№7 (318) июль 2019 г.

Для веттинга нужны веские доказательства

Просмотров: 2425

Появившийся в обиходе с легкой руки премьера Никола Пашиняна английский термин «веттинг» с недавнего времени у всех на устах. Слово резко вошло в моду 20 мая, когда на совещании с главами судебных и силовых структур Н. Пашинян, после очередных обвинений в адрес отечественных судей, заявил, что пришло время «хирургического вмешательства» в судебную систему.

Веттинг (проверка, очищение государственных и политических деятелей) – процесс по выявлению предполагаемых злоупотреблений госслужащих своим служебным положением. Цель веттинга – очищение системы госуправления от нарушивших нормы закона служащих. Мишенью веттинга могут быть судьи, прокуроры, сотрудники других правоохранительных органов и иных структур.

«Хирургия» в его понимании будет выглядеть следующим образом: все служители Фемиды подвергнутся веттингу, то есть общество должно знать о них абсолютно все. Веттинг, если кому-то это слово незнакомо, в переводе означает проверку, очищение государственных и политических деятелей. То есть это процесс, в ходе которого выявляется, не злоупотребляли ли занимающие государственные должности лица (в нашем случае судьи) своим служебным положением.

Важно отметить, что гнев премьера обрушился на голову судей на следующий день после вынесения судьей Давидом Григоряном решения об изменении меры пресечения Роберту Кочаряну: 18 мая он был освобожден из-под ареста под личное поручительство бывшего и действующего президентов Арцаха. Уже на следующий день, то есть в воскресенье, Н. Пашинян на странице в фейсбуке призвал своих сторонников 20 мая блокировать входы-выходы в суды, что и было проделано. А после прозвучало заявление о веттинге для судебной системы.

Между тем, первый гром для армянских судей грянул в августе прошлого года, на митинге, опять-таки после решения судьи Апелляционного суда Алексана Азаряна об освобождении Р. Кочаряна из тюрьмы. Тогда премьер впервые заговорил о необходимости внедрения переходного правосудия для судей. Между тем, за прошедшие 10 месяцев каких-либо действенных шагов в этом направлении армянское общество и сами попавшие под прицел премьера судьи не увидели. Если, конечно, не считать недавние отставки в составе Высшего судебного совета – руководящего органа судебной системы. Но это отдельный разговор, а мы вернемся к активизировавшейся теме веттинга.

Вице-спикер парламента Лена Назарян в одном из интервью заявила, что «в считаные дни будут проведены законодательные реформы, однако нет необходимости дожидаться закона для проведения очистки».

Считаные дни давно прошли, законодательных реформ нет и в помине, а большинство отечественных юристов никакой пользы от веттинга, мягко говоря, не усматривают. Преподаватель Академии государственного управления РА и Академии юстиции РА, кандидат юридических наук, советник юстиции первого класса, национальный эксперт по программам Совета Европы и Евросоюза в Ереване Тамара Шакарян однозначно заявляет, что международные структуры на самом деле не приветствуют этот процесс. Наша собеседница ссылается на мнение о веттинге, которое выразила Венецианская комиссия в промежуточном заключении о проекте о конституционных изменениях в судебной системе Албании (2015 год). В пункте 98-100 этого доклада отмечается: «Следует учесть, что столь кардинальный процесс (vetting process) будет неразумен в нормальных условиях, так как вызовет большое напряжение в судебной системе, разладит работу судей, увеличит недоверие общества к судебной власти, отвлечет внимание судей от их основных задач и, как любое чрезвычайное средство, создаст риски захвата судебной власти со стороны контролирующей процесс политической силы»... Отмечается также, что «применение веттинга может быть оправданно при наличии широко распространенной, глубинной коррупции в судебной системе, и только тогда столь крайнее средство может быть применено в других странах».

По выражению Венецианской комиссии, веттинг как крайнее средство может быть применен только при наличии достаточно обоснованных фактов о глубинной и масштабной коррупции в системе. Причем мало заявлять об этом даже на самом высоком уровне – необходимо представить веские доказательства. Тамара Шакарян отнюдь не идеализирует нашу судебную систему. Она согласна с необходимостью осуществления изменений, в первую очередь в кадровой политике. Но подчеркивает, что изменения и реформы не обязательно должны быть столь болезненными. «Необходимо понять, возможно ли вместо веттинга решить проблемы судебной системы не разработкой концепции декларативного характера, а действенными реформами, с привлечением международных экспертов и профессиональных отечественных юристов. После тщательного анализа необходимо выработать соответствующий законодательный акт в свете нашей Конституции и международных стандартов. Есть масса вопросов, которые надлежит четко урегулировать, в том числе: все ли судьи, если все-таки будет осуществляться процесс веттинга, должны пройти через него или только те, которые были назначены до революции?» – уточняет Т. Шакарян.

Адвокат Ара Захарян также считает, что судебная реформа в Армении нужна, так как проблем в этой сфере накопилось немало. Но рубить сплеча, выбрав путь веттинга, считает неверным и бесполезным шагом, которым легко разрушить те усовершенствования, благодаря которым судебная власть сумела подняться на новый уровень.

На взгляд Ара Захаряна, чтобы реформа дала положительные результаты, необходимо в первую очередь освободиться от судей, приспосабливающихся под любую исполнительную власть, а не от тех, кто своим поведением и своими решениями способствует становлению судебной власти. Кроме того, уже пора тщательно и скрупулезно готовить новые кадры, которые придут на замену тем, кто не устраивает. Иначе можно внедрить в систему неподготовленных и безграмотных людей, что окажется во много раз себе дороже.

В любом случае совершенно очевидно, что одним махом взять под колпак более 200 судей будет проблемой не из легких. Вопрос не из категории тех, которые вершат на скорую руку. Иначе и до беды недалеко. Ведь хаос и неразбериха в рядах третьей власти – самая настоящая беда для общества. Надо признать, что судьи у нас имеют высокую занятость, особенно в первой инстанции. В среднем в производстве каждого судьи находится порядка 500 дел. Что же получится, если в рамках «хирургического вмешательства» (кстати, премьер предложил судьям, «нарушающим права человека», самим подать в отставку, но никто что-то не подал) дела одних судей будут переданы в производство другим? Оставив важный вопрос, а кем они будут, эти новые судьи, подчеркнем другое – что им, при их огромной занятости, придется изучать дела своих бывших коллег. А каждое дело в среднем – порядка 40-50 томов. Объем, заметим, колоссальный. На какой срок вынужденно придется отложить рассмотрение этих дел и какая картина сложится с закрепленным Европейской конвенцией по правам человека принципом о разумных сроках судопроизводства? И не признает ли Евросуд такое положение однозначным фактом нарушения прав человека в Армении? Не обернется ли вся эта поспешность и непродуманность исполнительной власти лавиной проигрышей в Евросуде и огромными суммами, которые придется покрывать из бюджета страны?

Так зачем все это? Не говоря уже просто о том, что оценка деятельности судей и стремление их обязательно строго наказать не входят в полномочия исполнительной власти. В соответствии с известным принципом разделения ветвей власти, между прочим.

Остается добавить, что веттинг, являющийся частью переходного правосудия, применяют в странах, опустошенных войной, где существуют серьезнейшие противоречия и необходимо преодолеть раскол в обществе. Например, Уганда, Гватемала, Конго. По категории коррупционных преступлений – Чад, Сьерра-Леоне, Либерия. Из европейских стран веттинг, как мы уже отмечали, сейчас осуществляется в Албании. Но ситуация с судебной системой в этой стране несопоставима с ситуацией в Армении.

Мы все хотим иметь независимую, прозрачную и беспристрастную судебную власть. Но любую, а тем более столь широкомасштабную реформу надо осуществлять с умом, без давления, популизма и создания крайних ситуаций. Иначе проблемы будут только усугублены.

P.S. Между тем, как недавно заявила заместитель министра юстиции Анна Вардапетян, правительство Армении работает над программой системных реформ системы правосудия. По ее словам, в скором времени будет готов пакет документов, которые затем вынесут на общественные слушания. Конкретные сроки представления документа она затруднилась назвать, отметив лишь, что речь идет о ближайшей перспективе. Остается добавить: поживем – увидим.

Лана МШЕЦЯН, Ереван

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 6 человек

Оставьте свои комментарии

  1. Честный суд - основа любого государства, основа роста любой экономики, и стабильности любой политической системы. Это аксиома! Если в стаде будет хоть одна паршивая овца, - все овцы станут паршивыми - это аксиома! Теорема разрешается путём освобождения от должности ВСЕХ судей поочередно. Замещаются новыми, через выборы народом, как в Англии. Кандидат должен обладать Обязательными жизненными условиями: высшее юридическое; возраст не менее 40 лет +; стаж работы юристом 15 и более лет, при этом работал и в органах, и представителем в суде; в браке и не менее 2-х детей. Парламент создаёт постоянно действующую Комиссию (Комитет) который наделяется полномочиями, по поступившим жалобам, в том числе анонимным, прослушивать, следить и проверять расходы ЛЮБОГО СУДЬИ этого государства. Миф о ‘независимости» судей - для дебилов. В законе прописывается ответственность судьи за нарушение положений процессуального и материального права, повлёкшие вынесение судебного акта, отменённого вышестоящей инстанцией. Без этих минимально необходимых мер для честного суда, - справедливого суда не будет. Не будет суда: не будет экономики, будет казнокрадство и мздоимство.
Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты