№2 (325) февраль 2020 г.

Лик Христа в повести «Армани» Ала Бордова

Просмотров: 3767

13 апреля в России отмечают День мецената и благотворителя. Дата праздника связана с днем рождения Гая Цильния Мецената – древнеримского аристократа и государственного деятеля, имя которого как поклонника изящных искусств и покровителя поэтов сделалось нарицательным.

В армянском календаре нет такого памятного дня, но есть аллея на кольцевом бульваре Еревана с памятниками великим армянским меценатам – Ивану Лазареву, Александру Манташеву, Микаэлу Арамянцу, Погосу Нубару, Галусту Гюльбенкяну, Алеку Манукяну.

Славные традиции армянских благотворителей сегодня продолжает Ал Бордов – юрист по образованию, автор и соавтор более десяти монографий, посвященных армянскому народу. Выступал в качестве спонсора и основателя ряда культурно-просветительских и научных проектов, а также монументальных изданий, связанных с армянским вопросом.

Основатель Издательского дома «Арцах», издательской серии «Армянский Мир». Он и замечательный художник, и спортсмен, в детстве не раз становился призером в своей возрастной категории во всевозможных теннисных турнирах Баку, откуда после армянских погромов с родителями и сестрой вынужденно переехал в Россию.

Недавно прочитал о нем в фундаментальной монографии доктора исторических наук Аллы Тер-Саркисянц «Армяне России и сопредельных территорий». Алла Ервандовна подробно описывает и высоко ценит его важную роль в значимых армянских культурно-просветительских и научных проектах в России последних десяти лет. Многие из перечисленных проектов состоялись исключительно благодаря его активному участию и при бескорыстной поддержке.

Он прилетел из Москвы. Зорий Балаян, знакомя с ним, сказал: «Твой земляк и тезка, хочет издать твою книгу об армянском Баку.

Бордов не стал рассусоливать и тут же взял быка за рога: «Издадим на русском и английском, затем на армянском, французском и немецком». Но его планам не суждено было осуществиться из-за взрыва интереса к русскому изданию «Армянского Баку» со стороны экс-бакинцев, разбросанных сегодня по всему миру. Они звонили и писали, захлебываясь, благодарили, вносили в книгу поправки и добавления, просили продолжить рассказ о других густонаселенных армянами районах Баку. Вердикт Ала Бордова был краток: «Одновременно будем готовить вторую книгу и второе издание первой, со значительно добавленными фотографиями».

Я с наслаждением продолжил пыхтеть над «Армянским Баку», а Бордов как-то стремительно, на одном дыхании написал замечательную повесть «Армани», которая, уверен, не оставит равнодушными читателей.

Талантливо и непринужденно автор переносит нас, словно машиной времени, в девяностые годы, во времена развала Советского Союза. В годы, полные разочарований, слез и трагедий, особенно для армянского народа. Землетрясение, резня, блокада, война – это явилось тяжелейшим испытанием. Беженцы потеряли все свое имущество, собственные дома, оставленные по наследству предками, построившими город Баку. Они оказались в разных странах, рассыпанные по белу свету, в поисках новой жизни, которую приходилось начинать с чистого листа. Многим такое испытание выпало в почтенном возрасте.

Атмосфера тех дней в повести передана очень точно. А еще достоверные, красиво поданные читателю образы и события, переплетенные между собой последовательно и по смыслу. Спасительный трамвай «семерка» и вездесущий герой Юденич, чеченец Тимур Шабаев, совершивший, рискуя жизнью, христианский подвиг, и убившие православного гости столицы из Средней Азии. Добрейший тамада грузин Тенгиз Чачава и блатной адвокат-аристократ Эдуард Микаэлов. Бешеный Эдик и Анжуська-красотуська. Борис-американец и Артемчик Ереванский. Турецкий геноцид и арцахская война. Сатеник, святые: Ашхен, Сукиас, шестнадцать Аланских мучеников и осетины, свято хранящие наследие предков. Армянский «кодекс чести» и земной Бог, дед Иван Михайлович.

Это лишь малая часть того изобилия событий, точных энциклопедических данных, ярких персонажей, геройских поступков, дружеских и братских уз, которые превращают повествование в интереснейшую книгу, заслуживающую прочтения.

Написана она с ощутимой болью в сердце, но и с любовью ко всему, что помогло спастись и выжить. Выжить не только физически, но и духовно, нравственно в этом – не побоюсь этого слова – постсоветском аду. Автор показывает, как герои, оказавшись в патовой ситуации, не сломлены духом и живут с надеждой, с любовью, жаждут полноценной жизни, отобранной у них советскими правительственными преступниками во главе с Горбачевым. Отношения межнациональные и межконфессиональные в котле столичной жизни также искусно и достоверно описаны автором. Всему этому веришь и сопереживаешь, потому как знаешь, что именно так и было. Модные черные высокие ботинки «Армани» сопровождают нас через всю книгу. «Армани» – название известного бренда, знакомое и близкое по звучанию; оно перекликается с «Эрмени», что в переводе с турецкого «армянин». Убийцы и погромщики, выкрикивая «Эрмени», совершали свои жестокие преступления против человечества, убивая армян.

Автор повести – христианин. Мусульмане выгнали его семью из родного дома, лишив всего, но, несмотря на это, он делает своего друга – чеченца, мусульманина Тимура Шабаева носителем интернациональных и общечеловеческих ценностей, вписав его подвиг в историю.

Главный герой повести – Бог. Он во всем и повсюду. Бог и воду с неба людям дает, и преданную любовь дарит, и спасает от верной гибели, посылает испытания, не всегда людям понятные и объяснимые. Автор, не стесняясь собственных ошибок, не геройствуя, отводя себе роль наблюдателя – рассказчика, делает героями повести своих друзей, истории которых начинаются в далеких девяностых и имеют продолжение в наши дни.

Жизнь и смерть, любовь и ненависть, добро и зло – эти сакральные противопоставления, из которых соткана книга, как и жизнь человеческая, заставят читателя задуматься о многом.

Главы из «Армани» стремительно были опубликованы в журналах «Карабахский экспресс» и «Литературная Армения», главный редактор которого Альберт Налбандян в беседе со мной сказал: «Повесть понравилась мне «с первого взгляда». О великом бедствии, постигшем народы рухнувшего Союза, в первую очередь армян Сумгаита, Баку, других городов и сел Азербайджана, говорилось и писалось много, в том числе и на страницах нашего журнала. Что нового внесла повесть Ала Бордова, чем она привлекает?

На мой взгляд, прежде всего тем, что в ней заложена освободительная идея единства, братского содружества людей, прошедших через самые тяжкие испытания. Лишившиеся крова, разбросанные по разным странам, они начинали новую жизнь с нуля, преодолевая немыслимые трудности, и всегда старались найти друг друга, помочь и поддержать. Увиденное и пережитое заставляет их осмыслить историю последних десятилетий, понять истоки разделяющей народы ненависти и вражды. И вольно или невольно, быть может, не ко всем и не сразу, но приходит осознание того, что их роднит не только общая участь, но и нечто иное, гораздо более значительное и определяющее...

Что греха таить, объединительные идеи не столь популярны в нашем обществе. Но они, все-таки, есть, и повесть «Армани» – еще одно приятное тому подтверждение».

Перед изданием «Армани» Ал Бордов дал ее проштудировать Зорию Балаяну, тот оценил повесть следующим образом: «Александр Бордов, как выяснилось, не только состоявшийся издатель, благотворитель, но и талантливый писатель. Он создает книги, уникальные по своей сути и острой необходимости для всего Спюрка. Многотомная энциклопедия «Армянский Мир» является величественным портретом армянского народа. Недавно изданная им книга «Армянский Баку» хорошая оплеуха тем, кто считает Ереван не нашим городом. Масштаб и значимость его деятельности впечатляют.

Личность автора повести «Армани» формировалась в самый разгар карабахского движения, в самое пекло карабахской войны. Будучи юношей, он с замиранием сердца следил за всем, что происходило с его народом, с его Арцахом, в котором жила вся его родня. Я хорошо знаю тех, кто вложил в него эту преданную любовь к родине. Оказавшись в юном возрасте на чужбине, в нескольких тысячах километров от своих корней, он, благодаря достойному воспитанию, превратился в истинного карабахца, в большого патриота Армении. Я могу с уверенностью назвать Сашу своим духовным младшим братом, можно сказать, наследником идей карабахского движения в самом широком смысле. Вижу в нем мыслителя, который задается острыми вопросами и ставит глобальные задачи не только перед армянским народом.

Знаю, что им движет справедливое желание возмездия за все, что сделали турки с его семьей, с его родней, с армянской нацией. Я благодарен Богу, его отцу, матери, дедушкам и бабушкам за все, чем его наградили, за все, что позволяет ему созидать во благо всемирного армянства.

Повесть «Армани», которую я прочитал не один раз и с удовольствием, приятно удивила меня. И дело тут не в красивых и достоверно переданных образах того времени, не только в исторической правде тех или иных событий и персонажей. Все это, конечно, очень важно, об этом сегодня, увы, мало кто так пишет. Имею в виду: со знанием дела и предмета, ведь автор все это пережил, все это преодолел. Меня поразили герои повести. Обычные люди, которые вне зависимости от происхождения и вероисповедания, вне зависимости от тех трагедий, которыми испытала их жестокая судьба, вопреки всему произошедшему остались людьми. Армянин – христианин прежде всего, вот этот посыл автора я ощутил, читая повесть. Армянин милосерден, а это значит, что он сильный духом и именно поэтому всегда победит».

Повесть понравилась и литературоведу, председателю фонда «Фритьоф Нансен» в Армении Феликсу Бахчияну: «После погромов 1990 года армяне покинули Баку. Четверть миллиона были депортированы. Вновь ужасное испытание выпало на долю армянина, которому предстояло противостоять, терпеть, пережить, победить, оставаясь при этом добродетельным.

Свидетелем бакинских злодеяний стал и 12-летний Ал Бордов, родившийся в семье армянских интеллигентов. Позже, в Москве в годы независимости, будучи беженцем, испытав все тяготи этого положения, он смог выжить среди представителей разных наций. С помощью своих родителей получил образование, встал на ноги. Стал писателем.

Суть книги – вечность армянского народа, а ядро – сгущенная филантропия. Все это увеличивает значение романа Ала Бордова до такой степени, что книга становится произведением общечеловеческой ценности, а ее автор сливается с великой космической любовью или печалью. Главный герой книги, в которой все почти автобиографично, пытается самоочищаться через страдания, вдыхая суровую реальность. У него глубокая боль, и каждый раз, вспоминая зверства азербайджанцев, он задумывается о том, что мы – нация с многовековой историей, пережившая геноцид, и мы не имеем права отчаиваться».

Остается лишь добавить, что повесть «Армани» увидела свет в Издательском доме «Спюрк» Санкт-Петербурга в серии «Лучшие книги Спюрка».

Александр Григорян, Ереван

Поставьте оценку статье:
5  4  3  2  1    
Всего проголосовало 90 человек

Оставьте свои комментарии

Комментарии можно оставлять только в статьях последнего номера газеты