№7 (318) июль 2019 г.

За что борется грузинская оппозиция

Просмотров: 2108

Объединение, которое создали 20 различных оппозиционных партий Грузии, можно условно назвать «воссоединением бывших», потому что основной костяк этого объединения составили бывшая партия власти «Единое национальное движение» и ее ответвления и сателлиты.

Та самая партия экс-президента Михаила Саакашвили, которую ныне правящая «Грузинская мечта», несмотря на все свои усилия и старания, сместить с политической арены и отправить «на свалку истории» или «на заслуженный отдых» так и не сумела… Или не пожелала… Впрочем, право на существование имеют оба варианта. В любом случае бывшее «Единое национальное движение», которое после передачи власти «Грузинской мечте» перешло в оппозицию и распалось на «множество составляющих», является чем-то жизненно нужным правящей партии. Нужным для того, чтобы в очередной раз напомнить народу о «бесчинствах, насилии и беззакониях» прежнего режима либо обвинить в той или иной собственной неудаче… Наблюдая за политической жизнью Грузии, невольно приходишь к выводу, что за все годы независимости (реальность которой легко можно оспорить) оппозиция, независимо от того, кто входил в ее ряды, боролась и продолжает бороться за одно и то же. Одни и те же цели и задачи, одинаковые методы борьбы…

Во времена правления Эдуарда Шеварднадзе тогдашняя оппозиция, к которой позднее присоединились «вершители «революции роз» Саакашвили – Бурджанадзе – Жвания, обвиняла правительство в коррупции, нарушении прав человека и свободы слова, притеснении бизнеса, преследовании инакомыслящих, убийствах политических оппонентов.

Аналогичные обвинения стали выдвигать в адрес уже Саакашвили – Жвании – Бурджанадзе после прихода революционной троицы к власти в результате запланированной в далеких лабораториях Запада «бархатной революции». Коррупция, глубоко проросшая во все сферы государственной жизни и ветви власти при Шеварднадзе, которой якобы объявили борьбу «новоявленные революционеры», постепенно переросла в так называемую элитную коррупцию. Сконцентрировав в своих руках все бразды правления, новая революционная власть взяла под свой контроль все сферы бизнеса и стала извлекать из них столь желанные доходы. Оппозиция же, соответственно, сконцентрировалась на критике тех негативных сторон правительства Саакашвили, которые он и его соратники так яростно критиковали в бытность свою в оппозиции при правлении Шеварднадзе.

Причем оппонентами Саакашвили стали не только представители так называемой вечной оппозиции, в рядах которой долгие годы числились и продолжают числиться десятки различных мелких, непопулярных и не преодолевающих избирательный барьер политических партий, но и бывшие соратники революционной тройки – республиканцы и консерваторы, первоначально вошедшие в парламент после «революции роз», но затем отмежевавшиеся от Саакашвили и приступившие к критике любых его действий. Но на этом рост рядов оппонентов правительства «Единого национального движения» не прекратился. Постепенно партию власти покинули или были отторгнуты лица, которые занимали в ней роли лидеров – Ираклий Окруашвили, Нино Бурджанадзе… У каждого был свой собственный повод для этого и собственная обида. Результатом стало создание новых оппозиционных партий и начало активного оппонирования тогдашней власти. В обоих случаях правительство Саакашвили применило к бывшим соратникам жесткие меры и показательно для всех подавило инициированные обоими масштабные акции протеста (7 ноября 2007 года и 26 мая 2011 года).

А после того как под давлением западных партнеров Саакашвили все же уступил власть основанной олигархом Иванишвили «Грузинской мечте», те же самые обвинения в коррупции, нарушении прав человека, ограничении свободы слова и других прав и свобод стали предъявлять нынешнему правительству. И главными «обвинителями» выступили именно соратники экс-президента Саакашвили…

Но это, впрочем, лишь лирическое отступление от основной темы – реального облика и реальной сути грузинской политической элиты. Той самой, которая то приходит к власти, то передает эту власть, то уходит в оппозицию. И каждый раз делает и повторяет то, что до нее делали и повторяли другие…

А теперь о самом главном – теме дня для грузинской политической действительности. Как было объявлено во всеуслышание и для всех СМИ, около 20 оппозиционных партий собрались 6 июня и обсудили план совместных действий с целью принуждения олигарха Бидзины Иванишвили и его правительства к проведению парламентских выборов 2020 года по пропорциональной системе.

Почему по пропорциональной? Оппозиция считает, что эта система позволит максимально предотвратить фальсификацию выборов и обеспечит многопартийность законодательного органа.

Борьбу за полный отказ от мажоритарных выборов и переход от смешанной пропорционально-мажоритарной к чисто пропорциональной системе оппозиционный политический спектр Грузии начал еще в разгар правления Михаила Саакашвили. Начали именно те, кто в свое время либо участвовал в «революции роз» и содействовал приходу Саакашвили к власти, а потом отделился от его партии, либо открыто и радостно поддержал совершенную революцию, перешел на сторону «розовых революционеров», а впоследствии «разочаровался» в них и ушел в оппозицию.

Это была целая кампания, которая проводилась долгие месяцы, охватила весь тогдашний «оппозиционный спектр», привлекла внимание мирового сообщества и зарубежных стратегических партнеров… Но желанного результата не принесла. Правившее в стране «Единое национальное движение» даже после нанесшего ущерб его репутации жестокого разгона акций протеста на какие-либо изменения избирательной системы и отказ от мажоритарных выборов не пошло. Оппоненты же сделали еще один вывод, с которым в очередной раз ознакомили общественность: правительство Саакашвили держит в своих руках законодательную власть благодаря мажоритариям.

А что же мы имеем сегодня? Сегодня уже партия Михаила Саакашвили отчаянно и упорно борется против мажоритарной системы и категорически требует перехода к пропорциональной системе выборов в парламент, заявляя, что в этом случае обязательно «отправит на свалку истории» власть олигарха Иванишвили. То есть, получается, то, что было хорошо для партии власти, плохо для той же партии, но уже в ранге оппозиции?

А то, что было неприемлемо для оппозиционной партии, вдруг оказалось жизненно необходимым для этой же партии, уже владеющей всей полнотой власти? Имеется в виду «Грузинская мечта», лидер которой на заре создания партии вместе с остальными щедро раздававшимися посулами обещал заменить порочную смешанную избирательную систему на более справедливую пропорциональную. Но с введением новой системы «Грузинская мечта» не торопится и постоянно откладывает выполнение этого обещания. Первоначально его откладывали до 2020 года, а после того, как в грузинскую Конституцию и избирательное законодательство были внесены очередные поправки, отсрочили аж до 2024 года. Это значит, что парламент созыва 2020 года вновь будет избран по смешанной системе. И в его состав опять войдут столь неприемлемые для оппозиции мажоритарии, которые при всех правителях Грузии считались опорой власти.

Как это ни странно, сегодня именно «Единое национальное движение» вновь оказалось ядром той оппозиции, которая решила упорно бороться за переход на пропорциональную избирательную систему. Столь неприемлемую для ЕНД в период, когда эта партия правила страной. А вокруг нынешних соратников Саакашвили опять тесно сплотились бывшие члены некогда единого «Национального движения». Во встрече, организованной ЕНД, принимали участие и «Европейская Грузия», лидеры которой после отделения от «Национального движения» долгое время находились в режиме критики Саакашвили и его соратников, и Нино Бурджанадзе с ее реорганизованным и переименованным «Демократическим движением», и Республиканская партия, некогда входившая в состав коалиции «Грузинская мечта», а до этого во время «революции роз» поддержавшая Саакашвили… Здесь были и многочисленные относительно новые партии, которые после прихода к власти «Грузинской мечты» основали прямо или косвенно ассоциируемые с ЕНД политики. Те, кто в течение последних лет усиленно играл роль оппозиции не только «Грузинской мечте», но и «Национальному движению», объединились вокруг последнего в надежде, что под его эгидой сумеют добиться желанного. А этим желанным является не столько изменение существующей избирательной системы, сколько получение доступа к одной из ветвей власти – обретение хотя бы нескольких мандатов в будущем законодательном органе. Власть, как известно, – сила, и сила манящая…

Андро Малкин

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 2 человека

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты