необычно торжественно, с музыкой, с участием самого царского семейства.

В революционном 1917-м торговлю закрыли, товары реквизировали, здание передали народному комиссару продовольствия Александру Цюрупе, осуществлявшему отсюда политику «продовольственной диктатуры». В марте 1921 года создатель первого в мировой истории социалистического государства Владимир Ленин пришел к выводу, что политика «военного коммунизма» не даст возможности большевикам удержаться у власти, и объявил НЭП – «Новую экономическую политику». Но сначала он решил попробовать это в «Верхних торговых рядах» и 1?декабря подписал «Положение о Государственном универсальном магазине (ГУМ)».

Иосиф Сталин, преемник Владимира Ленина, в 1930-м закрыл ГУМ, вселив сюда комиссариаты и прочие ведомства. Он же дважды – в 1935 и 1947 годах – собирался сносить ГУМ. Дважды выпускались правительственные постановления, но «не дошли руки».

Главный магазин Страны Советов был реконструирован после смерти Сталина и открыт для публики 24 декабря 1953 года. 23 декабря был расстрелян главный «чекист» страны Лаврентий Берия, газеты сообщили об этом в один день. ГУМ стал символом оттепели.

На открытие универсального магазина приехал сам заместитель председателя правительства Союза Советских Социалистических Республик (СССР) Анастас Микоян, он же министр торговли страны. Британскому премьер-министру Гарольду Макмиллану Микоян говорил: «У вас в Англии многовековая традиция торговли. Но мы тоже умеем вести торговые переговоры – я имею за спиной долгую историю армянских торговцев!»

Пройдет четверть века, и Михаил Андреевич Суслов, второй человек в Коммунистической партии Советского Союза (КПСС), задумает закрыть ГУМ и проведет это решение на заседании Политбюро.

У самого твердокаменного сталиниста брежневского периода вряд ли была мечта сделать из ГУМа выставочный зал или нечто подобное – он просто хотел выполнить решение о сносе ГУМа, принятое в 1947 году, когда он был заведующим отделом агитации и пропаганды Центрального Комитета (ЦК). Логика его более чем понятна: ГУМ с его постоянной толпой озверевших покупателей, автобусами с профсоюзными экскурсиями, якобы приехавшими поклониться великому Ленину, а на самом деле – на шопинг напротив, был для него неправильным объектом: соединение мощей Ленина и торговли в одном пространстве. Суслов хотел отогнать торгующих от Мавзолея-храма.

Историк Иосиф Тельман в своем биографическом очерке о Суслове «Человек в галошах» (носил главный идеолог эпохи застоя галоши часто даже в ясную погоду) приводит свидетельство Михаила Смиртюкова, бессменного (с 1964 по 1989 год) управляющего делами Совета министров СССР:

«Суслов говорил на Политбюро, что негоже рядом с Мавзолеем торжище держать. Все согласились. Решение оформили, Брежневу мгновенно доложили. Когда тот вернулся из отпуска, перед первым заседанием Политбюро говорит: «Какой-то дурак тут выдумал закрыть ГУМ и открыть там какую-то кунсткамеру». Расселись. Он спрашивает: «Ну что, вопрос по ГУМу решен?» Все, в том числе Суслов, закивали головами. Проблему без обсуждения закрыли раз и навсегда».

* * *

А сейчас мы поведаем о том, как заместителю министра торговли СССР Сурену Ефремовичу Саруханову удалось переиграть Михаила Андреевича Суслова.

Из публикации историка Григория Ревзина:

«Директор ГУМа в 1986 – 1995 гг. Станислав Владимирович Сорокин в своей книге «Верхние торговые» рассказывает следующий эпизод. Было покушение на ГУМ. Мне о нем коротко, без деталей, словно бы с оглядкой на того, кто давал эти указания, рассказал один из видных организаторов советской торговли Сурен Ефремович Саруханов; тогда он работал заместителем министра и слыл человеком не только знающим, но и принципиальным... Однажды фельдъегерь привез в Министерство пакет с предписанием ГУМ ликвидировать… Спасла случайность. В это время одной из первых дам государства в гумовском ателье шили шубу. Она приехала на примерку, а ей говорят: «Закрывается ГУМ, следующую примерку где прикажете провести?» Дама, видать, разнервничалась и учинила где-то разговор. Как то было точно, не ведомо, но вскоре в Минторг позвонили и сказали, что решение о ликвидации ГУМа отменяется. «Будет ли письменное подтверждение?» – поинтересовался С.Е. Саруханов. «Не видим в этом необходимости», – ответили ему. Настаивать на чем-то в ту пору строго возбранялось. Тем более если звонили сверху».

Московский публицист Анатолий Рубинов в книге «История трех московских магазинов» (изд-во «Новое Литературное Обозрение», Москва, 2007) так рассказал об этом:

«Политбюро ЦК КПСС, разбирая важнейшие политические вопросы дня, сочло, что существование ГУМа на Красной площади, в самом центре Москвы, где происходят самые ответственные политические события, перед Мавзолеем основателя партии и государства, несовместимо с высокой коммунистической идеей…

И ГУМ решено было снести.

Из Кремля эта важнейшая политическая весть была передана ранним утром самому министру торговли Александру Ивановичу Струеву. Из рук – в руки. Потому что министр Струев имел обыкновение приходить на работу со всеми вместе, в самом начале рабочего дня…

Эта особенность министра рано приходить на работу никак не влияла на поведение его самого надежного заместителя Сурена Ефремовича Саруханова. Он приходил часом позже, оправдывая свое неправильное поведение тем, что, сочиняя ответственные бумаги, засиживается дома вечерами.

Старый министр не очень обижался на еще молодого своего заместителя, потому что помнил свои былые годы, да и потому, что у него не было помощника вернее и сообразительнее, чем Саруханов. Иногда, когда они были в кабинете одни, он обращался к нему просто по имени – Сурен. И на «ты».

Министр вызвал своего самого надежного заместителя Сурена Ефремовича Саруханова. И умный Сурен придумал план».

Как было положено, предупредив секретаря партийной организации Минторга Сорокина (будущий директор ГУМа), сам Саруханов поехал в ГУМ – встречаться с закройщиками ателье. Он был уверен, что только эти мастера могли помешать разрушению ГУМа. Назвали этот ход «заговором трех С» – Саруханова, Струева и Сорокина.

И мастера ателье не подвели. В первый же вечер они позвонили клиентке «с трудной фигурой» Виктории Петровне Брежневой и ее дочери, несколько развязной Галине Леонидовне, и сообщили, что их изделия ждут неотложной примерки. Обе клиентки не заставили себя ждать. Вскоре оба закройщика передали по телефону условное известие: сердечно попрощались с расстроенными клиентками. Они сыграли порученные им роли. Грустно сказали, что, к сожалению, это предпоследнее их свидание. Закончив выполнение заказа, они расстаются навсегда – после того, как вещи будут готовы.

Последовал удивленный вопрос обеих дам, которого они ждали: «Почему?» Закройщики с выражением неподдельного уныния, кротко опустив глаза, сказали: «Ателье закрывается».

Историю с закрытием ГУМа Анатолий Рубинов завершает словами:

«Говорят, что некогда гуси спасли древний Рим. Москвичи же могут быть благодарны двум дамам, которые спасли ГУМ».

Здесь уместно отметить, что москвичи должны быть благодарны и смекалистому Сурену Саруханову. «Мудрый яко змий», – говорят о таких в народе.

* * *

Из книги «Становление и развитие торговли XX века в лицах» Светланы Королевой (Издательский дом «Научная библиотека», 2016):

«Сурен Ефремович Саруханов родился в Тбилиси (в 1919?г. – М. и Г.М.) в семье железнодорожника-машиниста. Окончил Московский институт народного хозяйства им. Г.В. Плеханова, с дипломом которого начал работать на оптовой базе инженером, товароведом, заведующим отделом. Это были первые ступени его крутой служебной лестницы.

Его добросовестное отношение к труду, честность, порядочность, контактность в общении были замечены, и ему предложили возглавить в Минторге Российской Федерации республиканскую оптовую контору «Росгалантерея». Сурен Ефремович был тогда самым молодым руководителем такого уровня. Но он быстро освоился с возложенными на него обязанностями и отлично с ними справлялся.

И вполне закономерным было то, что когда в 1968 году освободилась должность заместителя министра торговли Российской Федерации, занять ее было предложено С.Е. Саруханову. Он стал куратором обеспечения всей торговли республики товарами культурно-бытового и хозяйственного обихода.

Проработав 10 лет заместителем министра торговли Российской Федерации, Сурен Ефремович перешел на такую же должность в Министерство торговли Советского Союза, в которой и был до 1992 года, т. е. до ликвидации указанного Министерства (было упразднено 14 ноября 1991 г. – М. и Г.М.).

Все, кто работал тогда с Суреном Ефремовичем, знают, что присущий ему дух новаторства, активная поддержка прогрессивных инициатив и добрых начинаний сыграли в этом огромную позитивную роль.

Одной из характерных черт С.Е. Саруханова была его доступность. В повседневной работе, в общении с сотрудниками и посетителями Сурен Ефремович был всегда спокойно доброжелательным, внимательно терпеливым, лишенным и тени высокомерия и начальственной надменности, свойственных многим чиновникам. Любой сотрудник в любое время мог зайти к заместителю министра, рассказать о проблеме, а то и откровенно поделиться наболевшим, подчас сокровенным, получить совет и поддержку. Однако когда требовалось, он был взыскательным, мог и спросить, потребовать».

Сурена Саруханова хорошо знали во всех регионах бывшего Советского Союза. Он был в числе первых, кто помогал налаживать торговое обслуживание нефтяников и газовщиков в Тюменской и Томской областях, когда там только-только начиналась добыча нефти и газа. В том, что практически никогда не было сбоев в обеспечении всем необходимым населения районов Крайнего Севера и Дальнего Востока, тоже велика его заслуга.

Когда случилась чернобыльская катастрофа, Сурен Саруханов тут же был на месте катастрофы, после землетрясения в Армении он сразу же прилетел в Спитак, эпицентр трагедии, и пробыл там немало времени, помогая пострадавшим.

После ликвидации Министерства торговли СССР Сурен Ефремович стал президентом и генеральным директором акционерного общества торгово-промышленной компании «Альянс». К сожалению, вскоре после этого ушел из жизни.

Перу Саруханова принадлежит ряд сочинений, опубликованных в 1974 – 1985 годах в московском издательстве «Знание»: «Оптовая торговля непродовольственными товарами», «Совершенствование торгового обслуживания населения» и др., а также книга «Художественные ковры СССР» в соавторстве с Львом Левиным и Ириной Леошкевич (изд-во «Экономика», Москва, 1975).

Полосу подготовили Марина и Гамлет Мирзоян, Москва

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 39 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Где-то я читал, что по линии матери дед продюсера и телеведущего Гарика Мартиросяна - Сурен Николаевич Саруханов (род. 1919) - был заместителем министра торговли СССР. Но в справочнике "Руководители министрства торговли СССР" сказано, что заместителем министра торговли был Саруханов Сурен Ефремович (что подтверждает и статья в газете "Ноев ковчег"), а не Сурен Николаевич. Кто поможет найти истину?
  2. Блистательный Гарик Мартиросян, прежде чем появился в команде КВН «Новые армяне», откуда и началось его восхождение к вершине шоу бизнеса, окончил медицинский университет по специальности «психотерапевт». Друзья детства Гарика утверждают, что тот всегда был в «полном шоколаде». В школе Мартиросяну всегда доверяли носить школьное знамя, а на линейках поручали читать лучшие стихи. Его дедушка по маминой линии был заместителем министра культуры СССР. По сей день многие помнят, что Сурен Николаевич Саруханов никогда никому не отказывал в помощи. Дедушкина доброта помогла внуку выбиться в люди. Гарик приехал из Еревана в Москву, как в родной город, где сразу стал вхож в высшие светские круги.

Ваш комментарий

* Обязательные поля